Возрастная социология: Византии угрожает «поколение принцесс»

Кто кормит волка: ноги или государство? Но человек человеку – волк ли? О желании или нежелании россиян нести ответственность за собственное материальное состояние, о динамике проявлений патернализма и индивидуализма Executive рассказывает директор проектов ФОМ доктор социологических наук Лариса Паутова.

Executive: Насколько внимательно и насколько последовательно ФОМ изучает регионы?

Лариса Паутова: Мы всегда интересовалась регионами, проводили исследования по заказу власти и частных предпринимателей. С 2004 года идет не имеющий аналогов мегаопрос, мы называем его «ГеоРейтинг»: изучаем раз в квартал 68 субъектов Российской Федерации. Это полностью репрезентативная выборка: миллионники, небольшие города, поселки, села от Калининграда до Камчатки, объем выборки – 34 тыс. человек. Исключение: Кавказ. Этот регион мы не опрашиваем не только в силу политической нестабильности и небезопасности для интервьюеров, там просто настолько другая ментальность: когда мы проводим анкетирование face to face, то респонденты приводят всю семью: женщина должна давать интервью только в присутствии мужа, брата или другого родственника. Но такой опрос – это уже не социология, а нечто другое… Антропология, наверно. Также ФОМ делает специальные исследования в регионах.

Executive: Зависит ли оптимизм от имущественного статуса человека?

Л.П.: Отчасти да, отчасти нет. Неудовлетворительным свое экономическое положение считает 25-28% людей, мы их условно называем «новые бедные», они имеют серьезные материальные проблемы. 1-3% респондентов располагает высокими доходами. При этом наиболее оптимистично настроено 6% населения. Нельзя сказать, что ответ респондента идет в унисон с состоянием его кошелька. Очень часто люди с невысоким имущественным статусом оценивают ситуацию в экономике как удовлетворительную или даже хорошую, а обеспеченные и информированные могут говорить о плохом положении дел. На ответы влияют такие факторы как доход, знание ситуации, занятость. Наконец, сказывается психология человека: один видит хорошее, другой – плохое.

Executive: 28% недовольных – этот показатель меняется от региона к региону?

Л.П.: Когда мы спрашиваем относительно страны в целом, то разброс по регионам не очень высокий. Если же мы интересуемся оценкой экономической ситуации в местности, где живет человек, то он значительно больше. В Москве более 50% считает, что в городе все нормально, а есть области, где оптимистов – 10%.

Executive: А какова география недовольства? И каковы региональные факторы?

Л.П.: Огромное количество факторов. Каждый регион – микрокосмос. Прежде всего, важна структура занятости. Есть промышленные районы (например, Урал), настроение в которых ухудшилось в период кризиса, когда пострадали градообразующие предприятия. Есть – сельскохозяйственные, где настрой зависит положения дел в аграрной экономике. Есть такие, где недавно крупные налогоплательщики ушли в другие края, и налоги перестали поступать в местный бюджет. Структура занятости влияет на социальную структуру: кто составляет ядро респондентов – рабочие или крестьяне – каждой социальной группе свойственно собственное мировоззрение. Играет роль доверие (или недоверие) к губернатору. Например, в одной из областей недалеко от Москвы глава, судя по оценкам специалистов, эффективный менеджер. Но люди ему не доверяют, поскольку он –  чужак. Наконец, влияет климат. Однажды мы проводили исследование в Ростовской области и в Карелии. Совершенно разный темперамент: в северном регионе преобладают степенность, медлительность и чувство достоинства, в южном – общительность, живость. При этом опрос показал, что отношение к работе на Дону – более прохладное, чем в краю озер.

Executive: Перейдем от пессимистов к оптимистам. Ваши исследования показывают, что 32% населения России не теряет надежду, что экономика улучшится. На чем основывается их оптимизм?

Л.П.: В исследовании, которое вы цитируете, мы об этом не спрашивали, но ФОМ проводит опросы уже много лет, и эти наблюдения показывают, что помимо естественного разделения на тех, кому свойственен природный оптимизм или пессимизм, есть еще и корреляция с возрастом: молодые смотрят на мир более позитивно. Другой фактор – занятость: те, у кого есть работа, тем более интересная, успешная работа, положительно оценивают ситуацию в стране. Третий – образование. У образованных людей глубже историческая перспектива, шире кругозор. Они склонны воспринимать мир как сложную систему и не тяготеют к однозначным «плоским» оценкам типа «все плохо». Но в то же время руководители в силу того, что знают реальное положение дел, часто дают очень скептические оценки. В Сообществе менеджеров E-xecutive много профессионалов, которые критически высказываются по отношении к действительности.

Executive: В одном из отчетов ФОМ говорится, что с сентября 2005 года по сентябрь 2010 года число людей с внешним локусом контроля («от меня ничего не зависит») уменьшилось с 64% до 48%, а число с внутренним локусом («мое материальное состояние зависит от меня самого») выросло с 32% до 36%. С чем связаны эти перемены?

Л.П.: Насколько я понимаю, всегдашний российский патернализм, т.е. стремление людей надеяться на государство, на внешнее окружение, под влиянием времени постепенно сокращается. Приходит более горячее, более свободное поколение, ему сейчас 30-40 лет, в большей степени ориентированное на индивидуализм. Но процесс этот очень неустойчивый: графики ответов колеблются. При этом люди с внутренним локусом по-разному видят степень свободы. Человек отвечает на вопрос анкеты: «Мое состояние зависит от меня». При этом он комментирует: «Волка ноги кормят», «Чем больше я буду работать, тем буду успешней». Но это не та философия успеха, о которой любят говорить американцы. Часто на Юге России я встречала людей, которые говорят, что их состояние зависит от них, но при этом конкретизируют: «Вот сколько посажу картошки».

Или: «Вот сколько заселю туристов. Я ни на кого не надеюсь». Эти суждения показывают не столько предприимчивость, волю, стремление к свободе, сколько понимание, что государство слабое, что на власть рассчитывать нечего. Иными словами, люди с внутренним локусом тоже делятся на две категории. Первая: карьеристы, нацеленные на работу, на успех, на качественный профессиональный рост. Вторая: селяне, которые крутятся, как могут, из копейки делают две и не надеются на государство – таких людей я много раз встречала в южных регионах России.

Executive: А почему графики соотношения патерналистов и индивидуалистов колеблются?

Л.П.: Эти колебания показывают, какая ситуация на дворе. В кризис увеличилась доля патерналистов. Прежде они надеялись на себя, но теперь человек рассуждает иначе: «Работу не могу найти. Я готов ходить, искать, но рынка нет». То есть в глубине души он индивидуалист, но жизнь заставляет осознать, что не все зависит от него.

Executive: Каково соотношение индивидуалистов и патерналистов в российском среднем классе, или как принято говорить в ФОМ, в среде «Людей XXI века»?

Л.П.: 65% индивидуалистов, против 32% патерналистов. Я не могу сказать, что российские «Люди XXI века» проникнуты идеей индивидуализма. Эта группа тоже распадается на оголтелых индивидуалистов, сторонников американской философии успеха, и обывателей, городских профессионалов, которые имеют хороший уровень достатка и не очень-то хотят совершенствоваться. Они просто поддерживают status quo. Среди них много патерналистов.

Executive: А если посмотреть на патерналистов и индивидуалистов с точки зрения возраста?

Л.П.: Как я уже говорила, в юности больше оптимистов, которые стремятся к успеху, надеясь при этом только на себя. Так было 20 лет назад, так, вероятно, будет через 150 лет. Но, как известно, на смену поколениям Х и Y приходит Z, в составе которого индивидуалистов будет больше, чем в предыдущих, это связано с особенностями воспитания сегодняшних детей. Дочерей нынче растят как принцесс: на создание этого образа работают сказки, куклы, подарки, которые якобы дарит фея. Соответственно девочка начинает считать, что она находится в центре мира. Естественно, по своему поведенческому коду она – эгоистичный индивидуалист, но не «самодостижительный», а потребительский, иждивенческий. В этом и состоят поколенческие изменения.

Executive: Я представил, какое разочарование ожидает «принцессу», когда она обнаружит, что в центре мира находится не она...

Л.П.: Моей дочери 8 лет. Я решила выбросить все эти книги про фей. Интуитивно чувствовала, что нельзя воспитывать принцессу. Поэтому повела ее не на бальные танцы, а в hip-hop, где этакий street dance. Чтобы в ней формировался боевой дух, а не эта гламурно-потребительская установка.

Executive: Патернализм российского общества – это его сущностная черта?

Л.П.: Есть стереотип, что русский человек надеется только на власть, что он – государев человек, патерналист по духу. Вся русская философская школа на этом построена, и данные социологов 1980-90-х годов именно это и демонстрировали. Когда начались рыночные реформы, шок произошел на ментальном уровне: люди привыкли доверять государству, надеяться на него, и вдруг произошел слом. Люди старшего поколения до сих пор переживают эту внутреннюю травму. Но, видимо, чем больше Россия становится открытым обществом, тем более изменяется внутренний код. Новые поколения более открыты миру, Западу. Свою роль в этом сыграли массовая культура, современные коммуникации. И даже на уровне игрушек мы не «вшиваем» детям патерналистские идеи, поэтому конечно, доля индивидуалистов будет расти. Не факт, что это хорошо, как и не факт, что это плохо. Просто такова тенденция.

Executive: Вы сказали о традиционном доверии россиян к государству… Сколь искренне это доверие?

Л.П.: Есть знаменитый тест Гирта Хофстеде, который отражает состояние внутренней культуры, в нашем случае показывает, что существует огромное уважение к власти и при этом дистанция от нее. Ты уважаешь носителя власти, но понимаешь, что подходить близко к нему нельзя. Сегодня интернет сокращает эту дистанцию: электронное правительство, блоги первых лиц государства… В ЖЖ и Twitter можно зафрендить Дмитрия Медведева. Я каждое утро читаю блоги губернаторов, такое ощущение, что иногда сами пишут… Таким образом дистанция между «ними» и «нами» сокращается.

Executive: Насколько разное соотношение патерналистов и индивидуалистов в российских регионах?

Л.П.: Есть очень сильная разница, причем Москва вовсе не лидер по числу индивидуалистов. Москва – плавильный котел, в котором все перемешалось. Кроме того, московская мэрия традиционно проводит политику социальной защиты старших возрастных групп, в результате Москва находится в середине национального списка. А возглавляет его Томская область. Там очень много индивидуалистов, потому что в Сибирь в поисках заработка приезжали те, кто рассчитывал на свои силы. Второй фактор – Томский университет. Если же мы спустимся по карте в Новосибирск – картина совершенно иная.

Executive: Кто помимо Томска возглавляет список? Кто его замыкает?

Л.П.: Томск не один такой, в число лидеров входят регионы, расположенные вдоль границы с Китаем, на Дальнем Востоке, а также с Финляндией – там много индивидуалистов. Территории, которые граничат с Украиной и Белоруссией, находятся в середине списка. А замыкают его южные сельскохозяйственные районы с присущим им крестьянским мышлением, ориентированным на семью, род. Что же касается Центральной России, то из областей, расположенных кольцом вокруг Москвы, индивидуалисты уехали в столицу. Москва буквально высосала все силы оттуда.

Executive: А насколько россияне мобильны? Готовы ли они переезжать из города в город?

Л.П.: Судя по данным «ГеоРейтинга», 25% жителей страны заявляет, что в принципе хотели бы переехать из своего города или села. В соответствии с социологической классикой, чем человек моложе, тем сильнее желание перемен. Мобильность не зависит от образования: готовы мерить ногами Россию люди и с высшим, и со средним специальным образованием. Это связано с рынком труда: если рабочий не способен заработать в своем регионе, он готов ехать на Север, либо в Москву. Понятно, что самыми инертными оказываются жители Москвы, потому что им уже не хочется никуда ехать, разве что за границу или в деревню. При этом поток, направленный в деревню, не однороден: нужно различать возвращение в деревню на родину и переезд в деревню, потому что надоело стоять в пробках, это два разных мотива. Еще более, чем москвичи, привязаны к своему городу жители Петербурга, они никуда не хотят переезжать.

Executive: Вы назвали следующие направления миграционных потоков: Москва, Север, деревня, заграница. Это – исчерпывающий список?

Л.П.: Нет, все зависит от региона. Например, в территориях, расположенных вокруг Москвы, по-прежнему сильна установка на переезд в столицу. А, допустим, в среде «белых воротничков» Омской области есть несколько вариантов миграции: Новосибирск, Екатеринбург, далее следуют Москва и Петербург, после них – эмиграция за рубеж. Человек ищет более сильные, более развитые центры, где он мог бы реализовать себя. В любом регионе есть местные миграционные потоки, ведущие из села в город и из маленького города в крупный, в столицу региона. Очень много желающих уехать из регионов Севера и Дальнего Востока: люди, которые в свое время приехали туда работать, сейчас хотят вернуться, но ехать, как правило, некуда и денег на покупку квартиры в центральных областях страны не хватает. Что же касается зарубежья, туда уже в 1990-е уехали все, кто хотел, в основном, из числа бебибумеров и поколения Х.

Executive: Поясните классификацию поколений, пожалуйста.

Л.П.: Это – условная классификация, принятая в среде американсикх социологов. Y – это поколение путинско-медведевское: дети, чье взросление от 14 лет приходятся на период нынешней российской власти. Х – генерация детей, чья юность проходила во время правления Михаила Горбачева и Бориса Ельцина. Бебибумеры – «брежневские», а молчаливое большинство – «сталинские» подростки. Внутри и на стыке тоже возможны градации: например, переходное поколение от периода Никиты Хрущева к Леониду Брежневу называют «гагаринским».

Executive: Для кого вы проводите региональные исследования?

Л.П.: Сейчас наблюдается ренессанс интереса к региональным исследованиям. Причин три. Во-первых, начались отставки губернаторов. Во-вторых, и, возможно, это более интересно читателям Executive, регионы начали создавать собственные бренды (Пермь, Ярославль). В третьих, некоторые региональные лидеры начали размышлять о модернизации и оценивать человеческий капитал.

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Бунтарь: «Никому не верю. Ни на кого не надеюсь. Только на себя»…. … Только я прав. >Государев человек: «Надеюсь на власть, но побаиваюсь ее». … Я могу быть сколько угодно прав, но ситуации это никак не изменит. >Кто кормит волка: ноги или государство? Ни ноги, ни государство. А пища. Которую в известном смысле он может раздобыть как при помощи быстроты ног, так и в иносказательном смысле, - при помощи государства. >Но человек человеку – волк ли? Волк. Поскольку волки – животные стайные в том, что касается выживания в тяжелых условиях и, наоборот, разобщенные, живущие микросоциумом в тот период, когда речь идет о воспитании потомства в относительно благополучных условиях. Эта броская философская максима имеет вполне конкретное контекстное содержание, из которого была вырвана. А содержание контекста в этом случае интересно само по себе отдельно. >число людей с внешним локусом контроля («от меня ничего не зависит») уменьшилось с 64% до 48%, а число с внутренним локусом («мое материальное состояние зависит от меня самого») выросло с 32% до 36%. С чем связаны эти перемены? На самом деле, важны не только перемены, сколько динамика, - в первом случае снижения показателя в выборочной группе произошло на 16%, а во втором случае – рост составил всего 4%. Очевидно, что при общем равенстве обзорных массивов, из первой группы люди перешли во вторую в лучшем случае лишь частично, а в худшем вообще не перешли в нее. Будучи вытесненными в некие иные группы, не подпадающие под предложенный критериальный контекст. Т.е. речь не идет о каком-то улучшении показателей или росте оптимизма в людях. Наоборот, принимая во внимание сугубо российский максимализм, фатализм и предетерминированность бытия, закономерно предположить, что из первой группы люди перешли в некую нижележащую категорию «совсем всё плохо», а не поднялись в какую-либо условно вышестоящую категорию. >65% индивидуалистов, против 32% патерналистов. Господа социологи, - почему на уровне докторов наук еще приходится кому-то объяснять, что человек (в данном случае) не является индивидуалистом или патерналистом. В одних случаях, в рамках некоторой общей контекстной или событийной линии он может проявлять как индивидуалистические, так и патерналистские качества. Причем, заранее нельзя предсказать, в какой именно пропорции и применительно к каким факторам они будут проявляться. Хотя это будет одна и та же контекстная линия. По аналогии с соц.опросами о том, какие юбки предпочитают женщины, - короткие или длинные. Причем, стоит внести некий, даже самый незначительный дифференцирующий фактор, - цена, цвет, материал, число оборок, складок, ремешков и т.д., как немедленно начнется мешанина и вся первоначальная детерминированность выбора сразу исчезает, и одно и то же лицо, которое до этого утверждало, что предпочитает «макси» в какой-то момент с изменением конктекста вдруг начнет предпочитать «мини». >Дочерей нынче растят как принцесс: на создание этого образа работают сказки, куклы, подарки, которые якобы дарит фея. Соответственно девочка начинает считать, что она находится в центре мира. Естественно, по своему поведенческому коду она – эгоистичный индивидуалист, но не «самодостижительный», а потребительский, иждивенческий. В этом и состоят поколенческие изменения. Это возрождение некогда существовавшей и устойчивая имплементация в обществе традиционной исламской (коранической, а не той, что имеет место в исламе сегодня) концепции женщины, которая представляет собой своеобразный цветок, за котором все ухаживают и который все боготворят. При этом, естественно, от нее требуется еще и вести хозяйство и ухаживать за датьми, но кораническая модель спокойно относит это на долю мамок-нянек, уборщиц, домработниц и т.д. Тем более, в случае элементов традиционной восточной культуры домагометанского периода, вошедших в ислам и ставших его частью. Традиционный пример этого – классическая культура ислама в Иране, где женщинам за исключением стесненных жизненных обстоятельств не положено работать, а всем свои существованием они обязаны демонстрировать красоту того дома, куда их вводят, а также прославлять своего мужа. Но и то, положение домработницы в Иране также имеет свои критерии, - например, домработница должна служить украшению жены как домохозяйки, подчеркивая ее достоинства. Ну и т.д. В России сегодня культивируется именно такой принцип, который с реальностью жизни и выживания в современном российском обществе с поправкой на его ментальность имеет даже не мало чего, а ничего общего. Т.е. женщина утрачивает свои главные функции полноценного члена семьи, - умение ухода за домом и ведения хозяйства и воспитания детей (в частности, женского пола) в той части, в какой этим не занимается муж. Спрашивается, - кому нужно в доме такое бесполезное во всех практических отношениях «украшение» ? Да еще воспитанное на российских истерических сериалах, копирующее в своем поведении жесты, мимику и стиль общения с окружающими присутствующих в них героинь и считающее это не просто вполное нормальным, а обязательным условием полноценной жизни. Например, жизнь без сканадала сегодня кажется таким женщинам пресной, - скандал носит обязательный характер, возникает на пустом и месте и даже культивируется рядом психологов в качестве фактора, обеспечивающего снижение накапливающегося стресса и напряжения в семье. Правда, о том, что подобные вещи в состоянии разрушить семью и отношения людей, эти психологи, вероятно, не знают. >Чтобы в ней формировался боевой дух, а не эта гламурно-потребительская установка. Т.е. присутствует расчет на то, что молодым людям, страдающим инфантилизмом, такие женщины нравятся ? Вот если бы вы ее на курсы домоводства отправили – цены бы вам не было. И самостоятельная бы барышня стала, и домовитая, и со своей активной жизненной позицией, и с силой характера, и со всеми присущими женщине умениями. И принцессой, кстати, тоже стала бы, потому что домовитая женщина прекрасно сознает свои преимущества перед не домовитой, как и знает, как правильно себя вести и преподносить не только в тех случаях, когда это требует окружение, но и в повседневной жизни. А отдавать барышню на курсы чернозадого уличного танца «хип-хопа» или на занятия по мордобою, - это дело заведомо проигрышное. От вас ведь требуется жизнеспособного человека вырастить на будущее и тем более, - в перспективе женщину, мать и хозяйку. Которой будет восторгаться как женщиной ее собственная дочь. А «хип-хоп» таких качеств человеку не прививает, - более того, от специфических действий в процессе этого танца серьезно нарушается структура кровоснабжения головного мозга и лимфоотток. Т.е. вы изначально в детском возрасте убиваете девочке мозг. А это значит, что утонченные и сложные вещи, отличные от примитива того же «хип-хопа», она воспринимать не сможет. Как и учебные дисциплины. И если домовитая женщина в будущем – это помощь и надежная опора своей семьи и собственных родителей, а также зрелая сформировавшаяся личность, то результатом воспитания «хип-хопом» является улица, склочный характер, дурные привычки и зависимости, жизненная неприспособленность и ранние дефективные внуки из числа «детей индиго». >Византии угрожает «поколение принцесс» Вопрос по содержанию статьи и заглавию, - причем все-таки здесь Византия ? Или на худой конец, - какая связь усматривается между современной Россией и Византией в контексте статьи ? Но что самое главное, - «поколение принцесс» в данном случае никому не угрожает. Оно является лишь последним свидетельством, - индикатором того, что стране осталось уже не долго. Максимум, - одно-два успевших повзрослеть поколения. Поскольку нынешнее «поколение принцесс» в совокупности с «поколением хип-хопа» достойными полноценными гражданами не только не в состоянии вырасти сами, но и вырастить и воспитать таковыми своих детей. А это означает всегда только одно - конец государства так такового. Так что здесь имеет место не какая-то угроза, а последний симптом подходящего к концу заболевания перед наступлением окончательного летального исхода и началом распада. А в общем и целом, статья – очередная “каша”, в которой несть известно, что из чего следует и как с чем соотносится. В частности, социологические исследования прикладного характера с далеко идущими выводами, которые к ним напрямую отношения не имеют.
Консультант, Москва

Николай +100
Надо добавить, что описываемые явления не самопроизвольны и представляют собой часть, хорошо организованной и осуществляемой политики уничтожения России внешними, антинациональными силами, находящимися сегодня у руля страны.
Миф о ''выборе'' человеком или группой людей ''чего либо'', является отправной точкой подобного рода исследований и опросов, с вытекающим из этого - ложным результатом. ''Социальное животное'' - Человек, руководствуется окружающей ситуацией и выбирает из ''доступного набора'', формирование этих компонент - целенаправленная политика, в основе которой лежит наука и вполне конкретные интересы, а не демократия и ''свобода воли''. Причем нелинейность применяемых сегодня методов ''управления'', а вернее геноцида Русских, не позволяет их правильно интерпретировать как губительные, т.к. они сокрыты в ''безобидных'', даже приятных, не убивающих сразу кого то конкретно вещах. Но через несколько ходов приводят к необратимым системным изменениям ведущим к краху всю страну.
Статья возможно представляет еще один взгляд, но интересно в ней другое - несостоятельность применяемых научных подходов, основанных на заложенных в их основание механизмов контроля, в виде догм и мифов. Сами ученые в данном случае являются одновременно и проводниками и потребителями ''доброй воли'' в виде закладываемых в головы заблуждений уводящих людей в дебри циферок и буковок от очевидно зияющего перед глазами.

Исполнительный директор, Челябинск

У меня тоже девочка, 5 лет и пока самая настоящая принцесса. Окружена любовью и вниманием близких.
Конечно есть японский метод, когда считают что в 5 лет уже человек взрослый и должен делать всё по взрослому. Вместе с тем чтобы избежать шока лучше постепенно вешать нагрузки к 6ти годам подготавливая к школе.
Куда лучше отдать ребёнка нужно решать родителям и решать исходя из психологической предрасположенности прежде всего. Затем, тонко постараться возбудить интерес к данной деятельности, ну и стимулировать постоянные занятия.
На мой взгляд девочку или мальчику неважно - нужны занятия спортом (физика) 2-4 раза в неделю,
кружок по интересам (мозги и прикладные умения) 2-4 раза в неделю + занятия в школе.
Я в молодости серьёзно занимался бадминтоном, радиоспортом, фотографией, программированием.
Это 4 секции - бадминтон тренировки вт, чт, сб и 2 раза в вс. (с 6ти лет)
радиоспорт пн. ср. вс. (с 10ти лет)
фотография - вт. сб. (с 13ти лет)
программирование - было только год вт. чт. (14 лет)
на всё хватало время... По факту до сих пор (40 лет) внутри словно движок, который постоянно заставляет
что-то делать... Кстати я до сих пор 4 раза в неделю по часу занимаюсь (правда перешёл на йогу после многих лет занятий айкидо) + 1 раз в неделю футбол (2 часа) + велосипед и предпочитаю ходить и бегать нежели сидеть на заднем или переднем сиденье авто...

Словом, нужно запустить с детства механизмы, которые позволят в будущем жить наполненной жизнью.
Это задача родителей и по факту успешные дети = эффективные родители.

Патернализм и индивидуализм это как интраверсия и экстраверсия. У всех присутствует и то и другое. Вместе с тем одних мы считаем интра, других экстра... (это комментируя уже Романова)

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Вместе с тем одних мы считаем интра, других экстра... (это комментируя уже Романова) Моменты несовпадения групп предпочтений, провоцирующие со временем формирование устойчивых стереотипов в отношении конкретного человека. Плюс, действительно в человеческом обществе встречаются экстремальные противоположности. Но крайне редко, и зачастую это связано с какими-то психическими отклонениями. Что до щадящих занятий спортом, то без этого действительно никуда. Плавание, теннис, гимнастика и т.д. Тем более, что спорт - это не негритянские городские пляски, в спорте присутствует основа формирования у человека целеустремленности, даже если он в спорте и не преуспевает. Другое дело, что спорт не должен становиться для человека в детском возрасте единственным занятием в жизни, определяющим его способности и возможности. Например, по оказанию давления на сверстников со стороны тех же детей-самбистов и дзюдоистов, которые из-за множественных микротравм головного мозга и сами деградируют в процессе таких занятий, но еще и другим жить мешают. Так что здесь тоже палка о двух концах. Но на девочек при этом ложится больше ответственности. Поскольку то самое домоводство и различные кружки в данной области для них никто не отменял. Коль скоро им предстоит стать однажды хозяйками в собственном или чужом доме. Так и для мужской части детского населения тоже есть свои обязанности в формировании. Кстати, в этом плане подготовки к взрослой жизни советская система была очень плодотворной, пока не начала вырождаеться в начале 70-х.
Партнер, Москва

Статья понравилась. Не нравится только одно: заимствование иностранных слов при наличии аналогичного слова в русском языке. Зачем это делать? Мне этот ваш ''патернализм'' режет слух! Ещё одно поколение и от нашего красивого и ёмкого русского языка мало что останется!

Преподаватель, Москва

Прокомментировал бы, но социологи (Верижников и Ко) не участвуют в обсуждении своих статей/интервью.

Менеджер по планиров. производства, Украина

По статье хорошо видно что никому кроме самих исследователей эти исследования не нужны (ну разве что для обсуждения в форумах). Те кто в государстве принимает решения руководствуются другими исследованиями, скорее геологическими чем социальными.

Менеджер, Москва

Речь тут шла, кажется, не о том, что домовитость - это плохо. А о том, что плохо тратить свою жизнь на поиски очередного олигарха. Что касается сказок - старых и проверенных временем, то их героини вознаграждаются как раз за упорный труд, а не за безделье.

Моё мнение: готовить и вести хозяйство должны уметь и девушка, и парень. И хорошо, если девушка умеет вбить гвоздь и ликвидировать засор в трубе, а парень - пришить пуговицу и порадовать любимую вкусным ужином.
А то случись войне или какой-нибудь другой катастрофе, когда Макдоналдсам придёт каюк, так наши ''эмансипированные'' инфантилы и инфантилки быстро лапки откинут, не зная, как варятся суп и гречка, жарится яичница и открывается тушёнка.
Хоть я Скарлетт О Хара не очень жалую, но её способность пошить платье из занавесок впечатлила и при прочтении книги, и при просмотре фильма. А это, к слову, избалованная барышня, которой вроде как руками вообще было не положено. Значит, всё-таки научили.
Признаться, я парням при знакомстве всё время вешала лапшу, что готовить не умею, убирать не умею и вообще вся из себя криворукая. Это был урок моей бабушки, который можно кратко изложить так: ''Не будь мужчине нянькой. Пусть тебя любят за другое''. Но всеми базовыми навыками я владею; если нужно, сделаю хоть ''кашу из топора''.

Да и вообще, лишних знаний и умений не бывает, по-моему. В юности я, кстати, тоже хип-хоп танцевала, что не помешало мне окончить школу с золотой медалью и университет с красным дипломом.

Аналитик, Новосибирск
Людмила Брус, От парней, наверное, отбоя нет. :D
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>В юности я, кстати, тоже хип-хоп танцевала, что не помешало мне окончить школу с золотой медалью и университет с красным дипломом. Сегодня цвет диплома и металлической привески к нему - не критерий. Это - не советский период. Качество образования серьезно упало с тех пор, когда такие вещи очень ценились и были знаковыми. Да и про юность ... хип-хоп - это сравнительно молодое направление в телосотрясании у негров. И главное, - посмотрел ваш профиль, - ''занялась одним, потом другим, потом третьим, сейчас увлекаюсь четвертым''. Т.е. в поиске находится человек. А такого быть не должно. Поиск обычно носит либо вынужденный в современных условиях характер, либо заканчивается уже к моменту поступления в ВУЗ. А не носит творческого процесса. Вот в этом и отличие того, что было еще 15-20 лет назад, и того, что есть сейчас. Т.е. каждый на тот момент уже знал, кем именно и почему он будет, а не размышлял на эти темы в процессе или по прошествии. > А это, к слову, избалованная барышня, которой вроде как руками вообще было не положено. Это вы зря. Классическое женское образование того времени это предполагало. Умение шить, - хотя и не обязательно из занавесок. Этому специально учили в дамских пансионах и в равной степени это было умением и благородных девиц, и служанок.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Booking уволит четверть персонала из-за пандемии

Ранее о сокращении четверти персонала из-за пандемии сообщали сервисы Aibnb и TripAdvisor.

В Москве повара в ресторане заменит робот

Компания не исключает дальнейшего использования робота в проектах, но все будет зависеть от результатов первой точки.

Четверть россиян считают, что женщины хуже справляются с IT-технологиями

Этому способствуют и родительские установки: родители втрое реже рекомендуют IT в качестве образования и дальнейшего построения карьеры дочерям чем сыновьям.

Visa и «Яндекс.Касса» запустили сервис по отказу от «зарплатного рабства»

Новый сервис позволит организациям перечислять зарплату в любой российский банк по выбору сотрудника без платежных поручений.