Семейный офис: капитал без риска

Партнерский материал

Бизнес – одна из самых увлекательных игр, придуманных человечеством. Если соблюдать правила, эта игра дает средства к безбедному существованию, однако требует взамен концентрации и полной самоотдачи. Это дисциплинирует и помогает игрокам постоянно быть в тонусе, но за 10-20 лет постоянное напряжение становится в тягость. Нередки случаи, когда дело всей жизни терпит крах из-за банальной усталости идейного вдохновителя. Постоянная необходимость отвоевывать у родного государства лишние проценты прибыли с помощью налоговой оптимизации, нахождение в подвешенном состоянии из-за ожидания смены «правил игры» и визита надзорных органов измотают даже закаленного эпохой лихих девяностых бизнесмена. Здравый смысл советует поручить кому-либо ответственность за рутинные функции обслуживания состояния, однако в России выбор значительно ограничен. В нашей стране практически отсутствуют способы одновременно легального и эффективного управления личными и корпоративными финансами. В этом плане цивилизованная Европа дает намного больше возможностей. Одна из них – передача бизнеса и фамильного капитала в ведение «семейного офиса».

По-настоящему обеспеченных россиян становится все больше, и эта прослойка растет главным образом за счет владельцев бизнесов и топ-менеджеров. Первым надо благодарить благоприятную до недавних пор конъюнктуру, а вторым – щедрость собственных работодателей. Однако обеспеченным людям из России помимо привычки хорошо зарабатывать предстоит привить традицию взвешенно подходить к сохранению капитала. Диссонанс между одним и другим особенно отчетливо виден из-за границы. По мнению партнера компании E.L.A. Capital Partners Luxembourg Анны Залевски, такая ситуация вообще типична для развивающихся рынков: состоятельным людям не хватает знаний о способах безрискового капиталовложения. «Бизнес слишком занят зарабатыванием денег, чтобы думать о том, как ими распоряжаться прежде всего в целях благосостояния своей семьи, – говорит Анна Залевски. – Между тем, капиталом надо управлять – оптимизировать его структуру, пользоваться возможностью сэкономить на налогах и позаботиться о таком деликатном вопросе, как наследование бизнеса».

Желаемое и действительное

Обеспеченные граждане Евросоюза имели больше времени на изучение способов безрискового капиталовложения. Их опыт подсказывает новый вариант владельцам состояний, живущих в России, - передача активов в управление специальным структурам, которые принимают на себя полную ответственность за все активы клиента или его семьи. Такая услуга называется family office. Она не имеет ничего общего с активно продвигаемым на нашем рынке доверительным управлением, которое не слишком подходит для обеспеченных людей. Обладателей состояния размером от $1 млн несправедливо приравнивают к среднестатистическим пайщикам. Их миллион растворяется во всем объеме привлеченных средств: этой кучей денег управляют «на общих основаниях», что не может понравиться клиенту – он рассчитывал не только на специальное обслуживание, но и на совсем другие доходы с его средств. Миллионер в этом случае задает совершенно справедливые вопросы о прозрачности стратегии управляющей компании, о ее эффективности, а также искренне удивляется, почему заявленный доход с его денег значительно ниже цифры, указанной в рекламном проспекте. Часть доходов «съедают» всевозможные комиссии и высокие налоги, уплаты которых, кстати, можно избежать при использовании услуг «семейного офиса»: налоговая оптимизация – один из важнейших сервисов траста.

«Мы изучали российский рынок и поразились, с какой легкостью здесь оперируют классическими финансовыми терминами! - негодует Анна Залевски. – «Семейными офисами» себя называет кто угодно – и посредники, помогающие подобрать швейцарский банк или университет для детей состоятельных родителей, и подразделения private banking крупных финансовых структур. Вместе с тем, family office во всем мире – это обозначение целой идеологии глобального распоряжения капиталом, которая реализуема в том числе с помощью особых корпоративных, трастовых и страховых структур, «прописанных» в странах с мягким налоговым климатом и призванных решать одну из главных задач семейного офиса – наследственного урегулирования. Поэтому все заявления о настоящем family office в России – чистой воды спекуляция».

Family office в кармане

Почему же так стремительно растут состояния обеспеченных и просто богатых россиян? Это заслуга специальных финансовых компаний, которые сосредоточены на решении финансовых задач своих учредителей. Яркий пример – группа Millhouse, управляющая российскими активами Романа Абрамовича. Для живущего в Лондоне олигарха Millhouse – не что иное, как «придворный» family office с целой армией финансистов и юристов. Зарегистрированные за рубежом, эти структуры разрабатывают для него самые эффективные инвестиционные стратегии и осуществляют полноценный риск-менеджмент вложенных средств. Компетенция управляющих Millhouse не вызывает сомнений: именно с помощью своей компании Роман Абрамович приобрел репутацию чрезвычайно успешного предпринимателя, который превращает в золото все, к чему прикасается. По стопам Абрамовича могут пойти только обладатели соответствующего состояния: «входной билет» в число клиентов single family office будет стоить от $200 млн. Значит, для обладателей более скромных состояний путь в мир безрискового управления капиталом заказан? Совсем нет. Для них существует оптимальный вариант multiple, когда одна управляющая компания становится семейным офисом для нескольких домовладений. Размер передаваемого в траст капитала – от $5 млн, что в первом приближении равняется совокупному состоянию семьи среднего класса.

Если присмотреться, модель family office очень напоминает любую публичную компанию – естественно, с поправкой на масштабы бизнеса. Профессиональные «независимые директора», составляющие команду «семейного офиса», действуют в интересах «акционеров», то есть владельцев состояния. Менеджеры решают вопросы оперативного управления, договариваются с партнерами и контрагентами и следят за эффективностью бизнеса. Анна Залевски из E.L.A. Capital Partners утверждает, что клиенту «семейного офиса» ничего не надо менять в существующем жизненном порядке. При подписании трастового договора все оффшорные бизнесы, доли в других проектах, пакеты ценных бумаг, пенсионные накопления, недвижимость семьи клиента, - все остается на своих местах. Также не потребуется ничего менять в отношении с банками и доверительными управляющими в России. Изменяется лишь номинальный собственник всех активов – им становится новая и специально созданная для собственника структура, зарегистрированнаяскорее всего в стране с мягким налоговым климатом.

Один процент спокойствия

Полноценных оффшорных регионов во всем мире не так уж и много, а подавляющее большинство из них расположены достаточно далеко от европейских финансовых столиц. Идеальным плацдармом для создания оптимизированной по налогообложению холдинговой компании для россиян является Люксембург. И дело не только в географической близости этой маленькой страны. Между герцогством и Российской Федерацией действует соглашение, позволяющее резидентам РФ, учредившим компанию в Люксембурге, избежать двойного налогообложения и платить пошлины по законодательству одной из стран.

Кроме этого, репутация герцогства как третьей финансовой столицы Европы (наряду в Франкфуртом и Лондоном) является общепризнанной. Намного более либеральные условия Люксембурга благоволят организации новой структуры капитала, центром которой станет маленькое государство в самом центре Европы.

Сложно? Ничуть, если принять во внимание экономию на налогах и стабильность политической обстановки в этом маленьком европейском княжестве. Топ-менеджеры, которые берут на себя управление капиталами клиентов, имеют высочайшую квалификацию. «Это в принципе характерно для Люксембурга, поскольку статус третьей финансовой столицы Европы привлекает в это маленькое государство лучших специалистов, - делится наблюдениями Анна Залевски. – Герцогство всячески поддерживает реноме респектабельного центра Старого Света, поэтому надзор за компаниями, которые специализируются на финансовых услугах, очень строгий».

Высокий уровень прозрачности управления большими деньгами поддерживают не только регуляторы, но и сами «семейные офисы». Уровень компетенции команд настолько высок, что вопросы оперативного управления не требуют от реального собственника постоянного внимания. Контроль со стороны «акционеров» осуществляется традиционным образом – путем ежемесячных или квартальных отчетов, направляемых клиентам, так что бразды стратегического управления всегда находятся в руках акционера. Как и в международной компании, акционер поощряет работающих на него менеджеров. В состав management fee входят все расходы по управлению компанией, предоставлению директоров, подготовке и проведению анализа частной собственности. Объем вознаграждения зависит от сложности существующей структуры имущества и его размера, но не превышает отметки 0,9% в год от объема средств, находящихся под управлением.

Стабильная Европа

Одна из основных ценностей любого бизнеса – его стабильность на протяжении многих лет. Понятно, что свое предприятие в идеале является для его владельца источником дохода и залогом благосостояния его детей. С большой долей вероятности именно дети продолжат начатое родителями дело. К сожалению, в силу молодости рыночной экономики механизм наследования предприятий в России практически не обкатан. Процесс смены собственника в результате его отхода от дел (по разным причинам) ослабляет управленческую вертикаль, и компания может стать легкой мишенью для выпадов конкурентов или рейдерских атак. По понятным причинам, переданное в траст имущество освобождено от такой угрозы – ему не грозит «просадка» качества корпоративного менеджмента. Но как в таком случае «управлять управляющим» и быть уверенным, что деньги семьи работают с максимальной отдачей? «Заниматься подобной деятельностью даже в Люксембурге может только несколько компаний, ввиду того, что настоящие «семейные офисы» осуществляют реальный, а не номинальный менеджмент, необходимый для обоснования применения соглашения об избежании двойного налогообложения в соответствии с люксембургским законом, - замечает Анна Залевски. - Именно поэтому «семейные офисы» подлежат строжайшему надзору со стороны контролирующих органов. Этот факт отличает профессиональный family office management от услуг по созданию компаний заурядными фидуциарными конторами».

Кризис, сотрясающий крупнейшие финансовые рынки мира, заставляет иначе подходить к вопросу управления состоянием. Нисходящий тренд значительно умерил аппетиты инвесторов. Возросшие на порядок риски способствовали подмене ценностей. Сегодня уже никто не говорит о гигантских прибылях с вложений, большой удачей считается просто сохранить капитал. Жесткие условия требуют инновационных финансовых решений. Для обеспеченных людей из России этим решением могут стать услуги «семейного офиса» - сервиса, который доказал свою состоятельность в условиях финансовых катаклизмов. У Анны Залевски есть собственное мнение на этот счет: «Наши европейские и российские клиенты чувствуют и ценят сервис особенно сильно как раз в столь непростое время. Они понимают, что только независимые специалисты всегда стоят на стороне своих подопечных. Профессионалы уже знают, как будет выглядеть мировая финансовая система после всеобщего восстановления: главной ценностью в ней будет стабильность капитала. Эта же ценность лежит в основе идеологии family office».

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Руководитель проекта, Астрахань

Интересное предложение сервиса для семейных сбережений. Есть же уже в России семейные доктора, почему бы не быть семейным финансистам. Холдинги последних в разных экономиках дадут минимум риска. Спасибо за статью.

Секретарь, Москва

'Бизнес слишком занят зарабатыванием денег, чтобы думать о том, как ими распоряжаться прежде всего в целях благосостояния своей семьи'... Основная же цель Family Office - помочь семье сохранить, преумножить и передать накопленное благосостояние следующим поколениям. Благосостояние семьи сводится не только к финансовому благополучию, но к семейным ценностям, традициям. :idea:

Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург
«Высший пилотаж» во время всеобщей паники - просто сохранить капитал, но на российском рынке для этого не всегда хватает инструментов. Выход один - поручить управление состоянием «семейному офису».
Любопытно, а как оценить, 'сохранился' ли капитал клиента в том случае, когда он представлен в основном (как у большинства олигархов) рыночной стоимостью принадлежащего им бизнеса? Взять того же Романа Аркадьевича. С точки зрения 'рынка' стоимость его капитала уменьшилась (акции 'Евраза', находящиеся в свободном обращении, пострадали вместе со всеми). Но ведь с точки зрения физических активов и их потенциала по генерации денежных потоков в будущем - практически ничего не изменилось? (в общем, это характерно для всех олигархов за некоторыми исключениями). Кстати, здесь рейтинг капиталов в 2008 году [URL=http://www.finansmag.ru/90892]Журнал Финанс[/URL] а здесь - в 2009 [URL=http://www.finansmag.ru/94502]Журнал Финанс[/URL] с любопытными данными по их 'сохранности' :cry:
Секретарь, Москва

''Бизнес слишком занят зарабатыванием денег, чтобы думать о том, как ими распоряжаться прежде всего в целях благосостояния своей семьи''... Основная же цель Family Office - помочь семье сохранить, преумножить и передать накопленное благосостояние следующим поколениям. Благосостояние семьи сводится не только к финансовому благополучию, но к семейным ценностям, традициям. :idea:

Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург
«Высший пилотаж» во время всеобщей паники - просто сохранить капитал, но на российском рынке для этого не всегда хватает инструментов. Выход один - поручить управление состоянием «семейному офису».
Любопытно, а как оценить, ''сохранился'' ли капитал клиента в том случае, когда он представлен в основном (как у большинства олигархов) рыночной стоимостью принадлежащего им бизнеса? Взять того же Романа Аркадьевича. С точки зрения ''рынка'' стоимость его капитала уменьшилась (акции ''Евраза'', находящиеся в свободном обращении, пострадали вместе со всеми). Но ведь с точки зрения физических активов и их потенциала по генерации денежных потоков в будущем - практически ничего не изменилось? (в общем, это характерно для всех олигархов за некоторыми исключениями). Кстати, здесь рейтинг капиталов в 2008 году Журнал Финанс а здесь - в 2009 Журнал Финанс с любопытными данными по их ''сохранности'' :cry:
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.