Обязательное распределение: «обязаловка» или уверенность в завтрашнем дне?

Поводом к полемике стало предложение экспертов московского штаба Общероссийского народного фронта относительно обязательного распределения выпускников медицинских учебных заведений. Более радикальное предложение внес лидер КПРФ Геннадий Зюганов, выступивший де-факто за восстановление советской системы.

Противоположного мнения придерживается министр образования и науки Дмитрий Ливанов, заявивший: «Конституция России гарантирует высшее образование на конкурсной основе за счет государства и не предусматривает дополнительных обременений. Возвращаться к действовавшей в СССР системе распределения выпускников вузов нет необходимости, в том числе и потому, что это может спровоцировать отток молодых специалистов за рубеж. По мере того как будет развиваться экономика, создаваться новые производства, новые карьерные перспективы для выпускников вузов, они будут оставаться у нас работать». Цитата из «МК».

Президент РФ Владимир Путин не занял четкую позицию, заметив, что на проблему необходимо посмотреть со всех сторон. Комментарий президента в «Российской Газете»: «Люди, которые за госсчет учатся, — это как бы госзаказ, поэтому в целом такой подход имеет право на существование, но спешить здесь нельзя».

Государственное распределение выпускников вузов было введено в 1933 году и сохранялось до распада Советского союза. Неоднократно вопрос распределения поднимался и в современной России. Городской эксперимент в 2007 году проводил мэр Москвы Юрий Лужков. Госдума в 2010 году отклонила предложение «Справедливой России» о квотировании рабочих мест для выпускников. Позднее со сходными инициативами выступали глава Росмолодежи Сергей Поспелов и председатель Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков.

В качестве альтернативы Минтрудсоцразвития на протяжении ряда лет осуществляет программу поддержки стажировок выпускников. В рамках программы предусмотрена компенсация затрат работодателя не только на оплату труда стажирующихся выпускников, но и на доплаты работникам-наставникам. Уровень трудоустройства выпускников составляет около 71% от численности участников стажировки.

Наиболее четкое обоснование распределению дал Андрей Исаев, в 2013 году возглавлявший комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов: «Реализация идеи распределения выпускников-бюджетников позволит решить и проблемы общества, которое испытывает нехватку кадров в ключевых отраслях, и проблемы молодых специалистов, выпускников... У нас многие молодые специалисты, оканчивая вуз, не могут найти работу, потому что работодатели желают выступать в роли этаких «пенкоснимателей», хозяев идеальных работников.

Суть инициативы в том, чтобы для тех работников, которые заканчивают обучение на бюджетных местах, созданных государством, и заключили с государством контракт, создать систему распределения. Они по окончании вуза отправятся по направлению государства поработать три года туда, куда им предложит заплативший за их обучение работодатель. В первую очередь это коснется врачей, учителей и инженеров оборонных предприятий.

В СССР был другой порядок – принудительное распределение всех выпускников. А здесь речь о другом: человек должен будет сам подписать при поступлении соответствующий контракт. Так что он вправе претендовать на то, чтоб будущий работодатель — в данном случае государство — оплатил его обучение, а государство, в свою очередь, — на то, чтоб он затраченные на него деньги отработал», комментировал Андрей Исаев на страницах газеты «Солидарность».

Ситуация сегодня

Министр труда и социального развития Максим Топилин констатировал: «Согласно демографическим прогнозам, Россия в ближайшие пять лет столкнется с резким сокращением численности населения в трудоспособном возрасте, – сказал он. – В этих условиях встает вопрос о необходимости мобилизации всех имеющихся ресурсов для смягчения проблемы нехватки трудовых ресурсов и ослабления напряженности вследствие неблагоприятных демографических тенденций, таких как, например, повышение среднего возраста занятых».

В этих условиях запущен специальный проект, отслеживающий трудоустройство выпускников через данные Пенсионного фонда. Согласно базе данных, в течение года после окончания вуза 100% выпускников трудоустроились в МФТИ и СГАУ, 90% — в МГТУ имени Баумана, МИСиС, СПбГПУ, 85% — в ВШЭ, МИФИ, ИТМО, 75% — в ТГУ, СПбГУ и МГУ имени Ломоносова, 60% в РНИМУ имени Пирогова и СарГЮА. Общий итог: в среднем трудоустроилось 75% выпускников вузов, однако, например, на Северном Кавказе — только 50%.

Государство обязано реагировать на демографический вызов, но будет ли эффективной политикой административное вмешательство в рынок труда выпускников? Неспециалисту в трудовой сфере непросто взвесить все за и против обязательного распределения. Поэтому мы попросили ответить на вопросы экспертов ведущих университетов страны.

Эффективно ли обязательное трудоустройство в современной российской экономике?

Марина Колосницына, кандидат экономических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ: «Такой практики (обязательного и поголовного трудоустройства выпускников) нет, и не может быть в принципе в рыночной экономике, если она действительно рыночная. На рынке труда работодатель и работник сами находят друг друга, в зависимости от требуемых и имеющихся квалификаций, и это называется эффективным равновесием. И вузы, и государство могут способствовать тому, чтобы такое равновесие достигалось быстрее, но заменить собой рынок никак не смогут. По сути, призыв вернуться к обязательному трудоустройству, которое практиковалось при советской власти, есть призыв вернуться к социализму, или полному государственному патернализму. Это, безусловно, удобная позиция для многих вузов, которые готовят весьма средних «специалистов», не находящих себе применения на рынке труда. Просто сказать – государство должно ввести обязательное трудоустройство, и каждый выпускник будет как-то трудоустроен (не наше дело, нравится ли ему эта работа, позиция, зарплата). Гораздо труднее сделать так, чтобы выпускники хорошо трудоустраивались сами, получив современные знания и навыки и имея на руках диплом вуза с хорошей репутацией».

Рубен Карапетян, кандидат экономических наук, доцент СПбГУ: «Если рассматривать гипотетическую модель, то эта мера крайне желательна. Ведь в подобном случае будет сокращаться или вовсе исчезнет дефицит рабочей силы в отдельных отраслях, с другой стороны, избыток невостребованных работников. Таким образом, сократятся издержки всей экономики. Но в реальных условиях рынка ситуация никогда не станет абсолютно стабильной. Однако, и эта позиция мне гораздо ближе, внедрение всеобщего обязательного трудоустройства лишит выпускников права выбора. Вряд ли экономически эффективно использовать ту рабочую силу, которой неинтересна ее профессия».

Анатолий Власов, доктор юридических наук, профессор МГИМО: «Идея об обязательном распределении выпускников вузов – не нова. Советская система (которая в корне отличается от современной) обуславливала и использовала этот механизм при наличии бесплатного обучения. При современной смешанной вузовской системе эта модель тоже может быть использована, только необходимо обязательно учитывать мнение самого выпускника с обязательным стимулированием предстоящей профессиональной деятельности. Какое-либо принудительное «распределение», как показал уже исторический опыт, ничего позитивного не принесет».

Нарушает ли обязательное трудоустройство права обучающихся?

Анатолий Власов: «Принудительный труд (закрепощение) часто не результативен, да это и противоречит Конституции РФ».

Марина Колосницына: «Это зависит от того, какой механизм (гипотетически) предлагается. Если все абитуриенты всех вузов заранее извещены о предстоящем обязательном трудоустройстве, и с ними заключается соответствующий контракт (обучение на бюджетной основе, то есть за счет государственных средств, предполагает обязательную «отработку» на предложенном рабочем месте, допустим, в течение двух-трех лет), здесь нет никакого нарушения прав. Человек делает свой выбор, его никто не заставляет. Можно учиться на платной основе, и тогда не будет обязательного трудоустройства, можно вообще ограничить свое образование средним специальным. Или, наоборот, уехать учиться за границу, если позволяют средства. Главное, чтобы все знали заранее «правила игры». Другое дело, что практика советских времен, когда существовало так называемое «распределение» специалистов, показала, что есть многие пути официально избежать нежелательной работы. Это как с армией – справки о болезни, вплоть до инвалидности, а у девушек – замужество с отъездом в другой город или беременность. В итоге, как всегда, оказывается, что права и обязанности не у всех одинаковые».

Николай Горелов, доктор экономических наук, почетный профессор СПбГЭУ, главный редактор журнала «Экономика труда»: «Действующее законодательство не дает вузам подобных полномочий, поэтому вначале следует создать соответствующую законодательную базу. Министерство образования и науки и Российский союз промышленников и предпринимателей должны приступить к разработке законодательства. Это тем более необходимо, что в рамках современной либеральной модели следование советским методам может привести к процессам в европейских судах».

Возможно ли при обязательном трудоустройстве мотивировать к конкурентному труду?

Рубен Карапетян: «Стимулировать – да, постоянно повышая зарплату. Но вряд ли мотивом будет являться труд по профессии, которую не выбирал».

Анатолий Власов: «Современная рыночная экономика требует максимальной отдачи интеллектуальных и физических сил. Поэтому только моральное и материальное стимулирование молодых выпускников вузов будут полезны для народного хозяйства России».

Марина Колосницына: «Мотивировать к конкурентному труду должен рынок (он это и делает), а никак не административные меры».

Стоит ли возрождать советскую практику административного распределения выпускников?

Рубен Карапетян: «Если возрождать социалистическую экономику, то да!».

Марина Колосницына: «Не стоит, поскольку она находится в прямом противоречии с нормальным рыночным механизмом распределения рабочей силы по рабочим местам, а потому не может быть эффективной. Число рабочих мест в экономике от этого никак не увеличится, и необходимых навыков и квалификаций у выпускников не прибавится. А потому решить принципиально проблему трудоустройства плохо обученных и не имеющих опыта «специалистов» не получится».

Должны ли студенты-бюджетники работать на государство? Открыты ли возможности для государственно-частного партнерства?

Рубен Карапетян: «Если государство выступает в роли работодателя, то оно вправе выставлять свои требования к рабочей силе, например, на предмет ее квалификации. То есть, готовить специалистов для целевого использования в своих структурах. Что касается партнерства, то тут оно возможно при совпадении интересов и обоюдном согласии».

Николай Горелов: «Необходимо максимально задействовать рыночные механизмы, разрабатывать инструменты долевого участия, кадрового сопровождения бизнеса, новые формы повышения квалификации. Требуется обратная связь от работодателя к вузу по качеству учебного процесса».

Марина Колосницына: «Разумеется, все бюджетные студенты не должны, да и не могут быть трудоустроены в государственном секторе, если мы не хотим раздувать этот сектор без предела (он у нас и так достаточно велик). Если представить себе, что государство вдруг берет на себя подобные обязательства, это будет означать неминуемый рост бюджетного дефицита и инфляцию. Трудоустройство в государственном секторе может рассматриваться лишь как крайняя и, главное, временная мера в условиях острой безработицы в фазе циклического спада экономики. Есть возможности для заключения соглашений между заинтересованными работодателями и вузами. Например, работодатель хочет получить нужных ему специалистов и готов финансировать или частично софинансировать их обучение. Тогда должно заключаться трехстороннее соглашение, предполагающее обязательную работу для выпускника в течение установленного периода. Если это частный работодатель – он платит свои деньги, это его инвестиции в персонал. Он может также участвовать в отборе абитуриентов и в разработке образовательной программы. Если этот работодатель – государственное учреждение или ведомство, вопрос, как правило, решается выделением специальных квот на обучение для тех, кто согласится потом идти к этому работодателю. То есть это в любом случае бюджетные деньги, но целевого характера. И важно подчеркнуть, что это добровольные соглашения, а не административное принуждение».

Какая роль должна быть отведена вузам?

Рубен Карапетян: «Мне представляется, что вузы должны не только постоянно мониторить ситуацию возможности трудоустройства выпускников, но и иметь связь (информацию) о закончивших обучение и работающих. И в случае необходимости (а это значит – постоянно) приспосабливать свои учебные программы под потребности экономики».

Марина Колосницына: «Вузы, безусловно, должны заниматься, и занимаются трудоустройством – привлекают потенциальных работодателей в качестве партнеров, заключают договоры о проведении практик, проводят дни карьеры, собирают данные о вакансиях для выпускников и размещают информацию на своих сайтах. Очень важна в этом процессе роль клубов выпускников, ведь бывшие выпускники вуза сами в какой-то момент становятся работодателями и склонны искать новые кадры там, где учились. От вуза (его руководства, преподавателей и сотрудников) требуется постоянная работа по совершенствованию содержания и форм обучения, взаимодействию с работодателями, повышению квалификации преподавателей. Для этого нужны и время, и деньги, и мозги. Главное – конкурентоспособность выпускников должна стать одной из целей стратегического развития. Многие российские вузы сконцентрированы на сиюминутных краткосрочных задачах, поэтому вопросы трудоустройства выпускников были бы рады решать автоматически. Но эффективным такое решение никак не назовешь».

Николай Горелов: «Необходима стройная система, чтобы вузы занимались трудообеспечением выпускников на постоянной основе. Под поставленную задачу нужно создать «вертикаль власти» во главе с проректором, осуществляющим комплексное взаимодействие с работодателями. И тогда не будет нужды в «обязаловке».

Применимы ли зарубежные модели к российской практике?

Марина Колосницына: «Такие модели есть, только это не административное принуждение. Например, в США, где высшее образование все платное и дорогое, особенно дорого стоит обучение врача. Как правило, большинство студентов медицинских школ берут кредиты, которые затем приходится долго возвращать. Если выпускник сразу попал на работу в престижную частную практику, он может отдать кредит легко. А если нет – государство предлагает ему другие варианты. Например, можно пойти работать врачом в армию на несколько лет или стать врачом частной практики в сельской местности, который обслуживает огромный округ, ездит по домам в любое время суток и оказывает любую первичную помощь. Зарплата невысокая, работа тяжелая, поэтому всегда есть такие вакансии. В любом случае, государство полностью гасит кредит банку. Но я подчеркиваю еще раз, что такие соглашения заключаются на сугубо добровольной основе, у человека всегда есть право выбора».

Рубен Карапетян: «Наиболее действенным будет привлечение частных компаний к образовательному процессу, как это делается в ЕС. Конечно, речь идет о крупном бизнесе. Во-первых, они сами должны развивать образовательные программы в рамках своих структур (так сказать, поствузовское образование). Во-вторых, в РФ должна быть сформирована система грантов частных компаний на развитие образовательных программ. Наконец, нужна включенность представителей бизнеса в образовательный процесс».

Николай Горелов: «Есть хороший зарубежный опыт, в Канаде, во Франции, но у нас другая ментальность. Россия есть Россия. Мы могли бы и сами создать новую модель на основе опыта ведущих вузов. Необходимо провести серьезное научное исследование лучших отечественных и зарубежных практик трудообеспечения выпускников и по результатам – подготовить постановление правительства, учитывающее контекст нашей правовой системы, ментальности и сложившейся практики».

***

Становится очевидным, что реформы необходимы: демографическая ситуация в контексте непростой экономической конъюнктуры бросает вызов академическому сообществу. Но относительно направления реформ нет единства мнений.

На наш взгляд, вряд ли возможно осуществить обязательное распределение в рамках рыночного подхода к труду. Подобная мера была бы эффективной в плановой экономике с преобладающим государственным сектором. Однако сегодня даже такие мягкие меры планирования, как определение контрольных цифр приема абитуриентов на бюджетные места, сталкиваются с целым рядом проблем: рынок меняется слишком быстро, возникают новые профессии и «умирают» старые, статистика неточна из-за большого количества занятых во фрилансе или с нарушениями трудового законодательства. Важна и возрастная психология: поступивший в 17 лет студент зачастую полностью меняет свои представления о карьере к моменту окончания вуза, и навязывание обязательного трудоустройства может вызвать излишнюю социальную напряженность.

И самое главное – система обязательного распределения потребует значительных финансовых вложений от государства, которые, вероятно, принесли бы больший эффект при инвестициях в качество учебного процесса и в молодежное предпринимательство. У модели государственного распределения есть убежденные сторонники и противники. Вероятно, осенью стоит ожидать нового витка полемики по этому вопросу. Будем следить за развитием сюжета.

Фото: wikimedia.org

Executive.ru открыл канал в мессенджере Telegram. Хотите быть в курсе самых главных событий российского менеджмента? Присоединяйтесь!
Комментарии
Директор по рекламе, Москва

Вероятно может быть не качественные ученые раз задаются этим вопросом.

Давайте ''мыслить на основе'' и за основу возьмем несколько принципов.

Принцип первый.
Очевидно, что экономика делится на отрасли НХ.

Принцип второй.
Очевидно, что модернизация производства сегодня настолько высокотехнологична и разделена структурно на специальности, что работники отраслей НХ, соприкасающиеся с современными высокими технологиями разделены по специальным компетенциям и редко за всю жизнь успевают освоить сложные смежные специальности, а попытки заменить работников низкоквалифицированными универсалами приводят к тому что они не той стороной вставляют датчик в ракету.

Принцип третий.
Представьте себе высокотехнологичную отрасль - производство, это многоуровневый профессиональный пирог, от операторов станков с разными степенями квалификаций, до техников, инженеров, технологов и так далее вплоть до руководителей цехов, линий цехов, КБ, испытательных КБ и так далее. Очевидно что например инженера испытательного КБ нужно стажировать не один год, чтобы он мог работать с проблемами конструкции например лопатки турбины двигателя, выявленными при испытаниях. Значит подготовка такого уровня (в любой высокотехнологичной отрасли) специалиста занимает не один десяток лет.

Принцип четвертый
Чтобы отраслевой топ-спец вырос его нужно искать и отсеивать через фильтры профессионального инженерного образования от ПТУ, через техникумы, через институты и постоянный НИОКР с ростом ступеней квалификации в отрасли. Способных и талантливых не так уж и много. А интеллектуальных роботов с электрическими мозгами завезут не ранее 2150 года.

Принцип пятый
Чтобы у инженера хватило духа удерживаться в отрасли в течении 25 лет, чтобы стать топ специалистом в испытательных КБ, ему нужна ''большая мотивация'' или идея ''моя жизнь связана с авиацией'' (электроникой, автомобилестроением, судостроением, телефоностроением или фотоаппартостроением ^_^ )
Значит очевидно нужны институты отрасли, которые в его детстве уже начнут закладывать любовь и приверженность к авиации (или по списку)

Принцип шестой
Всю эту институциональную цепочку (давайте для смеха назовем эту цепочку учреждений в жизни и росте специалиста внутри отрасли ''институциональной цепочкой'') должны делать люди, которые уже ''больны отраслью'' давайте для смеха назовем их ''закоперщиками отрасли''

Принцип седьмой
Закоперщиков отрасли (включая все институции цепочки и бизнесменов и ученых, которых дружат с отраслью инженеры отрасли) нужно организовать в отраслевую институциональную систему, которая координирует узких специалистов между собой и им не приходится ''пойти на мороз'' если где то институциональный разрыв (давайте назовем смеха ради что если где то структура отрасли нарушается то это - ''институциональный разрыв'')
Если образуется такой разрыв (ха ха), то за три пять лет отрасль скатывается в каменный век (книжек на эту тему много написано) и ее нужно начинать строить заново.

Теперь о дискурсе статьи собственно.
Прикиньте такая постановка проблемы (без рассмотрения по основанию) как в статье сколько институциональных разрывов вызовет так же как и любая причина непонимания принципов мироздания приносит следствие запустения и инфляции деятельности.

Адм. директор, Санкт-Петербург

...В университетском сообществе разгорелась дискуссия о плюсах и минусах обязательного государственного распределения выпускников-бюджетников на работу по специальности....
Хорошо, что при пристальном рассмотрении темы всё-таки находят и плюсы, а не только минусы!
Я вообще не вижу ничего страшного в возвращении обязательного распределения бюджетников при соблюдении следующих ограничений:
- сохранить при этом, как и было, возможность самостоятельного трудоустройства при наличии уважительных причин - переезде по месту работы/распределения мужа/жены, наличии гарантийного письма работодателя о приёме на работу выпускника, в котором он заинтересован
- также добавить возможность отказаться от обязательного распределения в тех случаях, когда в качестве работодателя предоставляется предприятие-банкрот, либо имеющее серьёзные проблемы с действующим законодательством
- прописать чёткий механизм ''развода'' сторон до истечения срока обязательной отработке по инициативе любой из сторон
К сожалению, программа трудоустройства выпускников - не самая большая проблема в цепочке от школы до самодостаточного специалиста.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Сергей Алейников пишет: ...В университетском сообществе разгорелась дискуссия о плюсах и минусах обязательного государственного распределения выпускников-бюджетников на работу по специальности.... Хорошо, что при пристальном рассмотрении темы всё-таки находят и плюсы, а не только минусы! Я вообще не вижу ничего страшного в возвращении обязательного распределения бюджетников при соблюдении следующих ограничений: - сохранить при этом, как и было, возможность самостоятельного трудоустройства при наличии уважительных причин - переезде по месту работы/распределения мужа/жены, наличии гарантийного письма работодателя о приёме на работу выпускника, в котором он заинтересован - также добавить возможность отказаться от обязательного распределения в тех случаях, когда в качестве работодателя предоставляется предприятие-банкрот, либо имеющее серьёзные проблемы с действующим законодательством - прописать чёткий механизм ''развода'' сторон до истечения срока обязательной отработке по инициативе любой из сторон К сожалению, программа трудоустройства выпускников - не самая большая проблема в цепочке от школы до самодостаточного специалиста.
В целом предложение интересное, но в реальной жизни обернется значительными сложностями в реализации. Например, те же ''уважительные причины'' будут оборачиваться различного рода теневыми уходами от распределения - через псевдоработодателей, через фиктивные браки и т.п. Все эти проблемы хорошо известны в ситуации с трудовой миграцией, здесь может реализоваться тот же сценарий.
Директор по рекламе, Москва
Александр Сафонов пишет: различного рода теневыми уходами от распределения - через псевдоработодателей, через фиктивные браки и т.п. Все эти проблемы хорошо известны в ситуации с трудовой миграцией, здесь может реализоваться тот же сценарий
в ситуации институционального разрыва его участники разбегаются, это естественный процесс у них нет ни ''большой идеи'' ни цели, ни приверженности отрасли, ни видения отраслевых соратников с единой ''большой идеей'' пожизненной сферы деятельности если образованцы просто работают как отдельный экономический субъект, с целью оказания образовательной услуги высокого качества потребителю образовательной услуги а не являются институтом (в смысле институционализация) в цепочке институтциализации отрасли (как сферы деятельности), то о чем можно рассуждать?
Адм. директор, Санкт-Петербург
Александр Сафонов пишет: те же ''уважительные причины'' будут оборачиваться различного рода теневыми уходами от распределения
Я ещё раз повторюсь: в данном случае я прежде всего предлагаю обе стороны - и представителей госбюджета в любой форме и обучаемых - рассматривать как партнёров, связанных определёнными и чётко прописанными обязательствами. Скажем - сегодня попасть сразу после обучения на предприятие с гарантированным оборонзаказом - прекрасная перспектива, и немногие от неё откажутся. А вот если использовать распределение как инструмент очередного принуждения, где одна сторона имеет все права, а другая - никаких, будет во вред делу.
Адм. директор, Санкт-Петербург
Дмитрий Федоров пишет: если образованцы просто работают как отдельный экономический субъект, с целью оказания образовательной услуги высокого качества потребителю образовательной услуги а не являются институтом (в смысле институционализация) в цепочке институтциализации отрасли (как сферы деятельности), то о чем можно рассуждать?
А перевод будет?
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Дмитрий Федоров пишет: если образованцы просто работают как отдельный экономический субъект, с целью оказания образовательной услуги высокого качества потребителю образовательной услуги а не являются институтом (в смысле институционализация) в цепочке институтциализации отрасли (как сферы деятельности), то о чем можно рассуждать?
Вы много говорите об отраслевом принципе образования. Но сейчас с каждым годом все меньше отраслевых делений, все больше междисциплинарных курсов и подходов. Многие крупные работодатели хотят получить людей, готовых обучаться и переучиваться, переходить между различными отделами. Многие студенты хотят дальнейшей гибкости в выборе работы, т.к. не могут спрогнозировать развитие страны на годы вперед. Кроме того, как уже говорилось в статье, у нас сейчас бывает такая ситуация, когда вуз готовит специалистов, а отрасль давным-давно не существует в национальной экономике.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Сергей Алейников пишет: А вот если использовать распределение как инструмент очередного принуждения, где одна сторона имеет все права, а другая - никаких, будет во вред делу.
Вы правы, фактически этот принцип уже реализуется при целевом приеме. Например, так работает УВЦ МАИ http://www.mai.ru/unit/military/uvc/ .
Адм. директор, Санкт-Петербург
Александр Сафонов пишет: фактически этот принцип уже реализуется при целевом приеме
Не совсем. Всё-таки целевой приём - это фактически заключённый контракт с работодателем с отсрочкой выхода на работу - на время получения образования. А распределение - предоставляло более широкие перспективы. Кстати, отсутствие распределения также бывает проблемой и для нормально подготовленного специалиста - например, в РЖД ОАО в 2013 году просто было директивное указание не брать на работу новых сотрудников в связи с сокращением штата, и выпускников профильных ВУЗов, в частности - ПГУПС (Петербургский университет путей сообщения), после окончания учёбы оформляли на работу ''специальными'' приказами в виде исключительных случаев, так как юридической обязанности брать выпускников у РЖД не было.
Директор по рекламе, Москва
Сергей Алейников пишет: А перевод будет?
Проще говоря есть большие устойчивые паттерны поведения (на эту тему много науки от социума до работы мозга человека). Если учреждения (например образовательные) на которые человек должен опираться в ''идеальном работающем паттерне'' работают по своей сути со своими внутренними задачами а не с этим паттерном но почему то хотят чтобы этот пусть не идеальный но ''работающий паттерн'' все же жил, обставляя свое желание выступлениями, принуждениями, иногда красивыми праздниками и снова попыткой принуждения, они будут расстраиваться, так как люди все равно найдут любые способы вывернутся из взаимодействия с этим учреждением. Предварительно получив от учреждения что желают. В принципе учреждения должны по настоящему работать внутри паттерна и на ''работающий паттерн'' поведения вместе составляя отрасль деятельности эффективно увлекая людей в паттерн. Если у людей на самом деле свой паттерн, свои выгоды, свои ценности, то вывод - учреждение которое называлось ''институт учебный'' (то есть когда то было частью паттерна отрасли институт - институциональность а институциональнось = паттерн) не вовлекает почему то людей в отраслевой паттерн поведения. Значит утратило по объективным и уважительным причинам институциональную функцию. А стало например инстуционализировать что то еще, другие паттерны поведения. (А значит другие институты общества, другие отрасли деятельности, например которые не исследованы но существуют) Еще проще. Ради примера из практики знакомых. Молодые люди идут в МАИ, чтобы получить диплом и уйти в продажники в брэнды (в которых они знают диплом МАИ котируется) и параллельно учат язык, чтобы попасть в международный офис и поездить по миру имея работу. У них если с ними поговорить свой паттерн поведения и значит они из другой отрасли чем МАИ. Но МАИ их не научает паттерну авиаотрасли, ну не может и оказывается что не успело за пять лет их перекодировать. А и не смогло бы, нужно всей отрасли кодировать своих начиная с кружков авиамоделлинга и не давать разрушать систему представлений конкурентам, а за человека конкурирует весь мир. Минус существующей сегодня ситуации - что когда то либералы придумали воспитывать универсальных потребителей, которые супермобильны и ''могут работать то там то там'' и всему учиться на лету. И до сих пор гонят эту идею, но это противоречит принципу образования устойчивых паттернов поведения (как одним термином институционализации), образованцев послали на мороз идеей, что они универсально занимаются ''оказанием образовательной услуги высокого качества'' а не являются воспитателями - вовлечением в паттерн поведения (отраслевой приверженности), а на вовлеченности в паттерн поведения стояли и будут стоять во всем мире высокотехнологичные отрасли. Теперь посмотрим, что будет если капитально вовлеченных и надежно поддержанных в отраслевом паттерне не будет, всех пошлют на мороз и попытаются удержать параграфом. Останутся сферы деятельности, где скорее нужен универсализм человека - торговля, или низкоквалифицированный мобильный труд - услуги и стройка. Из высококвалифицированного универсального - финансы, банки, еще IT (программеры и сети, мобильная связь в смысле интеграции и обслуживания импорта технологий). Сравните с тем что у нас из отраслей развивается, а что идет не очень. Казалось бы что проще - авиатор должен воспитать авиатора. Тогда будет авиастроение и авиация, но выживание на ''рынке'' создало конкурирующих за воспитуемого множество шоу, предприятий образовательных услуг (которым интересно ее оказать и все) И что как их всех заставить параграфом? Социология, социопсихология, культурология говорят - это нереально делать таким вот образом ^_^
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Цифры и факты
На Москву идет снежная буря

Анонс дня: МЧС предупреждает о неблагоприятных погодных явлениях.

Мессенджер Veon показал рост

Сервис дня: Veon вошел в топ-10 популярных в России мессенджеров,

Сбер интересуется мессенджером

Тренд дня: Сбербанк ведет переговоры о покупке разработчика мессенджера для корпоративных коммуникаций.

Биткоин вышел на биржу

Валюта дня: Чикагская товарная биржа начала торги фьючерсами на биткоин.