Антикризисный план правительства: сработает или нет?

До последнего не признававшие проблемы в российской экономике, власти резко изменили мнение и буквально за пару недель разработали антикризисный план, призванный спасти Россию от всех проблем. Заявленные меры поддержки, на первый взгляд, звучат неплохо. Но при более пристальном их изучении становится понятно: они настолько общие, что население почувствует их вряд ли.

О необходимости срочно спасать российскую экономику Кремль сообщил в самом начале 2015 года. А уже 27 января появилось распоряжение правительства №98-р, содержащее план, который, как утверждают чиновники, «подготовлен в целях обеспечения устойчивого развития экономики и социальной стабильности в период наиболее сильного влияния неблагоприятной внешнеэкономической и внешнеполитической конъюнктуры».

Что в плане?

Как заявил премьер Дмитрий Медведев, «антикризисный план состоит из комплекса мер, которые направлены на обеспечение устойчивого развития экономики. Работа будет строиться по трем основным направлениям. Во-первых, это активизация экономического роста, поддержка системообразующих предприятий, малого и среднего бизнеса. Во-вторых, это меры поддержки по отдельным отраслям. В-третьих, обеспечение социальной стабильности».

План рассчитан на ближайшие два года. Он предполагает «активизацию структурных изменений в российской экономике, стабилизацию работы системообразующих организаций в ключевых отраслях и достижение сбалансированности рынка труда, снижение инфляции и смягчение последствий роста цен на социально значимые товары и услуги для семей с низким уровнем доходов, достижение положительных темпов роста и макроэкономической стабильности в среднесрочной перспективе». По крайней мере, это заявлено в описании документа на сайте правительства.

В число ключевых направлений деятельности в рамках реализации плана в течение ближайших месяцев входят содействие импортозамещению, развитию малого и среднего предпринимательства, привлечение инвестиций, поддержка незащищенных слоев населения, снижение напряженности на рынке труда и повышение устойчивости банковской системы. Пока на антикризисный план будет потрачено 1,4 трлн рублей, а целом сумма может достичь 2 трлн рублей.

План потребует больших ресурсов, заявил на заседании правительства первый вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, потратиться придется как бюджету, так и Фонду национального благосостояния. Часть расходов будут косвенными – в виде госгарантий. «Президентом в целом план одобрен», – констатировал вице-премьер.

Почувствуют ли улучшение граждане?

В пока еще не утвержденном варианте плана предполагается: докапитализация банков (1 трлн), АПК (600 млрд), социальные обязательства (350 млрд), санация банков (250 млрд), отмечает главный специалист отдела ценных бумаг банка «Интеркоммерц» Иван Кибардин. Данные меры, безусловно, окажут свое позитивное действие на экономику. Особо в этом вопросе хотелось бы выделить вливания в АПК, с целью реализации программы импортозамещения. Но, учитывая невысокую конкуренцию и большие производственные издержки в данной сфере, здесь главная задача – не допустить стремительного роста цен. Как реализация данного плана отразится на гражданах? Данный план рассчитан на улучшение и стабилизацию ситуации в российской экономике. А это значит, в случае его успешной реализации, качество жизни в стране должно улучшиться, полагает эксперт.

Но слова про «общее улучшение жизни» звучат слишком общо. Почувствует ли его действие на себе каждый россиянин? Далеко не факт. Антикризисный план правительства в целом является довольно несбалансированным, поскольку меры по поддержке экономики в нем только «косметические» и не предполагают по сути структурных реформ, уверена руководитель аналитического департамента ИК «Golden Hills-КапиталЪ АМ» Наталья Самойлова. В сущности, речь идет лишь о выделении денег на поддержку существующей экономической системы – до 2,4 трлн рублей. Однако ни о приватизации крупных госкомпаний, ни о реструктуризации госмонополий речи в данной программе не идет. То есть конкретики очень мало.

Среди ключевых позитивных моментов – меры по диверсификации экспорта. В частности, предполагается выделение до 150 млрд рублей в качестве кредитных гарантий для обеспечения роста несырьевого экспорта. Если говорить в целом, то такой большой объем программы поможет смягчить ожидаемую рецессию, и в перспективе года-двух будут способствовать выходу экономического роста на положительную траекторию. Однако фундаментально в экономике, к сожалению, ничего в лучшую сторону не изменится, констатирует Самойлова.

По проторенной дорожке: раздача денег компаниям

В принципе, примеры подобной поддержки у России есть. Правительство пошло традиционным путем, который оно уже испробовало шесть лет назад, зимой 2009 года, раздав деньги отдельным компаниям и банкам, напоминает начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Тогда тоже был составлен список из примерно ста юрлиц, которым оказывалась целевая адресная финансовая помощь. Кстати, банки ВТБ и Москвы тогда тоже попали в число основных получателей господдержки. Вот и на этот раз, все те же лица и те же методы.

Государство по-прежнему надеется «залить» пожар деньгами. 1,37 трлн рублей направят на рефинансирование (читай, создание новой) задолженности компаний и затыкание дыр в капиталах банков. Примечательно, что не предполагается никакого механизма, который помог бы оценить эффективность расходов, что в свою очередь, позволило бы, при необходимости, корректировать программу помощи и таким образом, выйти из кризиса быстрее и за меньшие деньги.

Это – другой кризис

Но и отличия в действиях властей от предыдущего кризиса есть. Во-первых, на этот раз заморожены пенсионные накопления, и они не придут на рынок. А значит, на рост инвестиций в 2015 году можно не надеяться. В 2009 году именно механизм покупки ценных бумаг помог быстро восстановиться активам финансовых учреждений, что привело к перезапуску реального сектора. На интервенции было потрачено всего 150 млрд рублей, это в девять раз меньше, чем планируется потратить сейчас. Острая фаза кризиса продлилась около года, и именно дешевизна активов и уверенность в будущем была мощным стимулом для инвестиций, что помогло быстро преодолеть негативные последствия.

Во-вторых, продекларирована поддержка малому бизнесу. Видимо, есть понимание, что в крупных предприятиях не обойдется без сокращений. Кстати, первые разговоры о том, что необходимо снизить административное давление на бизнес, появились как раз зимой 2009 года. Как мы видим, тема по-прежнему актуальна. Но льготы в основном отданы на откуп регионам, а они ограничены в своих финансовых возможностях. Ни один регион пока не продекларировал полное освобождение от сборов для новых предпринимателей.

В-третьих, произошел отказ от стимулирования экономического роста рыночными методами. Ставка в борьбе с кризисом сделана не на развитие бизнеса, а на выполнение соцобязательств. Экономика не получит дешевых кредитов, а потребительский спрос будет предоставлен сам себе. Вполне возможно, что таким образом был выбран путь наиболее долгого восстановления. Из заявлений чиновников следует, что на этот раз быстрого подъема экономики не ожидается, и «дно» продлится не менее двух-трех лет. Это чревато тем, что частные инвестиции могут не торопиться, пока не пробьются первые ростки (не снизится инфляция), а они, в свою очередь, не появятся из ниоткуда, кроме как из инвестиций. Банк России, попавший под огонь критики за курс рубля и высокие ставки, по прежнему предпочитает проводить политику «сначала научитесь прыгать, потом налью воду в бассейн» (сначала низкая инфляция, потом дешевые деньги).

Отвратительный внешний фон

Ситуация усугубляется и другими особенностями, которых не было шесть лет назад: снижением инвестиционных рейтингов РФ, международными санкциями, ухудшением внешнеполитической обстановки. Это приведет к более быстрому расходованию ресурсов, которые рискуют оказаться дефицитными, если положение не улучшится. При этом отсутствует четкий план импортозамещения, видимо, предполагается, что конкретно в этом вопросе должен действовать рыночный механизм.

Фактически, считает Георгий Ващенко, ситуация в экономике будет зависеть от того, что закончится первым: низкие цены на нефть или резервы правительства. Помимо них, в бой могут быть брошены пенсионные резервы и средства граждан. Запасов хватит примерно на три года, если к этому времени не будет разработан и внедрен «план Б», направленный на стимулирование потребительского спроса, ситуация в экономике может достичь своей низшей точки за последние шесть лет.

Так-то и в самом деле: нынешний антикризисный план строго «следует в фарватере» тех практик, которые применялись на Западе и у нас, начиная с 2008 года, считает независимый аналитик Дмитрий Адамидов. То есть накачивание экономики деньгами в надежде, что запустится экономический рост. На Западе это привело к росту, но в основном не в реальном секторе, а в финансовом, где надулся очередной пузырь. У нас это привело просто к инфляции, поскольку отечественный финансовый рынок не был настолько емким, чтобы переварить всю эмиссию. Да и отток капитала никто не отменял. В общем, и в том и другом случае заявленных целей достигнуто не было. «Правда, лично у меня есть некоторые сомнения, что декларируемые цели вообще кто-то пытался достичь. Реальной задачей было спасти банки, с чем успешно справились», – иронизирует эксперт.

Сегодня мы и в самом деле видим примерно такую же картину, чуть скорректированную с учетом санкций и сокращения доступности финансирования на Западе. Банкам, безусловно, нужен капитал – и затем, чтобы покрыть ошибки прежних лет, и затем, чтобы замещать западные кредиты для российских заемщиков. Но проблема в том, что наши банки в нынешних условиях регулирования просто не могут эффективно (то есть дешево, на долгий срок, и не нарушая при этом нормативов ЦБ) кредитовать реальный сектор, даже если очень этого хотят. Поэтому есть большая опасность, что большая часть господдержки снова уйдет на финансовые рынки. И это, как в прежние годы, приведет к спекуляциям и инфляции, а не к оживлению реального сектора.

Нужна реформа институтов, а не докапитализация компаний

Чтобы этого не случилось, необходима коренная реформа банковской системы. Например, разделение нынешних универсальных банков на расчетные и инвестиционные (кредитующие реальный сектор, оказывающие инвестиционные услуги и т.д.), в отношении которых ЦБ будет использовать разные подходы к регулированию.

Параллельно с реформой банковской системы целесообразно провести реформу налоговой системы – тут дело даже не в ставках налогов, а в той чрезмерно сложной и противоречивой нормативной базе и административном подходе к сбору налогов. Достаточно сказать, что крупнейшим нарушителем налогового законодательства у нас, по мнению специалистов в налоговой сфере, является сегодня… само государство. Что, конечно, нонсенс, но вместе с тем, как говорится, медицинский факт. Без упрощения расчета налогов и оздоровления налогового администрирования невозможно решить ни проблему «обнала», ни другие важные проблемы в финансовой сфере.

Нужно защитить институт собственности – без этого рассчитывать на инвестиции невозможно. В свою очередь для защиты института собственности необходима реформа суда. Нужна реформа межбюджетных отношений. Ситуация, когда центр перекладывает на регионы, у которых заведомо денег нет, заботу о развитии малого бизнеса, выглядит по меньшей мере странно.

Список этот можно продолжать – сегодня требуют решения такие вопросы, как: эффективность антимонопольного регулирования, установление материальной ответственности госслужащих за злоупотребления или причиненный по неосторожности ущерб и т.д. Одним словом, масштабным финансовым вливаниям в идеале должны предшествовать институциональные реформы. Или, если уж с реформами опять запоздали, то хотя бы проводить их параллельно.

Так или иначе, выиграют от антикризисных мер, в первую очередь, банки и крупные компании, которым действительно может стать несколько легче. Но пойдут ли они на реальное послабление условий предоставления своих услуг рядовым гражданам – вопрос очень спорный. Ну, а социальной сфере остается лишь надеяться, что расходы на нее сокращаться не будут.

Пока же больше верится в сокращение расходов, которые пообещал Дмитрий Медведев. «Необходимо провести тщательную инвентаризацию всех других расходных статей. По отдельным направлениям траты придется ограничить, в этом году… в среднем на 10%. Конечно, речь должна идти, прежде всего, о неэффективных тратах. Если потребуется, такого рода сокращение может быть продолжено, как минимум, на 5% в год в реальном выражении», – заявил он. Что-что, а сокращать у нас умеют.

Фото: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Генеральный директор, Москва

Если в 2008 кризис был мировым, то сейчас кризис в первую очередь чисто российское изделие, связанное с кризисом в головах нашего правительства и ''капитанов индустрии'', являющихся добросовестными учениками западной либеральной бизнес-школы и завязанных на спекулятивных показателей сырьевых и валютных бирж, не являющихся реальным показателем состояния экономики. Такое твердое ощущение, что кризис искусственно создан и активно раскручивается с политическими целями.
Сейчас нет рецептов стандартного лечения кризиса. Предлагаемая правительством ''антикризисная'' программа 60 пунктов по сути является очередным вкачиванием денег в банковскую сферу и гос. компании. Мы опять пытаемся лечить последствия, а не первопричину. Поручить лечение тому доктору, который своим незнанием, безграмотностью заразил пациента - вот что мы пытаемся сейчас сделать. Лечение может быть только кардинальное. Замена докторов на докторов не из ''западных систем бизнес-ценностей''. Т.е. ''Правительство в отставку''. Создание не ''антикризисной'' программы, а ''программы развития''. План должен быть созидающий, а не констатирующий. Реформа ЦБ. Национализация сырьевых и прочих монополистов. Реальный переход к ''социально ориентированной экономике''. Вкладывание денег не в банки и т.н. ''народные достояния'', а те сектора, которые позволят дать наполнение полок отечественным товаром и обеспечат работой наших сограждан. Надо запустить механизм роста покупательной способности населения в первую очередь! Надо смотреть правде в глаза. Кризис создан в т.ч. и санкциями запада. Раз есть санкции - значит есть форс-мажор по возврату заимствований в западных финансовых структурах. Вы его породили (кризис) - платите. Прекратить привязку рубля и нефти к спекуляциям на бирже. Перевод контрактов по сырью в рублевую зону. Хватит либерального нытья о том, что мы часть мировой экономики и западных ценностей. И реальная либеризация частного среднего и мелкого бизнеса. Хватит кормить гос.монополии, которые по сути есть частные. если гос - национализировать их к чертовой бабушке. Лечить не последствия - а причину!

Директор по рекламе, Москва

неправильный диагноз - неправильное лечение
есть две принципиально разные точки зрения

1. тотальная денежная
Это представление о том, что в целом есть денежное тело экономика, которая вроде должна жить но не живет, что то в ней не живет быстрее остального - туда нужно ручное управление деньгами, другое в утробе экономики это очень важно и главное кровеносно системное туда нужно ручное управление деньгами, чтобы было живым всегда, так как если это не будет жить, то целостность организма нарушится и так далее, население обедневает, теряет работу перестает потреблять

2. институционально отраслевая
Это представление о системе отраслей с их ролями в деятельности общества базиса и надстройки и развитости отраслей на современном уровне и их воспроизводства, с нормальным ясным и четким описанием состояния и развитости отраслей, которые равномерно и взаимодействуя друг с другом (как в той же Канаде снижают цены на электроэнергию ''как в проклятом совке'') развиваются и подпитывают экономику производством а население богатеет и потребляет, чтобы производство производило

обе точки зрения на одно и то же - какие то кризисы, которые случаются

реакция на кризисы может быть по первой точке зрения а может по второй, реакции на кризис разные, зависят от точки зрения на реальность, почему у нас не вторая точка зрения, так это наследство СССР, который перед последним вздохом разделил нефтяников и газовиков и дал им в руки огромные ресурсы, выведя их из гармоничного взаимодействия с другими отраслями, которые вдруг не имели денег на старте (как например огромные фонды сельскохозяйственных сортов стоимость которых была миллиарды и миллиарды но без денег и взаимодействия а они сами не смогли восстановить интеграцию)

т.е. если не восстанавливать институциональные основы всех отраслей
то и н\\х автоматически будет в кризисе
а экономика как индикатор состояния н\\х будет все время это показывать.
Так опять ремонтировать индикатор изволите? Еще не надоело?

Управляющий директор, Москва
Андрей Колосинский пишет: Перевод контрактов по сырью в рублевую зону.
Вот уже вижу карикатуру в Economist: торговые ряды, как на обычном рынке, сверху надпись International Crude Oil Market, два прилавка. За одним стоят торговцы преимущественно в европейской деловой одежде, но есть и в одежде стран Персидского залива, перед каждым бочка с названием сорта нефти и ценой со знаком доллара, цены не очень сильно отличаются друг от друга. За противоположным прилавком одинокий торговец в ушанке с неровно понятыми в стороны ушами, перед ним бочка с надписью Urals, табличка с ценой со знаком рубля, цена даже близко не стоит к диапазону цен на противоположном прилавке. Я не смогу за карикатуристов придумать подпись к карикатуре, мне не подняться до их сарказма.
Экономист, Москва
Михаил Ободовский пишет: За противоположным прилавком одинокий торговец в ушанке с неровно понятыми в стороны ушами,
ВВП? :-)
Управляющий директор, Москва

Не знаю, во всяком случае, я не пытался придать этому персонажу карикатуры какое-либо портретное сходство.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Михаил Ободовский пишет: За противоположным прилавком одинокий торговец в ушанке с неровно понятыми в стороны ушами, перед ним бочка с надписью Urals,
Иранца тоже туда надо с нашим рядом поместить. И Николаса мадуру
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Андрей Колосинский пишет: Прекратить привязку рубля и нефти к спекуляциям на бирже
Это интересное предложение - достойное разбирательства в думе. Но почему-то дума этот вопрос мало исследует
Андрей Колосинский пишет: Перевод контрактов по сырью в рублевую зону
и сам Сечин, и другие участники энергетического рынка признают, что скорый переход на рубли невозможен, так как нефтегазовая отрасль и российская валюта к нему не готовы. Экспортные контракты заключены в долларах, а многие сделки зависят от валютных кредитов, из-за чего переход на оплату в рублях повлечет существенную потерю доходов, предупреждают эксперты. Кроме того, глава «Роснефти» опасается, что к снижению выручки приведет и дополнительный спрос на рубли и укрепление его курса. Переходу на рубли в расчетах мешает также и тот факт, что доля России в мировом ВВП и экспорте невелика, отмечает Сечин. Для начала глава «Роснефти» призывает расширять торговлю энергоресурсами за рубли на российских торговых площадках. Подробнее на НТВ.Ru: http://www.ntv.ru/novosti/1201976#ixzz3R2eKSkbC
Андрей Колосинский пишет: Хватит либерального нытья о том, что мы часть мировой экономики и западных ценностей
Это нытьё не в почёте года так с 2005, а уж в 2014 стало официальным признаком 5-й колонны.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Андрей Колосинский пишет: Хватит кормить гос.монополии, которые по сути есть частные. если гос - национализировать их к чертовой бабушке.
Не понял - как можно национализировать то, что и так государственное.
Директор по развитию, Москва
Марат Бисенгалиев пишет: Кроме того, глава «Роснефти» опасается, что к снижению выручки приведет и дополнительный спрос на рубли и укрепление его курса.
Вот ключевая фраза в обсуждении.
Генеральный директор, Москва
Марат Бисенгалиев пишет: Не понял - как можно национализировать то, что и так государственное.
Марат, что здесь не понятного. Пиарят ''как национальное достояние'', типа мы государственные, а как до конкретики доходит ''мы не государственные''.. Там черт не разберет, что и как.
Михаил Ободовский пишет: Вот уже вижу карикатуру в Economist: торговые ряды, как на обычном рынке, сверху надпись International Crude Oil Market,
Утро начинаете с чашечки кофе и чтения западной прессы в первоисточнике? Похвально, похвально. Мы же следуем ''рынку'', а не формируем его. Поэтому мы и в такой Ж, уважаемый Михаил.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии