Сколько будет жить ваша бизнес-модель?

После обвала цены на акции американской компании Groupon пару недель назад экономические издания по всему миру задались вопросом: а насколько хватит бизнес-модели а ля Groupon? Спрашивать о жизненных сроках можно всех: сколько осталось жить социальным сетям? Протянет ли формат газеты еще 10 лет и нужно ли миру столько заводов по производству тротуарной плитки и т.д. А почему, собственно, нет?

Мы решили поразмышлять над феноменом бизнес-моделей, которые уже ушли в прошлое или сейчас как раз наблюдается их отмирание. Решили посмотреть, как наши предпочтения, технологии и социальные обстоятельства повиляли на бизнес-идеи и стратегии в последние 20 лет. Будем ли мы пользоваться услугами и товарами тех, кого сегодня называют «самый модный»?

Историческая паутина

Бизнес модель формируется, если вы отвечаете на так называемые вопросы Хэмбрика-Фредриксона. А именно:

  1. В каком сегменте мы будем работать?
  2. Как мы попадем в этот сегмент?
  3. Как мы добьемся успеха?
  4. Как мы будем получать прибыль?
  5. В какой последовательности и с какой скоростью мы будем действовать?

Задавать их себе надо сегодня раза два в год.

Хотя и раньше - лет 10-20 назад - ритм общества заставлял думать все быстрее и быстрее. Тогда менялись политические системы, сдвигались границы, Интернет, как паутина, опутывал все больше городов, стран, становясь основой для реализации сотен бизнес-идей. Компании-разработчики платформ, дизайн сайта, поисковики, первые партнерские программы с баннерами, первые интернет-магазины, интернет-кафе как вариант для малого бизнеса – все это появилось уже к концу 1990-х годов.

Интернет стал порождать также и целые культурные течения, например, интерактивную литературу. Если первыми блогерами в России были программисты – создатели персональных страничек, то потом, справившись с трудностями кодов, их сменили писатели. В сети стали публиковать новые произведения, а кто-то начал сканировать уже всеми признанную литературу. Самыми известными именами Рунета в 1990-х, наверное, являлись Максим Машков, создавший нашу первую интернет-библиотеку, и Вадим Руднев, написавший «Словарь культуры: XX век» как бесконечность гиперссылок. Именно такие проекты в разных странах мира (но в одном пространстве Интернета) однажды подтолкнули кого-то на создание мобильных электронных книг или ридеров, куда можно закачивать цифровые версии текстов.

Так родилась еще одна полноценная бизнес-модель, которой еще предстоит завоевывать рынки. Сегодня по-настоящему рынок электронных книг развит только в США. Там их продажи в 2010 году составили примерно 8% от бумажных. В Европе и других частях света доля рынка электронных книг не превышает 2–3%. По словам Алексея Ильина, генерального директора издательства «Альпина Паблишерз», рынка электронных книг в России практически нет. При том, что книжный рынок оценивается в $2,5 млрд, а рынок электронных книг – в $2 млн. Основные проблемы этого бизнеса – пиратство, отсутствие у россиян достаточного количества гаджетов для чтения, сложности с лицензированием прав на переводные книги, а также отсутствие стандартных форматов, которые бы обеспечили защиту контента и прозрачность объемов продаж. Но есть большие, долгосрочные перспективы.

Труднозагружаемые персональные страницы в 2000-х стали прототипом социальных сетей, которые сегодня можно  уже разделять на блоговые, ленточные (общие и тематические) и профессиональные. Как бы их не ругали, но все эти фейсбуки еще долго останутся площадкой для сотен бизнес-моделей и будут совершать бизнес-революции.

Интернет породил также новый стандарт СМИ. Трудно установить, какое из российских информационных агентств и какая из газет первыми вышли во всемирную сеть. Понятно другое – все те, кто до сих пор не вышел, долго не продержатся. За последние 10 лет сеть сделала медиабизнес более прибыльным. При всем потенциале цифрового формата и интерактивности средства массовой информации теперь вовлечены в более жесткую конкуренцию. Им тоже надо быть клиентоориентированными, а значит интерактивными, мультимедийными (не просто тексты и фотографии, а тексты, фотографии, видео и звук), мобильными, интегрироваться с соцсетями. 

Тенденции на медиарынке меняются очень часто. Сегодня самым перспективным форматом СМИ в Интернете признают информационное социальное сообщество, где актуальный контент имеют возможность создавать и сами читатели.

А что до монетизации? Уже около пяти лет продолжаются попытки интернет-версий газет брать деньги за прочтение материалов. Где-то это получается, где-то -  нет. Одним из первых российских изданий с платным доступом к текстам стала газета «Ведомости». Насколько ее решение окажется успешным – говорить пока рано. Часто обычные люди не готовы выкладывать немаленькую сумму за возможность читать всю газету. Обычному человеку не нужна вся газета. Но практика продажи статей по отдельности (по аналогии с продажей песен, а не альбомов музыкальных исполнителей) как следует, еще не взята на вооружение.

Проигравшие

Появление цифрового формата для музыки и видео стало причиной смерти огромной индустрии, десятков бизнес-моделей. Еще пять лет назад мы охотились за DVD с новым фильмом и ждали выхода очередного альбома любимого исполнителя. Ради одной песни покупали диск. А звукозаписывающие компании именно на этом делали большие деньги. Параллельно развивались прокат и сеть розничной торговли музыкальной и видеопродукции, приносившие владельцам хорошую прибыль. Англичанин Ричард Брэнсон, основатель Virgin, свои первые миллионы заработал как раз на продаже музыки.

Но вот однажды все изменилось. На многочисленных к сегодняшнему дню музыкальных сайтах стали продавать песни по отдельности. Вам не нужно больше тратить, например, 300-600 руб. на диск, вместо этого вы просто отдаете 30 руб. за скаченную песню. Появились бесплатные приложения – так называемые музыкальные автоматы в сети, позволяющие скачать песню сразу в плеер. Название этой компании многим набило оскомину, но именно Apple с его iTunes и App Store оказались первыми, кто грамотно реализовал идею универсального интернет-приложения.

Что касается видео, то пиратские торронты все же вдохновили предпринимателей на создание интернет-кинотеатров, где вы совершенно бесплатно смотрите любимый фильм, ну и немножко рекламы, за счет которой ресурс живет. В России идея интернет-кинотеатра воплотилась на портале IVI.

Самым неудачным проектом на рынке аудиовидеопродукции последнего 10-летия можно считать распространение видео формата Blu-ray. Эту технологию записи информации на диск пытались представить как новую ступеньку после DVD. На Blu-ray стали записывать фильмы, началось производство Blu-ray-проигрывателей, но интерес к технологии со стороны обычного потребителя быстро угас. Трудно сказать, что этому способствовало – высокая цена (около одной тысячи руб. за диск) или интернет-приложения.

Претенденты

Каждый ли предприниматель, собираясь открыть бизнес в определенной области, задумывается, долго ли будет жить выбранная им бизнес-модель? Ричард Брэнсон в 1970-х, занимаясь перепродажей дисков, наверное, даже не догадывался, что через 30 лет таким способом деньги сделать уже будет нельзя.

Сегодня около 80% стартапов в мире привязаны к Интернету и к новым устройствам. Почти каждый день создается какое-то приложение или игра для смарфонов, планшетов и новый интернет-посредник, предоставляющий услуги по подбору отелей, ресторанов, авиаперевозчиков и т.д.

Лидером среди таких интернет-посредников стал американский Groupon. Его бизнес-модель основана на простой идее: покупатель всегда ищет выгоду в цене, покупателя-клиента всегда ищет только что открывшаяся компания. Почему бы такой компании не потратить часть рекламного бюджета на скидки, которые получит клиент, купив у посредника купон? Купономания, захватившая Америку, подтвердила успешность такой бизнес-модели. Компании-купонщики стали расти как грибы по всему миру.

Осенью 2011 года Groupon провел IPO. Компания была оценена в $12,7 млрд. и привлекла примерно $700 млн. Феноменальный успех, которому можно позавидовать. Но через какое-то время акции скидочного гиганта стали падать в цене, теряя 15 % от стоимости. Газета The Washington Post предположила, что дела компании уже давно идут не очень хорошо, но перед IPO Groupon сумел скрыть финансовые проблемы. А причины проблем – это конкуренция с компаниями-повторюшками и ориентация на малый бизнес.

Дело в том, что финансовый кризис в первую очередь ударил по малым компаниям в Америке и Европе. Многие из них сегодня не готовы в поиске новых клиентов прибегать к системе скидочных купонов. Тем более что компании а ля Groupon распространяют купоны «лавиной», то есть наплыв посетителей в маленький йога-клуб будет большим, но вот кто в итоге придет второй раз и купит абонемент – неизвестно.

Но в России у таких компаний есть будущее. Пока к купонам прибегают только в Москве и Санкт-Петербурге. Вся остальная Россия остается потенциальным рынком. Несмотря на это, уже сейчас возникает вопрос: сколько будет жить бизнес-модель а ля Groupon?

Бесконечные приложения по геолокации, обработке фотографий, с уроками по фитнесу и т.д имеют хорошие шансы и популярны, пока у нас все хорошо с Интернетом и в руках с каждым днем побеждающая простой сотовый телефон новая модель смарфона. Но можно ли уже сегодня спрогнозировать, сколько в среднем живет такой бизнес? Что может повлиять на клиента так, что он откажется от того, что сегодня стоит в авангарде?

Известный инвестор Павел Черкашин  считает, что если в бизнесе есть миллиардные обороты, ему сложно умереть: «Groupon – это мощная сейлз-структура, способная конвертировать огромную базу пассивных подписчиков в быстрые продажи. Модель существовала и до Интернета – в бизнесе почтовых каталогов, но за счет новых технологий (низкой стоимости привлечения клиентов через социальные сети) получила новую жизнь. Это пример того, как эволюционно развиваются бизнес-модели. Они не умирают, они просто перерождаются. У каждого существующего интернет-бизнеса наверняка найдется дедушка из XIX века, который делал то же самое, только на другом уровне. Социальные сети – это тоже, что закрытые частные клубы, электронная коммерция – это торговля по каталогам».

Но предприниматель должен задавать себе сегодня и другие вопросы: а какой сегмент рынка может вскоре «выстрелить»? Где еще можно сложить хорошую бизнес-модель, если исключить те, о которых речь шла в этом материале?

Фото в анонсе: Unsplash

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Николай Романов
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Замечу лишь, что непродолжительное время назад данный вопрос и его последствия разбирались уже здесь в комментариях к интервью Е.Масоловой, где пресловутый “Groupon” упоминался достаточно регулярно. Вот, пример того, как это в итоге бывает.

Николай Ю.Романов
----

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.