Японская бизнес-школа: есть чему учиться

Ирина Трофимова рассказывает о своей учебе по телефону, причем мы должны успеть побеседовать до 12 часов дня. Дело в том, что собеседница не только одна из семи россиян, окончивших International University of Japan, но и молодая мама. Сейчас ее карьера сменилась декретным отпуском, и все свое внимание она отдает ребенку, но еще несколько лет назад все ее мысли были только о Японии. Она учила японский язык в иркутском университете и мечтала о работе в японской компании, что вполне обычно для человека с Востока России, однако судьба сначала приводит ее в главный офис Sanyo, а затем на завод во Владимире.

Ирина Трофимова рассказывает, за что стоит благодарить азиатов на Востоке России, в чем заключается «восточность» японской школы, построенной по западным образцам, и почему спустя семь лет после учебы в Японии национальность бизнеса стала ей безразлична.

Executive: Что потянуло девушку из России учиться в далекую Японию?

Ирина Трофимова: Я успела пожить и поучиться в Японии еще до поступления в International University of Japan (IUJ), меня всегда привлекала эта страна, и свое будущее я связывала с японским бизнесом, хотела работать в Японии. Японский язык учила в иркутском «Нархозе» [Байкальский государственный университет экономики и права] на факультете «Мировой экономики».

Executive: По вашим ощущениям, люди на Востоке России связывают свое будущее с Европой и Штатами или с Азией?

И.Т.: Сейчас больше с Востоком. Это в советское время съездить на Запад считалось делом обычным и доступным, а сейчас с этим сложнее. Люди тянутся к тому, что ближе, а в тех краях ближе Азия. К тому же сейчас в восточной части России редко встретишь крупную западную корпорацию, во всяком случае, в Иркутске и Хабаровске. Азиатские компании там чаще открывают представительства и развивают бизнес, им этот край не кажется таким уж диким, каким его видят западные компании. Поэтому люди на Востоке России учат корейский, японский, китайский языки и смотрят в сторону Азии.

Executive: Как вы относитесь ко всему этому?

И.Т.: Китайский бизнес становится цивилизованным. Пять лет назад китайцы просто торговали дешевым ширпотребом и вырубали лес, а сейчас они привозят качественные товары, возделывают овощи, они хоть как-то расшевеливают регион. Высокими технологиями это, конечно, сложно назвать, но все равно это уже не просто «пришли, отхватили и ушли».

Executive: В России и на Западе диплом из Азии мало что значит. Вас не смущало, что после учебы вы могли не найти работу в Японии, и тогда учеба оказалась бы бесполезной?

И.Т.: Я думала только о работе в Японии. Западные и российские компании не рассматривала, поэтому меня слабо волновало, как они относятся к дипломам с Востока. А если ты хочешь работать в Японии, даже не в японской корпорации, а просто в этой стране, то учеба в местном университете ― это самый короткий, а возможно, и единственный путь. Если бы у меня не сложилось в Японии, я бы вернулась в Иркутск. Там работодатели с безразличием смотрят, откуда у тебя диплом MBA.

Executive: Что показалось самым сложным, когда поступали?

И.Т.: Поступить не сложно. Сдаете в России TOEFL, GMAT, отправляете документы через интернет, и все. Другое дело, что за стипендию придется побороться. Я претендовала на помощь Министерства образования Японии, поэтому мне пришлось чуть труднее. Еще сложность в том, что IUJ слабо известен в России, трудной раздобыть какую-нибудь информацию о нем. Я наткнулась на университет практически случайно, когда училась в префектуре Ниигата, IUJ находится там же.

Executive: Школу бизнеса в IUJ создавали по западным образцам. Чего там больше — международности или восточной самобытности?

И.Т.: Я бы сказала, международности. Иностранцев и японцев среди преподавателей 50 на 50, причем большинство японских преподавателей либо работали продолжительное время за границей, либо учились там. Все они прозападные. В IUJ все говорят на английском, даже администрация. Учебники по основным курсам американские. Японский язык был предметом не обязательным, и многие студенты вообще им не пользовались.

Первый год мы изучали основные принципы бизнеса, а на второй год выбирали спецкурсы. Если вы хотите углубиться в японскую бизнес-практику, то можете выбирать соответствующие предметы. Был, например, курс, полностью посвященный компании Panasonic, представители корпорации читали лекции и проводили экскурсии на своих предприятиях.

Executive: Местные корпорации участвуют в учебе, только посылая сотрудников читать лекции и проводя экскурсии?

И.Т.: Насколько я знаю, Panasonic и Yamaha стояли у истоков IUJ и сейчас спонсируют университет. Японские компании хотели привнести к себе западные принципы работы, наладить общение между своими сотрудниками и людьми с запада, для этого университет и создавали. Многие учатся в IUJ на стипендии от этих корпораций. Но японцы не давят в том плане, что ты обязан после учебы работать в компаниях-учредителях, выпускники вольны выбирать любые места работы.

Executive: Так в чем «восточность» такой учебы?

И.Т.: В контингенте. Я говорю не о преподавателях, а о студентах. В университете учатся японцы, китайцы, корейцы, люди из Индонезии и Камбоджи. В университете даже был установлен рекорд Гиннеса ― более 50 наций в одной сауне. Люди из стран ЮВА едут в Японию, потому что это лидер региона, к тому же крупные корпорации из числа спонсоров университета заинтересованы в своей экспансии в соседние страны, поэтому активно привлекают оттуда студентов, раздавая стипендии и гранты. Американцы и европейцы приезжают в IUJ из-за интереса к стране, но, скорее, это интерес к «экзотике».

Executive: В Европе и Штатах азиаты обычно сбиваются в группы и мало общаются с окружающими. Дома они ведут себя иначе? Трудно было наладить общий язык с местными сокурсниками?

И.Т.: Японцы знают о своей тяге к «кучкованию», у них сейчас политика глобализации приобретает масштабы национальной идеи (смеется). На программе всячески подстегивают к тому, чтобы люди разных национальностей общались между собой, это один из основных акцентов программы. На первом курсе преподаватели намеренно составляли проектные группы таким образом, чтобы в них оказались люди из совершенно разных стран. Чтобы выполнить задание, волей-неволей приходилось общаться вне привычной национальной группы. Но затем это «искусственное» общение переросло в общие интересы и дружбу.

Японские сокурсники тоже старались решить эту проблему: помогали освоиться в Японии, подсказывали, как решить банальные бытовые вопросы, показывали свою страну, рассказывали о ней. Администрация школы привлекала местных жителей: мы ходили в гости к обычным японцам, участвовали в клубах, веселились на праздниках.

Executive: К чему сложнее всего привыкали в японском быту? Что из повседневной жизни мешало учебе?

И.Т.: Я уже жила в Японии до IUJ, поэтому в быту меня мало что удивило. Возможно, немного мешала оторванность университета от больших городов: он построен в горах и ближайшая деревня находится от него в паре километров. Но в деревне останавливается скоростной поезд, и, если надо, можно достаточно быстро добраться в Токио. С другой стороны, такая изолированность помогает сосредоточиться на учебе. С инфраструктурой там порядок ― обширная библиотека, компьютерные и учебные классы оборудованы хорошо, скоростной доступ в интернет.

Executive: После учебы вы два года работали в главном офисе Sanyo в Осака. Чем вас привлекают японские компании?

И.Т.: Японцы ― люди гармоничные. Они стараются идеально сочетать все стороны жизни: экономика, соцсфера, традиции и привычки, климат. У японцев полезно поучиться отношению к труду и коллективу, чувству социальной ответственности. В японских компаниях любопытная система мотивации, хотя она, вполне возможно, частично списана с советской: это и доски почета, и всевозможные значки наподобие «Лучший станочник». Есть в японском стиле управления универсальные находки, та же практика постоянных усовершенствований, но все же эта манера руководить применима для японцев в Японии, в других странах эта система дает сбои.

Executive: Почему вернулись в Россию?

И.Т.: У меня появилась семья, дети. Хотя я изначально понимала, что вернусь в Россию. Я не собиралась жить в Японии до глубокой старости. Японские компании более консервативны. Даже если японцы приходят со своим бизнесом в Россию, они редко видят в россиянах большой потенциал. Грубо говоря, они используют россиян как рабочую силу. Японцы продвигают российский персонал, только если у них в России большой бизнес и это действительно большая корпорация, причем, как я знаю, в японских корпорациях на высокие посты пробиваются, как правило, те, кто жил в Японии и хорошо знает язык.

Я прошла все ступени в японской компании, о которых мечтала, и теперь меня слабо волнует национальность бизнеса. Сейчас, например, работаю начальником информационно-аналитического отдела научно-технического центра ОАО «Завод «Автоприбор», и следующую работу буду искать без мысли, что компания должна быть именно японская. Но, конечно, хотелось бы применять японский менеджмент в деле.

Executive: Как люди на российских предприятиях воспринимают японский опыт?

И.Т.: Мой нынешний руководитель трепетно относится к японскому стилю управления, пытается внедрить у себя систему постоянных усовершенствований, но люди сопротивляются, не стремятся сделать больше, чем положено по должностной инструкции, не выходят за рамки задания, которое им поручают.

Executive: Как думаете, почему так получается?

И.Т.: Люди больше озабочены своими проблемами, нежели вообще работой. Японская система базируется на том, что человек отдает работе много времени и сил, а для наших людей работа ― всего лишь средство получения дохода.

Executive: Сейчас часто говорят, что скоро судьба мира будет решаться в Азии. Как думаете, почему россияне редко едут учиться в эту часть света?

И.Т.: Лучше сказать, что люди из европейской части России редко ездят на учебу в Азию, потому что это далеко, дорого, не всегда понятная среда, сложные языки. Само понятие «бизнес-школа» традиционно ассоциируется с Америкой и Европой, да и просто информации о западных школах в нашей стране больше, чем об азиатских. Но жители восточной части России все чаще и чаще ездят на учебу и работу в Японию, Китай и Корею. Там есть чему поучиться.

Узнайте больше о бизнес-школах и программах MBA:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Также смотрите:

Азия отнимает людей у Запада

[Harvard] Гарвардец заполонит Россию талантами

[Chicago Booth] Антон Воронцов: «Авантюрно стремиться на Уолл-Стрит, если всю жизнь проработал в Восточной Европе»

[Michigan(Ross)] Дмитрий Фокин: «В российских компаниях люди часто не соответствуют занимаемым должностям по уровню знаний и культуры»

[INSEAD] Артем Фоменко: «Если выпускник MBA продает телефоны в переходе, это неправильно»

[Wharton] Владимир Тузов: «В российских компаниях всем заправляют «старослужащие», которых уже много лет никто не может выкинуть»

[Stanford] Карина Еникеева: «Лучше посвятить два года собственному образованию, чем умирающему бизнесу»

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Сразу скажу, что за работу за границей вообще, а тем более в любом качестве, я не цеплялась. А из текста интервью следует обратное. Только подавляющее большинство населения страны стремится выезжать в развитые или относительно развитые страны, более-менее этнически близкие, а вы попытались это сделать со страной, этнически чуждой. Что однозначно было обречено на провал изначально. Вы этого не приняли во внимание. Да, японцы весьма ценят, когда к ним едут за образованием. Благосклонно относятся к европейцам, изучающим их язык и культуру. Но и только. >Вернулась в Россию тоже по своей воле, а не по принуждению. Естественно. Попасть в пресловутый ''черный список'' список сегодня - это равносильно тому, чтобы не только закрыт выезд в развитые страны себе, но и членам своей семьи, а главное - детям. >У меня были определенные планы, я их осуществила и, по большому счету, осталась собой довольна. Тогда почему такой браматизм в интервью ? Чуть ли не в каждой строчке ? Просто замечу, что вы в подобном комментарии не одиноки. Все, кто возвращщается, дают примерно тот же комментарий, что вы даете сейчас. Что планы были не те, а другие, что всё, что было нужно, достигнуто и т.д. А в реальности имеет место отсутствие достижения главного, - обеспечение собственного личного будущего (а иногда и будущего своей семьи) за счет продолжительного или окончательного нахождения за рубежом. В определенной стране. Или регионе. И вот это достигнуто в конечном итоге не было. Просто удалось продержаться за рубежом более-менее продолжительное время, но весь итог этого сводится просто к потерянному времени. И к накоплению негативного балласта, на который незамедлительно обратят внимание при трудоустройстве в России. >Причин для возвращения было много: начиная с того, что я хотела бы чтобы мои дети учились в российской школе, и заканчивая, очень банальными и прагматическими раскладками, что сейчас в России заработать можно гораздо больше и продвинуться гораздо дальше. Это всё общие обычные легенды, которые также рассказывают ''возвращенцы''. Причем, поголовно, в разных вариациях. И про детей, которые должны учиться на родине, и про зарплаты, и про перспективы, и про комфорт родного очага, и т.д. А в реальности за всем этим ничего не кроется, что ни рассказывай. >Извините за прямоту, но по-моему вы опоздали со своими опусами о бесперспективности обучения и работы за границей с последующим возвращением на Родину лет на 15. Привозить МВА диплом в Россию в лихие 90е может большого смысла и не было, но сейчас реалии иные. Действительно, реалии иные. МВА сегодня получают в России. Вот эти люди действительно имеют все перспективы по сравнению с выпускниками ведущих западных школ. Даже с поправкой на то, что российские МВА даже близко по содержанию не ровняются с западными. А человек с западным МВА, оказавшийся вновь в России, традиционно символизирует собой неудачника. Который не сумел устроиться за рубежом, хотя изначально подобная перспектива для него была более чем туманной. И с которым при трудоустройстве можно делать всё, что работодатель посчитает нужным. Поскольку знает, что тому деваться некуда. иначе как чудом. Западный МВА хорош для западных компаний в России, но и число вакансий в них весьма ограничено. Да и качество их оставляет желать лучшего, хотя люди согласны и на них, лишь бы трудоустроиться. А вот российский диплом, даже с поправкой на его слабый в сравнении с западными уровень, имеет весьма широкую сферу применения именно в России. И более того, высоко конкурентен именно в России в сравнении с западными. Единственный его недостаток, - языковой уровень обладателя. Однако свободное или близкое к свободному владение языком требуется далеко не всем. >Кстати, у меня вернулось в Россию с десяток друзей, в том числе и те, кто работал в Японии. Насколько я знаю, дальше ностальгии о японских горячих источниках их печали не идут - они востребованы здесь, нашли куда применить опыт и назад или еще куда ''на сторону'' не собираются. Правильно. По аналогии с США, их использовали по мере возможностей и выбросили на родину. Только в США данный процесс более продолжителен, а в Японии люди ''сгорают'' гораздо быстрее. В результате чего, от всех радужных перспектив и иллюзий относительно работы за рубежом у них как раз и остаются воспоминания о горячих источниках и ином тому подобном местном колорите. А результат, - всё то же потерянное время и разочарование от несбывшихся ожиданий. Хотя думать о последствиях нужно было заранее. И предвидеть их. Хотя подобными вопросами в России вообще редко кто задается в нужный момент. Что до всотребованности здесь, то всё зависит от того, в каком качестве это происходит. И по чьей линии. Чаще всего, востребованность носит сугубо иллюзорный характер, более напоминающий надувание мыльных пузырей, - чтобы не казаться блеклыми перед коллегами. Подчеркну еще раз, - все эти люди - ''люди упущенных возможностей''. Безусловно, жизнь еще может им каким-то образом улыбнуться, но чего-либо достигнуть серьезного они уже не в состоянии. Иначе как у кого-то из них хватит времени и сил на российский МВА в дополнение к японскому. Для примера. В этом случае, действительно, в них может возникнуть интерес. Тем более, если с языком у них всё в порядке. Но только в этом случае и никак иначе. А садиться заново за учебу в России, да еще когда нужно зарабатывать деньги на проживание и семью, - это, согласитесь или нет, - крайне хлопотно, а главное - затратно. Сужу по себе, по загранице, - на грядущей старости лет тоже решил еще поучиться. И сразу же пришел к выводу, что и мозги уже не те, и хватка, хотя ровным счетом ничего крайне серьезного и запредельного в преподаваемых дисциплинах нет. Так что всё, о чем я писал в первом комментарии, - полностью верно. И выискивать какие-то иные аргументы здесь бессмысленно. Тем более, что жизненная реальность всё равно все расставит по местам. В любом случае, - вернулись и ладно, - всё одно, полагаю, дело не без пользы обошлось. Поскольку мечты тоже нужно реализовывать.
Финансовый контролер, Москва

Каждый судит со своей колокольни… аж до обсуждения межрасовых различий дошло 8)
Если бы изначальная цель состояла в том, чтобы зацепиться во что бы то ни стало за Японию, то рассуждения выше могли бы иметь смысл. Если же нет, то все подобные комментарии, увы, в оффтоп. Поскольку цели обучиться, поработать и вернуться на Родину - выполнены. Если же сочувствие высказано по поводу текущего статуса молодой мамы - то тут вообще без комментариев. Похоже, что участников сообщества больше задела фраза о разнице в отношении к работе, но на сей счет у каждого может быть свое мнение.

А если на тему адаптации по возвращении домой, то все зависит от сочетания ожиданий работодателя и качеств кандидата. Если для кого-то из работодателей зарубежный опыт кандидата есть негатив, то лично я бы задался вопросом, есть ли вообще смысл претендовать на работу в компаниях с таким руководством. ИМХО, куда лучше направить свои силы туда, где в твоих предыдущих достижениях видят будущий потенциал, а не надуманные авансом угрозы.

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Каждый судит со своей колокольни… От иллюзий в российском бизнесе и бизнес-социуме следует избавляться в первую очередь. А вот пытаться побороть стереотипы, имеющие в них место еще с советских времен, - лучше даже не пытаться. Просто обо всем следует думать до, а не после. Хотя по понятным причинам зудумываться и не хочется.
Нач. отдела, зам. руководителя, Владимир

Николай,
Боюсь что Вы нам рассказываете о своих личных страхах, а не о стереотипах российского бизнеса. Рулевые советского прошлого уже отдыхают на пенсии, а молодое поколение начало забывать такие слова как ''возвращенцы'', ''невозврщенцы''.

Финансовый контролер, Москва
Ирина Трофимова пишет: Рулевые советского прошлого уже отдыхают на пенсии.
Не может быть. И даже кепки не спасают? :)
Аналитик, Москва

Откуда такая агрессия? Ирина целеустремленный человек, готовый к диалогу. Почему такие нападки на ее личность? Будем рассматривать декретный отпуск как крушение карьеры?
Доходит до смешного: вернулась домой- неудачница, осталась в чужой стране- дома никому не нужна
Мужчины, оставьте в покое личную жизнь (более чем успешную) и выбор места проживания (более чем разумный в плане профроста).
Давайте будем обсуждать тему, задавать вопросы и получать ответы.
Ирина! Наверняка у вас есть собственная программа применения восточного опыта в России. Было бы интересно узнать, что вы считаете наиболее перспективным направлением.
Еще вопрос: в свете предыдущего разговора нет ли у вас намерения не только внедрять японский опыт на российских предприятиях, но и помочь восточным компаниям адаптироваться в России? Вы знаете все ''подводные камни'' и понимаете, что огромные обороты и финансовая успешность японских, китайских и пр. фирм могут вырасти еще больше?
И про особенности образования в Японии и рекомендации, конечно
--------------------------------------------------------------------------------

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Рулевые советского прошлого уже отдыхают на пенсии, а молодое поколение начало забывать такие слова как ''возвращенцы'', ''невозврщенцы''. Вот именно поэтому я никак и не остаюсь без работы. И такой перспективы не намечается даже на продолжительный отрезок времени вперед.
Финансовый директор, Украина
Ирина пишет:
И.Т.: Японская система базируется на том, что человек отдает работе много времени и сил, а для наших людей работа ― всего лишь средство получения дохода.
При том что интервью довольно интересное и познавательное, но такие выражения, говорят о том, что Ирина, увлекшись изучением японской культуры, почему то не посчитала нужным разобраться в культуре и ментальности собственного народа. Поверьте, не все так примитивно. И деже события последнего столетия, не способны кардинально изменить менталитет народа. Даже в современной истории известно много примеров массового трудового героизма русских людей. (Только не говорите, что вся индустриализация России была проведена руками зеков)
2
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Школа гостиничного менеджмента Лозанны сменила название на Бизнес-школу гостеприимства EHL

Новое название позволит более четко позиционировать школу в глобальной академической среде.

Школа управления Сколково и МФТИ запускают совместный бакалавриат

Выпускники получат два диплома: Skolkovo Bachelor of Business Administration и диплом государственного образца МФТИ.

Чему, где и как учиться в ближайшие 10 лет: итоги конференции EdCrunch Glocal

В этом году конференция охватила все уровни образования: дошкольный, школьный, высший, корпоративный, а также направление EdTech-стартапов.

Школа Сколково стала партнером новой армянской бизнес-школы «Матена»

Вместе со школой Сколково «Матена» создает свои первые образовательные программы, рассчитанные на руководителей высшего и среднего звена, а также собственников бизнеса. 

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
В Москве продлили требование об удаленке для 30% работников

Мэр Москвы попросил перевести на «дистанционку» максимальное количество работников, где это возможно.

Microsoft объявила о покупке Blizzard за 68,7 млрд долларов

Это почти на 20 млрд больше текущей рыночной капитализации Blizzard.

Компания Schneider Electric продолжает сбор заявок на конкурс стажировок

Конкурс дает возможность трудоустройства в компании и шанс выиграть приз в размере до €10 000.

HR-директора рассказали, какой должна быть идеальная медицинская страховка

Самыми актуальными услугами, дополняющими полис ДМС, HR-директора назвали услуги массажиста и прием психолога в офисе.