Вячеслав Бычков: Моногорода: проблемы или возможности?

Вячеслав Бычков

Уже привычной становится в России проблема моногородов. Информационная вспышка по поводу Пикалево, цифры государственных вливаний в АвтоВАЗ, митинги и попытки забастовок в других городах стали обычной колонкой в газетах и рубрикой в телепередачах.

Все также хорошо понимают, что проблемы моногородов – это прямое следствие проблем градообразующих предприятий, вокруг которых, для которых и которыми они создавались.

Практически все моногорода – детища советского времени. Планово создавались, планово финансировались, планово строились. Так же планово финансировалось ЖКХ, социалка.

Все финансировалось из государственного бюджета. Обильно шли государственные и оборонные заказы, прибыль позволяла быть добрыми и содержать дворцы культуры, пионерские лагеря, детсады, дома отдыха и санатории и т.д. и т.п.

Но плановая система закончилась, госзаказы иссякли, начались рыночные отношения, которые ввели новые правила игры. Новые правила руководителям заводов были вначале непонятны, но жизнь стала учить. Кто не смог научиться – из игры выходил. Научились немногие. Большинство не смогли удержать напор молодых и наглых представителей новой формации – формации из смеси комсомольцев, бандитов и завлабов – и ушли, кто добровольно, а кто и….

Начались захваты предприятий, мелкие и крупные рейдерские потасовки, смены собственников и каждый новый владелец, осознавая или предчувствуя риски, стремился взять свое. Вывод и перепродажа активов, перенаправление финансовых потоков, перепрофилирование производств на торговые и бизнес-центры давали ощутимые финансовые результаты. В кармане собственников и топ-менеджеров.

А моногорода?

Вот здесь мы и имеем то, что имеем.

Ментальность людей, которые много лет работали на одно и то же предприятие, иногда целыми династиями, не включала в себя такие качества как склонность к изменениям, желание попробовать себя в незнакомом деле или месте, склонность к активному сопротивлению или хотя бы попытку осознать себя и свой потенциал.

Поэтому люди, даже не получая месяцами зарплату, по привычке ходили на работу и ждали, ждали, ждали.

Но голод – не тетка. И хотя молчаливое большинство готово терпеть, рано или поздно начинают активизироваться отдельные личности, которые, поднимая голову, начинают кристаллизовать и структурировать вокруг себя ранее аморфную массу терпельцев.

И вот вам, пожалуйста – социальный конфликт. Люди выходят на улицы, поднимают плакаты и флаги, перекрывают дороги. Появляется ОМОН. Начинает фонтанировать интернет. И в зависимости от режиссерских талантов неформальных лидеров моногорода и качества мышления лидеров страны возможны самые разные варианты развития событий.

Как профессиональный кризис-менеджер могу сказать, что социально-экономические конфликты и напряжения в моногородах вырастают на ровном месте. И поскольку предприятия разные, и города имеют свою индивидуальность, а люди в этих городах не похожи, то и рецептов стандартных по решению кризисных проблем нет. Все, что нужно – направить в моногород хорошую профессиональную команду кризис-менеджеров, оградить от неэффективных собственников и помочь на первое время точечными мерами государственной и финансовой поддержки, выделив небольшое количество кредитных ресурсов на пополнение оборотных средств предприятия. Через полгода мы увидим финансовый ручеек, а через год там уже будут бить финансовые фонтаны, погашая долги по зарплате и прочую кредиторку.

В качестве примера могу привести один из таких моногородов – Вятские Поляны.

Нашу команду пригласил один из акционеров Вятско-Полянского машиностроительного завода «Молот» - Госкорпорация «Ростехнологии». Завод «Молот» - единственное в городе предприятие, на котором в славные времена работало до 15 тыс. человек при том, что население города составляет около 40 тыс. человек. Предприятие, естественно, оборонное, госзаказов нет, а менеджмент сидит и ждет, когда эти заказы придут. К нашему приходу на заводе работало чуть больше 3 тысяч человек, которые ходили на работу, изготавливали мелкие партии охотничьего оружия, отправляли на склад, где уже стояли другие образцы гражданской продукции: отопительные газовые котлы, деревообрабатывающие станки, хозяйственная техника и инвентарь. Маркетинг отсутствует как таковой, а все права на продажу готовой продукции принадлежат эксклюзивному дилеру, который контролируется вторым акционером - Концерном «Ижмаш». Долгов – выше крыши. Знакомая картинка?

Наверное, и этот завод пошел бы под нож – банкротство. Но когда прошлой осенью народ в Вятских Полянах вышел на улицы и устроил «марш пустых кастрюль», то ситуацией заинтересовался В. Путин и поручил И. Шувалову, С. Чемезову и губернатору Н. Белых «принять меры». Ситуация в Вятских Полянах попала под пристальное внимание правительственных органов. Была разработана программа реструктуризации завода, комплексный план модернизации Вятских Полян, выделены бюджетные ресурсы для погашения долгов по зарплате и создания на базе непрофильных активов завода промышленного парка.

Но проблема вывода из кризиса завода оставалась. Для ее решения и пригласили нас.

Мы притупили к работе с 1-го сентября. Через решение Совета директоров Корпорация назначила нового генерального директора - члена нашей команды. На завод была направлена группа консультантов. Начали, естественно, с аналитики и инвентаризации. Стали наводить порядок в менеджменте, выстраивать бизнес-процессы. Акцент поставили на двух направлениях: снижение издержек и разработка стратегии. Основные усилия направили на создание новой бизнес-модели предприятия.

Мы понимали важность изменения менталитета менеджеров и специалистов завода и пригласили опытных бизнес-тренеров и коучей. Стратегические сессии, тренинги по целеполаганию, ценностной корпоративной культуре стали регулярными на предприятии.

И пошла цепная реакция. У людей появился огонек в глазах. Пошла генерация предложений по оптимизации производственных процессов и организации работы. Сразу выявился круг некомпетентных менеджеров, некоторые из них уволились, других стали изолировать и предоставлять возможность переобучения или ухода.

Пошли и внешние эффекты. Поскольку команда состоит из профессиональных кризис-менеджеров с огромным опытом работы (за плечами более 100 предприятий, выведенных из кризиса), то стало срабатывать наше коммуникационное поле. На завод пошли заказы от серьезных партнеров. Структуры АвтоВАЗа, КамАЗа, завода ЛЕПСЕ стали предлагать заказы на сотни миллионов рублей. Предприятием заинтересовались в «Концерне «Тракторные заводы», приехал на переговоры один из руководителей BOSCH. Идут переговоры с рядом зарубежных партнеров. Немалую роль играет, конечно, бренд «Молота». Завод всегда славился качеством и надежностью своей продукции.

Нельзя сказать, что завод встал с колен. Он только поднял голову. Но ведь и прошло всего два месяца.

Во многом успешность работы определил системный подход. Проблемы развития завода «Молот» неотделимы от проблем развития Вятских Полян. Поэтому начата разработка плана создания межрегионального Вятско-Полянского инновационно-предпринимательского кластера. Для этого есть все основания. Географическое положение Вятских Полян – близость Казани, Ижевска, Кирова, недалеко Нижний Новгород и Республика Марий Эл, поволжские промышленные центры. Неплохое авиа, железнодорожное и автомобильное сообщение.

В состав будущего кластера войдут:

  • Промышленный парк;
  • Бизнес-инкубатор:
  • Школа инновационного предпринимательства;
  • Инженерно-внедренческий научный центр;
  • Центр инноваций и инвестиций;
  • Корпоративный учебный центр завода «Молот»;
  • Сам завод «Молот».

Такие задачи зажигают людей, привлекают инвесторов. Те задачи, которые надо решать, те трудности которые приходится преодолевать, становятся гораздо легче и проще, если у людей и у города есть перспектива и есть вера в будущее.

Трудностей, конечно, хватает. Трудностей финансовых, организационных, административных, корпоративных. Но преодолевать трудности гораздо легче, когда работники завода поверили, что мы вместе – это сила, что мы вместе – одна команда, работающая на одни цели – процветание завода, процветание города, благополучие и будущее каждого работника.

Вот и получается, что проблемы моногородов вполне решаемы, что практически каждый моногород, в котором есть производство, есть производственные активы, имеет все возможности для развития. Нужно для этого немного: воля государства, помощь государства и команда профессионалов. А таких команд в стране – не один десяток.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Александр Лазарев +463 Александр Лазарев Нач. отдела, зам. руководителя, Краснодар

Вопрос Константину..
а какими нить разработками поделить можете?
что нить посмотреть из вашего опыта...
для развития.
если можно.

Руководитель проекта, Украина
Андрей, ваша теория интересная и, наверное, правильная. Полезно сделать следующий шаг, оформить практические выводы. Пока выводов нет, нет необходимых организационных мер. А жизнь идет и требует хоть не научную, но эксперементальную реакцию на основе лучших практик. Поэтому, вместе с Сергеем и Александром надеюсь, что есть люди-авторы, которым интересно копаться в своем опыте и выискивать объективные закономерности, делиться опытом с коллегами. Надеюсь, что есть управленцы, которые чувствуют себя ответственными хозяевами. Это - важно. Аксиоматика вашей модели пологает, что управленцы - тупое быдло, которое может вразумить только хороший кнут. Вы пишете, что сегодня роль собственников и управленцев поменялась местами. Что заставляло собственников увеличивать горизонт планирования и укреплять государства 200 лет назад? Им нужен был кнут? Если нужен, то исчез ли этот кнут? Сергей, Собянину могу дать интересный ответ, если будет желание слушать. Обычно, в ключевых городах такого желания нет. В них хватает политических рисков. Добавлять в смесь технологические риски хайтека будут только если монетарная награда высока. Среди муниципальных финансовых потоков парковка, как и многие другие сервисы, - микроб. IT обновки приходят в такие города с опозданием в 10-15 лет. Другой вход на этот рынок - черный. У вас есть ключи к нужным дверям? По car-share хотел бы услышать и ваше мнение. С постановкой вопроса согласен. Car share не может прижиться даже в странах, где к материальным активам относятся бережно. А в России достаточно посмотреть на состояние вагонов тролейбуса... Поэтому думаю, что прокату автомобилей пока не угрожает конкурент, который сократит издержки, упразднив структуру контроля. Александр, поделиться могу. Мои разработки технологические, т.е. на на всякого ловца. Это - методы эффективной организации для разработки и внедрения новых, реально полезных технологических решений. Например, по парковке новое решение увеличивает полезный размер конверта в 11 раз. Обычные новшества в этом бизнесе имеют порядок 0,05. Могу слепить метод под конкретную задачу. Список сразу доступной информации можно пролистать тут
Преподаватель, Красноярск
Константин Спасокукоцкий пишет: Что заставляло собственников увеличивать горизонт планирования и укреплять государства 200 лет назад? Им нужен был кнут?
Спасибо, Константин, за умный и оригинальный вопрос! 200 лет на государство действовали 2 силы и действие это было весьма продуктивным. 1) 2 века назад акционерная форма организации предпринимательства, ограничившая имущественную ответственность до размера личных инвестиций, только-только начинала получать широкое распространение. В основном в ту пору предприниматель зарабатывал себе на жизнь оставаясь в рамках фамильного (родового) бизнеса. И в этих рамках он действительно слышал свист кнута, причём слышал его постоянно - наследственная преемственность бизнеса, забота о детях и о собственной старости порождала кровную заинтересованность в расширении ''горизонта планирования''. Кнут, свистевший над предпринимателем и заставлявший его с остервенением подпинывать государство, был встроен в его ДНК :) Если бы свист этого кнута слышался и сейчас, в парламентах не было бы хоркиных, кабаевых и прочих ''управленцев, которые чувствуют себя ответственными хозяевами''... 2) Те же 2 века назад для расширения масштабов производства индустриальная экономика стала нуждаться в соединении огромных территорий. По мере того, как ''акционерное, вертикально интегрированное и бюрократически управляемое капиталистическое предприятие'' утверждалось ''в качестве преобладающей единицы накопления капитала в мировом масштабе'' [Арриги Джованни. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени / Пер. с англ. А. Смирнова и Н. Эдельмана. – М.: Территория будущего, 2006. – 472 с. С.314], государство принуждалось к расширению своих территориальных границ в борьбе за мировое господство. Экономическая экспансия и усиление борьбы на международной арене за передел мира сопровождались идеологической консолидацией хозяйствующих индивидов в рамках буржуазного государства-нации. ''Всё большее число гражданских жителей мобилизовалось для косвенной и зачастую неосознанной поддержки усилий правителей по ведению войны и укреплению государства. Ведение войны и укрепление государства становилось всё более широкой деятельностью, охватывавшей всё большее число внешне не связанных между собой направлений деятельности'' [Арриги Джованни. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени / Пер. с англ. А. Смирнова и Н. Эдельмана. – М.: Территория будущего, 2006. – 472 с. С.94]. Одной из основных забот государственной власти становится формирование чувства национального самосознания как средства укрепления нравственных устоев индустриального общества. ''В большинстве государств 19 в. первостепенное значение в развитии такого чувства национального самосознания придавалось двум общественным институтам: начальной школе и армии. Те государства, которые лучше всего решали эти задачи, и процветали успешнее всего'' [Валлерстайн, И. После либерализма: Пер. с англ. / Под ред. Б. Ю. Кагарлицкого. М.: Едиториал УРСС, 2003. – 256с. С. 147]. ''В таких обстоятельствах, – пишет И. Валлерстайн, ссылаясь на исследования У. Мак-Нейла, – фикция этнического единообразия в рамках особой национальной юрисдикции уходит корнями в последние столетия, когда некоторые ведущие нации Европы обратились к подходящим образом идеализированным и произвольно выбранным варварским предшественникам. (Несомненно любопытно заметить, что французы и британцы выбрали в качестве своих предполагаемых предков соответственно галлов и бриттов, беспечно не учитывая последующих завоевателей, от которых они и унаследовали свои национальные языки.) Фикция этнического единообразия особенно расцвела после 1789 г., когда были продемонстрированы практические преимущества и мощь неоварварской формы правления (объединившей взрослых мужчин, способных владеть оружием, спаянных чувством национальной солидарности и добровольно подчиняющихся выборным вождям) перед правительствами, ограничивавшими их мобилизацию для войны более узкими группами населения'' [Валлерстайн, И. После либерализма: Пер. с англ. / Под ред. Б. Ю. Кагарлицкого. М.: Едиториал УРСС, 2003. – 256с. С. 147-148]. Идеология великодержавности и национального превосходства, нацеленная на подготовку граждан к тяготам войны за сырьевые ресурсы и рынки сбыта, повышала уровень гражданского самосознания. Поскольку важным атрибутом великодержавного патриотизма выступала не только военная, но и трудовая доблесть, не совместимая с праздностью, пустым расточительством и политической недальновидностью, государственная бюрократия функционировала на пределе своих возможностей.
Константин Спасокукоцкий пишет: Полезно сделать следующий шаг, оформить практические выводы. Пока выводов нет, нет необходимых организационных мер
Согласен, но пока меня интересует только наука. На организацию бизнес-семинаров совершенно нет времени. В марте планируется выпуск моей монографии ''Постгосударственная парадигма управления акционерным капиталом''. Примерно в это же время должна выйти ещё и коллективная монография (пишется в соавторстве с двумя правоведами, как будет называться пока не знаю). Как только скину с плеч эти две горы, буду стараться реализовать свои практические знания (можно, кстати, и с Вятских Полян начать, если их за это время не успеют до конца опоскудить :cry: ...)
Александр Лазарев +463 Александр Лазарев Нач. отдела, зам. руководителя, Краснодар

список не листается.... :(
пишет прайвет.....

Руководитель проекта, Украина
Андрей, в пункте два много цитат, пропадает четкость мысли. Считаете ли вы, что частники озабочены ростом бизнеса, как защита от возможности быть съеденным --> объединяют мануфактуры --> акционерный капитал --> вертикально интегрированные концерны --> требуют контроль над большим количеством ресурсов --> поддерживают имперскую модель государства? Если так, то вы ответили на вопрос плетки в ракусе пространственного роста. Получается вопрос изменения временного горизонта планирования не может быть раскрыт? Конечно, временные интервалы увеличиваются по мере укрупнения объектов хозяйствования, но это в данной модели не самоцель, а побочное явление. По мере того, как появляются другие новшества в системе хозяйствования, горизонт планирования может изменяться. В частности, появление информационных магистралей сокращает время распространения сигналов. Период обращения управленчиских команд и сигналов реакции по замкнутому циклу уменьшается. Вместе с этим, отпадает необходимость долгосрочной школы мысли и практики. В результате, многие предприятияя обслуживающего компекса, не относящиеся к ключевым активам, тоже вынуждены переходить на краткосрочную бизнес модель. Но их активы окупаются на большом промежутке времени, что компенсировало относительно слабый бизнес поток. Переход на краткосрочные активы (дешевые но не качественные) еще больше ухудшает производительность. Многие бизнесы разоряются. Создаются социальные проблемы. Ключевые предприятия неожиданно теряют почву под ногами и сваливаются вслед за свитой. В таком сценарии, управленцы, которые гонятся за сиюминутной выгодой и пытаются сократить время оборота средств, действуют абсолютно в интересах дела. То, что мы наблюдаем - это побочное явление, которое не во власти управленцев и имеет масштаб, который не по зубам даже самым большим компаниям. Я имею в виду, что не было бы никакой разницы между владельцем материальных средств и распорядителем. Проблема в том, что когнитивная сложность должна сильно увеличиться, в то время как сейчас объективно создаются предпосылки ее уменьшать, ибо можно больше реагировать, меньше планировать наперед.
Преподаватель, Красноярск
Константин Спасокукоцкий пишет: в пункте два много цитат, пропадает четкость мысли. Считаете ли вы, что частники озабочены ростом бизнеса, как защита от возможности быть съеденным --> объединяют мануфактуры --> акционерный капитал --> вертикально интегрированные концерны --> требуют контроль над большим количеством ресурсов --> поддерживают имперскую модель государства?
Чёткость мысли не пропала :) - всё так, однако ''плетка'' использовалась не только ''в ракурсе пространственного роста''. Установка ''хочешь жить - набивай кулаки'' была долговременной.
Константин Спасокукоцкий пишет: появление информационных магистралей сокращает время распространения сигналов. Период обращения управленчиских команд и сигналов реакции по замкнутому циклу уменьшается. Вместе с этим, отпадает необходимость долгосрочной школы мысли и практики.
Позволю себе уточнение: с одной стороны управленец должен быстрее (всё краткосрочнее и краткосрочнее) реагировать на изменения, с другой стороны он должен постоянно отодвигать горизонт планирования (т.е. реагировать те же изменения всё долгосрочнее и долгосрочнее). Так? Если так, то обозначенное Вами противоречие разрешается при изменении структуры власти в корпорации. Такое изменение должно быть направлено на оптимизацию взаимодействия административной (отвечающей за тактику) и политической (отвечающей за стратегию) составляющих корпоративного руководства, и конечно же на попутное увеличение их ''когнитивной сложности''.
Руководитель проекта, Украина

Спасибо, Андрей, за желание найти общий знаменатель и интересные идеи. В этом сообщении попытка детализировать ранее озвученные принципы, чтобы достичь понимания побочных явлений, а не только основных щелчков плетки.

Думаю, постоянное (то, что вы интерпретируете, как долговременное) было и есть только желание быть - цель высшего порядка. Реализация такой цели, скорее всего, не могла быть мультивариантным делом (одновременн и долго, и крупно). Во-первых, одно и тоже предприятие не может иметь множество равнозначных приоритетов и постоянно удовлетворять все приоритеты одинаково хорошо. Ресурсы рассеиваются. В конкурентной среде это обязательно приведет к проблемам. Во-вторых, вы прекрасно объяснили объективные стимулы для развития гигантов. Т.е. исторически доминантную роль играла стратегия акселератов, здоровенных детин. Глобализация (неоимперская модель) живет по сей день. Если размер - это ответ на задачу о выживании, то никто не будет серьезно заморачиваться другими аспектами. Задача планировать на долгость была подчинена задаче крупности. Если, вдруг, крупность можно обеспечить без уделения внимания целям низшего приоритета, то это будет сделано.

По поводу требований к системе управления так и не так. Есть нюанс. Мэйнстрим управленцу, который озабочен исключительно показателями своего бизнеса, не нужно расширять горизонт планирования. Новая информационная реальность позволяет сократить время производственного цикла. Соответственно, большое количество параметров, которые играют существенную роль в долгосрочном планировании, теперь не нужно отслеживать. Это - просто помеха, которая изменяется слишком медленно по сравнению с периодом принятия производственных решений. Многие функциональные связи уже не нужно просчитывать. Можно просто отреагировать на изменение среды. Соответственно, сложность модели управления уменьшается. Это справедливо для любого отдела в рамках отдельно взятого предприятия. Разделение на стратегическое и оперативное управление в новой реальности теряет свою актуальность.

В то же время, смежники и предприятия обслуживающего сектора могут иметь производственные процессы, которые не могут быть сжаты во времени даже при улучшенной сигнальной системе. Появляется дисбаланс. Ключевые предприятия делают норму прибыли в короткий срок, а все остальные работают по-старому. Рынок капитала моментально реагирует на это. Второй эшелон бизнеса или моментально остается без средств на существование, или медленно разоряется, применя экономически менее эффективные, короткие бизнес циклы.

Т.е. дефекты проявляются вне зоны ответственности тех, кто диктует системе экономические условия. Ключевое предприятие А сократило производственный цикл, а предприятие обслуживающего сектора Б и В пострадали. Естественно, все происходит медленно. Стресс накапливается по мере отработки бизнес итераций. Потери малы, как зернышко. Через большое количество итераций, накапливается мешек зернышек и становится существенной проблемой. Появляются бизнесы типа паркинга автомашин и отчуждаемые непрофильные активы, о которых пишет Сергей Баженов. Отчуждение активов (предоставление автономии и вынесение дефекта за баланс), вероятнее всего, не решит проблемы промышленного комплекса. Причины проблемы лежат вне зоны ответственности менеджеров предприятий Б и В. Можно сколько угодно придираться к их близоруким, разорительным решениям, но это не их проблема.

Чтобы решить проблему, менеджеры предприятия А должны в несколько раз расширить зону ответственности. Они должны взять на себя ответственность за предприятия Б и В, ответственность за чужие юридические лица (вы уже улыбаетесь?). Сейчас много шума вокруг социальной ответственности предприятий, а результатов мало. Думаю, тема ответственности за бизнес среду вообще не найдет понимания. Частично проблема связана с тем, что значительное расширение зоны ответственности неизбежно требует значительного расширения горизонта планирования. А это - антитренд. Нет предпосылок воспитывать специалистов. При наилучших намерениях, некому работать и нет публики для критической оценки работы компаний.

Другой способ решить проблему - это создание системы контроля и механизмов балансирования стресса на государственном уровне, на уровне выше интересов отдельных предприятий. Фактически, это означает создание большой управляющей компании, которая работает в обход антимонопольного закона. Государство становится отделом стратегического планирования. Предприятия дальше деградируют в оперативные единицы. Судя по роли государства в формировании валового национального продукта, европейские страны медленно движутся в этом направлении. Но опять возникает проблема планового хозяйства.

Что вы думаете по этому поводу?

Преподаватель, Красноярск
Константин Спасокукоцкий пишет: менеджеры предприятия А должны в несколько раз расширить зону ответственности. Они должны взять на себя ответственность за предприятия Б и В
Совершенно верно! Только так и никак иначе!
Константин Спасокукоцкий пишет: Другой способ решить проблему - это создание системы контроля и механизмов балансирования стресса на государственном уровне, на уровне выше интересов отдельных предприятий
А вот этого ни в коем случае делать нельзя! Про ''балансирование стресса'' не понял, но одно могу сказать точно - уровень государства отнюдь не выше уровня интересов отдельных предприятий (если эти предприятия созданы на основе акционерного капитала, не имеющего ни национальных, ни территориальных границ). В качестве пояснения короткая выдержка из монографии: В апреле 1978 года вступили в силу Ямайские соглашения, предусматривающие окончательный юридический отказ всех национальных правительств от конвертируемости банк-нот в золото (ямайская валютная система). Юридически закреплённый отказ национальных государств от долговых обязательств за последствия деятельности транснациональных бизнес-сообществ акционерного типа не только формально, но и фактически ликвидировал остатки прежних институциональных ограничений, сдерживающих опасно противоречивое развитие акционерного капитала. Контур развития акционерного капитала сложился в единое целое и стал охватывать полностью весь мир. Транснациональные сообщества предпринимателей, объединяющихся на основе акционерного капитала, окончательно подчинили своему институциональному влиянию все стороны общественной жизни, повсеместно сменяя буржуазное государство-нацию на посту доминирующего социального института (при-мерно так же как в своё время, при переходе от мануфактурного производства к фабричному, государство-нация повсеместно пришло на смену государству-городу и государству-церкви). «Страны утратили большую часть своего прежнего суверенитета, эпохе суверенных государств пришел конец, а отдельные страны превратились просто в «фикцию»»[Элиас Н. Общество индивидов. Перевод с нем. М., 2001. с. 25]. Ну, и ещё парочка выдержек :oops: : Как бы ни был велик соблазн усилить репрессивные функции государства в ответ на социально невменяемое господство всемирных акционерных банков и транснациональных корпораций, нужно отдавать себе отчёт в том, что государство – отживший институт, и функции его – во многом просто иллюзия, поддерживаемая финансово-промышленными «королями» для сохранения за собой права на бесконтрольное управление глобальными потоками акционерного капитала. Нужно понимать, что никому, кроме безответственных распорядителей крупного акционерного капитала, невыгодно наделять отмирающий институт национального государства сакрально-спасительным смыслом, затрачивая колоссальные общественные ресурсы на поддержание псевдоконтролирующих, паразитических функций государственной бюрократии. «Мировая система просто является слишком масштабной для того чтобы её можно было контролировать «по-старому». Кто-то ещё надеется, что национальные суверенитеты государств, обеспеченные националистической идеологией своих граждан, будут последней преградой на пути всеподавляющего катка. За такими надеждами стоит просто непонимание того, что есть государство. Оно есть, прежде всего, коллегия клерков, обеспечивающих свои узкокорпоративные интересы за счёт процедурного контроля над всем, что происходит во вверенной, а точнее, оккупированной ими территории. Государство есть бюрократический аппарат и ничто иное. Этот аппарат паразитирует на всём – от воспитания детей в яслях до полётов в космос. В конечном счёте, государство паразитирует на теле самой Истории. Было бы крайней иллюзией полагать, что под прессом международной бюрократии их младшие «национальные» сородичи дадут смертельный бой во имя своего суверенитета» [Джемаль Г. Оппозиция в эпоху глобализации // Завтра. № 51]. Если источник коллизий и противоречий капитализма заключён в отсутствии эффективного механизма ответственности и преемственности внутри самой системы корпоративного управления, то не нужно стараться перекрыть его усилением государственного вмешательства в экономику. Никогда не следует забывать о том, насколько регулярно современные лидеры наций приходят к власти с помощью искусственной популярности и всегда надо отдавать себе отчёт в том, что граждане любого современного государства отчуждены от государственных властей ничуть не меньше, чем работники современных корпораций от корпоративного руководства.
Директор по маркетингу, Москва
Константин Спасокукоцкий пишет: У вас есть ключи к нужным дверям?
:)
Константин Спасокукоцкий пишет: По car-share хотел бы услышать и ваше мнение.
Вопрос был, так как наш партнер МВ активно это направление в Германии развивает. Мое личное мнение совпадает с Вашим - для России рано. Я и сам не готов отказаться от своего автомобиля и согласиться на передвижение ''перебежками'' на не известно кем до меня используемых а/м.
2
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
96% компаний малого бизнеса столкнулись с кассовыми разрывами в 2022 году

Среди наиболее частых причин появления кассовых разрывов в малом бизнесе 69% предпринимателей назвали внешние факторы.

VK запустила решение для найма и оформления сотрудников онлайн

С его помощью компании смогут нанимать и оформлять онлайн специалистов, которые работают как в гибридном формате, так и в офисном.

В российских IТ-компаниях не хватает специалистов по кибербезопасности

Также компании отмечают высокую потребность в системных аналитиках.

 

Опубликован рейтинг лучших работодателей 2022 года по версии HeadHunte

За год список HeadHunter увеличился на 28%, финалистами рейтинга стали 1082 организации.