Ольга Штыркина: Тренинг. Кто за кого платит?

Ольга Штыркина

Бизнес-образование — область, в которой Россия отстает от Европы если не в количестве и разнообразии предлагаемых тренингов, то собственно в отношении менеджеров к различным видам обучения и повышения квалификации. Часто несколько рабочих дней, которые выделяются на тренинг, воспринимаются работником либо как незапланированный отпуск, либо как обязательство, тормозящее текущие дела.

В Европе существует три варианта платы за участие в тренинге: фирма берет на себя все расходы, фирма оплачивает тренинг частично и третий вариант — за все платит сам менеджер. Последний вариант — совершенно обычное явление и, по отзывам профессионалов в области бизнес-образования, часто является самым эффективным из трех в плане усвоения навыков и готовности их применять в дальнейшей работе.

По данным немецкого журнала «Computerwoche», каждый евро, инвестированный в тренинг, в дальнейшем возвращается к сотруднику в 13-кратном размере. Эффективность зависит от того, насколько тренинг полезен, во-первых, для работника, и, во-вторых, для предприятия. Самое лучшее — если цели и ожидания работников и организации полностью совпадают.

Можно предположить, что человек, вложивший в обучение собственные средства, отнесется к нему серьезнее — хотя бы просто ради того, чтобы «отбить» потраченные деньги. Но эффективен ли такой метод в России — могут ли наши менеджеры поверить в то, что тренинг стоит собственных вложений?

Ральф Граф (Германия), управленческий консультант, свободный журналист много раз был в России и разбирается в психологии русских и российской действительности. На вопрос о перспективе вложения в тренинг собственных средств работника он отвечает следующим образом: «С вложением в переобучение и повышение квалификации собственных средств у российских менеджеров могут возникнуть проблемы. В реальности люди в России готовы платить за тренинги в области компьютерных технологий, дизайна и т.п., но «soft-skills» вызывают меньшие интерес и готовность вкладывать собственные деньги. Что думает русский человек о тренинге, связанном с навыками общения: зачем это мне, если я уже сейчас умею общаться с другими и вести переговоры? И это даже несмотря на то, что как раз в России менеджерам часто не хватает именно коммуникационных навыков».

Как мы видим, господин Граф сомневается в том, что многие менеджеры захотят тратить на тренинг свои средства, объясняя это русской психологией. Но неужели дела с самосознанием в среде русского менеджмента действительно так плохи?

Вот что думает по этому поводу Александра Караваева, финансовый директор в крупной московской компании: «Я согласна с тем, что, если человек платит сам за себя, тренинг оказывается для него намного полезнее. Сейчас много компаний переходит именно на такой стиль. Есть топ-менеджеры, которые платят за себя, даже прилетают на тренинги из других городов — и выносят для себя много полезного. А если человека отправляют учиться за счет работодателя и он сам не готов усваивать новое — эффективность снижается в несколько раз. Моя позиция как финансового директора — никого не обучать за счет компании. Если человек готов вложить деньги в самообразование — это принесет пользу и ему, и компании».

Так ли трудно представить, что менеджеры в России готовы инвестировать средства в бизнес-тренинги? Нельзя сказать однозначно. Аня Пабст, директор российского филиала международной компании Beitraining считает, что «самосознание российских менеджеров постепенно приближается к западному: люди осознают, что вложение собственных средств заметно повышает эффективность тренинга; вполне понятно, что сейчас таких еще немного — но если человек готов инвестировать в собственное будущее, это только повышает его ценность на профессиональном рынке».

Важен еще и такой аспект: готовность вложить в тренинг собственные средства, хотя бы и частично, можно рассматривать как партнерство между работодателем и работником. В этом случае выигрывают и те, и другие: предприятие заинтересовано в привлечении клиентов, еще лучше — если они станут постоянными; работник же повышает свою квалификацию и ценность на рынке труда. Возможно, если посмотреть на ситуацию с привычной Западу точки зрения — то есть как на партнерство между фирмой, ее работником и клиентом — выгоды получит каждая из заинтересованных сторон. Готовы ли вы поверить в то, что можно догнать трех зайцев сразу?

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Роман Крячко, Антон Песков
Директор по продажам, Владивосток

Вот до чего хорошо у них в европах, уже все они посчитали, уже хорошо разбираются в тренингах, а мы в рассеи еще не все тренинги прошли. Плохо у нас тута.

Антон Песков Антон Песков Менеджер, Волгоград
<''Важен еще и такой аспект: готовность вложить в тренинг собственные средства, хотя бы и частично, можно рассматривать как партнерство между работодателем и работником.''> Дурные деньги у компаний закончились,настала очередь раскошелиться во имя светлой идеи наемным менеджерам.Я не против,главное, что бы не в директивном порядке..... ПС:''Бог завещал делиться с бедными тренерами''
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бывшая сеть Starbucks в России открылась под брендом Stars Coffee

На логотипе сети вместо русалки — девушка в кокошнике с пятиконечной звездой.

Собрать школьника к учебному году стало дороже в среднем на 11,4%

Основа «продуктовой корзины» школьника на маркетплейсах подорожала за год.

Как профессии влияют на состояние здоровья россиян

Чаще всего влияние профессии на здоровье отмечают HR-ы, юристы и IT-специалисты.

Половина родителей школьников берут отпуск в августе, чтобы собрать ребенка в школу

Затраты на расходы для подготовки к школе в этом году начинаются от 15 тыс. руб.