Александр Дедищев: Базельский комитет по банковскому регулированию выступает инициатором по усилению стабильности банковской системы

Александр Дедищев

Прошло два года после падения Lehman Brothers. Но идет ли развитие мировой финансовой системы по правильному пути? Некоторые страны предприняли беспрецедентные меры. В США принят закон Додда - Фрэнка. Этот закон существенно ограничивает деятельность банков, инвестиционных компаний и рейтинговых агентств. Закон ограничит проведение банками, участвующими в системе страхования вкладов, торговых операций на собственные средства и в инвестиции в хеджевые фонды и фонды прямых инвестиций. Европейский союз создает финансовые наднациональные надзорные органы. Великобритания создает специальный режим, который позволит без потерь или с минимальными потерями реструктурировать или ликвидировать финансовый институт (resolution regime).

Однако согласование реформ на наднациональном уровне проходит сложно. Работа Комитета по банковскому надзору это подтверждает. Тем не менее, как считают многие экономисты, глобализация мировой финансовой системы может стимулировать развитие национальных экономик. Мировой финансовый рынок предоставит возможность поставщикам и потребителям капитала легко находить друг друга и проводить сделки. Это подтолкнет развитие мировой экономики. Однако, неосмотрительная финансовая политика может привести к совершенно противоположному результату, а именно к дисинтеграции мирового финансового рынка.

Базельский комитет разработал новые требования к капиталу банков. Еще одной его инициативой явилось предложение по повышению стабильности мировой банковской системы за счет списания или конвертации субординированного долга в акционерный капитал. Предложение носит рекомендательный характер. Комитет по банковскому надзору ждет рекомендаций со стороны частного и государственного секторов.

Данный механизм позволит обеспечить жизнеспособность банка за счет Капитала первого и второго уровня, если банк окажется не в состоянии выполнять свои обязательства. Предлагается концепция, согласно которой потери значимых региональных и международных банков будут покрыты участниками рынка, а не государством (налогоплательщиками). Национальным регуляторам, которые поддержат данное предложение, еще предстоит разработать юридическую базу для внедрения данного инструмента и базовые условия договоров, согласно которым обязательства банка могут частично списываться или конвертироваться в акционерный капитал. Задача Базельского комитета состоит в том, чтобы дать возможность каждой юрисдикции внедрить данное предложение без конфликта с национальным законодательством и другими ограничениями.

Базельский комитет по банковскому надзору предлагает инструмент, который обеспечит списание части долгов (Имеется ввиду списание субординированных долговых обязательств) или его конвертацию в акционерный капитал, в случае, если банк не сможет выполнить свои обязательства. Регулятор должен получить право инициировать процесс списания долгов или конвертации в акционерный капитал в случаях, когда финансовый институт окажется не в состоянии обеспечить такую конвертацию на рыночных условиях или при условии отсутствия таких условий в договорных отношениях.

В соответствии с принципом риск-доходность субординированные формы фондирования должны стоить дороже акционерам, которые рассчитывают на получение высокой прибыли, подвергая финансовый институт дополнительным рискам. До настоящего времени кредиторы банков, в отношении которых осуществлялись меры финансового оздоровления, не несли никаких потерь, все потери несло государство.

Данное предложение, по мнению разработчиков, должно повысить стабильность банковской системы и ограничить рискованную политику банков. Регулятор может не иметь всей информации о качестве ссудной задолженности банков, поэтому, официальная оценка доли плохих активов может быть не точной. На сегодняшний день никто не может точно определить размер проблемных активов банковской системы. Некоторые банки могут столкнуться с нехваткой капитала до конца 2010 года. Если не решить проблемы банковского сектора, то решение проблемы всей экономики может затянуться на долгое время.

Базельский комитет считает, что конвертируемый долг должен принимать на себя часть потерь. Потери могут быть возмещены через списание долга и/или через конвертацию в акционерный капитал. Инструмент будет противодействовать чрезмерным рискам акционеров. Ведь держатели конвертируемых облигаций станут контролировать их действия и противодействовать рискованной политике. Для банков, которые не проводят рискованной политики, конвертируемый долг должен стоить дешевле, чем акционерный капитал (требуемая доходность), а для банков проводящих рискованную политику, наоборот. Спрэд на конвертируемый долг будет важным рыночным индикатором состояния кредитной организации. Механизм должен вступит в силу, если регулятор примет решение о необходимости проведения мер по финансовому оздоровлению кредитной организации, без проведения которых она станет нежизнеспособной. Ранее предполагалось, что системно важные банки должны быть спасены государством, а кредиторы системно значащих не несут риски потерь. В результате этот инструмент может стать источником рыночной дисциплины.

С целью обеспечения ликвидности конвертируемого долга на время кризиса FDIC (Государственная корпорация по страхования вкладов США) внедрила практику страхования таких долговых инструментов. Страховая премия зависит от величины рисков взятых на себя кредитной организацией. Страхование конвертируемого долга увеличивает базу кредиторов и придает гибкость инструменту.

Предложение устанавливает минимальные требования к механизму, который должен иметь возможность работать в международном масштабе. Данный механизм перенесет риски потерь на акционеров и держателей долга. Если регулятор примет решение провести финансовое оздоровление банка субординированный (конвертируемый долг) должен быть списан или конвертирован в акционерный капитал.

Все уставные документы финансовых институтов должны содержать условия, при которых конвертируемый долг должен быть списан и/или конвертирован в акционерный капитал. Банк, выпускающий конвертируемые долговые обязательства должен иметь право немедленного выпуска необходимого количества акций.

Механизмом для начала процесса конвертации может быть решение регулятора провести финансовое оздоровление кредитной организации. Выпуск необходимого количества акций должен иметь место до предоставления средств на финансовое оздоровление.

Каждая юрисдикция должна определить условие, при котором дополнительный капитал должен быть выпущен и зарегистрирован, а все компенсации держателям субординированного долга должны быть выплачены в виде вновь выпущенного акционерного капитала. Механизм должен позволять списание долга/части субординируемго долга при наступлении заранее оговоренных условий. Каждая юрисдикция должна разработать механизм и принцип конвертации долговых обязательств в акционерный капитал. В результате внедрения данного инициативы акционеры примут на себя расходы по дополнительным рискам кредитной организации.

Степень конвертации долговых обязательств в акционерный капитал может рассматриваться в зависимости от каждого конкретного случая. На одном конце спектра нулевая конвертация, что означает полное списание, а на другом конце выпуск большого количества акций для конвертации.

В первом случае держатели простых акций заплатят высоким процентом за взятые на финансовый институт риски. Во втором случае инвесторы в субординированные долговые обязательства получат значительное количество обыкновенных акций в виде компенсации за списание долга.

Возможно, наиболее приемлемым решением будет инструмент с возможностью выпуска ограниченного количества акций и выплатой процентов по субординированному долгу. Величина выплачиваемых процентов будет соответствовать рискам финансового института. Акционеры, в этом случае, будут нести расходы за предпринятые риски посредством выплаты высоких процентов и потенциальным размыванием своей собственности.

В Великобритании регуляторы начинают эксперимент, который может изменить систему финансирования банковской системы. Lloyds Banking Group, где государство владеет 43-процентной долей, и Yorkshire Building Society обменяли субординированный долг на конвертируемые облигации прозванные CoCos bonds (contingent convertible bonds). До этого “Rabobank” Нидерландов выпустил 10-летние конвертируемые облигации.

Это наиболее рисковый долг для инвесторов, который будет стоить банкам дороже. CoCo — бумага, схожая с традиционной конвертируемой облигацией. Долговое обязательство автоматически конвертируется в акцию, к примеру, если капитал банка упадет ниже 5%. То есть произойдет автоматическая рекапитализация. Банкиры полагают, что может появиться новый класс активов и прецедент нового вида финансирования банковской системы. Этот вид актива имеет преимущества — во времена кризиса будет доступен инструмент с четким и ясным механизмом, который позволит сгладить проблему ликвидности. Потери, в первую очередь, понесут держатели конвертируемых облигаций. В случае банкротства риски потерь по другим обязательствам, к примеру, по деривативам или сделкам РЕПО будут минимальными. Это позволит избежать системной паники на рынке, сохранит деньги налогоплательщиков и мотивирует кредиторов контролировать финансовое состояние банков. Они остерегутся необдуманно предоставлять средства в надежде, что государство в любом случае спасет банки.

Но у этого решения есть и серьезные недостатки. Если исходить из данных бухгалтерской отчетности, процесс конверсии может быть не запущен при необходимости — то есть в случае снижения капитала первого уровня ниже минимальной величины. Такой механизм не был бы инициирован в отношении Lloyds Banking Group в ноябре 2008 года, в самый пик кризиса. Другим недостатком является возможность запуска руководством банка механизма конвертации, когда акции этого банка падают в цене. Целью неоправданной конвертации может стать необходимость в привлечении дешевого акционерного капитала.

Есть и практический пример. Третий по величине в Казахстане банк — БТА получил в начале нынешнего июня одобрение от кредиторов реструктурировать большую часть долгов в размере $12,2 миллиарда и списать $6,8 миллиарда. Это самая крупная сделка реструктуризации на развивающихся рынках, когда 92% кредиторов казахстанского банка поддержали ее условия. Банк предупреждал кредиторов, что объявит о банкротстве, если они не согласятся на условия сделки. Крупнейшими кредиторами БТА являются ABN Amro, Commerzbank, Standard Chartered, ING. KfW и фонды DE Shaw и Fortis Investment Management. В результате реструктуризации кредиторы получили деньги, акции и вновь выпущенные облигации. Им досталось 18,5% БТА, а казахстанский государственный фонд «Самрук-Казына» получил 81,5% акций банка.

Если Базельскому комитету удастся убедить национальных регуляторов и внедрить свое предложение, то принцип распределения рисков между акционерами и держателями облигаций будет поставлен с ног на голову. Держатели облигаций будут нести большие риски потерь, по сравнению с другими кредиторами (downside risk), а владельцы акций получат большую возможность получить прибыль (upside). Такие изменения не очень обрадуют держателей долговых обязательств и будут противоречить их целям и интересам. Страхование таких облигаций может стоить инвесторам дорого.

Базельский комитет предложил инструмент с характеристиками долговых обязательств и акционерного капитала. Владельцы таких ценных бумаг первыми понесет убытки, в случае если кредитная организация не сможет выполнить своих обязательств и последними получат возмещение. Но инструмент для таких целей уже создан давно – это акционерный капитал.

Конвертируемые облигации по замыслу Базельского комитета должны служить подушкой безопасности в случае наступления неблагоприятных событий. Но акционерный капитал, в первую очередь, должен выполнять функцию «подушки безопасности» для кредиторов банка. Получается, что Базельский комитет предлагает создать «подушку безопасности» для «подушки безопасности, что выглядит довольно странно. Сложные финансовые инструменты и финансовые инновации, как показал последний кризис, могут значительно усложнить ситуацию на финансовых рынках. Предложенный инструмент является одним из немногих, который может устроить регулятора.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Александр Савельев
Генеральный директор, Москва

принцип распределения рисков между акционерами и держателями облигаций будет поставлен с ног на голову. Держатели облигаций будут нести большие риски потерь, по сравнению с другими кредиторами (downside risk), а владельцы акций получат большую возможность получить прибыль (upside).

Иными словами, А.В., данное нормативное новшество, если его таки введут, очень быстро будет испытано на применимость?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.