Вузы, бизнес-школы, работодатели – как сотрудничать

Я думаю, что высшее образование стоит на краю обрыва.
В целом, университеты демонстрируют хорошую финансовую устойчивость,
в связи с чем, хорошие показатели не дают возможность увидеть приближающийся коллапс.
Но я думаю, не пройдет и пяти лет, как они почувствуют эту проблему.

Профессор Clayton Christensen, Harvard Business School

Тема перспективы развития высшей школы приобретает все большую актуальность. В первую очередь, это связано с проходящими процессами реформирования высшей школы в России: в частности структурная реформа по присоединению России к Болонскому процессу и масштабная коммерциализация образования. Оба эти фактора привели к необходимости существенного изменения содержания образования.

Первый – в части перехода на двухуровневую систему обучения (бакалавриат и магистратура) в целях присоединения к общеевропейскому пространству высшего образования. Это вызвало ряд вопросов о том, как уплотнить учебные планы бакалавров, не снижая прежнего уровня качества подготовки выпускников. Также возникли вопросы открытия ряда новых направлений по магистратуре. Второй – в части попытки удовлетворения текущего и будущего спроса в условиях соблюдения баланса гибкости в связи с требованиями рынка и прочного научного фундамента высшей школы. Масштабный переход на коммерческую систему финансирования превратил вузы в предприятия по предоставлению образовательных услуг, исходя из правил спроса и предложения. Вероятно, коммерциализация образования послужила одним из существенных факторов того, что количество вузов за последние 20 лет выросло вдвое.

Однако гонка за рыночным спросом со временем привела к обратному эффекту. Попытки быстрой переориентации содержания образования вслед за рынком привели, с одной стороны, к образованию в вузах многочисленных «модных» учебных программ, с другой – к снижению качества подготовки выпускников. Последнему не способствовала и сама реформа высшей школы, так как была в первую очередь нацелена на структурные преобразования с целью интеграции российских вузов в единое европейское пространство, а не на развитие качества системы образования.

В условиях сокращения бюджетного финансирования фундаментальной науки и перехода к рыночным механизмам, где базовое правило «покупатель всегда прав» приходится следовать требованиям покупателя – студента, пожелания которого обусловлены краткосрочной конъюнктурой рынка. Очевидно, что такой покупатель в момент формирования заказа не может обладать достаточным багажом знаний для определения конъюнктуры рынка в связи с отсутствием достаточных фундаментальных теоретических знаний. Кроме того, заказываемая услуга будет представлена только через несколько лет по окончании учебного заведения. В связи с этим очевидно, что выбор покупателя склоняется больше в пользу так называемого «плодоносного» знания – прикладного, в ущерб «светоносному» – фундаментальному.

В результате, количество дипломированных финансистов (экономистов, бухгалтеров) растет с каждым годом, притом, что спрос на финансовых специалистов на рынке труда также растет. При достаточном количестве обладателей дипломов на рынке наблюдается дефицит кадров требуемой квалификации.

Дополнительно обострил проблему финансовый кризис – стоимость инвестиций в знания растет с каждым годом, в то время как количество высокооплачиваемых рабочих мест в финансовом секторе сокращается. В первую очередь это отразилось на различного рода программах дополнительного образования и магистратуры, большинство из которых в условиях кризиса не могут быть обеспечены платежеспособным спросом по причине сокращения предприятиями затрат на обучение сотрудников. Таким образом, сформировался разрыв между уровнем знаний дипломированных специалистов, основанный, в первую очередь, на фундаментальных знаниях, и реальными потребностями работодателей в части быстрой применимости приобретенных знаний на практике.

Бизнес-образование

Сложившуюся свободную нишу по адаптации выпускаемого продукта высшей школы до требований работодателей стали быстро заполнять провайдеры бизнес-образования, которые представлены на рынке образовательных услуг в форме различных краткосрочных курсов (тренингов), а также корпоративные университеты. Это обосновано тем, что формат высшей школы недостаточно гибкий, чтобы отвечать современным быстро изменяющимся потребностям рынка.

С одной стороны, появление нового участника на рынке образовательных услуг оказало дополнительное давление на представителей высшей школы в части необходимости адаптации учебных программ и перехода на новые подходы и модели передачи знаний получателю. С другой стороны развитие бизнес-образования позволило привлечь дополнительные инвестиции на рынок человеческого капитала за счет того, что инвесторами в данном случае, в первую очередь, выступают работодатели, готовые капитализировать средства в расчете на быструю отдачу. Такое образование работодатель также предоставляет как часть программы повышения квалификации работников, и как часть мотивационного пакета.

Активное применение новых технологий в образовании позволило бизнес-образованию развиваться ускоренными темпами, вытесняя с рынка сторонников традиционных форм обучения. Появились такие понятия как MOOCs (массовый открытый онлайн-курс) и SPOCs (локальный онлайн-курс). Это формы дистанционного образования с той разницей, что первый является аналогом очного обучения с возможностью изучения материала, сдачи экзаменов и получения дипломов дистанционно, вторые являются дистанционной частью программы классической очной формы обучения (blended learning – смешанное обучение). Таким образом, фокус новой модели обучения смещается от преподавателя, как источника знаний, к студенту – как объекту знаний (flipped classroom).

Различные лекционные материалы стали появляться в сети интернет с 1990-х годов, однако массовый характер дистанционное обучение приобрело с 2010 года, с появлением возможности интерактивного общения и развития массовых открытых онлайн-курсов.

Вероятно, пока в России динамика роста числа интернет-курсов не имеет такого сильного влияния на изменение модели обучения в целом, в связи с тем, что распространение интернет-технологий пока не имеет таких масштабов, как в развитых странах. Так, например, в России очная форма обучения составляет 54,7%, дистанционная 13%, комбинированная 31,6%, в то время как в США эти показатели составляют 20%, 20% и 60% соответственно.

Тенденции в бизнес-образовании

Тем не менее, динамика развития бизнес-образования весьма высокая, и уже наметился ряд тенденций, характеризующих степень зрелости данного рыночного продукта.

1. Увеличивается общая продолжительность тренингов. При этом идет переход от длительных разовых курсов к серии коротких.

2. Меняется модель обучения с традиционной очной формы на смешанную форму (как было указано ранее, blended learning или flipped classroom). Как правило, она включает в себя сам тренинг, коучинг, дистанционное обучение. Такая модель позволяет наиболее эффективно давать прикладные знания с минимальным отвлечением от производства. Для большего практического эффекта в программу обучения также включают элементы проектного управления.

3. Меняется направление разработки курсов от типовых к индивидуальным. Предприятия более охотно направляют на обучение сотрудников на курсы, которые адаптированы к специфике их бизнеса, что также нацелено на быстрое внедрение приобретенных знаний в хозяйственной жизни предприятия.

4. Растет степень стандартизации профессиональных программ.

Кроме того, сформировались шаблоны форм обучения в зависимости от категории обучаемых. Так, для топ-менеджеров в первую очередь предлагается модель face-to-face. Middle-менеджеры в основном направляются на обучение в корпоративные университеты, а различного рода специалистов обучают посредством онлайн-курсов.

Процесс интеграции

На фоне процессов реформирования высшего образования, дисбаланс в сторону бизнес-образования и различных форм дистанционного обучения может привести к более опасному явлению – оттоку интеллекта. Высокая мобильность студентов при отсутствии системы качественного образования, обеспечивающего последующее трудоустройство, создает для этого благоприятную почву. Так с 2000 по 2009 годы число студентов, получающих обучение за рубежом, удвоилось с 1,8 до 3,3 млн человек. При этом лидером по привлечению иностранных студентов являются США и Великобритания.

В качестве одного из подходов для решения спора в области перспектив развития высшей школы является наметившаяся тенденция к интеграции учебных программ классической высшей школы и бизнес-образования, как по содержанию программы обучения, так и по форме преподавания и тестирования знаний. Среди наиболее популярных и развитых программ дополнительного профессионального образования можно выделить программы ACCA, CPA, CIMA, CGMA и др.

Среди указанных программ лидером, как по темпам распространения учебной программы, так и по взаимодействию с вузами по всему миру является учебная программа ассоциации ACCA (Association of Charted Certified Accountants – одна из самых престижных программ сертификации специалистов в области международных стандартов финансовой отчетности). В качестве универсального подхода к интеграции с программами вузов ACCA предоставила возможность вузам в любой стране зачесть часть экзаменов своей учебной программы (до девяти экзаменов из 14 возможных) при соблюдении требований, установленных ACCA. Базовыми требованиями являются обеспечение совпадения программы вуза с программой АССА по соответствующей дисциплине минимум на 80%, а также требования к тестированию знаний студента. При этом ВУЗ должен пройти процедуру аккредитации.

Стоит заметить, что быстрому развитию ACCA также способствует в целом развитие законодательства в области финансового учета, в частности, постепенный глобальный переход на международные стандарты финансовой отчетности (IFRS/МСФО). Так в России переход на международные стандарты финансовой отчетности осуществлен с 2012 года в соответствии с федеральным законом от 27 июля 2010 года № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности» и приказом Минфина России от 25 ноября 2011 года № 160н. В первую очередь это касается организаций, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам. Соответственно, со временем это также повлечет переход на МСФО и систем планирования, финансового анализа, аудита и др.

Учитывая, что сегодня специалист со знанием МСФО зарабатывает в России на 30-50% больше, чем обычный бухгалтер, притом, что таких специалистов на рынке порядка 2%, можно предположить, что спрос на программы обучения по этому направлению будет достаточно высок еще заметное время.

Преимущества и недостатки партнерства

Несмотря на высокую популярность бизнес-образования и открытость профессиональных ассоциаций к сотрудничеству, интеграция профессиональных сертификатов в программах высшей школы пока носит единичный характер. В первую очередь это связано с так называемым высоким барьером для входа в данный сегмент рынка, в частности:

  • В первую очередь, это связано с отсутствием учебного материала на русском языке, а материалы, которые доступны на английском языке, существенно дороже тех, которые предоставляются университетскими библиотеками. Причем, материала нет как для студентов, так и для преподавателей;
  • Кроме того, необходимо провести (набор) переподготовку преподавателей вуза для обеспечения требуемого уровня подготовки и тестирования знаний студентов. Пока ситуация на рынке труда складывается таким образом, что преподаватели, имеющие необходимые профессиональные сертификаты и опыт работы, стоят в разы дороже, чем может позволить ВУЗ, опираясь на стандартную зарплату преподавателя вуза;
  • Также стоит отметить, что и базовая подготовка студентов требует более высокого уровня;
  • Даже если преподавание ведется на русском языке, желательно знание английского языка на уровне не ниже intermediate, большая часть материалов пока не имеет перевода на русский язык.

Таким образом, для распространения практики интеграции диплома вуза с профессиональными сертификатами потребуется время, пока данные барьеры станут доступны большему числу участников. Тем не менее, число вузов – членов такого партнерства будет расти, это имеет ряд очевидных преимуществ для всех его участников, в частности:

Для вуза это дает:

  • Более высокие стандарты по проверке знаний и, как следствие, значимость вуза и значимость его диплома;
  • Повышение вероятности дальнейшего трудоустройства студента за счет более высоких конкурентных преимуществ;
  • Высокий уровень подготовки преподавательского состава;
  • Ускоренное применение современных моделей обучения;
  • Мотивация выпускников вузов на дальнейшее самостоятельное повышение квалификации в области профессиональных сертификатов;
  • В целом это дает рост рейтинга трудоустройства выпускников.

Для профессиональных ассоциаций – привлечение новых членов (студентов) за счет:

  • Более высокого уровня базовой подготовки студентов;
  • Обеспечения возможности для вступления студентов в ассоциацию на более ранних сроках.

Для работодателя:

  • Снижение потребности в инвестициях;
  • Сокращение отвлечения от рабочего времени;
  • Формирование шлюза для формирования пула талантливых, амбициозных и заинтересованных в саморазвитии студентов. Предприятие, взаимодействуя с таким вузом на принципах целевого заказа, не только сокращает текущие затраты на подготовку кадров, но и формирует платформу для притока будущих специалистов, которые поступают за счет собственных средств в расчете на перспективы будущего трудоустройства.

Таким образом, можно сказать, что такой тройственный союз вуза, профессиональной ассоциации и работодателя основан на принципе win-win-win. Кроме того, взаимодействие данных участников может быть не только в области унификации учебных программ, но и по ряду иных направлений, таких как:

  • Обмен результатами исследований в области структуры и динамики рынка труда. Бизнес-образование обладает высокой мобильностью и более чутко понимает потребности рынка, как с точки зрения формата преподавания, так и с точки зрения модификации содержания образовательной программы.
  • Кроме того, унификация учебных программ также будет способствовать сотрудничеству между вузами в области формирования совместных программ и программ двойных дипломов, ведь аккредитация учебной программы вуза профессиональными сообществами будет рассматриваться как своего рода подтверждение стандарта содержания и качества преподавания учебной программы.

Выводы

Несмотря на наметившиеся интеграционные процессы в области образовательных программ высшего и дополнительного профессионального образования, в их основе сохраняются принципиально разные целевые задачи:

  • Вузы – фундаментальные знания (life skills);
  • Профессиональные ассоциации – прикладные знания (hard skills);
  • Корпоративные университеты – персональное развитие (soft skills).

В связи с этим, в гонке за современными тенденциями и краткосрочной конъюнктурой рынка важно не произвести подмену комплексного высшего образования на серию сертификатов и дипломов о дополнительном образовании. Высшая школа несет в себе, в первую очередь, идею формирования личности, а также развития достижений науки, техники и культуры. Область фундаментальных исследований (R&D) также сохраняется исключительно за вузами.

Необходимо не вытеснять друг друга попытками параллельного развития на соседних сегментах рынка, а настраивать взаимовыгодные партнерские отношения с его участниками. Результатом такого партнерства должна стать комплексная многоуровневая система, способствующая развитию непрерывного процесса образования: от формирования личности и приобретения фундаментальных научных знаний до получения профессиональных навыков и развития персональных качеств.

В конечном итоге, уровень качества образования в стране – один из ключевых элементов, определяющих ее конкурентоспособность.

Комментарии
Профессор, Чебоксары

Первый комментарий: Бизнес-школы есть, бизнеса полезного для России - нет! В чем причина? Опять - "в консерватории" что-то не так? Или в бизнес-школах учат чужому опыту, что противопоказано в случае соц-экон-систем?!

Профессор, Чебоксары

Я уже устал повторять, что пока не будет многофакторной вычислительной модели развития системы образования в целом, в России; в каждом отдельном регионе, в каждом вузе для каждой конкретной специальности вуза, увязанными с многофакторной вычислительной моделью развития России в целом, каждого региона России по отдельности, так и будем мы все, как слепые котята, тыкаться в отдельные справедливые гипотезы (в статье их много и многие очень хорошие ), не понимая, что то, что хорошо для Москвы, противопоказано Чувашии или Якутску, или …

В каждом регионе и в каждом вузе свои правильные управленческие решения! А не московские или чувашские!

Почитайте о науке о данных (data science), интеллектуальном анализе данных (data mining)! Посмотрите, как надо создавать модели и системы поддержки принятия решений (decision support systems).

Конечно, можно не читать и не смотреть. Но не ждите, что ваши решения будут правильными. Хотя можете и подождать. Метод проб и ошибок пока официально никто не отменял  Правда ждать правильного решения и результата будете долго, лет 100! И оно придет (может быть  ), если внешние для России условия к тому времени не изменяться. А это более вероятно, чем появление правильного решения  .

У меня есть конкретное предложение для Минобрнауки РФ и образовательного сообщества: считать самым важным критерием для вуза – процентное соотношение «своих» студентов (из своего региона) к общему числу студентов, обучающихся в вузе и общему числу вообще обучающихся в данном регионе!. Чем выше этот процент, тем выше рейтинг вуза!!!

Кто-то имеет что сказать за это?  Ну и на первую часть?

Профессор, Чебоксары

Понравилось суждение с другой ветки:
Юрий Полозов
"Экономический интерес находит русло так же, как и вода. Там, где меньше сопротивление - там и основной поток".

Поэтому, если в образовании главное - экономический интерес. То где будет образование? В сфере услуг! А это уже не образование :-) !

Директор по развитию, Москва

Спасибо за комментарий. Есть ощущение, что не до конца уловили саму идею, но какого - то явного негатива в адрес статьи я не увидел. Это тенденция, которая идет не только в России. Образование, наука - все правильно, фундамент нельзя рушить. Но и нельзя игнорировать меняющийся рынок. Гнаться за ним тоже не надо, но формировать тренд - обязательно. И он уже идет. Мы были первые в России 2 года назад, кто создал такую программу, но сегодня уже передовые вузы очевидно начинают двигаться в этом направлении. Лично меня это радует, т.к. причиной проекта было личное недовольство качеством образования, в первую очередь, качеством тестирования. И пытаемся положить этот тренд. И вопрос здесь не в содержании учебной программы. Содержание у нас всегда было в избытке. Вопрос в том, что методы надо немного адаптировать. И очень серьезно относиться к выдаваемому диплому. Они практически все стали обезличены, т.к. не содержат оценку качества.
Что касается регионов, тут одним рынком не обойтись. Для вуза основной показатель - трудоустройство студента! Именно на этом заканчивается работа вуза, а не на этапе выдачи диплома. Тогда все со временем встанет на место. 100 лет или меньше - не важно. Важно то, что это надо начинать делать, а если просто рассуждать без действий, то эти 100 лет короче не станут.

Партнер, Москва

Всем участникам дискуссии поставил «+1». Кто активнее участвовал, у того получилось больше плюсиков. Вы все работаете на благое дело, и не теряю надежду, что благодаря дискуссиям, происходит улучшение качества развития управленцев на программах DBA и МВА.

Но я не увидел, чтобы серьезно обсуждалась проблема коренного изменения программ МВА. В 2012 году вышла статья Андрея Теслинова «К новому поколению МВА», которая в свободном доступе есть на его личном сайте (http://www.teslinov.ru/wp-content/uploads/2013/01/mba-pokolenie.pdf) и в которой прямо говорится Мастер делового администрирования (МВА) – бюрократ от бизнеса… умер. Да здравствует, Мастер Развития бизнеса (Master of Business Development)».

Во-вторых, много говориться о развитии Hard Skilss и о возрастающей значимости Soft Skills и, практически ничего не говорится о концептуальных компетенциях Concept Skills. В 1986 году Робер Л. Кац предложил модель, где компетенций руководителя можно структурировать на три главных блока(на моей личной страничке разместил рисунок с визуализацией модели Р. Каца (https://www.e-xecutive.ru/users/382272-urii-rodionov) :

  • Профессиональные компетенции (Hard Skilss)
  • Социально-коммуникативные (Soft Skills)
  • Концептуальные (Concept Skills)

Концептуальные навыки – Р. Л. Кац, определил, только, как способность видеть важные составляющие в любой ситуации, - это системное мышление – способность в сложном увидеть простое. Сегодня этого уже недостаточно. В 1998 году было издано знаменитое исследование стратегических школ Г. Минцберга и Ко «Стратегическое сафари» . «В масштабном исследовании Г. Минцберга, Б. Альстрэнда и Дж. Лэмрела «Школы» стратегий» сформулирован очень важный вывод, на который не было акцентировано внимание авторами исследования. Из их картограммы пространства формирования стратегий понятно, что при формировании стратегий надо опираться на эволюционные и институциональные законы». (Цитата из моей статьи опубликованной в рубрике «Журнал» https://www.e-xecutive.ru/community/magazine/1989509-evolutsionnye-i-institutsionalnye-zakony-dlya-strategicheskogo-mysletvorchestva).

«Деятельность», как диалектическое целое – это две полярности «стратегическая деятельность» и «операционная деятельность». Майкл Портер, в конце 80-х ХХ века сказал, очень четко: «Операционная эффективность – это не стратегия. Но, нет стратегий без операционной эффективности, как и нет операционной эффективности без стратегий»

Сегодня, а вернее, еще позавчера (с 60-х годов ХХ века) организации трансформируются в плоские структуры - проектные, матричные и интегральные сети или технологии Agile. Все больше руководителей среднего, операционного и проектного звена участвуют в стратегических процессах, но для этого нужны другие мозги, нужен новый уровень мышления – концептуальное мышление.

В своей статье «Эволюционные и институциональные законы для стратегического менеджмента», мной предложен ряд теорий, которые составляют основу для выращивания концептуальных компетенций:

  • Эволюция человека Пьер Тейяр де Шардена («Феномен человека»)
  • Законы диалектики
  • Теория «клеточки» и отношений К. Маркса.
  • Законы иерархичности мира, принципы холонов и холархий Артура Кестлера,
  • Законы структурной изменчивости из Китайской «Книги перемен».

В таблице 1 (https://www.e-xecutive.ru/community/magazine/1989509-evolutsionnye-i-institutsionalnye-zakony-dlya-strategicheskogo-mysletvorchestva) мной, структурированы определенные теории и авторы прошлых и новых знаний и теорий, без которых тяжело выстроить интегральное знание и подняться на уровень концептуального мышления, - и не возможен качественный стратегический процесс.

Во-вторых, возникает вопрос, если стратегические процессы охватывают все большее количество управленцев, то Concept Skills, становятся обязательными профессиональными компетенциями Hard Skilss. В трансформации Soft Skills -> Hard Skilss, я надеюсь, уже никого убеждать не надо, и это же происходит с концептуальными компетенциями. Не правда ли???

В-третьих, Concept Skills – это… осознавать Бытие – духовное развитие (стремление к Абсолюту), и без этого, ни какими тренингами Soft Skills не развить. Разве я не прав???

На DBA программах становится обязательной дисциплиной «Философия бизнеса» или «Философия развития бизнеса», но еще позавчера, это знание должно было опускаться на уровень МВА, ведь по стандартам МВА, окончательный зачет проводится после защиты бизнес-плана с формулировкой стратегий. Так это бизнес-планы или….???

Был бы очень благодарен тем, кто готов начать обсуждать структуру знаний, дидактику и образовательные технологии программы Мастер Развития бизнеса (Master of Business Development), на форуме моей статьи «Эволюционные и инволюционные законы для стратегического менеджмента». В статье есть достаточно смыслов для структурированной и конструктивной дискуссии, особенно . Во-вторых, мы можем обсуждать и материалы статьи А. Теслинова (http://www.teslinov.ru/wp-content/uploads/2013/01/mba-pokolenie.pdf) [1]. Понимаю, что программ MDB, нет в мире, и придется работать под старым названием МВА, но ведь задиристая задача быть первыми в мире.

«Компаниям пора вырваться из плоского пространства матриц и войти в объемное пространство эволюционных и институциональных законов. Но, это не возможно без изменения мышления собственников, менеджмента и программ ВУЗов, бизнес-школ, и корпоративных систем развития персонала. Мастер делового администрирования (МВА) – бюрократ от бизнеса… умер. Да здравствует, Мастер Развития бизнеса (Master of Business Development)».

[1]- на личном сайте А. Теслинова в рубрике «Публикации»/»Статьи» несколько статей о качественном развитии взрослых. Во-вторых, в рубрике «Публикации»/ «Книги» есть книга Теслинов А.Г., Протасова И. А. Образование по-взрослому. Дух андрагогики развития./ - М.: ФЛИНТА:иНаука, 2016. – 112 с. – (Развивающее образование для взрослых). Очень рекомендую не только профессионалам от образования взрослых, но и как набор знаний для управленцев – лидеров-наставников. Книга есть и на ozon.ru

Честь имею, Юрий Родионов.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Первый в России форум «Цифровой менталитет руководителя» пройдет в Москве

Форум будет полностью посвящен проблеме повышения эффективности управления в различных сферах бизнеса и не только.

В Москве пройдет выставка лучших бизнес-школ со всего мира

Представители топовых международных MBA-программ встретятся с бизнес-профессионалами из Москвы в формате one-to-one.

В Школе бизнеса МИРБИС стартовала акция для поступающих на программу Executive MBA

Руководителям и собственникам бизнеса, поступающим на программу Executive МВА, предоставляется скидка 30% на первый этап обучения.

ИБДА РАНХиГС проведет День открытых дверей программы Executive MBA «Стратегическое управление и лидерство»

День открытых дверей – это отличная возможность познакомиться с программой, ее руководством, преподавателями и выпускниками.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Советские праздники отменят

С 1 февраля 2020 года могут быть отменены некоторые профессиональные праздники.

Водителей Uber взяли в штат

На новых сотрудников будут распространяться такие социальные гарантии, как страховка, декретный отпуск и др.

Ford заботится об уволенных

На выплаты и аутплейсмент для уволенных сотрудников американская штаб-квартира Ford выделила $200 млн.

Половину россиян заменят роботы

Ученые РАНХиГС подсчитали: через десять лет 45,5% человек на рынке труда России смогут быть заменены роботами.