«Газпром» может не дожить до 2020 года?

Информационная группа Finam.ru (входит в состав инвестиционного холдинга «ФИНАМ») провела онлайн-конференцию «Газпром» и газовая отрасль: монополист теряет рынок?». Ее участники скептически относятся к бурной деятельности монополии, связанной со строительством новых газотранспортных артерий. Развитие этих проектов спорно с экономической точки зрения и способно привести к развалу компании.

«Газпром» в последние годы активно развивает газотранспортные магистрали, мотивируя свои действия прогнозами увеличения потребления газа европейскими странами и ростом доли импортного газа в структуре потребления. Однако, как считают участники конференции, многие из реализуемых российским газовым концерном проектов изначально неэффективны и вряд ли станут окупаемыми. Так, заместитель руководителя аналитического отдела «Алор-Инвест» Дмитрий Лютягин не исключает, что у «Газпрома» могут возникнуть сложности с реализацией газа в Европе: «Есть вопросы по возможности удовлетворения растущих потребностей европейцев газпромовской добычей по адекватным конкурентным ценам (с последними явные сложности в гибкости ценообразования)».

В окупаемости газпромовских проектов сомневается и директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин, видящий в строительстве новых газопроводов значительную политическую составляющую: «Эти капвложения не могут окупиться, так как обходные экспортные газопроводы строятся не для увеличения объема поставок и получения дополнительной прибыли, а для «наказания» соседних стран и обоснования строительства газопроводов на территории России». Михаил Корчемкин напоминает, что доля «Газпрома» на европейском рынке составляет 23%, и после ввода в строй «Северного потока» она не изменится – заполнение нового газопровода будет происходить, в основном, за счет сокращения украинского транзита. «Скорее, доля уменьшится, поскольку цена на российский газ будет выше цен, предлагаемых конкурентами «Газпрома», - прогнозирует эксперт.

Дальнейшие перспективы «Газпрома» участники конференции считают достаточно мрачными, если концерн продолжит развиваться в текущем ключе. Концерн продолжит инвестировать в газотранспортную систему, которая может оказаться невостребованной, уверен аналитик ИФД «КапиталЪ» Виталий Крюков: «В ближайшие годы «Газпром» будет активно наращивать новые добывающие и транспортные мощности, выходя в новые сложные регионы. Традиционная дешевая ресурсная база будет постепенно иссякать. По масштабам инвестиций ближайший период будет самым интенсивным у «Газпрома». Похожее мы уже видели до кризиса, когда «Газпром» ожидал резкого роста спроса на газ, поэтому инвестировал в создание новых мощностей, а потом ему приходилось глушить скважины, газопроводы оставались незагруженными в связи с падением спроса. Сегодня «Газпром» также полагает, что рынку будут требоваться его новые мощности в долгосрочном периоде».

У «Газпрома» есть шансы не дожить до конца десятилетия, добавляет Михаил Корчемкин: «Компания может развалиться под грузом своей программы строительства ненужных газопроводов. Руководство «Газпрома» делает ставку на «равнодоходные» цены для российских потребителей, но эти цены могут оказаться «неподъемными». Сейчас правительство во всем помогает «Газпрому», но едва ли оно пойдет на разрушение экономики страны ради спасения монополии».

Также газовому монополисту следует изменить корпоративное управление и усилить контроль акционеров над действиями менеджмента. Без этого, как утверждает Дмитрий Лютягин, «Газпром» будет топтаться на месте и погружаться в постоянный процесс противостояния со своими потребителями: «Без должной и прозрачной связки собственника, менеджмента и сотрудников компании ни цены на газ, ни объемы поставок не помогут компании долгосрочно развиваться».

Executive.ru публикует мнения экспертов о перспективах развития компании.

Яков Миркин, доктор экономических наук, председатель совета директоров компании «Еврофинансы», научный руководитель Международной школы бизнеса Финансового университета: «По данным S&Poor's, «Газпром» формирует до 15% доходов федерального бюджета. «Газпром» – 15% мирового производства газа. Россия – второй по значению в мире производитель газа, у нее вторые по размеру запасы, ключевой поставщик для Европы. Поэтому судьба «Газпрома» – это и будущее каждого из комментаторов. Основные риски те же, что и для государства: ценовые шоки на энергетические ресурсы (одна из самых волатильных переменных в мировой экономике), падение внешнего спроса (новая рецессия, основанная на системном риске, пришедшем из финансового сектора, в 2009 году падение производства газа в «Газпроме» составляло 16%), ужесточение доступа к иностранным рынкам капиталов, перебор с капиталоемкими проектами («деньги, зарытые в яму»). Неэффективная, крайне централизованная система управления, зеркальное отражение государства. Политические риски, связанные с возможной смены команды и нестабильностью, вызванной этим (пример – «Банк Москвы»). При этом в только что сделанном исследовании Массачусетского технологического института, посвященном будущему газа (The Future of Natural Gaz,MIT, 2011) сделан вывод о том, что «при почти всех обстоятельствах роль натурального газа в мире, видимо, будет продолжать расширяться» (p.2). В итоге можно рисовать любые сценарии, от самого катастрофического (ибо рискованно само российское государство, крайне волатильны мировая экономика и финансы) до самого оптимистического. Но – «слишком велик, чтобы падать», слишком ценен для Европы, особенно в условиях долгосрочной нестабильности в Северной Африке (Алжир, Ливия, Египет), являющейся вторым ключевым поставщиком для Европы».

Евгений Плаксенков, генеральный директор компании «Российская экосистема инноваций и инвестиций»: «Я не поддерживаю мрачные оценки. Считаю, что «Газпром» будет развиваться и, при том, не как монополист, а, скорее, как глобальная компания. Реальные возможности «Газпрома» выше сегодняшних оценок. К тому же, в компании раскрыты далеко не все резервы повышения операционной эффективности и инвестиционной привлекательности инновационных проектов. Какие проблемы угрожают компании? Они – очевидные для сегодняшней стадии развития компании:
1. Недостаточные знания и опыт работы в современном глобальном бизнесе.
2. Низкая эффективность бизнес-процессов и растущая стоимость всех ресурсов, которые использует компания.
3. Неконкурентоспособная клиентоориентированность.
Но есть и хорошая новость. Все проблемы – человекозависимые, а значит и решаемые людьми. Решаемые сегодня на 10 лет вперед».

A.Rahr.jpgАлександр Рар, директор исследовательских программ Центра им. Бертольда Бейтца Германского общества внешней политики (DGAP): «Газпром» в недавнем прошлом совершил несколько ошибок. Газовые войны с Украиной, понятное дело, нанесли ущерб монополистам. Компания не обратила внимания на революцию сланцевого газа в США и не предположила ту скорость, с которой ЕС перешел на танкерную транспортировку импорта. Также «Газпром» недооценил политическую волю южных соседей, стремящихся вырваться из объятий Москвы. Концерн долго настаивал на продолжении долгосрочных контрактов по поставкам и взаимозависимости цены на газ и цены на нефть. Он также не поверил в спотовый рынок газа в Европе. И я уверен, что он, ко всему прочему, все еще недооценивает европейские возможности диверсификации в энергетике.

«Газпрому» просто необходимо адаптироваться к новым обстоятельствам, изменить свою управленческую структуру и стать более открытым для стратегического партнерства с европейскими концернами. Но разговоры о банкротстве газового монополиста – абсолютная чепуха. Как раз сейчас наступает эра природного газа. Отказ от атомной энергии в Германии ставит газ на центральное место в энергетических технологиях будущего. А Россия имеет крупнейшие газовые резервы в мире и знает, как этим распорядиться в стратегических целях. «Газпром» сегодня – это часть российской внешней политики. Я думаю, что он, скорее всего, даже станет сильнее, так как уже представляет собой некое государство в государстве. А что касается Евросоюза, то здесь роль российского монополиста изменится. ЕС научился преодолевать одностороннюю зависимость и сможет поставить «Газпром» в более взаимоподчиненные и взаимовыгодные условия».

Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент»: «На мой взгляд, не стоит преувеличивать масштабов «кризиса», который сейчас пророчат «Газпрому» некоторые аналитики. Речь может, скорее, идти о некотором снижении темпов роста и рентабельности, которое может стать следствием роста издержек и определенного прессинга на европейском рынке, пытающемся всеми способами, включая политические, защититься от все более упорного проникновения «Газпрома». Причинами роста издержек станут укрепление рубля, в котором компания несет основную часть расходов, по отношению к евро и доллару, в которых она получает экспортную выдержку, а также необходимость разработки новых месторождений, находящихся в не самых удобных географически и климатически зонах. Однако все эти процессы будут иметь достаточно долгосрочный характер и плавный ход. В то же время на руку «Газпрому» играет рост мирового спроса на газ, в особенности в Европе, где под давлением экологов сейчас взят курс на отказ от ядерной энергетики и в то же время теми же экологами заблокированы проекты по разработке сланцевого газа. К сильным сторонам можно отнести и снижение зависимости от стран-транзитеров, достигнутое благодаря трубопроводным проектам, и диверсификация экспорта по направлениям, снижающее зависимость компании от европейского рынка. Даже упомянутое выше укрепление рубля будет отчасти играть на руку компании, поскольку снизит ее расходы на покупку части оборудования за рубежом, вхождение в европейские трубопроводные и сбытовые компании, повысит доходы от продаж на внутреннем рынке (в долларовом выражении).

Вообще же, если гипотетически представить глубокий кризис «Газпрома», который привел бы к банкротству компании, то его последствия были бы катастрофическими для страны. Кроме огромной дыры в бюджете, которая образовалась бы в таком случае в виде сокращения поступлений от экспорта, мы бы увидели умирание многих российских сибирских городов, существование которых собственно и обусловлено добычей газа. Также потери понесут многие предприятия трубопроводной промышленности и тяжелого машиностроения, для которых «Газпром» является основным заказчиком, окажется под угрозой срыва газоснабжение многих населенных пунктов и многие социальные проекты, в которых задействована компания.

Маловероятно, что такой сценарий реалистичен. Даже в период глубокой просадки котировок компании в 2008 году, когда ее акции в течение семи месяцев подешевели в 4,5 раза, финансовая устойчивость «Газпрома» не пострадала и компания даже не пошла на существенное сокращение расходов. Пока основным акционером компании является государство, а газ остается для огромной территории Евразии практически самым дешевым и доступным видом топлива, сложно представить такую ситуацию, при которой компания могла бы рухнуть.

Устойчивость «Газпрома», на мой взгляд, может быть подорвана только политически. В частности, серьезные риски может нести выход государства из капитала компании или сценарий распада России с гражданской войной».

Владимир Шевченко, генеральный директор портала FinNews.ru: ««Газпром» будет жить до тех пор, пока на территории России будет газ. «Газпром» – это слишком важная кормушка для бюджета и для властной группировки (в каждый момент времени это разные люди). Такую курицу, несущие золотые яйца, никто резать не будет. Перечисленные недостатки (низкое качество корпоративного управления, низкая окупаемость проектов, непрозрачность отношений менеджмента с акционерами) – это следствие того, что Газпром является еще и кошельком отдельных людей во власти».

Borisov.jpgДенис Борисов, старший аналитик «Банка Москвы»: «Маловероятно, что в ближайшие годы в организационной структуре «Газпрома» произойдут существенные трансформации и будут выведены отдельные сегменты компании, как то: добыча, газопереработка, транспортировка. Хотя разговоры об этом ведутся с конца 1990-х годов, тем не менее, конкретных шагов и механизмов, а главное, понимания, для чего это нужно делать, пока нет. Реальной угрозы я не вижу. Есть ряд факторов, которые служат контраргументами сторонникам разделения «Газпрома» по видам бизнеса. Россия является северной страной, поэтому в первую очередь необходимо обеспечение ее энергобезопасности. А такие масштабные изменения усугубят ситуацию.

Также очевидно, что доля независимых компаний на газовом рынке России будет расти (я имею в виду таких крупных игроков, как «Новатэк», «Лукойл», «ТНК-BP», «Роснефть»), связано это с огромным количеством новых проектов, которые эти компании могут предложить. Но «Газпром» будет активно фокусироваться на экспортном направлении и сохранении своих позиций в Европе, к 2020 году компании удастся эффективно конкурировать на этом рынке. Поэтому весь маржинальный прирост потребления газа внутри России будет, на мой взгляд, отдан на откуп независимым потребителям, что, собственно, сейчас и происходит: «Новатэк» по уровню прироста вне конкуренции.

Рыночная доля «Газпрома» на европейском рынке сегодня составляет 23%, и даже при самом пессимистичном сценарии она не снизится до 20%. Более вероятно, что доля будет увеличиваться – пусть и незначительно – за счет роста маржинальной потребности в газе вследствие падения собственной европейской добычи.

Главный фактор риска, который может кардинально изменить расстановку сил в Европе, – это возможный приход американского дешевого сжиженного природного газа (СПГ). Но пока явных проектов, нацеленных на Европу, нет. Что касается строительства газотранспортных магистралей, на северном потоке уже заключаются договоры. А вот южный поток пока не создает добавленной стоимости, потому что заключенных контрактов нет, равно как и нет контракта с Китаем, если будет реализовываться проект «Алтай». Да, можно говорить о том, что инвесторов не устраивает строительство таких обходных маршрутов, которые не создают добавленной стоимости и выглядят неэффективными, но вряд ли эти проекты кардинально подорвут силу «Газпрома».

Фото: gazprom.ru

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

При изучении аналитических материалов относительного данного предприятия постоянно приходится сталкиваться с ключевой фундаментальной ошибкой, которую допускают все без исключения комментаторы и аналитики, - будь то специалисты экономисты и финансисты или обычные журналисты, публикующие в СМИ некие свои или чужие размышления относительно него, его состояния и его перспектив.

По сути, как только вы читаете в каком-то материале слово «Газпром» применительно к известной структуре, то этот материал сразу же можно откладывать в сторону, не читая. Поскольку в реальности нет ни такого предприятия «Газпром», ни чего-то ему даже отдаленно подобного. «Газпром» - это около полутора сотен предприятий и организаций самых разных размеров, сфер деятельности и функциональной составляющей в рамках этой деятельности. Имеющие как горизонтальные связи между собой, так и вертикальную соподчиненность применительно к тем областям «газпромовской» деятельности, которой они занимаются в структуре данного конгломерата.

Т.е. по своей сути, собственно «Газпром», который имеется ввиду в СМИ сегодня, - это не более чем ГЛАВК советского периода. Структура, выполняющая функции такого ГЛАВКа. И вот здесь кроется основная ошибка, с которой и сталкиваются лица, пытающиеся оценивать будущее «Газпрома». Дело в том, что ГЛАВК и его будущее не могут быть полноценно оценены.

Сегодня в стране крайне мало людей, которые в состоянии оцениваться перспективы развития и эволюции корпоративного образования конгомеративного характера. А что такое конгломераты, помнят лишь единицы, хотя в России сегодня - заповедник конгломератов. В силу того, что в современном мире это уже весьма архаичная форма корпоративной организации, а в случае ''Газпрома'' так еще даже и упрощенная конгомеративная архаика времен конца 60-х с сохраненными элементами советской специфики. Да и хорошо, если такие специалисты вообще еще сохранились. Поскольку данная организационная и имущественная форма организации и владения корпоративным бизнесом помимо устарелости имеет собственную выраженную специфику оценки, заключающуюся в ее … неоцениваемости.

Фактически, формальную оценку можно дать только … ГЛАВКу, но не всему тому, что стоит под ним. В том числе и в части возможностей по перераспределению ресурсов, финансовых средств, использования неких приоритетов в развитии в составе конгомерата, позволяющих такой структуре переносить акценты на разные сферы своей деятельности, являющиеся на текущий момент наиболее прибыльными, в целях мобилизации за их счет денежных средств и обеспечения реализации неких дорогостоящих проектов и т.д. в других областях.

Поэтому любые попытки дать какую-то оценку перспективам развития «Газпрома» со стороны российских аналитиков или некоторой их общности практически однозхначно всегда дают один и тот же результат, - тот, что наглядно можно увидеть на примере этой статьи. У людей нет однозначного мнения, а разбросок оценок может быть самым широким. Причем, они готовы спорить друг с другом до бесконечности, приводя бесспорные аргументы в пользу своей правоты. Именно потому, что конгомеративные образования вообще крайне трудно просчитываются и прогнозируются из общего числа любых образований корпоративного характера, но еще и потому, что российские аналитики используют для своих оценок методики, которые хороши лишь для неконгломеративных образований. В лучшем случае – для холдингов. А во всех остальных случаях они рассматривают конгломерат в лице того же «Газпрома» как некое единое в своей структуре предприятие, а не как множество разных предприятий и структур, которые не только «считаются» по отдельности с учетом их рыночных перспектив, но и являются для стороннего лица совершенно непредсказуемыми в плане использования совокупного объема находящегося в распоряжении ГЛАВКа конгломерата средств, не говоря уже о возможности и перспективах продажи того или иного предприятия, области бизнеса или целых его сегментов.

Так что «Газпром» в его нынешнем виде фактически не является прогнозируемым образованием при том объеме информации, которая реально раскрывается публично. Можно лишь проследить судьбу этого образования на основании общих правил эволюции конгомеративных образований, которые являются общими для всех стурктур подобного типа.

Другое дело, что сегодня можно с уверенностью сказать, что ««Газпром» - это Россия. Не будет «Газпрома» в его нынешнем виде, - закончится и Россия.» Т.е. это конгломеративное образование по сути является сегодня единственным глобально объединяющим страну и ее регионы фактором. По аналогии с другими транспортными компаниями, некогда бывшими целыми, но которые сегодня все больше и больше подталкиваются к разъединению, как то уже произошло с РАО ЕЭС. И как то происходит с РЖД, с «Транснефтью» и рядом других компаний. Это своеобразные железные обручи, пока еще организационно-экономическим образом скрепляющие остатки страны в некое единое целое. Вернее, в его подобие применительно к тому полуразрушенному и ничем реально больше не скрепленному полусгнившему «нечто» (кроме рубля, как национальной валюты), что являет собой сегодня страна. Стоит им исчезнут или, вернее, превратиться во множество разобщенных децентрализованных в плане управления сегментов, как то произошло с РАО ЕЭС, как страны больше не будет. Она рассыплется.

Поэтому остается лишь надеяться, что лица, прогнозирующие сравнительно скорый конец «Газпрома», отдают себе отчет в том, за что они ратуют и чем это кончится для страны, в которой они живут. Поскольку именно эта структура является на сегодняшний день основным единственным «обручем», удерживающим Россию в целом виде благодаря своим финансовым ресурсам и возможностям по их зарабатыванию. Без него все остальные «обручи» рассыплются один за другим, не имея достаточного объема средств для финансирования своего существования.

Николай Ю.Романов
-----

Аналитик, Казань

Газпром - одна из системно с головы до пят коррупционных контор, с учетом этого, а так же целенаправленного поиска дорогих проектов с точки зрения распила, а не экономии, вполне может прогореть. См. к примеру: http://confuz.ru/companies/p2_articleid/981 - видно, что маршрут газопровода от Бованенково до Ямбурга в разы меньше маршрута от Бованенково до Починки (в этой точке они пересекаются и при желании можно проложить трубу в обход Украины, но пользуясь уже существующей частью трубопровода, а не строя её с ноля!), однако выбрали более длинный, зачем? Больше расходы - больше распил.

Менеджер группы продуктов, Томск

Так и не ясно из статьи, продавать акции ГАЗПРОМА, или не продавать... :D

Директор по маркетингу, Москва
Андрей Кузин пишет: Так и не ясно из статьи, продавать акции ГАЗПРОМА, или не продавать...
Пока аналитики спорят, полпроцента акций ''Газпрома'' исправно работают как универсальный рецепт счастья в нашей стране :)
Аналитик, Самара

Интересно насколько глубоко Газпром участвовал в экологических перипетиях в Германии?

:?:

Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>... однако выбрали более длинный, зачем? ''Рассчитали на бумаге, да забыли про овраги, - а по ним ходить''. Также и здесь. Не везде по тем или иным причинам может проходить труба. Как с точки зрения особенностей и рельефа местности при ее прокладке, так и с точки зрения расположения населенных пунктов, инфраструктуры, подъездных маршрутов и т.д. Т.е. вариант с ''короче'' не всегда бываеть дешевле. Пример чему, - постройка ж/д Москва - Санкт-Петербург царского периода. По линейке, с небольшим отклонением из-за пальца государя (по существующей легенде на этот счет), но с какими затратами - относительно предложенного до царского решения инженерами проекта, который несмотря на всю свою дополнительную длину был более чем на четверть дешевле ? Николай Ю.Романов -----
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.