Офицеры-менеджеры

Основы менеджмента заложила военная наука: именно в ней берут свои корни такие понятия, как тактика и стратегия, делегирование полномочий и целевое управление, и многие другие. С древних времен военные теоретики обсуждали преимущества планирования, превозносили роль обучения и разбирали приемы управления людьми. Но в сегодняшней практике армейский опыт порой воспринимается как чуждый бизнесу. С ним связывают определенные недостатки в управлении, к примеру, пристрастие к безапелляционным решениям и самоуверенность. Да и время, потраченное на военную службу, как считается, можно было бы с большим успехом посвятить образованию и карьере. Накануне Дня защитников Отечества мы расспросили нескольких офицеров-менеджеров, что же в действительности может дать военный опыт на деловом поприще, и чем он помог именно им. Ключевые приобретения, за которые многие благодарны опыту в армии, касаются, прежде всего, мировоззрения и полученных навыков управления. Хороший офицер должен обладать умением достигать поставленных задач, умением управлять людьми, высокой дисциплиной и ответственностью.

Так, Руслану Ильясову, директору по персоналу «Альфа-банка»: «наличие 'военного' этапа жизни помогло приобрести такие качества, как дисциплина, нацеленность на конечный результат, обязательность, пунктуальность. Многие бывшие военные, с которыми приходилось работать, обладают такими качествами. Из негативных последствий службы приходилось наблюдать (и самому переживать) стремление руководить авторитарно, 'строить' людей. На каком-то этапе это может быть полезно, но в конечном итоге человек должен действовать в соответствии с личными убеждениями, поэтому главная задача – убедить».

Стрессоустойчивость и надежность

Опыт грамотных офицеров, под чьим началом находились целые подразделения, ценен и в стрессовых ситуациях в деловой жизни. Например, капитан 1 ранга Сергей Мищеряков, начальник отдела развития персонала РАО "ЕЭС России', командовал людьми с 21 года, начиная с взвода и заканчивая подводной лодкой, несущей стратегические боеголовки. «Понятно, какова должна быть компетенция и мера ответственности на такой работе», - говорит он. Ему вторит полковник Виктор Мохоров, заместитель руководителя службы безопасности банка ABN AMRO: «Я думаю, что любой владелец бизнеса сочтет за честь принять на работу бывшего офицера, поскольку знает: это – надежные, проверенные люди, на которых можно положиться в трудный момент. Если офицер болел за свое дело во время службы, так же он поведет себя и в бизнесе, не отказываясь от ответственности за направление, которое ему поручено.»

Выучка мыслить стратегически

В бизнесе оказывается востребованным умение многих военных выстраивать стратегию действий и неуклонно ее исполнять. Во всяком случае, среди членов E-xecutive – офицеров в отставке немалый процент составляют директора по стратегии (другой часто встречающийся функционал – HR). В армии командирский состав проходит тщательную и жесткую «стратегическую» подготовку. По словам Сергея Мищерякова , в военных вузах «преподавался жестко целевой стиль управления, а не процессный. Нас учили принимать стратегические решения, формировали умение принимать решения. Есть такая присказка: если б военные решали все вопросы, как гражданские, немцы дошли бы до Урала. Поэтому офицеров всегда учили и учат не просто руководить коллективами, но достигать конкретных целей.»

Опыт управления людьми

Вместе с опытом командования приходит понимание механизмов управления людьми, в том числе – в критических ситуациях. По словам Олега Савича, замгендиректора по маркетингу и стратегическому развитию издательской группы 'ЭКСМО', - «в советской стране профессиональных управленцев, в сущности, учили только в Вооруженных силах. Все навыки управления людьми, навык ответственности за людей и за дело, которым ты занимаешься, стратегия и умение думать – все это в нас просто вбили. Я считаю, что приобрел в армии все, что у меня есть как у человека, как руководителя и как психолога. Во время службы приходилось руководить достаточно разными людьми в непростых условиях, включая боевые – это дает хорошие психологические навыки.»

Дисциплинированность

Безусловно, в армии прививаются привычка к дисциплине. В этом есть и очевидные достоинства, и менее заметные недостатки. Одним из них Владимир Финов, директор по развитию бизнеса SUN Group, считает недостаточную гибкость бывших военных: «рамки устава и законов службы жестки, а это накладывает отпечаток и на стиль ведения бизнеса в будущем.» А Сергей Мищеряков из РАО ЕЭС считает, что привычка к приказам и жизни по уставу может и в бизнес-среде сослужить хорошую службу. «Чрезвычайно важно умение отслеживать каждый свой шаг. Например, РАО ЕЭС – это чрезвычайно политизированная организация, и каждое наше действие “просвечено” вниманием множества заинтересованных сторон, от государственных чиновников до журналистов. Поэтому мы действуем по строжайшим законам и делаем оглядку на то, что он о нас подумают. Что не мешает развитию. Приходя на любую позицию, я первым делом изучал существующую нормативную базу и выдвигал программу улучшения. Именно так в РАО мы создали и воплотили программу реформирования системы подготовки персонала.»


Образование с выправкой

Вспоминая годы «военной» жизни, бывшие офицеры, а ныне менеджеры, неизменно высоко отзываются о качестве военного образования, которое они получили. Прежде всего, это касается технических специальностей. Так, Олег Савич, с 1993 года занимающийся проектами в медиа и телекоме, заканчивал Высшее военно-инженерное училище связи и Военную академию связи. «В области телекоммуникаций мы получали образование, не имевшее аналогов, - говорит Савич. - Преподавание было поставлено на высочайшем уровне. Ничего общего с так называемым “командно-сапожным” стилем». Виктор Мохоров также считает, что «российское военное образование – одно из лучших в мире. Особенно важно, что для командиров различных уровней ответственности предусмотрено несколько ступеней подготовки. Задачи, которые решает командир батальона и командир дивизии, чрезвычайно отличаются друг от друга, и это учтено в системе нашего военного образования.»

Важная особенность «образования под ружьем» состоит в контроле над усвоением знаний и объединении образования и воспитания. По ощущению Савича, «уровень усердия и объем усвоенных знаний в военном вузе перекрывает любой гражданский институт. В течение пяти лет, каждое утро, тебя строем ведут учиться. И ты учишься по 10-12 часов в день, больше просто нечего делать. Есть казарма, учебники и желание побывать в увольнительной и съездить в отпуск. А это невозможно, если не сдать абсолютно все, не оставив ни одного 'хвоста'». Стимуляция к учебе была жесткой, но и распределение после учебы напрямую зависело от оценок. «Получив диплом со средним баллом 4,85, я безо всяких 'знакомств' попал в Генштаб, - говорит Савич. - А три четверти курса загремело в Чехов, на подземный командный пункт на минус восьмидесятом этаже.» В Генштабе Олегу пригодилось то, что в военном вузе курсантам давались основы своего рода политеса. «Мы обеспечивали связью высшее руководства страны, и на этой работе я, к примеру, научился замечательно писать докладные и служебные записки. Когда обрывается линия с кем-то из чинов Минобороны, необходимо целое искусство, чтобы объяснить, почему “волна за ветку зацепилась”. После этого трудностей с изложением на бумаге каких-либо мыслей и объяснений у меня никогда не возникало.»


Неслучайные люди

Не был ли переход военных в бизнес вынужденным шагом, и не случайны ли эти люди в бизнесе? Безусловно, в начале 90-х, когда российская армия переживала один из тяжелейших периодов в своей истории, очень многие офицеры столкнулись с отсутствием перспектив в военной карьере. В то же время, с учетом приобретенного опыта и навыков, многие оказались востребованы в качестве наемных менеджеров, а другие открыли собственное дело. Как считает Владимир Финов (SUN Group), «соображение о “случайности” отчасти верно в отношении офицеров высокого звания, которых нанимали как управленцев или консультантов, рассчитывая на их связи, навыки и наработки. Те же, кто занимается развитием собственного бизнеса, очевидно, люди в бизнесе не случайные. Другое дело, что чем дольше человек служит в нынешней армии, тем больше он теряет в плане реализации собственных возможностей.»

В начале 90-х очень многие кадровые офицеры покидали ВС по политическим мотивам, говорит Сергей Мищеряков. «Они не могли адаптироваться к новой системе, служить тому режиму было для многих невозможно. Мы не жалели жизни, пытаясь противопоставить адекватные силы программе СОИ, я до 273 суток в году проводил под водой. Невозможно было видеть, как все созданное разрушается у тебя на глазах. Некое возрождение армии, на мой взгляд, начинается лишь сейчас.»

Для многих офицеров в отставке, занимающих сегодня высокое положение в деловой иерархии, существовали промежуточные этапы перед переходом в рыночный бизнес. Многие работали в госкомпаниях, среди которых немало таких, где ведущие роли играют военные. Например, Сергей Мищеряков прежде работал в 'Росэнергоатоме', Виктор Мохоров – в 'Рособоронэкспорте'. «Последние 10 лет службы я и служил, и, фактически, “занимался бизнесом” в “Росвооружениях” (впоследствии вошли в концерн “Рособоронэкспорт”), - говорит Мохоров. - Именно тогда я получил финансовый МВА и был приглашен в ABN Amro своим сокурсником по этой программе.»

Поставляет ли армия бизнесу управленческие кадры сегодня? Олег Савич полагает, что в армии просто не осталось стоящих кадров: «Есть “золотое поколение” 1988-1993 годов выпуска, а после этого система обучения потерпела крушение. Нет больше той элиты, людей, которые рвались в армию и военные училища в советские времена. Сегодня, наведываясь в alma mater, я вижу, как изменились курсанты. Теперь военное образование получают в основном люди из глубинки – хорошие ребята, наверно, но прежней стати уже не видно. Училище, которое в мои годы выпускало 1,5 тыс. офицеров ежегодно, сегодня выпускает около 300 человек, из которых, насколько я понимаю, половина разбегается, как только надевает погоны.»


Товарищество?

Что объединяет людей, до прихода в бизнес носивших офицерские погоны? Безусловно, существуют связи, которые поддерживаются с армейских лет, но некоего духа единства, по мнению наших респондентов, не существует. «Товарищества между военными в запасе нет, - говорит Владимир Финов. – Но если, например, в ходе деловой встречи выясняется, что люди до известной степени коллеги по роду войск или по званию, взаимопонимание устанавливается гораздо быстрее.»

«На мой взгляд, какой-то корпоративной солидарности между бывшими военными нет, во всяком случае, в РАО ЕЭС, - говорит Сергей Мищеряков. - В 'Росэнергоатоме', где офицеров значительно больше, 23 февраля является общим праздником. Все офицеры приходят в форме, глава концерна дает прием в их честь. А в РАО, когда я по привычке пришел в форме, на меня смотрели, как на сумасшедшего. Что поделать – имидж армии чрезвычайно испорчен Чечней и тому подобными событиями.»

Пожалуй, основное, что объединяет героев нашей статьи, - их личные качества: деловитость, чувство собственного достоинства, зрелость. Их приход на руководящие должности в бизнесе закономерен: требования, которые предъявляет к военачальнику его профессия, во многом схожи с требованиями менеджмента. В то же время, многие офицеры сохраняют память о своей принадлежности к военной элите и ценят ее идеалы. Как выяснилось, в бизнесе также ценят этих людей.

Фото: pixabay

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Mini dsc 0050 3 sq 2
Сергей Средний
Забейте тогда.А я научился, понял и оценил концепцию. И просто кайфую от качества ресурса и возм...
Все дискуссии
HR-новости
Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие. 

Владелец «Л’Этуаль» полностью выкупил сеть магазинов косметики «Подружка»

В России работает 287 магазинов сети «Подружка».

Стать предпринимателем пробовал каждый третий в мире

Доля заинтересованных в развитии своего бизнеса выше в странах Латинской Америки и в Индии, ниже — в Японии, Нидерландах, Бельгии, Швеции.