«Хотя бы зиму с нами переживите!»

Сколько в России брошенных деревень? В ходе переписи 2010 года в было установлено, что в стране есть 19,4 тыс. поселений без жителей. Эта цифра ежегодно увеличивается за счет опустевших сел и уменьшается за счет деревень, которые исключены из перечня населенных пунктов. Идет третья волна урбанизации. Первая пришлась на годы сталинской индустриализации. Вторая – на период развития советской промышленности во второй половине ХХ века. Третья началась с крушением СССР. Каков уклад деревенской жизни сегодня? Чем селяне отличаются от горожан? Каковы их устремления, ценности, какова мобильность? Собеседник Executive.ru – заместитель декана факультета медиакоммуникаций Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» доцент Сергей Давыдов.

Executive.ru: Почему вы исследуете деревню?

Сергей Давыдов: Потому что медиапотребление на селе совершенно не изучено. Исследователей и их индустриальных заказчиков интересует прежде всего состояние медиарынка в городах с населением от 100 тыс. и более. Что происходит в деревне – неизвестно. Поэтому в 2012 году мы предприняли экспедицию в Костромскую область, воспользовавшись любезным приглашением и поддержкой профессора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Никиты Покровского. Он давно и продуктивно изучает состояние российской деревни – я имею в виду прежде всего «Угорский проект», в котором участвуют не только социологи, но и географы, биологи, историки, специалисты других отраслей, изучающие деревню. В 2013 году мы сделали совместное исследование с Донским государственным техническим университетом в Ростовской области. В планах на ближайшие годы еще два-три региона.

Executive.ru: Что представляет собой российская деревня XXI века в экономическом смысле?

С.Д.: Современная российская деревня – прежде всего, набор индивидуальных хозяйств. Они вышли на первый план, когда стали рушиться созданные при советской власти колхозы. Конечно, есть и агробизнес, и сильные фермерские хозяйства. В некоторых деревнях пытаются возродить народные промыслы, ремесла. Но никакой по-настоящему массовой альтернативы колхозам в постсоветский период не возникло. Очень много деревень, где никакого централизованного производства (выходящего за пределы индивидуальных хозяйств) нет и не предвидится. Не будем забывать, что любой сельский житель может прийти в магазин и там по доступным ценам купить молоко, хлеб и другие необходимые продукты.

Executive.ru: Кто создает рабочие места в деревне?

С.Д.: Прежде всего, государство. Во-первых, такие должности, как учителя, фельдшер, почтальон, участковый… Сельская инфраструктура минимальна, но, тем не менее, она существует. Во-вторых, сельские жители заняты на сезонных работах в таких сферах как строительство дорог, лесное хозяйство… Это не постоянные заработки, конечно. Но, скажем, в Костромской области люди, вовлеченные в эти трудовые отношения, зарабатывают по сельским меркам немало – по 30 тыс. рублей в месяц. Это, если так можно сказать, экономическая элита села. Официально по данным Росстата на 2012 год доля трудоспособного населения на селе составляет 58,37%, в городе – 61,73%. На первый взгляд разница небольшая. Но надо помнить, что сельские жители при наличии возможности нередко работают в городе; кроме того, некоторые явления официальная статистика «не видит».

Экспедиция Высшей школы экономики в Костромскую область. 2012 год.

Executive.ru: Сколько зарабатывают деревенские жители? Какова шкала?

С.Д.: Доходы, конечно, существенно ниже, чем в городе. В 2011 году, согласно Росстату, 37,7% от общего числа малоимущих домохозяйств в стране проживали в сельской местности. В целом, государственные рабочие места оплачиваются достаточно скромно. 3-5 тыс. рублей в месяц – нормальный доход для человека, работающего, например, сельским почтальоном или фельдшером. В этих условиях значительную роль приобретает пенсионер. Он финансово состоятелен, может реально содержать семью, включая неработающих членов трудоспособного возраста. Мы не раз наблюдали ситуацию: в продовольственный магазин идет пара. Спившийся мужчина неопределенного возраста – то ли ему 30, то ли 50 лет – и его старуха-мать. Они идут покупать водку. Ему надо похмелиться, но кошелек у нее...

Executive.ru: Деревня пьет больше, чем город?

С.Д.: Конечно. Ситуация тяжелая по всей стране; напомню, что по данным Всемирной организации здравоохранения Россия входит в пятерку стран по объему потребления алкоголя на душу населения. На селе ситуация усугубляется тем, что многие люди оказываются невостребованными, у них нет никаких возможностей для социального, профессионального развития, улучшения финансового положения. Согласно Росстату, в мае 2013 года уровень безработицы среди городского населения составил 4,5%, а на селе - 7,4%; зимой разрыв еще больше из-за сезонного характера работ. При этом на селе выше и доля застойной безработицы – когда работу ищут год и более: 35,5% против 31,1% среди горожан.

Люди, понимающие, что в деревне они не востребованы, переезжают в город. Мобильность приводит к тому, что население села сокращается. Здесь есть фактор негативного отбора. Город на протяжении десятков лет выкачивает из нашего села лучшие кадры. Точно так же, как Москва их выкачивает из регионов. Остаются те, кто не может и не хочет уезжать. В деревне очень большой дефицит людей молодого возраста, особенно мужчин в возрасте 20-30 лет. Женщин тоже не хватает, но недостаток мужчин выражен сильнее. Их там очень мало, потому что они оканчивают школу, идут учиться, пытаются остаться в городе. Те, кому не удается в городе закрепиться, жениться или выйти замуж – возвращаются. Равно как и разведенные женщины, у которых в городе больше никого нет.

Executive.ru: Насколько интенсивно идет исход из села?

С.Д.: Официально в прошлом году на селе число выбывших превысило число прибывших на 166 тыс. человек, из которых 157 тыс. человек трудоспособного возраста. В деревне есть разрыв поколений: там живут либо лети, либо представители старшего возраста. Молодежи на селе довольно мало, и отъезд в город считается нормальным, хорошим сценарием. Некоторые живут между городом и селом: работают в городе, привозят детей в деревню на лето, приезжают туда сами. Поддерживают родителей, которые в город не едут либо потому, что не хотят, либо потому, что в городе для них нет места. На их земле им лучше.

Executive.ru: К вопросу об исходе самых инициативных. Ваши респонденты рассказывали о возможностях экологического сельского хозяйства?

С.Д.: Они говорят об этом как о части их жизни: «Вот, мол, в городе нет такого молочка, маслица». Но не как о продукте, который можно продать. В крайнем случае они выходят на трассу и выставляют свою продукцию на столик, а проезжающие мимо машины останавливаются. Однако они не мыслят об этом в категориях товара, поскольку не видят перспектив для массового бизнеса, каналов сбыта…

Executive.ru: В Италии, Германии, Финляндии есть примеры, когда сотни и тысячи фермеров сообща строят канал сбыта. Вам известны случаи подобной кооперации в российской деревне?

С.Д.: Возможно, они есть, но мне не известны.

Инструктаж социологов перед интервью. Костромская область, 2012 год.

Executive.ru: Каковы политические взгляды российской деревни?

С.Д.: Вообще для сельских жителей не характерны разговоры о политике. Они не любят болтовню. Считают, что надо работать. И поэтому те столичные дебаты, которые они видят по телевизору – не приветствуют. Не очень понимают, о чем там идет речь, относятся к этому осторожно, отстраненно. Политика для них выглядит как обман и пустая говорильня. При этом их симпатии – на стороне советского прошлого. Они помнят, каким было сельское хозяйство при советской власти, и считают, что тогда жизнь была организована правильно, а сейчас – нет. В этом смысле деревня – оплот скорее левых взглядов.

Executive.ru: Теперь о предмете ваших исследований: как российская деревня включена в медиапространство?

С.Д.: Деревенские жители достаточно активно осваивают новые коммуникативные технологии. В тех селах, где мы были, до 50% жителей установили спутниковые тарелки и принимают многоканальное телевидение. Цифровое ТВ – нормальное явление в домашнем хозяйстве. С Интернетом картина немного сложнее. Сеть очень активно используется подростками. Наверное, это отчасти атрибут городской жизни, о которой они думают и к которой готовятся. Поэтому, видимо, и родители готовы оплачивать доступ в Интернет. Часто в сеть выходят при помощи оборудования, который родственники привезли из города. Это – компьютерный second hand, доживающий свой век на селе.

Executive.ru: Вы перечислили каналы, а каков потребляемый контент?

С.Д.: Очень простой. Если мы говорим об Интернете – поиск информации, подготовка к школьным занятиям, обучение и т.д. – это одно направление. Второе большое направление – социальные сети. Деревенские девушки сидят в «Одноклассниках» и общаются с городскими парнями. Что касается цифрового телевидения – у человека появляется несколько десятков каналов в доме, но он все равно смотрит Первый, «Россию», НТВ. Популярен телеканал «Звезда», там показывают советские фильмы. Из нишевого контента смотрят «Охоту и рыбалку». Даже такие массовые каналы, как СТС или ТНТ, на селе особой популярностью не пользуются. Во-первых, это молодежный, а во-вторых,– городской контент. Он сельским жителям не очень понятен.

Executive.ru: Вы сказали, что люди, зарабатывающие в деревне 30 тыс. рублей в месяц, входят в экономическую элиту села. Как взаимодействуют между собой различные слои деревенского общества?

С.Д.: Сельские жители очень зависимы друг от друга. Когда в рамках исследования мы были в одном селе, нас приглашали купить дом и поселиться. Одним из ключевых слов, на мой взгляд, когда они нас зазывали, было: «Ну, хотя бы зиму с нами переживите!». То есть им необходим сосед, необходимы хорошие отношения с соседом, потому что периодически возникают такие ситуации, жизненные вызовы, что одному не справиться. Проходится вести, что называется, диалоги выживания. Безусловно, в деревне все друг за другом следят, перемывают кости друг другу и в курсе особенностей жизни каждого.

Executive.ru: У соседа во дворе появился автомобиль. Реакция деревенского сообщества?

С.Д.: Думаю, что сообществу в том или ином виде нужно будет осознать, откуда взялся этот автомобиль. Для соседей ситуация будет понятна, если владелец автомобиля выше их по иерархии. Если он предприниматель, если носитель власти – чиновник, работник полиции… В городе мы не знаем, кто наш сосед по лестничной клетке – вполне возможно, он долларовый миллионер, возможно, его доходы связаны с зарубежным бизнесом, но просто ему нравится жить в соседней квартире. В деревне все более замкнуто. Там ты либо такой же, как твой сосед – либо ты понимаешь, почему он отличается. При этом количество ролей в деревенском обществе меньше, чем в городском.

Executive.ru: Какого будущего деревенские родители желают детям?

С.Д.: Естественно, чаще всего хотят, чтобы их дети реализовались в городе. Случаев, когда карьера заведомо строится с расчетом на деревню, не так много. Наверное, у родителей есть надежда, что потом, через какое-то время и старшее поколение будет в городе, благодаря детям. Или, по крайней мере, городские дети будут из города поддерживать старшее поколение, оставшееся в деревне.

Экспедиция Высшей школы экономики в Костромскую область. 2012 год.

Executive.ru: Это тупик?

С.Д.: Да. Для значительной части людей, живущих в деревне, это тупик.

Executive.ru: Какой будет российская деревня через 10 лет?

С.Д.: Изменения будут происходить в двух направлениях. Во-первых, сельское население сокращается, уменьшается количество деревень. Когда в деревне перестают постоянно жить люди, она ликвидируется. Горожане покупают деревенские дома как дачи, но обычно имущество таких дачников разворовывается, если нет хотя бы одного домохозяйства, в котором живут круглый год. Во-вторых, сельский образ жизни востребован городом. Поэтому будет расти число компактных поселений, в которые будут вливаться горожане. Это будет новая деревня.

Executive.ru: Вы имеете в виду, что новые деревни будут образовываться в зоне относительно легкой транспортной доступности?

С.Д.: Не факт. У горожан есть спрос и на дикую природу, вдали от цивилизации.

Экспедиция Высшей школы экономики и Донского государственного технического университета в Ростовскую область. Июль 2013 года.

Три этапа урбанизации в России

Годы

Тенденции

1917-1939 Доля городского населения выросла с 18% до 33%. Число городов в России в 1939 году составило 1114.

1950-1990

Доля горожан выросла с 45% до 74%. Отмечается преимущественный рост больших городов.

1990 -

Начиная с 1993 года рост числа городов прекратился. Доля горожан составляет 73%. В стране началась убыль населения.

Фото в анонсе: pixabay

 

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Аналитик, Москва

Я через всю жизнь пронес светлую память о своей деревне. Низко кланяюсь той земле на которой она стояла, и тому бурьяну, который прикрыл собою, позорные преступления ''переплюйки'' и ''прихватизации''...
То в чем оказалась страна почти СТО лет формулировалось и формировалось на ГРУБЕЙШЕМ теоретическом и понятийном ХАОСЕ наук управления и экономики.....к великому сожалению во главе которого последние 30 лет стоял Е.Г.Ясин....со своей ''Вышкой''....и А.Г.Аганбегян с теорией ''не перспективных деревень'' .....
Основу их ''научных школ'' составляет ЖЕВАНИЕ политических мочалок...решение проблем в их стратегию не входит...
Хотя есть элементарное решение проблемы,...но поскольку оно не вписывается в ЖЕВАТЕЛЬНУЮ их стратегию его не возможно ни опубликовать ни озвучить ...страну заглотила ЛЫСЕНКОВЩИНА и ''экономический троцкизм''....которые ведут страну УВЕРЕННЫМИ ШАГАМИ к участи Союза...
Это из моего письма Горбачеву на его вопрос.
- Что надо сделать что бы резко поднять эффективность народного хозяйства?
1. Провести НЭП в науке и периодики. Навести Элементарный Порядок ибо они стали главным кладбищем идей, основным рассадником косности,научной и хозяйственной близорукости, инертности ума и действа, партийной нечистоплотности и государственной несостоятельности.
2...3...
4. Возродить статью УК вредительство, мы для этого вполне созрели....
- ХОТЬ ЧТО ТО ИЗМЕНИЛОСЬ????????????

Извините.

Директор по развитию, Москва
Экспедиция в Костромскую область...
Ну-ну... Вас там аборигены с луками не съели часом?? Надо же из своей страны сделали земли невиданные, населенные чудищами заморскими!! Простейший и самый быстрый способ вернуть людей в цивилизацию, дать им возможность иметь удаленную работу в центральных офисах страны. Предвижу скепсис на сайте, мол там все алкаши, хвост кобыле крутить - их удел. Телефонов нет, а ты дистанционная работа. Да и что там мол продавать, что за управленцы там могут появиться дистанционные?? Ответ как всегда сверх-реальный, перестаньте вкладываться в дорожную инфраструктуру столиц, хватит закапывать деньги и уродовать города. 70 млрд руб, потраченные на северо-западную хорду Москвы с лихвой обеспечили бы удаленной работой всех желающих из глубинки. И опустели бы ваши дороги, разъехались бы люди из тесных мегаполисов.
CIO, Санкт-Петербург

Периодически езжу в Новгородскую область. Таксофон гордо стоит в каждой (даже почти заброшенной) деревне. Указ президента (вроде бы Медведева) был выполнен. Правда, эти таксофоны травой позарастали, т.к. местной население предпочитает пользоваться мобильной связью.

По поводу удаленной работы. В прошлом году пробовал работать удаленно с помощью 3G модема. Не смотря на то, что базовая станция МТС в соседней деревне (4 км), работать было невозможно. Постоянные ''пропадания'', крайне низкая скорость.

В этом году ''подготовился'', купил специальную антенну для усиления сигнала. Удалось добиться устойчивой работы как с IP телефонией так и с доступом к удаленным серверам. Но, к сожалению, за неделю два раза выключали свет на пол дня.

Вывод - потребуется серьезная доработка инфраструктуры, позволяющей работать удаленно. И даже не средств передачи данных, а банально обеспечение бесперебойности электроснабжения.

О квалификации. Приведите, пожалуйста, примеры удаленной работы человека из деревни, которая (на Ваш взгляд) будет востребована для центральных офисов страны?

Мне (на вскидку) видится только какая либо работа по первичной обработке электронных документов.
Что-то, что не требует постоянного присутствия онлайи и быстрой реакции.

Директор по рекламе, Москва
вот научный социологический факт - феномен наблюдения На фотке слева сельская Белоруссия а справа Россия если в гугл мапс - спутник пройтись по границе разница в возделанности видна
Директор по развитию, Москва
Игорь Оськин пишет: О квалификации. Приведите, пожалуйста, примеры удаленной работы человека из деревни, которая (на Ваш взгляд) будет востребована для центральных офисов страны? Мне (на вскидку) видится только какая либо работа по первичной обработке электронных документов. Что-то, что не требует постоянного присутствия онлайи и быстрой реакции.
А чем деревенские управленцы (работающие в Москве), отличаются от городских управленцев?
Игорь Оськин пишет: Вывод - потребуется серьезная доработка инфраструктуры, позволяющей работать удаленно. И даже не средств передачи данных, а банально обеспечение бесперебойности электроснабжения.
Ответ я уже написал - деньги ищите в строительстве многоэтажной дорожной инфраструктуры.
CIO, Санкт-Петербург
Михаил Кузнецов пишет: А чем деревенские управленцы (работающие в Москве), отличаются от городских управленцев?
Мне кажется, что они уже давно не деревенские. И образование соотвествующее получили, и опыт работы. Вопрос именно о людях постоянно живущих в деревне. Чем они могут быть интересны для бизнеса? Какую работу, по Вашему мнению, могут выполнять удаленно, из своего дома в Новгородской (Калужской) и т. д. области.
Директор по рекламе, Москва
второй феномен - сельское подмосковье
Главная проблема в центре Новой Москвы — русский язык. Если при приближении незнакомых людей родительницы не успели скрыться за забором своего участка, то единственное, что они могут сказать: «Я не говорить русский. Муж в Москва, скоро будет». Основные жители Летово — жены и дети «состоятельных» узбеков и таджиков, работающих в Москве, которые перевезли своих близких в Подмосковье. Не считая мужчины, спящего на земле около дороги, за полчаса БГ удалось встретить только одного местного жителя, говорящего по-русски.
http://bg.ru/city/pogranichnoe_sostoyanie-8945/ статья из БГ я интересуюсь вопросами геттизации и сегодня деревня это такая невидимая территория в которой расселяются мигранты (статья БГ - пример) с одной стороны восполнение нашего населения ''с низкой способностью к миграции'' как говорят на форумах экономические планировщики - другим населением с высокой способностью к миграции это феномен но эти замечательные способные к миграции парни очень мало обучены и могут накинуть удобрение полной лопатой под кустик укропа или картошки который потом Вы купите на овощном прилавке в городе вот такая новая стратификация и наверно новая социология деревни, так как речь идет о сотнях тысяч и наверно миллионах человек, а это существенная доля населения чтобы ее ''не замечать''
Директор по рекламе, Москва
Игорь Оськин пишет: Вопрос именно о людях постоянно живущих в деревне. Чем они могут быть интересны для бизнеса? Какую работу, по Вашему мнению, могут выполнять удаленно, из своего дома в Новгородской (Калужской) и т. д. области.
а какую работу выполняют аналогичные жители Белоруссии - на спутниковом фото выше такую же как и сельские жители многих европейских стран, сохраняющих территории не заброшенными но проблема в том, что не деревни в Дании или Белоруссии разрабатывают себе ценностные ориентиры для бизнеса Это институциональные разработчики сохраняют эту институцию, потому что есть резоны - продовольственная безопасность страны (самообеспеченность) - здравоохранение (безопасные продукты = меньше затрат на здравоохранение и не падает численность населения) - сохранение освоенности территории, равномерность развития и т.д. Как эту проблему решают китайцы - строят типовые (для разных национальностей разная архитектура) сельские агломерации с удобными пространствами и регулярной социальностью Как эту проблему решают в Европе не только дотируют сельское хозяйство, но и развивают сельские агломерации институционально я как то отдыхал на море рядом в бунгало жил австрийский сельский почтальон с семьей - трое детей и жена они имеют возможность ездит на море два раза в год один раз две недели и второй раз ближе к осени - месяц отель не дешевый, он работает через день по пять часов - чаще не позволяет государство и выезжают легко семьей 5 человек то есть никакому бизнесу не нужно ничего искать в деревнях Дании, Австрии и вероятно Белоруссии все ориентиры заданы программно и выполняются - ничего искать не нужно
CIO, Санкт-Петербург
Дмитрий Федоров пишет: второй феномен - сельское подмосковье
Как мне кажется, это феномен крупных городов. В ''глубинке'' другая картина.
Директор по развитию, Москва
Игорь Оськин пишет: Мне кажется, что они уже давно не деревенские. И образование соотвествующее получили, и опыт работы. Вопрос именно о людях постоянно живущих в деревне.
В статье речь идет о вымерших и вымирающих деревнях. Из Москвы и других мегаполисов люди готовы вернуться обратно при условии, что там будет работа. Если им предоставить возможность трудиться дистанционно, при этом практически без потерь в зп, то вымирание через какое то время придется отменить. Если Вы, Игорь, не против, то нужно начинать. Что делать с теми кто не смог выехать из деревни в столицу, расскажут те кто туда вернется - репатрианты. Не волнуйтесь за них.
Игорь Оськин пишет: Какую работу, по Вашему мнению, могут выполнять удаленно, из своего дома в Новгородской (Калужской) и т. д. области
Еще раз - ровно такую же, какую делают посетители этого сайта ежедневно - работа с информацией. Такую работу еще называют бизнесом или менеджментом...
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Подведены итоги исследования рынка труда для молодых специалистов

Служба исследований HeadHunter изучила состояние российского рынка труда для студентов и молодых специалистов в 2019 году.

 
ВКонтакте и Worki запустили платформу собеседований

Новая возможность ускоряет массовый набор персонала — сообщения ВКонтакте пользователи проверяют чаще, чем на сервисах поиска работы.

Больше половины жителей России работали в новогодние праздники

Сервис Работа.ру выяснил, как россияне относятся к необходимости трудиться в праздничные дни.