Японская бизнес-школа: есть чему учиться

Ирина Трофимова рассказывает о своей учебе по телефону, причем мы должны успеть побеседовать до 12 часов дня. Дело в том, что собеседница не только одна из семи россиян, окончивших International University of Japan, но и молодая мама. Сейчас ее карьера сменилась декретным отпуском, и все свое внимание она отдает ребенку, но еще несколько лет назад все ее мысли были только о Японии. Она учила японский язык в иркутском университете и мечтала о работе в японской компании, что вполне обычно для человека с Востока России, однако судьба сначала приводит ее в главный офис Sanyo, а затем на завод во Владимире.

Ирина Трофимова рассказывает, за что стоит благодарить азиатов на Востоке России, в чем заключается «восточность» японской школы, построенной по западным образцам, и почему спустя семь лет после учебы в Японии национальность бизнеса стала ей безразлична.

Executive: Что потянуло девушку из России учиться в далекую Японию?

Ирина Трофимова: Я успела пожить и поучиться в Японии еще до поступления в International University of Japan (IUJ), меня всегда привлекала эта страна, и свое будущее я связывала с японским бизнесом, хотела работать в Японии. Японский язык учила в иркутском «Нархозе» [Байкальский государственный университет экономики и права] на факультете «Мировой экономики».

Executive: По вашим ощущениям, люди на Востоке России связывают свое будущее с Европой и Штатами или с Азией?

И.Т.: Сейчас больше с Востоком. Это в советское время съездить на Запад считалось делом обычным и доступным, а сейчас с этим сложнее. Люди тянутся к тому, что ближе, а в тех краях ближе Азия. К тому же сейчас в восточной части России редко встретишь крупную западную корпорацию, во всяком случае, в Иркутске и Хабаровске. Азиатские компании там чаще открывают представительства и развивают бизнес, им этот край не кажется таким уж диким, каким его видят западные компании. Поэтому люди на Востоке России учат корейский, японский, китайский языки и смотрят в сторону Азии.

Executive: Как вы относитесь ко всему этому?

И.Т.: Китайский бизнес становится цивилизованным. Пять лет назад китайцы просто торговали дешевым ширпотребом и вырубали лес, а сейчас они привозят качественные товары, возделывают овощи, они хоть как-то расшевеливают регион. Высокими технологиями это, конечно, сложно назвать, но все равно это уже не просто «пришли, отхватили и ушли».

Executive: В России и на Западе диплом из Азии мало что значит. Вас не смущало, что после учебы вы могли не найти работу в Японии, и тогда учеба оказалась бы бесполезной?

И.Т.: Я думала только о работе в Японии. Западные и российские компании не рассматривала, поэтому меня слабо волновало, как они относятся к дипломам с Востока. А если ты хочешь работать в Японии, даже не в японской корпорации, а просто в этой стране, то учеба в местном университете ― это самый короткий, а возможно, и единственный путь. Если бы у меня не сложилось в Японии, я бы вернулась в Иркутск. Там работодатели с безразличием смотрят, откуда у тебя диплом MBA.

Executive: Что показалось самым сложным, когда поступали?

И.Т.: Поступить не сложно. Сдаете в России TOEFL, GMAT, отправляете документы через интернет, и все. Другое дело, что за стипендию придется побороться. Я претендовала на помощь Министерства образования Японии, поэтому мне пришлось чуть труднее. Еще сложность в том, что IUJ слабо известен в России, трудной раздобыть какую-нибудь информацию о нем. Я наткнулась на университет практически случайно, когда училась в префектуре Ниигата, IUJ находится там же.

Executive: Школу бизнеса в IUJ создавали по западным образцам. Чего там больше — международности или восточной самобытности?

И.Т.: Я бы сказала, международности. Иностранцев и японцев среди преподавателей 50 на 50, причем большинство японских преподавателей либо работали продолжительное время за границей, либо учились там. Все они прозападные. В IUJ все говорят на английском, даже администрация. Учебники по основным курсам американские. Японский язык был предметом не обязательным, и многие студенты вообще им не пользовались.

Первый год мы изучали основные принципы бизнеса, а на второй год выбирали спецкурсы. Если вы хотите углубиться в японскую бизнес-практику, то можете выбирать соответствующие предметы. Был, например, курс, полностью посвященный компании Panasonic, представители корпорации читали лекции и проводили экскурсии на своих предприятиях.

Executive: Местные корпорации участвуют в учебе, только посылая сотрудников читать лекции и проводя экскурсии?

И.Т.: Насколько я знаю, Panasonic и Yamaha стояли у истоков IUJ и сейчас спонсируют университет. Японские компании хотели привнести к себе западные принципы работы, наладить общение между своими сотрудниками и людьми с запада, для этого университет и создавали. Многие учатся в IUJ на стипендии от этих корпораций. Но японцы не давят в том плане, что ты обязан после учебы работать в компаниях-учредителях, выпускники вольны выбирать любые места работы.

Executive: Так в чем «восточность» такой учебы?

И.Т.: В контингенте. Я говорю не о преподавателях, а о студентах. В университете учатся японцы, китайцы, корейцы, люди из Индонезии и Камбоджи. В университете даже был установлен рекорд Гиннеса ― более 50 наций в одной сауне. Люди из стран ЮВА едут в Японию, потому что это лидер региона, к тому же крупные корпорации из числа спонсоров университета заинтересованы в своей экспансии в соседние страны, поэтому активно привлекают оттуда студентов, раздавая стипендии и гранты. Американцы и европейцы приезжают в IUJ из-за интереса к стране, но, скорее, это интерес к «экзотике».

Executive: В Европе и Штатах азиаты обычно сбиваются в группы и мало общаются с окружающими. Дома они ведут себя иначе? Трудно было наладить общий язык с местными сокурсниками?

И.Т.: Японцы знают о своей тяге к «кучкованию», у них сейчас политика глобализации приобретает масштабы национальной идеи (смеется). На программе всячески подстегивают к тому, чтобы люди разных национальностей общались между собой, это один из основных акцентов программы. На первом курсе преподаватели намеренно составляли проектные группы таким образом, чтобы в них оказались люди из совершенно разных стран. Чтобы выполнить задание, волей-неволей приходилось общаться вне привычной национальной группы. Но затем это «искусственное» общение переросло в общие интересы и дружбу.

Японские сокурсники тоже старались решить эту проблему: помогали освоиться в Японии, подсказывали, как решить банальные бытовые вопросы, показывали свою страну, рассказывали о ней. Администрация школы привлекала местных жителей: мы ходили в гости к обычным японцам, участвовали в клубах, веселились на праздниках.

Executive: К чему сложнее всего привыкали в японском быту? Что из повседневной жизни мешало учебе?

И.Т.: Я уже жила в Японии до IUJ, поэтому в быту меня мало что удивило. Возможно, немного мешала оторванность университета от больших городов: он построен в горах и ближайшая деревня находится от него в паре километров. Но в деревне останавливается скоростной поезд, и, если надо, можно достаточно быстро добраться в Токио. С другой стороны, такая изолированность помогает сосредоточиться на учебе. С инфраструктурой там порядок ― обширная библиотека, компьютерные и учебные классы оборудованы хорошо, скоростной доступ в интернет.

Executive: После учебы вы два года работали в главном офисе Sanyo в Осака. Чем вас привлекают японские компании?

И.Т.: Японцы ― люди гармоничные. Они стараются идеально сочетать все стороны жизни: экономика, соцсфера, традиции и привычки, климат. У японцев полезно поучиться отношению к труду и коллективу, чувству социальной ответственности. В японских компаниях любопытная система мотивации, хотя она, вполне возможно, частично списана с советской: это и доски почета, и всевозможные значки наподобие «Лучший станочник». Есть в японском стиле управления универсальные находки, та же практика постоянных усовершенствований, но все же эта манера руководить применима для японцев в Японии, в других странах эта система дает сбои.

Executive: Почему вернулись в Россию?

И.Т.: У меня появилась семья, дети. Хотя я изначально понимала, что вернусь в Россию. Я не собиралась жить в Японии до глубокой старости. Японские компании более консервативны. Даже если японцы приходят со своим бизнесом в Россию, они редко видят в россиянах большой потенциал. Грубо говоря, они используют россиян как рабочую силу. Японцы продвигают российский персонал, только если у них в России большой бизнес и это действительно большая корпорация, причем, как я знаю, в японских корпорациях на высокие посты пробиваются, как правило, те, кто жил в Японии и хорошо знает язык.

Я прошла все ступени в японской компании, о которых мечтала, и теперь меня слабо волнует национальность бизнеса. Сейчас, например, работаю начальником информационно-аналитического отдела научно-технического центра ОАО «Завод «Автоприбор», и следующую работу буду искать без мысли, что компания должна быть именно японская. Но, конечно, хотелось бы применять японский менеджмент в деле.

Executive: Как люди на российских предприятиях воспринимают японский опыт?

И.Т.: Мой нынешний руководитель трепетно относится к японскому стилю управления, пытается внедрить у себя систему постоянных усовершенствований, но люди сопротивляются, не стремятся сделать больше, чем положено по должностной инструкции, не выходят за рамки задания, которое им поручают.

Executive: Как думаете, почему так получается?

И.Т.: Люди больше озабочены своими проблемами, нежели вообще работой. Японская система базируется на том, что человек отдает работе много времени и сил, а для наших людей работа ― всего лишь средство получения дохода.

Executive: Сейчас часто говорят, что скоро судьба мира будет решаться в Азии. Как думаете, почему россияне редко едут учиться в эту часть света?

И.Т.: Лучше сказать, что люди из европейской части России редко ездят на учебу в Азию, потому что это далеко, дорого, не всегда понятная среда, сложные языки. Само понятие «бизнес-школа» традиционно ассоциируется с Америкой и Европой, да и просто информации о западных школах в нашей стране больше, чем об азиатских. Но жители восточной части России все чаще и чаще ездят на учебу и работу в Японию, Китай и Корею. Там есть чему поучиться.

Узнайте больше о бизнес-школах и программах MBA:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Также смотрите:

Азия отнимает людей у Запада

[Harvard] Гарвардец заполонит Россию талантами

[Chicago Booth] Антон Воронцов: «Авантюрно стремиться на Уолл-Стрит, если всю жизнь проработал в Восточной Европе»

[Michigan(Ross)] Дмитрий Фокин: «В российских компаниях люди часто не соответствуют занимаемым должностям по уровню знаний и культуры»

[INSEAD] Артем Фоменко: «Если выпускник MBA продает телефоны в переходе, это неправильно»

[Wharton] Владимир Тузов: «В российских компаниях всем заправляют «старослужащие», которых уже много лет никто не может выкинуть»

[Stanford] Карина Еникеева: «Лучше посвятить два года собственному образованию, чем умирающему бизнесу»

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Консультант, Украина
Люди больше озабочены своими проблемами, нежели вообще работой. Японская система базируется на том, что человек отдает работе много времени и сил, а для наших людей работа ― всего лишь средство получения дохода. Всю статью можно было свести к этому.
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Т.е., говоря проще, исповедь разуверившегося и разочаровавшегося в своих мечтах человека, вполне рационально смирившегося с суровыми реалиями жизни. Достигшего максимума отведенных ему иностранным государством возможностей и вынужденно вернувшегося обратно на радину в силу бесперспективности дальнейшего пребывания в стране бывшей мечты. С готовностью заниматься любым делом и на любой должности, несмотря на достигнутые результаты. Которые, - какими бы высокими ни были, - все равно не обеспечивают каких-либо серьезных конкурентных преимуществ или возможностей в обеспечении трудоустройства.

Собственно, в произошедшем нет новным счетом ничего удивительного. Подобного рода “экзотическое” обучение с одновременным стремлением любым образом “зацепиться” за какую-либо серьезную азиатскую компанию, - тем более, в такой отдельно взятой стране как Япония, где имеют место специфическая культура и традиции по работе с кадрами, - не находится понимания не только в азиатских государствах, но и в самой России. Некоторое исключние из общего правила составляют лица с характерной азиатской внешностью из числа российских сограждан, однако и в этом случае исключение является крайне редким. Посколько только еврпейцу монголоиды могут казаться на одно лицо, в то время как между собой они друг друга различают всегда безошибочно.

Т.е. что европеодидная, что монголоидная внешность применительно к иностранцу не обеспечивают ему серьезных перспектив для трудоустройства в развитых странах Азиатско-Тихоокеанского региона. В частности, в силу полной несовместимости ментальности, культуры, отношения к жизни, работе и т.д. Не говоря уже о том, что эмигрантов и иностранцев в этих странах традиционно не любят. И с этим следует смириться.

Так что ездить в азиатские государства за иллюзиями в подавляющем большинстве случаев – это пустая трата времени. В том числе, как в части простого, так и бизнес-образования. За исключением случаев потенциальных научных работников, у которых и перспективы в жизни и работе совсем другие, чем нежели у перспективных деловых людей.

Также следует добавить, что подобная ситуация, когда люди, получив даже самое блестящее образование и исчерпав все доступные им возможности остаться за рубежом, вынуждены все-таки возвращаться в родные пенаты, является общей. Как в отношении выпускников японских (как в данном случае ВУЗ-ов), так и европейских, американских, канадских, малазийских и каких угодно иных ВУЗ-ов. Даже с поправкой на то, что люди готовы оставаться там в любом качестве.

И если в период активного экономического развития на это ''прижмурирвались'', поскольку в таких дешевых и относительно квалифицированных кадрах есть нужда даже в развитых странах, по аналогии с тем, как в России сегодня есть нужда в ''гастарбайтерах'', то в настоящее время, с поправкой на кризис, это местными властями не приветствуется. Как и крупными компаниями, имеющими прямую негласную директиву от властей ''иностранцев не брать'', а заодно и существенно сокращать их численность в своем штате.

Т.е. не понимают там нашего ''я к вам пришел на веки поселиться'', ''я всю жизнь мечтал жить и работать у вас''. Исключение составляют лишь единицы, которым удается жениться/выйти замуж за рубежом, организовать за время учебы там свой бизнес с подачи с родины, а также устроиться в компанию, организованную выходцами из бывшего СССР или их близкими знакомыми и родственниками. В отдельных случаях подобную перспективу дает покупка недвижимости или гос.ценных бумаг на определенную сумму.Во всех остальных случаях людей может ждать незавидная судьба нелегалов, а также выдворение из страны за нарушение местных законов.

PS: Вниманию администрации форума. Выражение ''япона мама'' издавна имеет вполне конкрентное значение применительно к ненормативной лексике, используемой в русском языке (т.е. ''@$ёна мама''), в том числе и в современности. За что вы так недвусмысленно ''приложили'' автора статьи, если не секрет ? Применительно к декретному отпуску по беременности, что ли ?

Аналитик, Москва
Ожидала от статьи большего. К сожалению, мало статей об особенностях азиатского бизнеса и это сильно мешает при трудоустройстве в корейскую, японскую, китайскую компании. Каждый раз при обсуждении подобной статьи все высказывания сводятся к традиционной версии: мы бездельники, они трудяги. Ура азиатам! Автор говорит про российских сотрудников:
но люди сопротивляются, не стремятся сделать больше, чем положено по должностной инструкции, не выходят за рамки задания, которое им поручают
Очень хочется добавить: И СЛАВА БОГУ! Составьте нормальные должностные инструкции и грамотные задания. Я работала в корейской компании и хорошо помню, как каждый незначительный вопрос долго и дружно решался АБСОЛЮТНО ВСЕМИ, даже совершенно не имеющими к этому отношения сотрудниками. Ни ругать, ни хвалить азиатскую систему не стану. Считаю , что глобальное отличие состоит в следующем: для нас важен результат, для азиатов- процесс. Поэтому , как ни парадоксально, лучше тот сотрудник. кто очень сильно и долго старался, но не получилось :( Но если не упахался и не употел, а результат есть, то воспринимается подобное, как какой-то хитрый русский обман, а-ля ''ловкость рук''. Поэтому сотрудники идеально выполняют монотонную, неинтересную и даже безрезультатную работу. А что касается прорывов, мозговых штурмов и т.д.- исключительно путем перехода количества в качество. Ни в коем случае не ругаю и не иронизирую. Смысл поста в том, что для кого-то азиатская фирма будет идеальным местом работы. А кому-то даже не стоит подвергать мозг такому испытанию :)
Владимир Крючков Владимир Крючков Преподаватель, Москва
Александр, спасибо за интересное интервью. Правда, при сравнении нашего и японского отношения к работе не увидел разницы -
Роговский Андрей пишет, цитируя статью: Японская система базируется на том, что человек отдает работе много времени и сил, а для наших людей работа - всего лишь средство получения дохода.
А разве японцы отдают работе много сил и времени не для получения дохода? До сих пор, насколько я знаю, средний доход японской семьи выше, чем американской. Есть - за что отдавать время и силы 8)
Людмила Данилова пишет: для нас важен результат, для азиатов- процесс.
Красиво, лаконично, но бессмысленно и не соответствует действительности. Хотя среди ''нас'' (без обобщения) всегда можно найти людей, для которых это справедливо 8)
Независимый директор, Москва
@Людмила Данилова:
Составьте нормальные должностные инструкции и грамотные задания. Считаю , что глобальное отличие состоит в следующем: для нас важен результат, для азиатов- процесс. Поэтому , как ни парадоксально, лучше тот сотрудник. кто очень сильно и долго старался, но не получилось :( Но если не упахался и не употел, а результат есть, то воспринимается подобное, как какой-то хитрый русский обман, а-ля ''ловкость рук''.
Людмиле - респект. @Владимир Крючков:
Людмила Данилова пишет: для нас важен результат, для азиатов- процесс.
Красиво, лаконично, но бессмысленно и не соответствует действительности. Хотя среди ''нас'' (без обобщения) всегда можно найти людей, для которых это справедливо
Владимир не работал НА азиатов. Опыт работы С азиатами - не в счет! А вообще - статья - негативная. Крушение надежд женщины (это важно - женищины, так как это играет большую роль в азиатской культуре). Единственно правильный выход для Ирины был выйти замуж за японца. Про этот универ слышу впервые.
Владимир Крючков Владимир Крючков Преподаватель, Москва
Евгений Брычков пишет: Владимир не работал НА азиатов.
Согласен - не работал. Потому все комменты даю под грифом ИМХО (даже если не указываю этого) :)
Редактор, Москва
Николай Романов пишет: Т.е., говоря проще, исповедь разуверившегося и разочаровавшегося в своих мечтах человека, вполне рационально смирившегося с суровыми реалиями жизни
Евгений Брычков пишет: А вообще - статья - негативная. Крушение надежд женщины (это важно - женищины, так как это играет большую роль в азиатской культуре). Единственно правильный выход для Ирины был выйти замуж за японца.
Я бы не сказал. В личном общении Ирина показалась мне человеком вполне счастливым и с планами на будущее. Да, сейчас у нее небольшая передышка от работы, она очень рада детям и говорит, что они еще сильнее подталкивают ее к новым свершениям. К тому же она уже сейчас решила, что уйдет на новую работу, где ее ''японский опыт'' найдет достойное применение. Так что эта история вряд ли печальная. Наоборот, думаю, это история о том, как человек из Иркутска исполнил свою мечту - пожил и выучился в Японии, да еще и попробовал свои силы в японской корпорации, - а после вернулся на Родину. Много ли таких людей даже в Москве или Питере? Как я понял, Ирина не рассматривает Владимир своим новым домом. Она смотрит дальше.
Людмила Данилова пишет: Ожидала от статьи большего. К сожалению, мало статей об особенностях азиатского бизнеса и это сильно мешает при трудоустройстве в корейскую, японскую, китайскую компании.
Тут все усложнялось занятостью Ирины, ей сейчас действительно трудно отвелкаться от детей на разговоры с журналистами. Но мы найдем новых выпускников азиатских школ бизнеса, будем эту тему развивать.
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Много ли таких людей даже в Москве или Питере? С японским опытом, может быть и мало, но с европейским и американским, - более чем достаточно. Люди как-то сморщиваются. В прямом и переносном смысле. Т.е. реализуют все возможности, чтобы остаться за рубежом. У кого-то получается, у кого-то - нет. Но и у тех, у кого получается, через какое-то время полоса удачи заканчивается (тому есть причины), и им приходится возвращаться. А вернувшись, многие даже не вспоминают уже ни о своих западных дипломах, ни о своих знаниях и опыте работы. Поскольку российские реалии в корне расходятся с теми, с которыми они сталкивались по ту сторону государственной границы. Я встречал очень много таких людей. И в Москве, и в Петрограде, и в самых разных городах России. В лучшем случае, - строят планы на будущее. Которое сами себе выдумывают. Но которые в подавляющем большинстве случаев не имеют ничего общего с реальностью и возможностью их реализации. В худшем, - это полностью смирившиеся люди, ожидающие лишь удачи, которая, может быть, подкинет им еще жизнь. Работая при этом кем угодно и не афишируя свой бэкграунд. Т.е. это ''люди упущенных возможностей''. И чем дольше им удается продержаться за границей, тем сложнее им потом вернуться обратно и встроиться в российскую действительность, бизнес и существование. Тем более, что на работу их берут крайне неохотно, поскольку общим тезисом ''против'' в таких случаях является поголовное стремление такой публики ''снова сбежать'' за рубеж. На любых условиях, кем угодно, в каком угодно качестве, но лишь бы туда. Т.е. это люди и специалисты навсегда ''отравленные'' Западом. И в России они могут адекватно работать только по линии западных же организаций. Опять-таки, нанимаясь в них в любом качестве, - лишь бы взяли. И там этим прекрасно пользуются, зная данную специфику. Короче говоря, разбирать вопрос можно много и долго, - здесь есть, в чем ''покопаться'', - но специфика его для всех подобных специалистов всегда одна. По аналогии с известным псевдолитературным произведением: ''Теоретически, для всех из нас предусмотрен только один выход - через трубу. Для одних этот выход бывает почетным, для других - позорным, но для всех нас раньше или позже есть только одна труба.''
Аналитик, Москва

Надеюсь на дальнейшее развитие темы.
Не считаю свой опыт работы НА АЗИАТОВ И СРЕДИ АЗИАТОВ НЕГАТИВНЫМ, рассматриваю, как личный эксперимент.
Всем интересующимся перспективами женской карьеры советую прочитать книгу Амели Нотомб Страх и трепет'', которая воспринимается, как вымысел и гротеск. Но, поверьте, это правда. Для разогрева интереса привожу отрывок:
''Если и есть за что восхищаться японкой, а не восхищаться ею невозможно, то за то, что она до сих пор не покончила с собой. С самого раннего детства на ее мозг по капле накладывается гипс: ''Если к двадцати пяти годам ты не вышла замуж, стыдись'', ''если ты смеешься, никто не назовет тебя изысканной'', ''если твое лицо выражает какое-либо чувство, ты вульгарна'', ''если на твоем теле есть хоть один волосок, ты непристойна'', ''если молодой человек целует тебя в щеку на людях, ты шлюха'', ''если ты ешь с удовольствием, ты свинья'', ''если любишь поспать, ты корова'', и т.д. Эти наставления могли бы показаться смешными, если бы они не владели умами.
Потому что, в конечном счете, смысл этих нелепых догм, внушаемых японке, состоит в следующем: не стоит надеяться ни на что хорошее. Не надейся на радость, твое удовольствие повредит тебе. Не надейся на любовь, она того не стоит, тебя полюбят за то, чем ты кажешься, а не за то, какая ты на самом деле. Не надейся, что жизнь одарит тебя, чем бы то ни было, потому что каждый год она будет у тебя что-нибудь отнимать. Не надейся даже на такую простую вещь, как спокойствие, потому что у тебя нет причин оставаться спокойной.
Надейся на то, что будешь работать. Учитывая твой пол, у тебя мало шансов достичь высот, но надейся послужить своему предприятию. Работа принесет тебе деньги, и это не доставит тебе никакого удовольствия, но, возможно, придаст тебе вес в случае замужества - поскольку, ты ведь не так глупа, чтобы полагать, будто тебя могут выбрать за твою действительную стоимость.
Кроме того, ты можешь надеяться дожить до старости, в чем нет совершенно никакого интереса, и не познать бесчестья, что само по себе уже конец. На этом заканчивается список дозволенных тебе надежд.''

Нач. отдела, зам. руководителя, Владимир

Николай Романов
Сразу скажу, что за работу за границей вообще, а тем более в любом качестве, я не цеплялась. Вернулась в Россию тоже по своей воле, а не по принуждению. У меня были определенные планы, я их осуществила и, по большому счету, осталась собой довольна. Причин для возвращения было много: начиная с того, что я хотела бы чтобы мои дети учились в российской школе, и заканчивая, очень банальными и прагматическими раскладками, что сейчас в России заработать можно гораздо больше и продвинуться гораздо дальше.
Извините за прямоту, но по-моему вы опоздали со своими опусами о бесперспективности обучения и работы за границей с последующим возвращением на Родину лет на 15. Привозить МВА диплом в Россию в лихие 90е может большого смысла и не было, но сейчас реалии иные. Кстати, у меня вернулось в Россию с десяток друзей, в том числе и те, кто работал в Японии. Насколько я знаю, дальше ностальгии о японских горячих источниках их печали не идут - они востребованы здесь, нашли куда применить опыт и назад или еще куда ''на сторону'' не собираются.

Людмила Данилова
В книге Нотомб есть много правды, но это лишь одна сторона медали, причем глубоко негативная. Не все так плохо в жизни японок. Кстати, их карьерные возможности ширятся день ото дня.

Согласна с высказываниями о том, что о работе с азиатами можно говорить и говорить. К сожалению, я не располагаю сейчас массой свободного времени. Надеюсь, Александр еще поднимет эту тему.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Фонд Потанина: стартовал прием заявок на грантовый конкурс для преподавателей магистратуры

150 победителей конкурса получат грант в размере 500 тыс. на развитие образовательного проекта в одной из четырех номинаций. 

Лидеры Segezha Group прошли программу обучения в партнерстве с ВШБ НИУ ВШЭ

Компания сообщила о завершении обучения кадрового резерва на проекте «Лидеры Segezha Group».

АФК «Система» и ВШБ НИУ ВШЭ выпустили сборник учебных кейсов

Это первый пример партнерства лидеров российской экономики и бизнес-образования в создании учебно-методических материалов для подготовки управленческих кадров.

Объявлен победитель Всероссийского кейс-чемпионата по операционной эффективности

Высшая школа бизнеса НИУ ВШЭ провела онлайн кейс-чемпионат по операционной эффективности OpEx Bootcamp 2022.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть IT-сотрудниц считают реальной проблему карьерного развития женщин в сфере IT

Подавляющее большинство использовали свою гендерную принадлежность для продвижения по карьерной лестнице или решения рабочих вопросов.

Более половины россиян предпочтут премии корпоративам

При этом при наличии гарантии премирования 68% работников хотели бы отметить наступающий Новый год с коллегами.

Средние зарплаты в производстве выросли на 12% за год

В среднем работники производств получили за год прибавку к зарплате в размере от 5 до 20 тыс. руб.

Более 20 тыс. рабочих завода по сборке iPhone в Китае уволились

Сотрудники завода Foxconn согласились на выплату компенсации $1400 и ушли.