Кирилл Зубарев: Вульгарная экономическая теория. Часть 2

Кирилл Зубарев

Макроэкономика

В действительности всё совершенно иначе, чем на самом деле.
Антуан де Сент-Экзюпери

Итак, что такое макроэкономика? Однозначного и прямолинейного ответа вы не увидите ни в одном из самых толстых учебников. Причина в том, что не существует четкой грани между макро- и микроэкономикой.

Поясню данное, также весьма легкомысленное и неоднозначное заявление. В конце предыдущей главы было дано весьма расплывчатое определение макроэкономике, в качестве «среды обитания экономических существ». Так вот, это было сделано злокозненно и злонамеренно! «Экономические существа», хоть и не столь разнообразны, как представители флоры и фауны, но все же являют собою очень похожие виды, классы и породы. Здесь есть свои «акулы», «пескари», «хищники», «травоядные», «земноводные», «млекопитающие», «овощи» и «те еще фрукты»… Самое интересное, что в каждой из этих категорий могут выступать представители самых различных субъектов экономики: предприниматели и чиновники, начальники и клерки, а также предприятия и органы государственной власти. Все они объединены общими джунглями государственного и международного законодательства, циклонами и антициклонами рыночной конъюнктуры и подводными течениями интересов тех или иных политических элит (названных выше эффективным большинством).

Таким образом, макроэкономика – это чрезвычайно сложная, многоуровневая система взаимодействия интересов государств, международных и национальных корпораций, среднего и мелкого предпринимательства и отдельных граждан. Это опять достаточно общее и расплывчатое заявление… Попробую перейти к конкретике, но несколько позднее, после того, как мы разберемся в проявлениях макроэкономики, то есть в ее измерителях.

Традиционно (и с этим трудно поспорить) общепризнанными макроэкономическими показателями для отдельно взятой страны являются курс национальной валюты, индекс инфляции, динамика валового внутреннего продукта[9], золото-валютные резервы, уровень благосостояния (соотношения потребления и накопления) населения.

Попытаемся разобраться с каждым из этих показателей по отдельности, хотя, как мы увидим дальше, все они взаимосвязаны и даже иногда взаимозаменяемы.

Курс валюты. Национальная валюта является обязательством государства по обеспечению возможности приобрести некие блага на его территории за эмитируемые (выпускаемые, печатаемые) им денежные знаки. Курс валюты, в свою очередь – это отношение национальной валюты к валютам других государств, признанное рынком или декларируемое самим государством. Когда последние два подхода расходятся, образуется, так называемый, «черный рынок» валюты, где иностранные денежные знаки можно приобрести по достаточно близкому, но более высокому курсу, чем рыночный (разница – плата за риск, так как эта ситуация складывается, как правило, в условиях законодательного ограничения на операции с иностранной валютой, когда приобретение таковой возможно только через государственные органы, а иначе незаконно). Рыночный курс валюты определяется ее покупательной способностью – возможностью приобрести определенный объем благ за соответствующую сумму денег. То есть, если у вас бездна денег, но вы за них не можете ничего купить, то курс вашей валюты равен нулю в пересчете на любую другую валюту мира. Примерно такая ситуация сложилась в СССР накануне его развала и, хотя официальный курс составлял 60 копеек за доллар США, за рубли, в лучшем случае, можно было купить предметы первой необходимости не в самом лучшем исполнении. Поэтому неудивительно стремительное удешевление рубля вслед за этим – гиперинфляция, о которой следующее обсуждение в составе темы инфляция.

Инфляция – одно из самых заезженных понятий, связанных в Советском Союзе с темой «издержек проклятого капитализма». Между тем, имеет смысл разобраться, что она из себя представляет. На самом деле – это одна из самых сложных тем нашего обсуждения. Итак, инфляция – это снижение покупательной способности национальной валюты на территории страны, для которой данная валюта является государственной. Происходит от английского inflate – надувать (в прямом смысле этого слова – как воздушный шарик). То есть валюта надувается, а ее способность купить что-либо падает.

Сегодня, с учетом существования евро, тема национальной валюты стала гораздо более сложной. Страны, вступившие в еврозону и отказавшиеся от валют, история которых насчитывает сотни лет, решились на очень серьезный и неоднозначный эксперимент. Объединение Германии уже было само по себе очень рискованным шагом, но там, по крайней мере, была доминирующая национальная идея, за которую налогоплательщики Западной Германии, преимущественно, готовы были заплатить. Создание зоны евро, в огромной степени схоже с объединением Германии за исключением одного и самого главного – рядовые немцы и французы не имели никакого стимула брать на себя ответственность за экономики, скажем, португальцев или греков, которые на данном этапе жизненного пути гораздо слабее и менее эффективны. Но что случилось, то случилось. Согласившись с объединением, более сильные экономически страны также дали согласие на то, что покупательная способность общей валюты в их стране снизится, за счет повышения таковой в относительно слабых экономически соседних странах.

Впрочем, я забежал немного вперед… Вернемся к инфляции. Покупательная способность валюты определяется, в целом, двумя факторами: что покупать и на что покупать. И здесь «включаются» весы, на одной чаше которых то, что продается (товары, услуги, недвижимость, ценные бумаги, другая валюта и так далее), а на другой – денежная масса национальной валюты, то есть то количество наличных и безналичных денег, которое государство предоставило, в основном, своим резидентам[10] для совершения операций купли-продажи.

Еще одно лирическое отступление. Безналичные деньги, в основном, – это виртуальные, небумажные и неметаллические деньги. Это записи на банковских счетах. Часть их может быть «обеспечена» (то есть, предъявлена в виде наличных денег) непосредственно по необходимости такого действия. Другая же часть является лишь способом взаиморасчета (договоренности о том, что «ты мне заплатил, а я в это верю») на бумаге или, на сегодняшний день, в электронном виде. Платежи между банками, в основном, происходят в безналичной форме, хотя, когда конечный результат операции должен привести к выплате наличными, например зарплаты, возможна и физическая передача наличных денег.

И вновь к инфляции и к упомянутым выше весам. Обесценение денег происходит тогда, когда стоимость того, что будет куплено, превышает размеры денежной массы. (Спорное для многих заявление, поэтому требует пояснения. Цена состоит из зарплаты, дивидендов и налогов. Цена также является мерилом общего объема произведенного продукта. Вернемся к ее составляющим - зарплату принято индексировать, чтобы компенсировать тот же рост инфляции, инвесторы также хотят, чтобы их доход был выше, чем обесценение денег, налоги, являясь производным от первых двух, растут примерно пропорционально. То есть каждый следующий год в цену продукта закладываются инфляционные ожидания, а значит, увеличение его стоимости даже при неизменной эффективности производства. Далее, для покрытия роста стоимости необходима дополнительная денежная масса, иначе весь этот рост не будет обеспечен покупательной способностью субъектов экономики. Даже если произведено ровно такое же количество продукта, на его покупку требуется больше денег, то есть деньги обесценились.) Слова «будет куплено» здесь являются ключевыми, так как невостребованные предлагаемые к продаже товары и услуги не участвуют напрямую в образовании инфляции. Важно понять, что инфляция сама по себе не является чем-то негативным, и даже наоборот, уровень инфляции в стабильной экономике должен примерно соответствовать уровню роста экономики, то есть превышению стоимости производимых и предоставляемых, но при этом востребованных товаров и услуг над имеющейся денежной массой.

Давайте теперь порассуждаем, а что мешает государству, пользуясь статистикой, удерживать инфляцию на разумном уровне и, тем самым, уравновешивать производство и денежную массу? И здесь мы столкнемся с самой большой экономической проблемой современности – эффективностью производства. Эта проблема нам еще не раз встретится в других разделах, в частности «Инвестиции» и «Микроэкономика», но начнем ее обсуждать мы уже здесь.

Итак, государственные органы на основании статистики увидели, что стоимость произведенных и востребованных товаров и услуг (для простоты, назовем их продуктом) выросла на столько-то процентов. Возникает вопрос, за счет чего выросла стоимость? Было ли произведено больше продукта, выросло ли его качество или просто увеличилась его цена? К сожалению, для ответа на последний вопрос у государства недостаточно информации и вряд ли когда-нибудь будет достаточно (в этом, как раз, и была одна из основных причин провала социалистической плановой экономики). Опять же, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев основной причиной является увеличение цены. Позже мы постараемся разобраться в том, что представляет собою цена, пока же давайте примем на веру, что цена складывается исключительно из трех составляющих – заработная плата (оплата труда), доход владельца предприятия (дивиденды) и отчисления государству (налоги). То есть рост цен является следствием увеличения в разной степени этих составляющих. Пытаясь бездумно компенсировать это увеличение с помощью «печатного станка», государство, тем самым, дает возможность для роста каждой из этих составляющих безотносительно того, насколько конкретное производство является эффективным. Другими словами, насколько экономически справедливо распределение цены между работниками, хозяевами и государством. И тут на сцену выходит «глобализация» или международное разделение труда.

«Международное разделение труда» является устоявшимся, классическим наименованием, в конечном итоге, состоящим из разделения уже упомянутых трех компонентов: оплаты труда, дивидендов и налогов. Скорее, это можно сравнить с законом сообщающихся сосудов или с законом сохранения материи. Возьмем для простоты два сопредельных государства. В одном из них традиционно выше оплата труда, а в другом – дивиденды. Налогообложение, предположим, в среднем одинаково. Продукт в них продается, следовательно, тоже за сравнимо одинаковые цены, но вот наемные работники в государстве с меньшей долей оплаты труда смекают – надо «делать ноги» к соседям, так как там можно за те же усилия заработать на большее количество благ. В свою очередь, хозяева (инвесторы) из страны с меньшей долей дивидендов тоже прикидывают, что надо излишки вкладывать в соседнюю страну, потому что там это выгоднее. В результате капиталы перетекают в страну с большими дивидендами, а трудовые ресурсы – в страну с более высокой оплатой труда. Что происходит? Одна из них пресыщается инвестициями и здесь снижается уровень дивидендов, а другая захлебывается в количестве рабочей силы, и при этом снижается размер оплаты труда. Начинается обратный процесс. Так маятник колеблется, пока не устанавливается паритет (равенство) между этими странами в обеих взятых категориях. Но почему-то весы все равно склоняются на сторону одного из этих государств. Здесь, в конечном итоге, и зарплаты выше, и дивиденды.

А что государства? До сих пор они не принимали участия в этих «разборках», а теперь пригляделись, и одно из них увидело, что для производства на его территории есть более удобные условия (например, меньше затраты на энергию, так как оно расположено южнее и там теплее), а значит, можно увеличить налоги, как на оплату труда, так и на дивиденды. Инвесторы и наемные работники, в свою очередь, реагируют на такое изменение налогообложения и, в конечном итоге, складывается новое равновесие предложения рабочей силы и инвестиций между соседними странами.

К чему это все сказано, и как это связано с инфляцией? Очень просто. В промежутках между описанными ранее действиями потребление продукта, произведенного в этих странах, колеблется в зависимости от его цены, обусловленной нашими тремя составляющими. Степень его потребления (покупки) перетекает из одной страны в другую и, соответственно, если более дешевый продукт «втекает» в страну с менее эффективным (более дорогим) производством, этой стране нужно увеличивать денежную массу для создания возможности его покупки своим населением. При этом такая денежная масса не обеспечена собственным производством, а значит, начинается «гиперинфляция», то есть рост инфляции, превышающий рост собственного производства. Другой вариант влияния государства на потребление – это «включение» заградительных механизмов. Одним из них является повышение импортных (на ввоз товара иностранного производства) пошлин на товар, который у себя производится дороже или менее качественно. Результат тот же самый. Импортный товар дорожает, вслед за ним дорожает собственный товар, спрос на который все равно превышает предложение и, в конце концов, все так же надо включать «печатный станок», только с менее эффективным результатом для населения.

Термин «гиперинфляция» обычно используется в случаях, когда инфляция «зашкаливает» или «галопирует», то есть растет бурно, съедая доходы и сбережения населения в разы. Эмоционально такое определение более понятно, рационально же гиперинфляция – это любое превышение инфляции над темпами роста экономики. Таким образом, мы попытались отделить «мух» от «котлет», или «развести» просто инфляцию, которая является индикатором роста экономики, от гиперинфляции, являющейся проявлением меньшей эффективности внутренней экономики по сравнению со странами, с которыми в нашей стране существуют экономические взаимоотношения.

Здесь хочется отдельно обсудить взаимоотношение инфляции и курса валюты в сырьевой (то есть, богатой полезными ископаемыми и другими сырьевыми ресурсами, такими как древесина, зерновые культуры, пресная вода и так далее) стране, которой является Россия. Такая страна очень сильно зависит от цены на данные ресурсы на внешнем, то есть иностранном рынке, особенно, если их переработка налажена на территории страны не в достаточной степени. Срабатывает описанная ниже схема в нашей системе из множества сообщающихся сосудов.

К примеру, экономика стран, с которыми мы торгуем, растет, а значит требует топлива, сырья для химического производства, металлов для машиностроения и прочего строительства, а также других природных ресурсов. Один из основных законов экономики – увеличение спроса при ограниченном предложении ведет к росту цены на товар. Таким образом, цена, за которую растущие страны готовы приобрести наши «сырые» (не переработанные продукты), растет. Нам за это платят больше иностранной валюты. Эту валюту наши предприятия должны продавать за рубли, чтобы уплатить налоги в российской валюте, увеличивается спрос на рубли, и они дорожают…

Так… Вернемся на шаг назад… Описываемая последовательность еще не окончена, но уже слишком сложна. Попробуем разложить по шагам:

- Спрос на наше сырье в соседних странах увеличился, а значит, если мы готовы поставлять его больше, то цена останется на прежнем уровне, но при этом возрастет общий объем продаж. Если же у нас нет товара в большем объеме, возрастет цена на него и, следовательно объем продаж в денежном эквиваленте (выручка) все равно увеличится;
- Отечественные предприятия, продавцы товара, обязаны уплачивать налоги своему государству в валюте этого государства, то есть для этого необходимо купить валюту своего государства за ту валюту, которой покупатели в других государствах заплатили за товар;
- Чем больше иностранной валюты предлагается к продаже на отечественном рынке, тем меньше становится цена иностранной валюты, а значит, национальная валюта «укрепляется», то есть растет ее цена;
- С ростом цены национальной валюты растет стоимость прочих, несырьевых, товаров, произведенных на территории нашего государства по сравнению с товарами других государств, и, как следствие, становится дешевле купить эти товары за границей, чем производить их у нас;
- В такой ситуации укрепление национальной валюты за счет роста экспорта (продажи другим странам) сырья становится невыгодным для производителей продуктов, ориентированных на внутристрановое потребление при наличии конкурирующих производителей за рубежом, готовых поставлять свой товар нам.

Уф-ф… Эта часть, описывающая взаимосвязь курсов валют, инфляции и цен на продукты получилась гораздо сложнее, чем я на себя надеялся. Попытаюсь подвести итог: все эти три составляющие тесно пересекаются, и инфляция, будучи основным индикатором системы изменения цен на товары и курса национальной валюты, является, все-таки, наиболее объективным измерителем остальных двух показателей. Остается лишь понять, как инфляция отражает динамику (рост или падение) экономики. Для этого переходим к обсуждению валового внутреннего продукта – ВВП.

Валовый внутренний продукт – очень хитрый показатель. В принципе, он призван отражать стоимость производства благ в стране за период времени (как правило, год). То есть, грубо говоря, это совокупная цена товаров, произведенных на территории (в экономической зоне) страны. Стоп! Произведенных или потребленных? Ведь потребление – это производство минус экспорт и плюс импорт. И, кроме того, есть еще и неликвиды, то есть тот товар, который есть, но не покупается. Здесь вступает в игру принцип, который уже немного обсуждался, и который был обещан к обсуждения позднее. Настало время! Что такое цена?

Как утверждалось, цена состоит из зарплаты, налогов и дивидендов. Но ведь производитель или продавец, кроме всех этих составляющих, еще покупает сырье, оборудование, услуги подрядчиков. Для ответа на этот вопрос давайте также разложим цену любого из этих компонентов на элементарные (первоначальные) составные части. К примеру, станок. Затраты на его производство складывается из стоимости деталей, плюс сборка, плюс электроэнергия, плюс аренда помещения и т.п.. Продав станок, производитель заплатил, помимо изначальных затрат, зарплату, налоги и дивиденды Каждая из дополнительных составляющих, в конечном итоге, производятся из сырья. Последнее добывается из запасов природных ресурсов, и его цена также складывается из трех наших составных частей, плюс стоимость оборудования и сопутствующих материалов для его добычи, которые, в свою очередь, раскладываются до тех же первичных элементов. Таким образом, я надеюсь, что смог убедить читателя в утверждении, что цена любого товара или услуги состоит именно из зарплаты, дивидендов и налогов. С единственной оговоркой, что они разнесены во времени, как и производство каждого элемента затрат, состоящего из трех основополагающих.

Довольно о цене, вернемся к ВВП. Все, что мы произвели, и то, что у нас купили, делится на внутреннее потребление и проданное за границу (экспорт). Кроме этого существует то, что произведено за рубежом, но куплено у нас, то есть импорт. Каким образом уравновешиваются эти весы? Тут снова включаются в партитуру темы инфляции, а именно, цены на товары, курсы валют и доход государства. Бегло повторю, что то, что не урегулируется автоматически, рано или поздно отрегулирует государство с помощью таможенных пошлин и прочих фискальных (налоговых) инструментов. В итоге мы получим ситуацию, когда за то, что продается на территории страны, будут платить, в основном, граждане из своей зарплаты, хозяева из своих дивидендов и государство из своих налогов. Вроде бы все сбалансировано (уравновешено), ан нет… Теперь мы переходим к еще одной из важных тем «Инвестиции».

Инвестиции

Не зарывай талант в землю!
Краткое содержание притчи,
Глава 25 Евангелия от Матфея

Откуда берутся инвестиции

Наиболее простым и всеобъемлющим определением инвестиций мне кажется следующее: «Свободные средства, вложенные в предприятие с целью извлечения прибыли». Остановлюсь по отдельности на наиболее важных из слов, составляющих это определение.

«Свободные». У каждого существуют потребности, удовлетворение которых он считает обязательным. Часть их для всех одинакова, другие достаточно индивидуальны, но для каждого свой набор дорог, и его обеспечение имеет однозначный приоритет. И мало у кого найдется достаточно решимости пожертвовать необходимым и осязаемым ради чего-то сомнительного, без которого в принципе можно обойтись. Другое дело излишки. Если после удовлетворения потребностей осталось нечто, то возникает вопрос о том, как им распорядиться.

«Средства» - это не только деньги, но и все, что может быть оценено и применено: оборудование, материалы, энергия и даже время (к примеру то, которое я трачу на написание данного опуса). Деньги же являются тем средством, которые гарантированно может быть обменено на практически любое другое требуемое.

«Предприятие» здесь означает не обязательно производство товаров или услуг, а является производным от глагола «предпринимать» – «затевать, решаться исполнить какое-либо новое дело, приступать к совершенью чего-либо значительного». То есть это затея, решение, действие по применению свободных средств.

«Прибыль». Итак, у нас есть что-то лишнее, и мы пытается найти ему применение. Вариантов, в общем-то, не так много. Можно расширить круг необходимых потребностей. Например, купить автомобиль или заменить уже имеющийся на более удобный и престижный. Одним словом, «проесть». Можно просто ничего не делать, например, положить деньги под матрас. Таким образом, наш излишек впадает на какое-то время «в спячку» - и есть не просит, но и толку никакого. А то и «похудеть» может за время спячки-то… Можно отдать излишек на благое дело и забыть о том, что он существовал. Кстати, не самый худший для душевного равновесия вариант распоряжения. Ну и, наконец, можно направить его в рост – чтобы излишек увеличивался в объеме и давал возможность время от времени делать приятный выбор между уже перечисленными вариантами. Вот это увеличение излишка в объеме и есть прибыль. Соответственно, уменьшение – убыток. При этом очень важно понимать, что любое применение связано с риском убытка. В одних случаях мы сознательно идем на убыток («проедание» или благотворительность), в других надеемся сохранить или приумножить наш излишек. Но в любом случае мы не имеем над его дальнейшей судьбой полного контроля. И, как правило, чем больше прибыль, на которую мы рассчитываем, тем выше риск ее не получить, да еще и потерять то, что уже есть.

Перефразируя изначальное определение инвестиций с учетом уточнений, получаем: «Излишек, направленный на увеличение самого себя». Здесь можно возразить, что на сегодняшний день основные инвестиции идут вовсе не от людей (физических лиц), а от крупных инвесторов – банков, фондов, фирм и других юридических лиц. Но! Дело в том, что ни одно юридическое лицо в мире не имеет действительно собственных средств. Для каждого из них источниками средств являются Собственники или Кредиторы предприятия, у которых, если они юридические лица, в свою очередь, тоже есть Собственники и Кредиторы и так далее. Если же раскрутить цепочку то конца (то есть до начала), то окажется, что все средства, становящиеся инвестициями, принадлежат либо физическим лицам, либо государствам. При этом немаловажно, что и государственные средства, в конечном итоге, имеют источником часть излишков средств физических лиц, изъятую, в основном, в виде налогов. Но об этом уже говорилось в главе «Государство и налогообложение».

Какие бывают инвестиции

Владелец свободных средств (потенциальный Инвестор), принимая решение об инвестициях должен выбрать способ, с помощью которого он собирается получить прибыль. По большому, счету существует только два способа – стать Кредитором, дав предприятию в долг (кредиты, облигации, банковские вклады, пенсионные фонды) или стать Собственником (акции, доли, собственное дело) предприятия. В первом случае Инвестор рассчитывает на исполнение предприятием зафиксированных в договоре обязательств – в основном, ставка процента и сроки выплат. Здесь ожидается достаточно мало сюрпризов, если конечно предприятие не обанкротится и не окажется мошенническим. Также Инвестор не может в этом случае оказывать прямого влияния на стратегию предприятия.

Второй способ более сложный и менее предсказуемый. Став Собственником предприятия, Инвестор делает ставку на благоприятность условий функционирования предприятия (внешние факторы) и на эффективность его Руководства (внутренний фактор). Здесь нужно сразу подчеркнуть разницу между Собственником и Руководством предприятия, управляющим его средствами. Как правило, чем крупнее предприятие, тем более наглядно противоречие между ними. Это логично, так как, несмотря на то, что оба кровно заинтересованы в процветании предприятия, каждый из них имеет прямо противоположные личные цели. Собственник интуитивно стремится к изъятию полученной прибыли из предприятия как можно скорее и в наиболее полном объеме – ему нужно убедиться, что его вложения принесли ожидаемую отдачу. Руководство же заинтересовано в удержании прибыли для поддержания и развития предприятия, так как является такой же его неотъемлемой частью, как мозг является частью тела. Подсознательно Руководство даже считает, что имеет большее право на принятие решения о распоряжении прибылью, чем Собственник – ведь последний «всего лишь» предоставил средства, а прибыль «заработало» именно Руководство. При этом упускается самый важный момент – ДЛЯ КОГО прибыль зарабатывалась. В случае же, когда Собственник и Руководство предприятия являются единым целым, его раздирают противоречия, как Тянитолкая при выборе направления. И, например, владелец небольшого магазина, получив-таки прибыль, мучается выбором между покупкой жене дорогого подарка и установкой еще одного прилавка, для чего придется нанять еще одного продавца…

Что привлекает инвестиции

Но вернемся к особенностям инвестиций для Собственника. Как уже упоминалось, успех этого вида вложения средств зависит от двух основных видов факторов (их также часто называют рисками) – внешних и внутреннего для предприятия.

Внешних факторов для любого предприятия бесконечное множество. Попытаюсь сгруппировать их по основным блокам:

1. Отраслевые. Здесь собраны факторы, являющиеся уникальными для рода деятельности предприятия. К примеру, в нефтяной отрасли значительным фактором риска является неудачные разведывательные мероприятия, когда затрачены значительные средства на бурение, сейсмику, обработку данных, а углеводородов в результате не нашли или нашли, но мало, плохого качества, с низкой извлекаемостью и так далее. Или, скажем, такой широко известный фактор в сельском хозяйстве, как колорадский жук для картофелевода.

2. Климатические. Как известно, погода на земном шаре везде разная, но влияет она не только на настроение. В зависимости от колебаний температуры, влажности, количества осадков в каждой конкретной точке на карте различаются потребности населения с одной стороны и стоимость удовлетворения этих потребностей – с другой. Самый банальный и распространенный пример – холодный климат, где неоспорима потребность в теплой одежде и отоплении помещений, а пища должна быть более калорийной, чем в жарких местах. Соответственно, предприятия здесь ориентируются на спрос, продиктованный климатом, а их затраты на отопление выше, чем у их более южных прототипов. Зато меньше затрат на хранение продуктов, требующих низких температур или кондиционирования.

3. Географические. В основном к этому виду факторов относится транспорт. Мало произвести товар, надо доставить его до потребителя. Но и для того, чтобы товар произвести, нужно иметь под рукой необходимые сырье, материалы, комплектующие, которые далеко не всегда производятся здесь же. А стоимость доставки зависит от расстояния, вида груза и способа транспортировки (вода, автодорога, железная дорога, авиатранспорт и т.д.). И если лес-кругляк можно перевозить на открытых платформах, то сжиженный газ требует специальных цистерн с поддержанием требуемых режимов температуры и давления. К географическим факторам можно также отнести и характер местности расположения предприятия. Думаю не нужно объяснять, насколько отличаются условия тундры, пустыни, равнины или горного массива.

4. Сезонные. На первый взгляд, эта группа должна относиться к климатической. Но это не так. Сезонные факторы связаны не только и не столько с климатом, сколько с периодичностью каких-либо событий. К таким событиям может относиться сбор урожая, карнавал или фестиваль, школьные каникулы, выборы президента, солнечное затмение, в конце концов. Причем, подобные события могут быть положительными и отрицательными факторами для разных предприятий даже одной отрасли. Например, пивной праздник резко увеличивает продажи пива в районе его проведения, но несколько уменьшает за его пределами.

5. Политические. Этот вид факторов включает особенности взаимоотношений между странами, религиями, партиями и самими предприятиями. Всем известна вражда между корпорациями «Кока-кола» и «Пепси-кола». Несмотря на то, что в большой степени это, скорее всего, рекламный трюк, тем не менее, он имеет некоторые побочные эффекты. Например, их нежелание пользоваться одними и теми же поставщиками или распространителями приводит к необходимости наличия рядом нескольких предприятий, которые занимаются одним и тем же. Религиозные и межпартийные противоречия и формы их проявления оказывают влияние на политическую стабильность внутри страны. Соответственно, условия работы предприятия в спокойной, флегматичной и терпимой стране отличаются от таковых в стране, находящейся на пике революционной ситуации. И опять же, не всегда в лучшую сторону. На межгосударственном уровне эти факторы включают войны, экономические санкции или, наоборот, оказание поддержки, создание режима благоприятствования.

6. Государственные. Точнее эти факторы можно назвать этно-социальными, то есть присущими этносу (народу), населяющему определенную территорию и исторически объединенному в социум (общество). Подразделить же их можно на статичные и динамичные. Первые складываются в течение длительного времени и не могут быть изменены принудительно, по чьей-либо воле. К ним относятся народные традиции, уклады, стандарты поведения. В зависимости от ситуации, соблюдение традиций или их нарушение может быть важнейшим фактором успешности предприятия. В Японии, например, отступление от принятого этикета может стать причиной полного прекращения отношений. Динамичные факторы могут изменяться в зависимости от личных предпочтений руководителей общественных структур (регионов, министерств, конфессий), правящей партии, текущей национальной идеи. К таким факторам можно отнести политическую (идеологическую) систему страны, масштабы коррупции, систему налогообложения, уровень развития деловой инфраструктуры.

Можно попытаться выделить и другие группы, но остановимся на уже перечисленных. Принимая принципиальное решение о типе предприятия, Собственником которого не прочь был бы стать Инвестор, он перебирает все перечисленные факторы и определяет свою «зону комфортности», то есть те параметры, которые его устраивают. Теперь, чтобы определиться с конкретным предприятием, Инвестор переходит к анализу внутреннего фактора.

Единственным внутренним фактором является эффективность Руководства предприятия – его центральной нервной системы (ЦНС). В чем заключается деятельность Руководства? В принципе, в том же, что и у ЦНС человека. Руководство верхнего звена (головной мозг) формулирует стратегию и текущие задачи предприятия, через Руководство среднего звена (спинной мозг) доводит их до исполнителей (конечности). При грамотной организации внутренней отчетности (органы чувств) и отлаженной системы связи (нервы) Руководство контролирует выполнение поставленных задач и, при необходимости, вносит коррективы. При достижении результатов, соответствующих ожиданиям или превосходящих, Руководство применяет систему поощрений (положительные эмоции). Причем важна каждая составляющая процесса, поэтому перечислю их еще раз. Эффективное руководство должно уметь:

  • Принимать верные решения, исходя из выработанной стратегии
  • Внятно формулировать и доводить задачи до исполнителя
  • Отслеживать их по ходу выполнения и при необходимости вносить коррективы
  • Адекватно оценивать результаты и делать из них правильные выводы
  • Грамотно использовать различные инструменты мотивации исполнителя

Каждая из вышеизложенных сторон деятельности Руководства, в свою очередь, можно условно разделить на техническую и кадровую составляющие. То есть, нужно не только грамотно принимать, формулировать, контролировать, делать выводы и мотивировать подчиненных, но и подобрать «правильных» людей для того, чтобы весь этот механизм слаженно работал.

Как оценивается привлекательность инвестиций

Практически отрекаясь от того, что было сказано в предыдущем разделе, скажу, что, конечно же, большинство потенциальных инвесторов не вдается в детали всех перечисленных там факторов. Принято использовать ограниченный набор индикаторов, из которых, в основном, популярны четыре Чистая Приведенная Стоимость (NPV), Внутренняя Норма Рентабельности (IRR), Индекс Доходности (PI) и дисконтированный срок окупаемости (DPP). Названия я привел здесь для примера, так как, кроме NPV (а может и для него тоже) для остальных из них могут использоваться другие аббревиатуры и, тем более, русские переводы.

Тем не менее, попробую кратко, но емко описать каждый из них со следующей оговоркой – все они базируются на понятии «денежный поток», более подробно на котором мы остановимся в главе «Микроэкономика», но общее преставление попробуем получить уже здесь. Итак, для того, чтобы в будущем получить прибыль, нужно что-то инвестировать, другими словами, чтобы когда-то получить больше, чем имеешь сейчас, нужно сейчас расстаться на это время с каким-то объемом средств. Расстаться – это отрицательный денежный поток, получить – положительный. Сумма отрицательного и положительного денежных потоков в каждом году периода называется чистым денежным потоком (NCF – Net Cash Flow). Теперь давайте представим себе простейший вид инвестирование – банковский вклад. Вы кладете в банк конкретную сумму денег на конкретный срок под конкретные проценты. То есть, если с банком ничего плохого не случится, вы получите обратно то, что вложили, плюс проценты, которые за это время «накапали».

И здесь нам придется познакомиться с самой тягостной темой данного раздела – так называемой «стоимостью денег во времени» и дисконтированием. Постараюсь свести стресс от знакомства к минимуму. Обычно обсуждение этой темы начинают с вопроса типа: «Что бы вам хотелось получить, миллион рублей сегодня или миллион двести через год?» Я не буду особенно оригинален, но заменю глагол «получить» на «иметь», так как получить всегда лучше сегодня. У вас уже есть миллион рублей излишков (даже если нету, то придется представить, что есть), и вам нужно решить, что с ними делать – сложить под подушку, положить в банк под 10% годовых (то есть через год иметь миллион сто тысяч рублей), завести по предложению друга «маленький свечной заводик». Еще есть варианты купить новый автомобиль или сходить в казино, но здесь мы их рассматривать не будем. Как вам сделать выбор? Забегу вперед, и отмечу, что это вопрос планирования, которое будет рассмотрено в рамках «Микроэкономики». Здесь же нужно каким-то образом сравнить имеющиеся возможности или альтернативы, другими словами, варианты вложения избыточных средств.

Сразу понятно, что под подушкой деньги будут обесцениваться из-за инфляции, то есть стоимость этих денег во времени будет уменьшаться – через год за них вы сможете приобрести меньше благ, чем сегодня (та же машина будет уже дороже). Остается сравнить, что вы будете иметь, вложив в «заводик» и положив деньги в банк. Здесь нужно оговориться, что на данном этапе обсуждения вы одинаково верите в то, что банк и «заводик» имеют равную степень надежности, то есть вам пока не надо «обрисковывать» (сравнивать рискованность) этих вариантов. С банком все просто – 10% годовых даже школьник посчитает (правда, здесь тоже есть свои нюансы: процент простой или сложный, но пока не будем углубляться). С «заводиком» сложнее, но, честно говоря, не на много. Для того, чтобы сравнить два предприятия (проекта) между собой по доходности, вам нужно (А-а-а-а!!!) дисконтировать ожидаемые денежные потоки от обоих предприятий под одинаковую ставку процента.

Если банк предлагает 10% годовых, то через год вы имеете 110%, через два года 110% от того, что будет через год (это при условии, что вы не снимали процент, а оставляли его на счете), то есть 110% умножить на 110% - это уже будет 121% за два года, 133% за три года, и так далее… То, что мы сейчас проделали, называется компаундированием или прибавлением процента к изначальной сумме вклада с последующим начислением процента на увеличившуюся сумму. Другими словами, мы предполагаем, что в конце каждого года сумма вклада увеличилась на сумму процента, и на следующий год процент будет применен уже к общей сумме с учетом произошедшего прибавления.

Дисконтирование (в данном случае «отматывание», как при воспроизведении фильма) – обратное действие. Вы ведете счет от цели, то есть рассуждаете, примерно, следующим образом: «Через три года мне хочется иметь пять миллионов рублей, я могу положить деньги в банк под 10% годовых. Сколько мне нужно вложить для достижения моей цели?» Отсюда очевидно… (всегда восхищался этой фразой в учебниках по высшей математике, так как, в большинстве случаев, кроме автора и преподов, больше никому ничего не очевидно, но нужно делать вид, что все тип-топ). Для тех, кто «дружит» со степенями и процентами, абзац, следующий за этим, не интересен. Им я сообщу радостную весть: дисконтирование – это деление результата на единицу плюс ставка процента в степени номера года получения результата. В данном случае, 5 миллионов, деленные на 1,1 в третьей степени.

Но зная, что очень многие уже подзабыли эти действия или не вполне свободно ими оперируют, поясню: вы хотите забрать через три года пять миллионов рублей, значит, каждый год к изначальной сумме должно добавиться 10%, на которые тоже в дальнейшем начисляются проценты. Для определения необходимой суммы вклада вам нужно дисконтировать результат под этот процент, то есть «откусить» по 10% в год от результата каждого года. То есть, если в конце третьего года у вас должно быть 5 миллионов, то в конце второго – 5 000 000, деленные на 110% (или на 1,1) - 4 545 455, в конце первого - 4 132 231, а вложить вам нужно 3 756 574. Вот вы и продисконтировали будущий (в конце третьего года) положительный поток денег под ожидаемый процент возврата на срок, в конце которого вы ожидаете получить свой результат. То есть последняя цифра – это текущая или приведенная стоимость (PV – Present Value) того положительного потока, который вы получите через три года.

Наверное, пора перейти, собственно, к основным индикаторам, завязанным на дисконтирование. Первый из них – NPV (Net Present Value или Чистая Приведенная Стоимость) – сумма дисконтированных с учетом времени и ставки доходности денежных потоков. Исторически так сложилось, что термин PV, как правило, используется в применении либо к отрицательным, либо к положительным денежным потокам. Тогда как NPV – это дисконтированная сумма именно чистого денежного потока, то есть разницы между тем, что мы вкладываем и тем, что получаем в каждом из интересующих нас периодов. Рассмотренный выше пример с банковским вкладом, пожалуй, самый простой вариант инвестиций, когда мы один раз внесли деньги на вклад и один раз сняли их и дополнительную сумму в виде процента. Чаще всего, когда речь идет о бизнесе, вложения и отдача от них не одноразовы, то есть и вкладывать приходится не единожды, и отдача от вложений не происходит не за один раз.

Возвращаемся к нашему «свечному заводику» и вашему миллиону. У вас всегда есть выбор между различными способами применения последнего…

Передо мною здесь встала очень большая проблема – углубиться в математику или попытаться продолжить объяснение «на пальцах». Начал делать таблицы в Екселе, чтобы продемонстрировать сравнение результатов и сразу почувствовал резко возрастающую скучность изложения. Поэтому, все-таки попробую второй вариант, а цифры подскажу тем, кого они заинтересуют. Посмотрим, что получится…

Будем надеяться, что мне удалось объяснить основной принцип дисконтирования – деление значений чистого денежного потока каждого года (в принципе, правильнее сказать не года, а периода, так как это может быть не только год, но и квартал, месяц, неделя, день, но в этом случае нужно делить годовую ставку дисконтирования на количество таких периодов в году. Например, если дисконтируете по количеству недель, то на 52, а если поквартально, то на 4.) рассматриваемого срока на единицу плюс ставку минимально приемлемой прибыльности (процента) в степени, равной номеру этого года, отстоящего ото дня, в котором мы живем. Вложение имеет смысл, если сумма дисконтированных денежных потоков, которые мы ожидаем, выше нуля. То есть общая сумма доходов от наших инвестиций выше ожидаемой ставки дохода, с которой мы сравниваем.

Снова не поддамся искушению показать конкретные расчеты, скажу лишь, что инвестиции могут иметь разную динамику (распределение во времени) вложения и отдачи. В один проект требуется одноразовое вложение, и от него после этого будут примерно равномерные доходы. Примером может быть покупка и монтаж оборудования, которое будет далее выдавать примерно одинаковый объем востребованной продукции при примерно равномерных затратах на поддержание бизнеса (химчистка, магазин, автозаправка и тому подобное). Другой проект требует постепенных инвестиций и дает переменный во времени доход. Здесь приведу примером «родную» для меня нефтегазовую промышленность, где разведка, бурение и обустройство месторождения может растянуться на многие годы, при этом первые доходы появляются задолго до окончания инвестиций, недолгое время растут, а потом долгое (в лучшем случае) время падают. (Представьте себе коктейль «Маргарита». Вы инвестируете, платите деньги, потом ждете, пока вам его готовят – измельчают лед, добавляют текилу, ликер, сок и прочие ингредиенты, прицепляют дольку лайма и вставляют соломинку. После этого вы начинаете его потягивать. Сначала вам попадается достаточно большая доля того, во что вы, собственно, изначально инвестировали – алкоголя и вкусовых добавок. Но через какое-то время в том, что вы пьете, становится все больше воды и, в конечном итоге, вы уже пьете практически одну воду. Так бы я описал инвестиции в нефтегазовой отрасли, но, конечно, процесс от инвестиций до воды (кстати, в буквальном смысле слова) растягивается здесь на многие годы.)

В надежде, что объяснение Чистой Приведенной Стоимости (NPV) дало свои плоды, перейду к остальным измерителям, с которыми должно быть немного проще.

IRR (Internal Rate of Return) – внутренняя норма доходности. Это ставка дисконтирования, при которой NPV равна нулю. Если вам повезло, и вы поняли смысл NPV, то эта тема не должна вызвать особых вопросов. В противном случае (который, как мне кажется, должен быть преобладающим – я сужу по себе), мне придется переписать пояснение. Итак, рассчитывая NPV, мы применяли для сравнения известную нам ставку дисконтирования, которая равнялась проценту, под который мы уверенно могли вложить свои средства, и успокаивались, если NPV выше нуля. IRR позволяет нам понять, а под какой процент мы-таки вкладываем средства в конкретный проект. Еще раз, NPV равна нулю, если мы ожидаем от этого проекта доходность, равную проценту по вкладу в банк тех же денег на тот же срок. Результатом вложения является дополнительная сумма денег, полученная в конце этого срока или на его протяжении, которая при дисконтировании под данный процент приводит все потоки к сумме, равной изначально вложенной сумме. Перечитываю, переписываю, а все так же мутно…

Последняя попытка, после которой имеет смысл перечесть заново разделы про NPV и IRR, если картинка еще не сложилась. Представьте, что вы с закрытыми глазами выбираете на определенный срок, положить деньги в банк или инвестировать в предприятие. При этом вас уверяют (и этому можно в данном случае верить), что вложение будет одинаково доходно в обоих случаях. Независимо от того, будет отдача от вашего вложения равномерной в течение этого срока, одноразовой в его конце или колеблющейся на его протяжении, IRR всех вариантов обещает быть на одном уровне, соответственно, дисконтированный поток под данную ставку процента будет равен нулю или, другими словами, доходность будет одинаковой.

Теперь – самое страшное для понимания… Инвестиции, дающие одинаковую доходность за одинаковый период времени, могут иметь разную ценность… Предположим, что у вас есть два проекта с одинаковыми инвестициями, один из которых постепенно «раскручивается» и основной доход дает в конце срока, который вы рассматриваете (и за его пределами). Второй же «выстреливает» сразу хорошим возвратом, но потом быстро «сдувается» и концу этого срока еле сводит концы с концами. У них одинаковая доходность за этот срок. Вспоминая о дисконтировании, мы можем предположить, что при одинаковой норме доходности:

  • Проект с более быстрой окупаемостью, в целом, приносит меньше возврата денег за тот же период (более «близкие» положительные потоки увеличивают доходность, так как дисконтируются под меньшую ставку, при этом отдаленные во времени потоки, практически, не учитываются в результате), однако имеет больше смысла, если вам нужно заработать быстрее и/или снова реинвестировать ваши средства в новый «короткий» проект.
  • Проект с меньшей скоростью окупаемости может оказаться долгосрочным вложением, «дойной коровой», с которого вы можете иметь не очень высокий, но стабильный доход.
  • Выбор между такими проектами – вопрос ваших предпочтений, вашей стратегии. Если вам нужно «снять пенку» и вернуться «в кэш» (обналичить ваши вложения), то первый вариант ваш, если заложить основу бизнеса на долгие годы, то вы ближе ко второму варианту.

В чистом виде ни первый, ни второй вариант в природе практически не существует – всегда остается поле для сопоставления и выбора, но, в основном, возможный диапазон мнений описан.

Теперь совсем коротко о последних двух индикаторах, упомянутых ранее.

PI – Profitability Index или индекс доходности. Это отношение NPV к PV ваших инвестиций (PVI – Present Value of Investment) . Здесь существует, как минимум, два подхода к знаменателю, и два подхода к значению самого показателя. Разница в подходе к значению показателя вовсе смешная – прибавлять или нет к нему единицу. То есть, если прибавлять, то прибыльный проект должен иметь PI выше единицы, а если нет, то выше нуля. При этом цифры после запятой одни и те же. Не спрашивайте меня, в чем принципиальность вопроса – не отвечу, так как не знаю.

Разница в подходе к знаменателю более объяснима. Первый, и наиболее распространенный – сумма капиталовложений (более подробно об этом термине в «Микроэкономике», здесь же скажу только, что это те средства, которые вы вкладываете в такие затраты, которые будут иметь длительный срок окупаемости – оборудование, здания, сооружения, лицензии на производство или использование чего-либо и так далее). Второй, который считается более продвинутым – это весь накопленный отрицательный денежный поток до начала окупаемости инвестиций. Дело в том, что с одной стороны, отрицательный денежный поток может включать в себя не только капиталовложения, но и текущие затраты бизнеса, с другой - чистые денежные потоки могут выходить в плюс раньше, чем заканчиваются капиталовложения. Это вопрос вкуса – который из них использовать, но, в принципе, большой разницы в результате не будет.

Главные в этом индикаторе две вещи:

1. Он очень полезен в, так называемом, «портфельном» анализе инвестиций. То есть, если у вас большой выбор сравнимых проектов при относительно ограниченном бюджете, он помогает проранжировать проекты по приоритетности и выбрать тот набор, который будет наиболее оптимален для вашего портфеля.
2. Этот индикатор является «лакмусовой бумагой» капиталоемкости проектов. То есть, сравнив NPV и IRR проектов, которые вам доступны, вы узнаете о том, что вы получите в итоге, и какова будет доходность вашего вложения. PI поможет вам понять, насколько тяжело или легко (в смысле, дорого или дешево, долго или быстро) вам будет добиться первых двух результатов.

Самый простой из четырех перечисленных основных показателей – DPP (Discounted Payback Period или Дисконтированный Срок Окупаемости). Если коротко – это срок, в конце которого дисконтированные денежные потоки нарастающим итогом выходят в ноль. Но это если коротко… Давайте разберем составные части этого определения.

Дисконтированные Денежные Потоки (DCF – Discounted Cash Flows). Мы уже бегло обсуждали это понятие, но, видимо, стоит немного углубиться. Как уже упоминалось, отправной точкой оценки инвестиций являются чистые денежные потоки, то есть ряд цифр, распределенный по годам, и показывающий насколько изменилось (увеличилось или уменьшилось) количество денег в нашем кармане в том или ином году. Когда мы говорим о планируемых, будущих потоках, мы вспоминаем о «стоимости денег во времени», то есть, о дисконтировании, и говорим, что, чем больше времени осталось до конкретного года, тем меньше ценности сегодня для нас представляет денежный поток данного года. Но не только говорим, а еще и делим значение этого потока на единицу плюс ставку дисконтирования в степени порядкового номера рассматриваемого года. То есть, если числовой ряд (строка или столбец, в зависимости от того, как мы их представляем) с Чистыми Денежными Потоками покажет нам, сколько мы должны заплатить или получить реальных денег по годам, то такой же ряд с Дисконтированными Потоками показывает, насколько эти деньги для нас ценны с сегодняшней точки зрения. С каждым годом цифра во втором ряду будет все больше отличаться от цифры в первом ряду в сторону уменьшения, и с какого-то момента станут настолько маленькими, что их значениями можно будет уже пренебречь для принятия инвестиционного решения.

Что означает «нарастающим итогом выходят в ноль»? Вы инвестируете, то есть создаете отрицательные денежные потоки в первом году (или в первых годах). Затем со временем, если повезет, начинаете получать доход – положительные денежные потоки. Продисконтировав, получили ряд потоков с учетом их стоимости во времени. Теперь вы начинаете складывать потоки, начиная с первого года и до тех пор, когда общая накопленная сумма переваливает через нулевой рубеж. Срок от момента первого вложения до года выхода в плюс этой суммы как раз и называется Дисконтированным сроком окупаемости. Те, для кого все предыдущие пояснения оказались достаточно понятными, догадаются, что при дисконтировании под ставку IRR дисконтированный срок окупаемости будет равен продолжительности проекта, так как IRR – это ставка дисконтирования, при которой NPV проекта равна нулю. Круг замкнулся…

Итак, мы вложили инвестиции в проект, создали предприятие, теперь самое время поговорить о микроэкономике, пожалуй, одной из наиболее жизненных тем для читателя, который выдержал чтение до этого места. 

Материал впервые опубликован в LiveJournal.



[9] Что такое валовый внутренний продукт (пресловутый ВВП), мы обсудим немного позже. Динамика в данном контексте – это скорость роста или падения уровня данного показателя.

[10] Резидент, в данном случае, - вовсе не агент иностранной разведки, как это может показаться моим сверстникам и более старшему поколению, знакомым с фильмом «Ошибка резидента» и его продолжениями. Это всего лишь участник национальной экономики, тот, кто платит налоги в отдельно взятом государстве, получает свой доход в национальной валюте данного государства и покупает на эту валюту то, что ему необходимо для жизни.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Финансовый директор, Новосибирск

Вся макроэкономика просто и понятно описана языком мультфильма ''Американская мечта''.

Экономист, Москва
Михаил Шмелев пишет: Вся макроэкономика просто и понятно описана языком мультфильма ''Американская мечта''.
Скачал, посмотрел. Мультик прикольный, во многом верный, но однобокий и ''промывающий мозги'' не хуже, чем те, против кого направлен. IRS - это аналог нашей федеральной налоговой службы. Федрезерв, хоть и не является государственным, при этом выполняет те же функции, что и ЦБ любой другой страны. Так что ''закулисы'' там особо никакой нет. Удивительно (а может быть закономерно), что они забыли рассказать об отмене золотого стандарта.
Григорий Клинов Григорий Клинов HR-директор, Москва

Кирилл, спасибо за продолжение!

Экономист, Москва
Григорий Клинов пишет: Кирилл, спасибо за продолжение!
Григорий, спасибо за ''спасибо''. Рад Вашему отношению, и все-таки хотелось бы комментариев, типа ''здесь не совсем понятно'', ''тут противоречие'', ''обещал раскрыть такую-то тему, но не раскрыл''. Так как пишется на ходу и между других дел, а также по причине ''жжения'' поделиться, я сам, спонтанно открывая какую-то часть, нахожу ''прорехи'', которые пытаюсь ''латать''...
Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

Первую часть я воспринял скептически.
Вторая часть показывает, что у автора есть замысел ... . Это - хорошо.
Подожду до последней части. и тогда прочту всё сразу.

Экономист, Москва
Владимир Зонзов пишет: Вторая часть показывает, что у автора есть замысел ... . Это - хорошо.
Владимир, вдвойне приятно получить ''хорошо'' от Вас, хоть и большим авансом, и только за наличие замысла... Опасаюсь, что третья (и последняя) часть Вас разочарует окончательно, так как в ней я пытаюсь так же фривольно изложить основы учета и отчетности в их трех ипостасях - финансовой (бухгалтерской), налоговой и управленческой, а также рассказать про краткосрочное прогнозирование и долгосрочное планирование предприятия. Так как в этих областях Вы ''собаку съели'', то боюсь, что мне не поздоровится...
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.