Исповедь неудавшегося инвестора

В этой компании работали люди высокого полета. Они выполняли крупные промышленные проекты, с которыми другие не справились бы. Здесь трудились реальные топ-менеджеры, главные инженеры проектов, конструктора – они проявляли чудеса изобретательности и находчивости. Их мечта состояла в том, чтобы «строить заводы и решать сложные задачи, которые не под силу большинству». Мои старшие коллеги обладали уникальным опытом в области управления. Они были убеждены в том, что мое образование машиностроителя с ученой степенью будет востребовано в этой стране. Я им поверил.

Энтузиасты собираются в группу

В 2008 году, незадолго перед кризисом, группа топ-менеджеров ушла из фирмы. Пошли делать «Дело». У них были идеи, первоначальный капитал, опыт и связи. Они пригласили меня с собой. Мы хотели запустить уникальные для России проекты. Проекты, которых в России не было. Боюсь, что и не будет:

  • Завод полного цикла производства инсулина.
  • Завод по глубокой переработке молока.
  • Предприятие по утилизации отходов.
  • Мусороперерабатывающий завод...

Все эти проекты были в работе еще в 2008 году. В те времена еще никто не думал об импортозамещении, а мои коллеги – думали. Они считали, что за этим – будущее. Как с этим было не согласиться, если я видел, как эти люди творили чудеса?

Переработка молока: не простая, а глубокая

Идея была потрясающая. И правильная. Берется любое молоко от высшего до третьего сорта. Сортируется, а не смешивается (обычно молокозаводы смешивают первый сорт с третьим, получается второй). Из молока первого и второго сорта делаем продукты высшего качества – сыры, масло, детское питание. Остальное молоко перерабатываем и делаем полезные продукты путем разложения молока на составляющие.

Эти технологии были разработаны в Голландии и Испании. Мы убедили инвестора и договорились с иностранцами о том, что они передадут нам технологии. В России подобных технологий не было.

Мы нашли заброшенную промышленную зону в одной из областей, договорились с местной властью, купили землю за копейки, расчистили ее, сделали предпроектную подготовку, бизнес-план, маркетинговые исследования, аналитику, проработали проект в плане технологий.

После этого пошли с визитами по крупнейшим производителям молока. Все складывалось вроде бы удачно, не считая того, что административные и прочие издержки проекта составляли до 30%. Нашелся свой инвестор на старте, которому был интересен проект, и который хотел на нем заработать. Если оптимизировать административные и прочие издержки до 15%, проект оставался выгодным и перспективным. Создавался новый сегмент на молочном рынке. Все сделали как по книжкам. Но…

К нам приходят гости

Как только мы начали расчищать заброшенный участок, откуда-то появились люди в погонах. Начали интересоваться документами, ходить к инвестору и в администрацию. Визитеров очень волновали экология, чистота сделок, и особенно почему-то – земля. Почему развалины промышленного объекта были проданы за копейки, тогда как они могут быть проданы в десятки или в сотни раз дороже?

Наш инвестор быстро оценил ситуацию и вывел деньги за границу. Да и сам уехал, по слухам в Испанию. От греха подальше. В компании остались пара миллионов рублей, бизнес-план, маркетинг, и предпроектная документация. Огромная подготовительная работа, выполненная за полгода группой из семи человек, окончилась ничем.

Иностранцы тоже поняли, что Россия – великая страна, и лучше от нее держаться подальше. Объявили, что пока мы не решим проблему с землей, визитерами, и возмещением затрат, технологий и оборудования у нас не будет. Мы поняли, что нужно менять тактику. Нужно срочно искать инвестора и новую землю.

Мы идем с визитами

Мы посетили несколько банков из первой десятки. Нас приняли и выслушали с интересом: «Проект интересный. Конечно, денег дадим. Вы землю купите, разработайте проектно-сметную документацию с экспертизой, заложите деньги в наш банк. Оформите гарантии: они должны составлять как минимум половину стоимости завода. Разработайте бизнес-план под наши требования». Ну и так далее. У каждого банка был свой набор пожеланий.

Крупные агрохолдинги: «Проект очень сильный и интересный. Вы реально можете притащить эти технологии в Россию? Вам точно дадут технологию? Ну, как только вы построите завод и сумеете запустить, мы его сразу купим».

Чиновники: «Это хорошо. Нужно развитие. Мы всегда поможем. Мы с вами». Потом за углом догоняет представитель: «Если будет нужна помощь, обращайтесь».

Условия, на которых была обещана помощь, огласить не могу. Зато могу огласить дальнейший диалог:

Мы: «А как мы новую землю купим без денег? И проект с экспертизой стоит денег. Это же инновационный проект, аналогов нет».

Ответ: «Это ваши проблемы. Диалог окончен».

Мы: «Так давайте совместно построим. Вам же будет дешевле».

Ответ: «Мы не строительная фирма, это не наш профиль. Ищите других. У нас и так все нормально. Молоко пьют. Если что нам потребуется – сможем купить. А вы стройте. Если сможете».

Все понятно. Государство не может быть инвестором. Законом запрещено. Бюджетный кодекс РФ. Будем искать частного инвестора.

Мы идем к частному инвестору

Искал лично. Два года. Ходил по знакомым. Всех, кого находил, можно было охарактеризовать одной фразой: «Ищет лохов, которых можно обворовать». Наконец-то позвонил мой знакомый и сказал: «Пошли! Я нашел. Деньги у него в чемоданах дома лежат. На весь твой проект хватит. Заслуженный человек. Свой бизнес имеет. Случайно нашел его».

Приехали мы в назначенный срок. Подмосковье. Промзона. Какие-то развалины. Покосившийся забор. За забором иномарки стоят Audi А8, Volkswagen Touareg, Infiniti и Land Cruiser. Как в сказке. Машины не менее 2,5 млн руб. каждая. Зашли в бытовку. У меня на стройке лучше бытовка и оргтехника стояла, чем здесь.

Мужик в потертом свитере играет в «косынку». Мне сразу сказали, что он и есть инвестор, ему надо рассказывать о проекте. Он пригласил кучу людей. Чувства непередаваемые. Делаю презентацию завода на миллиарды рублей. Сидим на железных и ржавых стульях. Вопросы задают, и все по делу. Откуда сырье брать, кому продавать, земля, инфраструктура, технология – модульная, или нет.

Показателен один случай. Неожиданно вбегает человек, и просит несколько тысяч на ремонт машины. Сидевший за компьютером даже голову не повернул. Открыл старую тумбочку, и достал охапку денег. Сказал: «Сдачу вернешь». Я краем глаза увидел деньги. В таком объеме, и даже без сейфа, что даже мысль потерял. Где я? Он повергнулся и вежливо сказал: «Извините. Продолжайте».

Закончил презентацию. Затем произошел, примерно, следующий диалог, который перевернул мое сознание.

Мужик повернулся и произнес: «Проект интересен, но вкладывать не буду. Спасибо за интересную презентацию».

Я понял, что нужно до конца довести переговоры. Спросил: «Можно один вопрос для меня лично. Если ответите, буду благодарен. Нет, тоже пойму».

Он: «Какой?»

Я: «Почему – нет? Может, презентация не так проведена, материалов не хватает, или тема не правильная, не ваш профиль, деньги большие, финансовая модель некорректная?»

Он: «Проект хороший. Понравился. Деньги есть на весь объем. Только если я начну строить твой завод, кое-кто сразу узнает, что у меня столько денег есть. И придут ко мне. А я деньги терять не хочу. Может, у тебя есть где коттеджи построить и продать в два-три конца? Приходи. Так, чтобы цикл был не более полугода».

Quod licet Iovi, non licet bovi

После этого я больше не делал попытки начинать строительство заводов, участвовать в крупных проектах со своими партнерами, искать инвестора и заниматься крупными проектами. «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку».

Резюме было следующее. Чтобы спроектировать, построить и запустить завод, не нужен ни ум, ни талант. Нужны только связи: выход на тех, кто тебе доверяет, и кто тебя поставит на поток денег. Опыт, умения, квалификация, образование не важны. Все это – вторично. Важно только доверие нужных людей. Точка.

Фото: pixabay.com

Комментарии
Управляющий директор, Москва

А причём здесь инвестор? Автор работал в инвестиционном фонде, который вложил деньги и потерял их? Он сам вложил деньги и они не вернулись?

Руководитель, Москва

Наболело у автора. Надеюсь он нашел тему с коттеджами.

Генеральный директор, Москва

Все к сожалению похоже на правду.

Не имей 100 рублей, а имей 100 друзей, или еще лучше влиятельных родителей.

Посмотрите, кто сейчас прибрал к рукам практически весь мусоро-перерабатывающий бизнес в Московском регионе, о котором мечтали ребята из статьи...

Экономист, Москва
Олег Шурин пишет:
Все к сожалению похоже на правду. Не имей 100 рублей, а имей 100 друзей, или еще лучше влиятельных родителей. Посмотрите, кто сейчас прибрал к рукам практически весь мусоро-перерабатывающий бизнес в Московском регионе, о котором мечтали ребята из статьи...

Например, Чичваркин начинал с торговли свитерами на барахолке... Когда у него еще не было денег и друзей...

Генеральный директор, Москва
Константин Комшуков пишет:
Олег Шурин пишет:
Все к сожалению похоже на правду. Не имей 100 рублей, а имей 100 друзей, или еще лучше влиятельных родителей. Посмотрите, кто сейчас прибрал к рукам практически весь мусоро-перерабатывающий бизнес в Московском регионе, о котором мечтали ребята из статьи...
Например, Чичваркин начинал с торговли свитерами на барахолке... Когда у него еще не было денег и друзей...

Но реальные деньги, он заработал только заведя нужных друзей и "крышу". И как только "крышу" сдуло - оказалось, что король то голый.

И всей его" гениальности" хватило только на открытие винного магазина в Лондоне, который за 2 года принес ему только сумасшедшие убытки:

Как следует из отчета лондонской компании Hedonism Drinks, с которым ознакомились «Известия», за завершившийся в 31 июля 2014 года финансовый год (отчет подан в британский коммерческий реестр этой весной, более свежих данных нет) компания зафиксировала чистый убыток в размере £1,97 млн, или $3,3 млн (по курсу на конец отчетного периода). В целом с момента открытия накопленный чистый убыток фирмы составил £5,7 млн (около $9 млн).

Аналитик, Ростов-на-Дону
Олег Шурин пишет:
Как следует из отчета лондонской компании Hedonism Drinks, с которым ознакомились «Известия», за завершившийся в 31 июля 2014 года финансовый год (отчет подан в британский коммерческий реестр этой весной, более свежих данных нет) компания зафиксировала чистый убыток в размере £1,97 млн, или $3,3 млн (по курсу на конец отчетного периода). В целом с момента открытия накопленный чистый убыток фирмы составил £5,7 млн (около $9 млн).

"Гусары денег не берут-с !"

Директор по производству, Украина

Филин сказал бы новатору: Стань таким, как те, кто тебе мешает.

Генеральный директор, Санкт-Петербург

А может стоило сходить к людям в погонах? У них и деньги и силовой ресурс. Только есть там одна проблема - кидают силовики часто. В общем, "Это твоя родина - сынок" простите за панибратство, но другой фразы у меня для Вас нет.

Главный редактор, Москва
Михаил Ободовский пишет:
А причём здесь инвестор? Автор работал в инвестиционном фонде, который вложил деньги и потерял их? Он сам вложил деньги и они не вернулись?

Автор пишет: "У них были идеи, первоначальный капитал, опыт и связи". То есть он действовал от имени команды, участники которой инициировали проект и хотели выйти на следующие раунды инвестиций.

При благополучном стечении обстоятельств участники этой команды могли бы стать миноритариями перспективных проектов. Но не стали.

Заголовок отражает цель, к которой они стремились. И которая не была достигнута.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Саудовская Аравия признала убийство

Аравийский генпрокурор подтвердил, что журналист Джамаль Хашкаджи был убит в консульстве в Стамбуле.

Бюджетный прогноз изменен

Цифра дня: Минфин повысил прогноз профицита бюджета в 4,4 раза.

​«Тинькофф» создал свою биометрию

Банк дня: «Тинькофф банк» предоставит свой алгоритм распознавания голоса.

​Uber: сервис временных работ

Компания дня: Uber тестирует новый сервис Uber Works.