Продавайте, а не внедряйте

 

Комфорт технологических инноваций

К чему нас зовут

Власть из всех сил тянет страну в пространство технологических инноваций. Страна из всех сил упирается. Бизнес противится призывам тратиться на НИР и ОКР. Во-первых, бизнесу больше нравится Питер Друкер: «Инновации — это не вложения в будущее, а использование сегодняшних возможностей». Во-вторых, ежу понятно, что вложения в науку — это долгосрочные и высокорисковые инвестиции. В-третьих, даже если последовать советам высокопоставленных чиновников и заглянуть в рекомендуемый ими документ под названием «Руководство Осло», то можно увидеть, что на науке свет клином не сошелся:

«Инновация есть введение в употребление какого-либо нового или значительно улучшенного продукта (товара или услуги) или процесса, нового метода маркетинга или нового организационного метода в деловой практике, организации рабочих мест или внешних связях».

Как видно, практически большинство перечисленных функций, относящихся к инновациям, можно назвать организационно-управленческими процессами или бизнес-инновациями.

Бизнес-инновации: создание или усовершенствование бизнес-моделей, ориентированных на применение новых технологий (продуктов, услуг, процессов), востребованных потребителем или компанией. Одно неизбежно предполагает другое, одно неизбежно сопровождает в другое, одно немыслимо без другого. Причем фактор наукоемкости здесь является далеко не обязательным. Новая технология продаж или новый формат услуги гораздо чаще определяет успешность и конкурентоспособность бизнеса, чем прорывность научной идеи, заложенной в новый продукт.

Вопрос: Что первично? Что главнее? Бизнес-модель или технология?

Ответ: Самое главное — финансовая успешность механизма определения потребительских ценностей и векторов их изменений, а в лучшем случае — технологии управления этими изменениями.

Инновационная бизнес-модель предполагает широкий спектр организационно-управленческих функций и бизнес-процессов, генерирующих потребительские ценности, реализация которых на рынке обеспечивает устойчивое повышение валовой выручки и чистой прибыли.

В основе бизнес-инноваций лежит предпринимательский подход, наложенный на регулярный менеджмент и инновационное мышление, трансформирующее идеи в деньги.

Естественно, что и предпринимательский подход, и инновационное мышление чаще встречаются в относительно небольших командах, поскольку способность к гибкости, оперативной перенастройке и креативу существенно ухудшается по мере расширения и усложнения структуры управления. А люди типа Джека Уэлша и Ли Якокки, способные к восприятию, трансляции и генерации эффективных технологий управления знаниями в масштабах больших корпораций, приходят к руководству нечасто. Не потому, что их мало, а потому, что бюрократический аппарат как государства, так и холдинговых компаний в силу природного консерватизма не способствует этому.

А в России, например, открыто сопротивляется.

Кому это надо?

Власть, конечно, понимает, что организационно-управленческие инновации и инновационное предпринимательство означают в итоге свободный бизнес и свободную экономику. Только свободная экономика может быть инновационной. А это уже великолепный фундамент для свободы политической, для демократических преобразований. Понимая взаимосвязь этих процессов, власть категорически не хочет обращать внимание на огромное значение для инновационного развития страны того огромного инновационного пласта, который заложен в новых бизнес-моделях, новых маркетинговых стратегиях, в новых технологиях бизнес-процессов, в финансовых, правовых, организационных и прочих механизмах, обеспечивающих живучесть, конкурентность и развитие бизнес-среды в постоянно изменяющихся условиях. Даже вынужденно прибегая к использованию термина «коммерциализация технологий», власть пытается зажать процессы «коммерциализации» в узкое пространство проектно-технологического подхода, где предпринимательством и не пахнет. Свободы предпринимательства в стране быть не должно. Коррумпированный чиновничий аппарат интуитивно просчитывает свои риски.

На руку российской власти играет состояние бизнес-среды. Неконкурентность экономического пространства, недоиндустриализованность промышленности, неразвитость цивилизованных рыночных отношений, ментальная незрелость основных лидеров бизнеса, отсутствие высоконравственных ценностных ориентиров в российском подобии гражданского общества во многом характеризуют состояние экономических, производственных и социальных отношений в стране. Такой страной легко управлять. Такую страну трудно вывести в постиндустриальное состояние и в мировые лидеры.

Неизбежные последствия

Но как бы ни ограничивалось развитие предпринимательства, как бы ни хотела власть поставить развитие бизнеса под свой контроль, есть закономерности, которые имеют объективный характер.

Во-первых, бизнес должен быть эффективным. Любые его формы, обусловливающие нарастание неэффективности, кончаются крахом. Огромное количество бывших советских предприятий, не приспособившись к рынку, стали банкротами. Госкорпорации, имеющие самое отдаленное представление об эффективном управлении в рыночном пространстве, рано или поздно в своем большинстве потерпят крах, и мировой опыт это подтверждает. Уродливые формы коррумпированных механизмов участия чиновников в управлении (контроле) теми или иными видами бизнеса, как правило, приводят к краху этих бизнесов.

Во-вторых, глобализация, ставшая существенным фактором развития мирового сообщества, уже постепенно становится неотъемлемым элементом российского экономического пространства. Глобализационные процессы можно использовать в интересах развития (Китай), можно сторониться их (Россия), но игнорировать их нельзя. А раз так, то естественные процессы развития бизнеса волей-неволей будут вовлекать российские предприятия в потоки современных технологий и эффективных бизнес-моделей. Тем более что за примерами далеко ходить не надо. Большая часть постсоветского пространства, становясь участником европейского экономического сообщества, уже опережает Россию по эффективности и производительности труда. Даже попытки России завязать Европу на поставки российских энергоносителей делает Россию полностью зависимой от зарубежных потребителей, а значит, от состояния европейской экономики.

В-третьих, нарастает критическая масса российского бизнеса, перешагивающего порог закрытости и переходящего к стратегиям альянсов и взаимодействия с отечественными и зарубежными игроками, становящихся партнерами. Наступает период осознания важности тех факторов развития на остроконкурентном мировом рынке, которые определяют и эффективность развития бизнеса в системном плане. Российские бизнесмены быстро умнеют и учатся допускать все меньше ошибок, понимая, с одной стороны, что их «там» не ждут, а с другой стороны, что у нас есть масса конкурентных «плюсов», которые нужно и можно уметь находить и «упаковывать».

Ну, и в-четвертых, наконец. Как бы ни стремилась власть к акцентированию чисто наукоемкого направления в своих призывах к инновациям и модернизации, можно констатировать следующие возможные последствия этих призывов. Наука получит какие-то импульсы к своему развитию. Реального выхлопа в экономике не последует. Практически все деньги, направленные на различные «сколковские» проекты, будут израсходованы по двум направлениям: «зря» и «откат».

НО! Большой массив побудительно-напрягательных властных воздействий на бизнес все-таки подвигнут продвинутую часть бизнес-сообщества на какие-то реакции в этом направлении. Действия одного только Михаила Прохорова могут дат реальный эффект профессионального применения предпринимательского подхода к решению инновационных задач. А те, кто будет способен не только на скепсис или лицемерную имитацию (как Чемезов со своими светодиодными проектами), но и на конструктив, смогут даже в робком посыле отдельных чиновников к «Руководству Осло» (см. выше) найти нужные варианты действий.

Определение приоритетов

Но есть еще один фактор, который требует внимания. Дело в том, что страна уже располагает огромным запасом технологий, которые до сих пор не реализованы в форме коммерческих продуктов. Можно констатировать факт избытка и даже перепроизводства «инновационного сырья и полуфабрикатов», поскольку, как ни разворовывали оборонку, академические и отраслевые НИИ и ОКБ, далеко не все было по достоинству оценено и нашло применение. Это «сырье и полуфабрикаты» не только законсервировано, но и залежи его растут. Поток невостребованных изобретений, идей и разработок не уменьшается.

Необходимо учитывать, что сами изобретения представляют собой наименее критичную часть входа новой технологии в рынок. Намного важнее — наличие востребованных рынком, обществом применений для них. Поиск любой степени новизны рыночных применений (теперь это называется потребительской ценностью) — вот основное и главное звено, соединяющее любую многообещающую технологию и рынок. Именно это звено определяет успешность или неудачу любого изобретения.

Изобретения, новые технологии, революционные научные идеи — все это лишь элементы существующего или создающегося бизнеса, но не сам бизнес. Даже наличие финансирования не решает всех проблем в этом исключительно актуальном направлении, где так велика роль бизнесмена-инноватора, новых бизнес-моделей, организационно-управленческих инноваций. Горящий идеями изобретатель — это лишь одна ступенька. Лестницу строит предприниматель, бизнесмен, который, ко всему прочему, должен иметь достаточный образовательный и культурный уровень, чтобы эффективно управлять проектами в этой области.

За рубежом, где предпринимательство и, в частности, инновационное предпринимательство имеет достаточно длительную историю, где оно поощряется государством и транснациональными компаниями, уже достаточно много профессионалов и специализированных структур, которые с усиленным вниманием отслеживают тренды изменений потребительских ценностей в разных секторах рынка, а также сканируют рыночное пространство в поиске новых успешных бизнес-моделей. Большое количество различных фондов, бизнес-ангелов, коммерческих и некоммерческих структур настойчиво и умело ищут все новые рыночные применения и потребительские ценности, требующие новых технологий, продуктов, услуг. Для такой найденной потребности создается бизнес-модель, полностью удовлетворяющая соответствующий сектор рынка. И если на выходе должно быть нечто наукоемкое, не беспокойтесь, в 90% случаев это нечто будет найдено в имеющихся разработках и доведено до нужной степени готовности, а в 10% оно будет разработано заново с требуемыми функциями и характеристиками. А какая команда и разработка окажется в нужное время и в нужном месте — для результата значения не имеет. Вы серьезно думаете, что нынешний двигатель внутреннего сгорания или застежка «молния» это лучшее, что придумал человек для конкретных применений? Десятки и сотни образцов подобных продуктов с гораздо лучшими функциями и характеристиками лежат в лабораториях и на складах. Не нужны.

В России, к сожалению, создаются и функционируют, в основном, структуры, использующие пресловутый проектно-технологический подход. Ищутся и отбираются разработки и технологии, которые, по мнению «экспертов», вроде бы должны пользоваться спросом. Естественно, что используются соответствующие «методики», обосновывающие многокритериальность требований отбора и формы представления соответствующих проектов. Аналитики представляют маркетинговые исследования, показывающие рыночные тренды (как правило — докризисные). Заканчиваться подобные проекты должны этапом внедрения.

А успешные предприниматели свои бизнес-модели, услуги, продукты не внедряют! Они продают, реализуют, получают выручку и прибыль! Потому что они, что называется, «танцуют от печки», то есть от потребностей рынка.

Кто-нибудь может ответить на вопрос: почему бюджетные деньги расходуются на поиск технологий и разработок, а не рыночных потребностей и ценностей? И если какие-либо технологии и разработки не востребованы нашим рынком, нашим бизнесом, почему никто не пытается создавать рыночные потребности и возможные применения?

Не является ли ущербным сам подход к определению приоритетов в инновационной политике страны, когда получателями государственного финансирования являются создатели новых технологий, а не те, кто умеет превращать их в деньги?

Впрочем, вряд ли имеет смысл задавать такие вопросы власти. Ее настрой ясен. А вот бизнес-сообществу есть над чем поразмыслить. Особенно для той его части, для которой далеко не праздными являются вопросы активного развития.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

Владимир Зонзов пишет (13.06.2010 18:51:08):
Уважаемые Сообщники!
А надо ли дискутировать по темам господина Бычкова?

Да такое я написал в дискуссии по поводу последней статьи вышеупомянутого господина (01.06.2010 Инновации: туда ли мы идем?).
92 сообщения было в этой дискуссии. А господин Бычков – промолчал.

Отвечать в дискуссии по своей статье - это ОБЯЗАННОСТЬ автора. (Конечно, если он, действительно, автор. Тогда он сам сможет ответить по существу).

Юрий Максименко Юрий Максименко CIO, Украина
Зонзов Владимир пишет: А надо ли дискутировать по темам господина Бычкова?
Нужно. Потому что г-н Бычков клевещет на страну и народ, оправдывая власть: Власть из всех сил тянет страну в пространство технологических инноваций. Страна из всех сил упирается. Эта подлая, верноподданническая ложь. Разоблачать которую нужно независимо от своего отношения к г-ну Бычкову.
Директор по маркетингу, Москва
Юрий Максименко пишет: г-н Бычков клевещет на страну и народ, оправдывая власть: Власть из всех сил тянет страну в пространство технологических инноваций. Страна из всех сил упирается. Эта подлая, верноподданническая ложь. Разоблачать которую нужно независимо от своего отношения к г-ну Бычкову.
В чем ложь? Медведев на каждом перекрестке говорит об инновациях. А страна действительно успешно упирается. Вячеслав Бычков пишет: «Кто-нибудь может ответить на вопрос: почему бюджетные деньги расходуются на поиск технологий и разработок, а не рыночных потребностей и ценностей? И если какие-либо технологии и разработки не востребованы нашим рынком, нашим бизнесом, почему никто не пытается создавать рыночные потребности и возможные применения? Не является ли ущербным сам подход к определению приоритетов в инновационной политике страны, когда получателями государственного финансирования являются создатели новых технологий, а не те, кто умеет превращать их в деньги?» Согласен. Коммерциализация технологий – вещь непопулярная в России. Россия – страна противоречий. Инновации – не исключение. С одной стороны, россияне славятся в мире своей изобретательностью и «соображалкой» (Задорнов); с другой стороны, они плюют на свои идеи, открытия и изобретения. Знания и идеи у нас не считаются товаром, к вящему удовольствию многих стран, особенно тех, которые лишены природных богатств и вынуждены «вертеться». Многие помнят курьезный случай с японцем, который стал миллионером, просто используя идеи из наших научно-популярных журналов. Что это – щедрость? А может быть, расточительность и глупость? Стоит ли удивляться тому, что мы не очень любим использовать свои открытия. В одном источнике я прочитал: «Сейчас в России используется только 8-10% инновационных идей и проектов. В Японии реализуется 95%, в США – 62%». В чем причины нашей невосприимчивости к инновациям? Я думаю, что их много. Можно говорить об «объективных» обстоятельствах (отсутствие средств и пр.). Мы, россияне – крупные специалисты по поиску ответов на вопрос – кто виноват. И виноваты у нас всегда обстоятельства и все, кроме нас самих. А начинать надо с нас, с нашей ментальности, с наших подходов. Стремление к введению инноваций – это, в сущности, стремление к улучшению. Это стремление к качеству, в частности. А вот тута мы с генами впитываем если не презрение, то полное равнодушие к улучшению нашей жизни. Русский философ И.А. Ильин в своей статье «Спасение в качестве» интересно пишет о психологических истоках нашего невнимания к качеству: «Где-то в глубине души у русского человека живет смутная, но твердая уверенность, что качество ему “не нужно”; что это – заморская выдумка; что при нашем обилии и при нашей даровитости мы без учения и без старания, без умения и без навыка “по-своему справимся” и даже “еще лучше выйдет”». Презрение к качеству только усилилось в советские времена – тогда требовалось в основном количество, а не качество. А поскольку инновации часто означали нарушения т.н. «плана», то неудивительно, что мы оказались «впереди планеты всей» по неумению с выгодой использовать свои ресурсы и достижения. В чем причины того, что в Японии реализуется 95% инновационных идей и проектов; того, что страна впитывает инновации, как пылесос? Опять же в ментальности. Основатель Sony Акио Морита писал: «Наша, быть может, чисто японская реакция, когда мы узнаем о каких-то новых изобретениях или сталкиваемся с новым явлением, неизменна: “Как я могу это использовать? Что я могу с этим сделать? Как это можно использовать для производства полезного продукта?”». В Японии популярно высказывание Генри Форда: «Нет вещи, которую нельзя было бы улучшить». Показательна философия Toyota: презумпция несовершенства, маленькие улучшения каждый день, как образ жизни.
Исполнительный директор, Челябинск

Я хочу вступить в полемику с автором.

Тезис - ''Власть из всех сил тянет страну в пространство технологических инноваций. Страна из всех сил упирается'' не правильно сформулирован.
Правильно сформулированный тезис ''Власть выражает желание появления технологических инноваций в государстве. Власть обсуждает с обществом и бизнесом как бы это сделать..''

В настоящий момент ведутся разговоры и общение, которые нормальны в любой демократической стране, особенно в период выборов.

Вот если бы были приняты законы, аналогичные разработанным Эрхардом для ФРГ послевоенного периода... То только тогда был бы верен тезис автора.
Эрхард в тот период экономически создал систему введения технологических инноваций.
По Эрхарду собственнику технологического оборудования просто предложили -
или экономь покупая новое оборудование каждые 4-6 лет, сплавляя устаревшие модели в РФ и прочие третьи страны или терпи убытки (пропорционально возраста оборудования).
Создали также условия чтобы оборудование было немецкое выгоднее нежели американский в тот момент импорт...

Вообщем расслабьтесь... Медведев на днях уточнил - если мы и говорим об иновациях, то больше об инновациях в энергетике, .. (почитайте его на кремлин.ру) То есть это всё очень узкие сегменты рынка...
Так что исследование рынка вообщето проведено... Заказчиком может быть газпром или нефтянка - придумывайте новое в этой сфере - вероятность применения очень высокая, особенно по шельфовой добыче сырья...

Тут как - начали осваивать белое море - выяснилось что мы в ж... по технологиям - пустили лозунг ''даёшь инновации!!'' сейчас дошло что нужно конкретизировать... :)

Менеджер по маркетингу, Екатеринбург

''Поток невостребованных изобретений, идей и разработок'' (цитата). Среди этого потока еще выловить надо те, что действительно востребованы.
Одна из лучших инноваций, по-моему, это пресловутые гигиенические прокладки для женщин, а теперь и для пожилых людей.

Финансовый директор, Москва

Цель статьи, по-моему. очень понятна: бюджетные деньги на инновации надо дать активным членам РСПП (таким как М. Прохоров), а не ученым и не Чемезову (то ли персонально Чемезову не давать, то ли госкорпорациям на давать).
Если с Чемезовым всё, по моему, ясно - несколько лет руководства ''Ростехнологией'' как бесконечный дележ оборонных заводов без всякого развития технологий, то с М.Прохоровым вообще ничего не ясно: чем человек 10 лет после приватизации Норникеля занимался?
Но вот, что меня смущает..
1. Светодиоды - по-моему, это тема Чубайса, не Чемезова.
2. Жена Чемезова недавно вошла в капитал банка Прохорова ''МФК'' - чего их лбами сталкивать...
3. Здешний форум не то место. где сталкивают лбами
4. Пост г-на Зонзова о своеобразном поведении автора статьи

А был ли мальчик?

Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина
Александр Репьев пишет (07.07.2010 08:18:12): … -----------------------------------------------------------------. (давайте считать, что процитировано всё сообщение) Александр Репьев, Ваши сообщения я читаю с интересом. И почти со всеми соглашаюсь. Но, в сообщении от 07.07.2010 08:18:12, Вы «дали маху». Где еще в мире так охаивают свой народ? И не нужно припутывать сюда философа. Если он действительно так рассуждал, то, значит, проявил невежество, рассуждая о психологических истоках, там, где действуют экономические причины. М.н.с-ом, бывая на разных металлургических заводах, я видел одну и ту же картину: не было для производства большего врага, чем ученый или изобретатель. ПОЧЕМУ? – Потому что, на каждую «внедрённую» новацию ОБЯЗАТЕЛЬНО: - добавляли план, соответственно показателям назначения новации; - НЕ добавляли обеспечение, соответственно показателям потребления новации. Дальше будем говорить об инновационной невосприимчивости русского народа?
Юрий Максименко Юрий Максименко CIO, Украина
Александр Репьев пишет: В чем ложь?
В том, что страна сопротивляется инновациям.
Александр Репьев пишет: Медведев на каждом перекрестке говорит об инновациях.
Это он умеет.
Александр Репьев пишет: А страна действительно успешно упирается.
Инновациям, идущим от исполнительной власти (любой!) сопротивляться просто необходимо. Сопротивление инновациям от правительства -- это вопрос выживания бизнеса. Вспомните Томаса Джеферсона: ''Если в Вашингтоне будут решать, когда сеять хлеб и как его убирать - мы останемся без хлеба''. Ну или (будем патриотичны!) вспомним Андрея Печерского. -- Чтоб дело торговое шло, - молвил Корнила Егорыч, - надо, чтоб ему не делали помехи, а пуще того, чтоб ему не помогали, на казенну бы форму не гнули. Не приказное это дело: в форменну книгу его не уложишь. * * * Но пока люди дела думают, как спастись от новой начальственной блажи -- придворные лизоблюды втюхивают нам враньё о дикой стране, которую царь-просветитель пытается модернизировать. Типа такое вот у Медведева ''бремя белого человека''. Типа хороший у нас царь-батюшка, да с народом ему, сердешному, не повезло. Всё обстоит как раз наоборот.
Юрий Максименко Юрий Максименко CIO, Украина
Литература по теме Дедушка Поликарп Это диалог ''инноватора'' позапрошлого века с представителем ''дикого'' народа. - Так заведите хорошую скотину. - Известно дело, родименький, что от хорошей скотины больше навозу... Это так, это ты истинну правду молвил... А нам без удобренья никак невозможно... Вот начальники-то наши, дай им бог многолетно здравствовать, хермы [фермы] тоже у нас завели и скота хорошего пригнали на них... Такой славный скот, что любо-дорого посмотреть. И мужичкам было хотели давать на племя такую скотину, строгостью даже приказывали разбирать ее по дворам безданно-безпошлинно... Дай бог им здоровья, господам начальникам... Уж такое они об нас глупых попечение принимают, что сказать нельзя. И не стоим мы таких милостей. Право слово, не стоим. - Нарасхват, чай, разобрали жалованных-то коров? - Как возможно, родимый? Нам ли таку скотину держать?.. Нет, нечего бога гневить, помиловало начальство: ни единой коровки не дали... Всей волостью поклонились тогда мужички управляющему, по чем там с души пришлось, поблагодарствовали. Дал господь - откупились. Помиловали начальники, дай бог им, нашим добродеям, здоровья - не роздали коровушек. Прописали, где следует: ''желающих не оказалось''. - Как же так, дедушка? Даром такое добро вам давали, а вы не брали? Что ж это значит? - А то значит, родимый, что уж такие у нас места... Место месту ведь рознь. Начальники-то наши, известно дело, каждому человеку добра хотят, одначе ихне добро в ином месте впрямь добром выйдет, только надобно будет бога вечно молить за него, а в ином, может, и неподалеку где-нибудь, от того добра мужик-от волком взвоет... Земля-то наша святорусская больно уж велика стала, кормилец: с одного-то места ее не обозришь.. Вот, примерно сказать, про казенну скотину мы с тобой калякали: по здешним местам наши лядащие коровенки невпример способней крупного скота. А каких-нибудь за тридцать верст, хоть у нагорных, крупна скотина - истинно бесценное сокровище. У нас ведь по всем нашим местам поемных лугов вовсе нет, и пожней-то, сенных-то, значит, покосов маловато. По плантам и много, да в наличии не предвидится... Да и что за покосы? Белоус, да осока, да донник - и все тут. На что наши коровенки, и те по раменям пасутся, а сыты не бывают, зимой стоят на соломе, для того, что посыпки-то взять негде, и на свой-от обиход хлебушко с базару покупаем... Ну, от такого корму не диви, что здешняя скотина - кожа да кости. По этому по самому крупному скоту у нас и невозможно быть: зимним делом и сам голодом насидишься и жалованну корову сморишь; а летом где ее пасти? У нас по покосам да по раменям: собашник, болиголов, лютик, бешеница, молочай, жабник. [Собашник - Cynoglossum officinale; болиголов - Chauronyllum; лютик - Aconitum, бешеница - Cicuta virosa; молочай - Euphorbium palustre; жабник - Ranunculus bulbosus - травы более или менее ядовитые.] Ну как казенна-то корова да нахватается этой дряни, с голодухи-то? Вези под овраг да принимай от начальства остуду, не умел-де, мошенник, жалованной скотины соблюсти. И то сказать, в способных-то местах не хитро дело мужику казенну корову во двор взять, да хитрое дело держать ее. Дадут тебе корову и надзор приставят к ней. Зачнут к мужику наезжать: понаведаться, здоровенько ли, мол, жалованна-то коровушка поживает, держит ли хозяин ее в тепле да в холе. [COLOR=red=red]А ведь сам ты, родименький, знаешь, что наезд-от начальства из мошны деньгу волочит[/COLOR]: и курочку ему заколи, и говядинки купи, и калачика, а по питейной части, окромя простого, виноградненького потребуется. По этому по самому, родимый, мужички наши от казенного скота и откупились, для того, что [COLOR=red=red]жалованна-то корова невпример дороже купленной обойдется[/COLOR]. Нет, на что уж нам хороши коровы?..
Директор по маркетингу, Москва
Владимир Зонзов пишет: И не нужно припутывать сюда философа. Если он действительно так рассуждал, то, значит, проявил невежество, рассуждая о психологических истоках, там, где действуют экономические причины.
Эко Вы размазали философа! Никто не отрицает ''невидимую руку рынка''. Но... все начинается с человека и заканчивается человеком. Даже за рукой рынка стоит по сути человек, потребитель, желающий или не желающий покупать продукт. Если на Тойоте всем интересно (не только экономически) каждодневно заниматься инновациями, то все ими и занимаются. В 1980-е годы я работал на General Electric. Один очень крутой менеджер GE сказал, что технологически фирма может сделать почти все, но наиболее слабое звено -- это человеческий фактор. В 1975-78 г.г. в МАГАТЭ я, физик, занимался психологическими (человеческими) аспектами нераспрогстранения ядерного оружия, и ничуть об этом не жалею. Сейчас появилось множество поклонников схем, систем и алгоритмов, которые просто уверены, что схемы решают все. Наивно, по меньшей мере.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бывшая сеть Starbucks в России открылась под брендом Stars Coffee

На логотипе сети вместо русалки — девушка в кокошнике с пятиконечной звездой.

Собрать школьника к учебному году стало дороже в среднем на 11,4%

Основа «продуктовой корзины» школьника на маркетплейсах подорожала за год.

Как профессии влияют на состояние здоровья россиян

Чаще всего влияние профессии на здоровье отмечают HR-ы, юристы и IT-специалисты.

Половина родителей школьников берут отпуск в августе, чтобы собрать ребенка в школу

Затраты на расходы для подготовки к школе в этом году начинаются от 15 тыс. руб.