Яна Чурикова: «Если ты знаешь все, то лучше молчи»

Executive.ru: На Первом канале вы ведете шоу «Жестокие игры». Хотели бы оказаться по ту сторону «баррикад»?

Яна Чурикова: Я была по ту сторону баррикад на проекте «Большие гонки» и разве что от быков не бегала. Поэтому честно заслужила право стоять красивой и в гриме на бортике бассейна и с умным видом вещать о том, как же участникам «Жестоких игр» тяжело. С другой стороны, надо признать, что мы с Кириллом Набутовым (ведущий проекта – Executive.ru) струсили: в первый день первого сезона вышли на съемочную площадку и сказали: «Да что это за шары такие красные на воде, тьфу! Мы сейчас выйдем и покажем вам всем». Через пару дней от нас никто ничего подобного не слышал. Иногда, для того чтобы настроиться на работу, нужно заставить себя ее полюбить или заставить кого-то тебе сочувствовать. Так вот заставлять ни меня, ни Кирилла не нужно было – эмоции били через край.

Executive.ru: Предпочитаете рисковать или заранее взвешивать все «за» и «против»?

Я.Ч.: У меня не получается не рисковать, к сожалению. Быть менеджером-занудой, который просчитывает все заранее, верит в силу маркетинга, молится числовым богам, у меня не получается. В любом деле, как показывает практика, должна быть страсть, идеология, в которую все верят, – без этого успех невозможен. Но я никогда не ставила на кон все. Если бы играла в казино, то делала бы мелкие ставки.

Executive.ru: Кто сыграл в становлении вашей телевизионной карьеры важную роль?

Я.Ч.: Это как раз к вопросу о риске. Вот она рискнула – Кира Прошутинская, которая для меня является образцом отечественной тележурналистики, рискнула, взяв меня и моих сокурсников на практику. А что такое практиканты? Это обуза. И вряд ли бы кто-то захотел нами заниматься, но Кире Александровне удалось убедить огромный телевизионный коллектив в том, чтобы дать нам шанс.

Executive.ru: В Интернете есть информация о том, что вы провели детство в Венгрии. Почему именно там? И как это отразилось на вашем характере и, возможно, на выборе профессии впоследствии?

Я.Ч.: Я благодарна Министерству обороны СССР за то, что моего отца отправили в Южную группу войск в Венгрии, и все свое осознанное детство, полное приключений, я провела именно там. Это прекрасное место, которое мог бы описать в своих романах Марк Твен, место с богатой военной фактурой: мне и другим детям скучать не приходилось.

Executive.ru: Забор не красили?

Я.Ч.: Мы были близки к этому (смеется), но и без того хватало приключений, которым позавидовал бы Том Сойер. И под лед пруда проваливались, и гильзы после стрельбищ собирали, и побег, инициатором которого была я, за границы гарнизона устраивали – все эти события повлияли на меня. И мои лидерские качества, изобретательность и креатив родом из детства.

Executive.ru: Почему «Фабрика звезд» – явление не сезонное и в сетке появляется неожиданно?

Я.Ч.: Одно время проект шел регулярно, но поток продюсеров сократился. Людей, которые могли бы потянуть проект целиком, в нашем шоу-бизнесе немного. Очень сложно писать каждую неделю около десятка песен, чтобы с ними выступили «фабриканты». В общем, проблема в ресурсах.

Executive.ru: То есть это не связано с тем, что российская эстрада перенасыщена молодыми звездами?

Я.Ч.: Я бы сказала, что она странно насыщена. Взять, к примеру, Стаса Михайлова, Елену Ваенгу и Григория Лепса – они, однако, не молодые, а прославились. Просто народу нужно периодически предоставлять выбор, а уж откуда человек выстрелит, одному богу известно.

Executive.ru: Музыкальные реалити-шоу крайне популярны во всем мире. В чем рецепт их успешности?

Я.Ч.: Я думаю, реалити – отмирающий формат. Когда эти шоу появились на отечественном телевидении в 1990-х, они всем нравились. Да, было интересно заглянуть в замочную скважину, но людям это надоело. Сейчас акцент на зрелищности – в этом Интернет уступает телевизору. И «Фабрика звезд» – отражение этой тенденции: в этом сезоне никакого «звездного дома», только сцена и развлечение зрителей.

Executive.ru: Сколько можно заработать на российских звездах?

Я.Ч.: Ни разу за семь сезонов «Фабрики» таким вопросом не задалась. Мне даже не хватило, не знаю, чего, чтобы подойти к продюсеру Игорю Матвиенко и спросить, сколько он платит Виктории Дайнеко. Мне, честно говоря, все равно: я такая же часть шоу и для участников являюсь своего рода старшей сестрой. А вообще экономическая составляющая меня не колышет. Хоть я и могла бы, как и все в семье, стать экономистом, но с математикой у меня всегда были проблемы.

Executive.ru: Кому из западных звезд вы симпатизируете?

Я.Ч.: В прошлом году мне нравилась Леди Гага, в этом же меня тошнит от нее. Есть такая штука, как перебор – хватит с эпатажем! Рада я за Эминема: его последний альбом получил заслуженный «Грэмми» благодаря, пожалуй, честности исполнителя. Он не стесняется делиться переживаниями. И мне нравится такой подход к процессу, а не пение песенок под чужую фонограмму, что сплошь и рядом на Западе, или под музыку Доктора Люка (продюсер американских поп-исполнителей – E-xecutive), вследствие чего я не могу различить Кэти Перри от певицы Кеши. Это чистой воды продюсерские проекты, и за ними редко можно распознать индивидуальность исполнителя. А вот Джастина Бибера жалко – у этого мальчика никогда не будет такого детства, какое было, например, у меня.

Executive.ru: Если бы вы писали книгу о российском шоу-бизнесе, насколько провокационной она получилась?

Я.Ч.: Гиблое это дело (смеется). Если ты знаешь все, то лучше молчи. Я предпочитаю занимать позицию наблюдателя, а не участника. Мне неинтересно провоцировать какие-то дополнительные инфоповоды, чтобы поднимать интерес к своей персоне. И я никогда не понимала, зачем нужно фотографироваться обнаженной, чтобы о тебе заговорили.

Executive.ru: Есть ли адекватные люди в медиабизнесе? И ваш способ не сойти с ума?

Я.Ч.: Такие люди есть. Более того, некоторые из них умеют пользоваться механизмами шоу-бизнеса для своих нужд, и это высший пилотаж. А есть такие, как Валерия, – с дзенской позицией: им все равно, что происходит вокруг, и они несут в себе жизненный позитив. Это ближе мне, поэтому я не схожу с ума. У меня нет проблем с недооценкой или переоценкой вещей: стараюсь решать проблемы по мере их поступления.

Executive.ru: Решите математический пример «шоу-бизнес плюс политика равняется…».

Я.Ч.: Говорю же вам – плохо у меня с математикой! Я не умею решать такие примеры, но знаю точно – иногда между шоу-бизнесом и политикой можно поставить знак равенства.

Executive.ru: Насколько сильно, по вашему мнению, политизирована российская журналистика?

Я.Ч.: Я так рада, что занимаюсь музыкальной журналистикой и шоу-бизнесом! Мне несказанно повезло, что изначально не возникло интереса к политике. Орать на митингах, вещать с трибуны – не по мне, хотя работа связана с публичной деятельностью. Поэтому я не смогла бы стать чиновником.

Executive.ru: Российский журнал Viva может похвастаться своей стойкостью – его закрывали дважды. Недавно вышла версия 3.0. С чем связана такая вера в проект? Не боитесь ли Интернета?

Я.Ч.: Вспоминается фраза из кинофильма «Москва слезам не верит», что, мол, скоро не станет ни театра, ни кино, ни газет, а будет одно сплошное телевидение. Как видим, времени прошло много, но не изменилось ничего. Интернет не в состоянии заменить ощущения от перелистывания глянцевого журнала. Галактика Гутенберга не уступила место новой эпохе. Пока есть вера в то, что еще можно выпускать журналы, и я чувствую это по себе: у меня есть и ридер, и iPad, но глаз устает от «общения» с электронными страницами. И даже крупные издатели на конгрессе Гильдии издателей периодической печати сказали: «Да, мы все сделаем iPad-приложения, но у нас есть дальние рубежи, а туда все это дойдет еще не скоро». Viva тоже имеет свое приложение для планшетов, в котором мы по-другому подаем выигрышные вещи типа больших красивых съемок. Просто нужно быть гибче к своей аудитории. Не стоит забывать и о рекламодателях, которые нуждаются в luxury-изданиях, а раз есть такая потребность, то я точно знаю, как создать некий контент, который заинтересует и читателей. Но когда мне в третий раз предложили стать главным редактором журнала, я вспомнила фильм «День сурка».

Executive.ru: Есть ли у вас собственный бизнес сегодня?

Я.Ч.: У меня дел и так «за гланды», поэтому я боюсь сделать что-то плохо, и одной попой на всех стульях все равно сидеть не получается. Хотя все наши звезды почему-то решили, что обязательно нужно написать книгу, открыть ресторан, выпустить аромат и непременно запеть.

Executive.ru: Легко ли мотивировать творческих людей?

Я.Ч.: Коллектив, выстроенный по офисной иерархии, для меня непонятное нечто. Я не умею с этим жить, и мне не ясно, что такое «от девяти до шести». Поэтому для меня главное, чтобы в коллективе было ощущение того, что все мы делаем одну работу, хотя сейчас этого трудно добиться. Если раньше моему шефу ничего не стоило зайти в редакцию и сказать: «Ребята, а давайте-ка поднимем еще один проектик», и никто не задумывался о прибавке к зарплате, то сейчас мне стыдно так обращаться к моим коллегам. Очень сложно быть руководителем творческого коллектива.

Executive.ru: Есть ли в вашей жизни человек, глядя на которого, вы говорите себе – «я хочу стать такой же, как он (она)»?

Я.Ч.: Периодически такие люди случаются в моей жизни. Из перманентных, это, конечно же, Владимир Познер. Он доказал однажды, еще в 1980-х, что карьера на телевидении может начинаться и не с 18 лет. И очень важно, что свое звание – уважаемого журналиста – он сохраняет при разных политических режимах. Недавно я общалась с Мариной Неёловой – она такая прекрасная и не пафосная: она никогда не даст тебе понять, что ты менее образован, меньше читал, не ходишь каждое воскресенье в театр «Современник» и т.д. И, напротив, у какой-нибудь старлетки, которую показали несколько раз по телевизору и которая еще ни черта не сделала в своей жизни, огромное количество понтов, удивительно!

Executive.ru: Существует ли бренд «Яна Чурикова»? Опишите его.

Я.Ч.: Ой, я как-то не озабочена этим вопросом. Когда человек создает бренд имени себя – это социальная фикция. И порой неинтересно знать, стоит за ней что-то или нет. У меня нет бренда, но есть репутация, и мне это дороже.

Фото: yanachurikova.ru

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Так эстрада советского образца могла существовать только в годы СССР. Это являение сугубо советское и сугубо уникальное. Как и филармонии, проблематику которых мы здесь разбирали продолжительное уже время назад. С изчезновением СССР исчезла не только советская, но и российская эстрада, а ее представители были вынуждены перестраиваться на новые условия работы и репертуар исполнения. Кто перестроился или был всегда обласкан властью, - более-менее живут и сегодня. Те, кто не сумел или не нашел своей актуальности в изменившемся обществе, - так и сгинули. А вот та самая параллельная культура не просто осталась, но и частично заполнила то пространство, которое освободилось в обществе с исчезновением советской экстрады. В частности, тот самый упоминавшийся здесь псевдо-шансон. За рубежом ведь это своя, полубардовская – полународная, а не уголовная песня. Так и в России. А ее сугубо криминально-уголовный сегмент – лишь дань состоянию общества, в котором в какой-то момент все более массовая часть населения считает (или считала) для себя неприличным не быть сопричастным к криминальной субкультуре. За неимением возможности обретения статуса в обществе иным путем, люди ищут для этого подобные суррогаты. Причем, наиболее массовым является та самая массовая культура, о которой и идет речь. А культура параллельная, - та самая, что от людей, а не от бизнесменов, - она так и продолжает более менее активно где-то тлеть. Это же не поп-арт. А советскася эстрада – эт оуже прошлое. Своего рода, недосягаемый уровень для нынешних исполнителей, музыкантов, авторов песен и т.д. Естественно, не по скорости перемещения пальцев по грифу гитары или успешности апатажа публики, а именно по качеству и содержанию, которых сегодня у людей больше нет.

Николай Ю.Романов

Директор по рекламе, Москва

Если постараться универсализировать это, как мне кажется, удачное высказывание на сферы деятельности, выходящие за рамки шоу-бизнеса, то получится примерно так «Если ты, будучи самодостаточным, знаешь все, то держи дистанцию и лучше помалкивай». Это своего рода политика, обеспечивающая спокойную жизнь, но более того! Вспоминаются строки песни Галича ''Если хочешь попасть в первачи...''

Риск-консультант, Санкт-Петербург

Николай,я не понимаю выражения - сугубо советская:)) эстрада либо качественная либо нет!В советские времена появляется абсолютно голиивудско-бродвейская дива - Любовь Орлова!
В досоветские времена были - Изабелла Юрьева,Петр Лещенко,Цфацман,Вертинский.
Почему на ''проклятом'' западе все жанры находят своего слушателя,исполнители доступны зрителю.Я только недавно приехал из Америки,там есть штаты,в которых местные ФМ станции крутят только кантри и звезды кантри стоят выше чем вся поп музыка вместе взятая.там всегда прекрасно сосуществовали признанные мастодонты и новая волна,Синатра и Том Джонс и Джексон и Бритни Спирс .там тоже были суррогатные проекты - та же БритниСпирс - это искусственно рожденный проект,НО почему то в проекте все начинается не с раскрута а с того,что этот проект супер круто поет и супер круто танцует,а потом уже пиар.Хорошая и качественная эстрада - это не сугубо советское явление...скорее сугубо советским я бы назвал явление КСП - именно оно вышло из 60-дисятников и их посиделок на кухнях и диссиденствующих разговоров.Тюремный шансон -тоже советский продукт.Рубашкина и Токарева слушали именно в советские времена и на зоне и в милицейских кабинетах.Это две ментальные крайности советского периода,а настоящая эстрада - это явление самостоятельное.

Генеральный директор, Москва
Романов Николай пишет: художественный смысл и формальные искания определяются лишь банальностью исходных закладываемых в проект образом, причем сам их автор практически всегда воздерживается от всяких моральных суждений, а по существу и не выражают и никакой точки зрения автора на подготовленный им материал. Результатом этого становится нивелировка личности, подчеркнутый отказ от индивидуальности, а подчас и вообще от человеческого достоинства, что в конечном итоге и является основным проявлением данного влияния. А уж вспомним мы о них или нет, - малосущественно, т.к. в данном случае речь идет сугубо об идее проекции коммерческого воплощения через телевизионные и прочие масс-медийные проекты.
Все верно. Однако, феномен ДЕИНДИВИДУАЛИАЗАЦИИ становится парадоксальным, когда касается нас, - зрителей. Когда превращает нас в аудиторию. Именно мы (вместе) можем делать то, чего никогда не сделаем поодиночке. И тогда понятно, что без этого феномена выпуск фабричных ''звёзд'' невозможен!
Риск-консультант, Санкт-Петербург

Александр,и что же вы можете сделать все вместе?

Генеральный директор, Москва
Сергей Рогожин пишет: Александр,и что же вы можете сделать все вместе?
Сергей, речь идет о парадоксальном и неприятном для осознавания психологическом механизме. Ощущая принадлежность к группе, в конкретной ситуации, мы (все) можем быть и более агрессивными, и менее критичными к своим собственным ценностям. Если, конечно, внутренне честны с собой, - то легко можем вспомнить конкретные житейские примеры. А масштабные исследования 80-х годов только потверждают феномен ДЕИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ. Хотя я говорил только о том, что производители ''звезд'' успешно используют этот механизм косвенно пропогандируя: тусовки, сообщества, атрибуты принадлежности, экзальтированность, скандирования и пр. (в основном, конечно, в телевизоре).
Риск-консультант, Санкт-Петербург

Александр,я так и не услышал ответа.написано много,но ответа нет.Что вы можете сделать все вместе?

Генеральный директор, Москва
Сергей Рогожин пишет: Александр,я так и не услышал ответа.написано много,но ответа нет.Что вы можете сделать все вместе?
Сергей, понимаю Ваш интерес, поэтому предлагаю прочесть 2-ую и 3-ю строчку последнего сообщения. :)
Риск-консультант, Санкт-Петербург

Александр,это не интерес - это недоумение:)) я знаю точно,что вы ничего сделать не сможете ни лично,ни собрав единомышленников:))

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Николай,я не понимаю выражения - сугубо советская:)) эстрада либо качественная либо нет! А что здесь непонятного ? Сугубо советская означает, что в том виде, в каком она существовала, она могла существовать только в период СССР, в рамках которого устанавливались определенные идеологические и иные требования. И вот сквозь эту совокупность требований в результате пробивалось лишь самое лучшее и самое активное. Которое и остается бесспорным шедевром. Все остальное отсекалось от того самого массового слушателя и зрителя. Именно поэтому любые лица от искусства старались соответствовать этому самому высшему уровню, чтобы быть известными. А это было непростым трудом даже для тех, кто был обласкан властью, имел при ней некий закулисный авторитет и т.д. Отбраковывалось очень многое. А потом идеологический барьер исчез. И хлынул поток всего того, что за ним скопилось, но широкому зрителю и слушателю было неизвестно. А потом и он схлынул по мере иссякания. И что осталось ? Грязное болотистое место, где только лягушки что не прыгают. В США также имелось нечто подобное. Идеология стереотипов там была особенно сильно проявлена в кино. Но опять-таки, эти стереотипы и запреты не были доведены до того уровня, как это было в СССР. И кроме этого, в отличие от СССР, где были официально запрещенные и разрешенные направления в музыке и искусстве, в США этого не было. Т.е. если в СССР была (фигурально выражаясь) некая одна большая плотина для всего, куда попадала и откровенная халтура и очень сильные неформатные вещи и произведения, то в США вплоть до настоящего времени имеет место совокупность небольших «плотинок» на каждое направление искусства, музыки, кино и т.д. Все, что за ними отсеивается, - это халтура, которая не принесет денег и которая не соответствует критерию некоторого жанра и стиля. Т.е. сугубо коммерческий принцип. Но то, что переходит эту границу, однозначно будет сколько-нибудь успешным, в первую очередь, в коммерческом отношении. Для того все и создается. Соответственно, с учетом местных предпочтений, для каждого штата в США есть свои отдельные подобные «плотинки» и барьеры. Действующие по тому же принципу. Но на общеамериканском уровне слагающиеся в стройную систему коммерческого обеспечения прибыльности массовой культуры Т.е. разница в принципах построения идеологии. В США – коммерческая основа, в СССР – морально-идеологическая без всякого меркантильного подтекста. Результат, - коммерческая не умрет в обществе никогда, даже если США исчезнут, а советская незамедлительно исчезла вместе с СССР в результате призиса идеологии. А что до Любови Орловой, то это сугубо удел обсуждения современных модных бездельников, - кем она была и как выглядела. Бездельников, которые сами ничего не в состоянии создать и вынуждены подвизаться от искусства, глубокомысленно обсуждая чужие успехи или неудачи, делая людям имя или, наоборот, втаптывая их в грязь. Скажу лишь, что появление Л.Орловой для советского кино в тот период закономерно. Наоборот, было бы странным, если бы ее не было. А что было до революции, в период СССР широкими массами было по большинству забыто как идеологически чуждое, за исключением различных народных песнопений. Тем более, что эпоха средств массовой информации и коммуникации еще только начиналась, равно как и кинематограф, радио еще не могли оказывать подобного влияния, как это происходило уже в 30-е годы ХХ века по всему миру. Т.е. всев основном строилось насамочинном, деревенском и личном творчестве, отличавшемся от академического театрального. Николай Ю.Романов
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Опубликован рейтинг лучших работодателей Top Employers Institute 2022

Всего в рейтинге 1857 компании, из них 24 – работающие в России.

Из каких сфер приходят работать в такси

Исследование сервиса «Ситимобил»: у 11% водителей такси раньше был собственный бизнес.

Спрос на отели России у бизнес-туристов полностью восстановился

По сравнению с 2020 годом востребованность номеров в российских отелях выросла на 91% и достигла показателей 2019 года.

Россияне назвали главные причины для увольнения

17% россиян хотят уволиться в 2022 году.