Наименьшие усилия – наибольший результат

Executive.ru: Как началась ваша карьера менеджера? Когда вы начали выстраивать ее сознательно?

М.Ч.: Карьера менеджера никогда не была для меня самоцелью. Главное в жизни - ставить цели и их достигать, а карьера менеджера - это только одна из реализованных мной целей. Мой профессиональный путь начался с карьеры ученого: я стала кандидатом физико-математических наук, старшим научным сотрудником группы в институте физической химии АН СССР, что в «доперестроечное» время для женщины было фактически единственным способом заявить о себе. Как цель, карьера менеджера сформировалась после перестройки, когда я поняла, что будущее России - за инвестициями.

Переходным этапом стала моя деятельность переводчика, а потом эксперта по коллективным инвестициям и саморегулируемым организациям. В 1989 году я поняла, что пора начинать общаться на английском языке, понимать, наконец, что происходит на Западе, как там ведут бизнес. Я выучила язык, даже стала переводчиком и одним из составителей первого англо-русского словаря инвестиционных терминов. В то время даже такие слова, как «акция» и «облигация» были абсолютно новыми и непривычными, и с переводом учебников и книг по инвестициям возникали большие сложности. Работая переводчиком, я поняла, что это не мое: сам предмет был гораздо интереснее, чем собственно процесс перевода. Более того, профессиональные переводчики, обладая очень быстрой реакцией, часто даже не вникают в суть переводимого материала. У меня же основной проблемой было то, что я очень увлекалась предметом перевода и иногда просто отключалась, когда лектор начинал шутить или вступать в переговоры с аудиторией. Однажды руководитель проекта, Норитака Акамацу, с которым я работала в качестве переводчика, сказал мне: «Хороших финансовых переводчиков очень мало, потому что как только человек начинает понимать суть предмета, он осознает, что финансовый бизнес намного привлекательнее перевода, и уходит в бизнес». Он практически предсказал мне судьбу, так как после этого я решила, что пора серьезно подумать о карьере. Прошло четыре года, и мне предложили пост генерального директора в компании «Пионер Первый» - это было начало моей третьей карьеры.

Executive: Образование физфака МГУ - это сложное фундаментальное знание. Какие возможности предоставляет такое образование, как оно применимо в других сферах, кроме научной?

М.Ч.: Физфак - это единственный до перестройки факультет МГУ, куда шли самые активные слои молодежи. Для мехмата нужно обладать очень сильным абстрактным мышлением, на гуманитарные факультеты шли люди, которые хорошо знали историю КПСС, а у меня с ней всегда были проблемы. Чтобы поступить на физфак, надо было иметь «хорошие мозги». А это необходимый инструмент не только для решения задач и уравнений, но и для бизнеса тоже. На физфаке учили рассматривать проблему с разных сторон и находить самое красивое решение. Найти неожиданный ракурс, увидеть то, что, возможно, никому в голову не приходило - это умение оценивалось очень высоко. Когда государство поменяло ориентиры, и открылись совершенно новые перспективы, кто-то остался работать в институтах, продолжая за копейки делать то, что уже не было нужно стране. Но многие быстро поняли, что центр активности переместился, и начали выстраивать свою карьеру уже в других областях.

Executive: А вам быстро удалось перестроиться?

М.Ч.: Летом 1993 года я ушла в очередной отпуск и в Академию Наук уже не вернулась. Мой тогдашний коллега Владимир Алексеев перешел на работу в Лигу содействия инвестиционным фондам и позвал меня с собой. Мне пообещали огромные деньги - 300 долларов в месяц, что тогда казалось недостижимой мечтой на фоне 50 долларов, которые платили в Академии Наук. Начиналось все очень просто, как любые загадочные, на первый взгляд, вещи. Мы стали помогать чековым фондам, которые множились на глазах и расцвели в период приватизации.

Executive: Какие задачи первостепенной важности предстояло решать тогда на рынке инвестиций?

М.Ч.: До начала приватизации, как вы понимаете, фондового рынка не существовало. Акционерные общества начали появляться в ходе приватизации государственных предприятий. Заплатить за акции этих предприятий можно было только ваучерами, которые собирали у населения чековые фонды. Затем они покупали акции вновь приватизированных предприятий на чековых аукционах. Вся инвестиционная активность была сосредоточена в Госкомимуществе, где предприятия утверждали свои схемы приватизации. В 1995 году была создана Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, и стало понятно, что фондовый рынок начнет развиваться. Меня пригласили в секретариат при ФКЦБ уже 1996 году, где в качестве эксперта я стала заниматься коллективными инвестициями и СРО.

Executive: Чем вас заинтересовало приглашение из PIOGLOBAL?

М.Ч.: До этого мне никогда не предлагали стать генеральным директором. Я сначала даже не поняла, на какую позицию меня приглашают. В ФКЦБ я сначала читала лекции будущим управляющим, принимала экзамены, ездила по регионам, рассказывала о том, как создать управляющую компанию, читала даже лекции будущим МВА в Академии народного хозяйства. Потом у меня добавился еще один вид деятельности - меня пригласили выступать на радио и по телевидению с рассказами о достижениях паевых фондов. В течение 4-х месяцев я говорила о доходности ПИФов, о том, как они устроены, как нужно инвестировать и т. п. И когда меня пригласили в PIOGLOBAL (тогда компания называлась «Пионер. Первый»), я подумала, что, возможно, мне предложат возглавить sales или маркетинг, потому что я к тому времени была уже лицом известным и «раскрученным». Позиция генерального директора управляющей компании мне даже в голову не приходила. И до последнего момента я думала, что «они опомнятся и пригласят кого-то другого - сильного мужчину с большим опытом».

Executive: То есть приход в PIOGLOBAL стал для вас настоящим профессиональным вызовом?

М.Ч.: Да, это был challenge в чистом виде. Многие говорили мне, что я сошла с ума, но я уже приняла решение. В конце концов, к тому времени я уже сделала научную карьеру, свободно говорила по-английски, была Competent Toastmaster, прошла обучение в Англии. По американским стандартам уже этого было достаточно, чтобы стать топ-менеджером, так зачем же отказываться от полученного предложения? Конечно, я согласилась...

Executive: Как происходило ваше становление уже внутри компании?

М.Ч.: Я пришла в компанию «Пионер» 1 июня 1998 года, и в течение месяца поняла, что попала в огромную коммерческую структуру, и не могу запомнить названия фирм и имена людей, которыми необходимо будет управлять. Но нужно было сохранять спокойствие и делать вид, что все понимаешь с полуслова. А потом грянул финансовый кризис, и стало не до рефлексии. Пришло время действовать - счет шел на часы и минуты. Банки банкротились каждый день, и нужно было срочно переводить активы фондов под нашим управлением из российских в американские банки. Это было очень тяжелое время. Доходило до того, что зарплату из банка вытаскивали за день до его разорения. Кроме того, работать в американской компании приходится по 24 часа в сутки, потому что когда в Москве вечер, в Бостоне - еще утро, а акционеры регулярно интересуются, что происходит с их имуществом. Когда я пришла в «Пионер», там работало около 200 человек, весь 1998 год шли увольнения, и к середине 1999 года в компании осталось 25 человек. Обстоятельства не позволяли действовать иначе. Необходимо было либо удерживать бизнес и компанию, либо все распустить и уйти. И год спустя мы уже набирали новую команду, начали думать о развитии.

Executive: Менеджер - третья ступень вашей карьеры. Вы к ней довольно долго шли, а в этом году вошли в рейтинг 100 профессиональных менеджеров России. Какие личные и профессиональные качества позволяют вам достигать таких успехов?

М.Ч.: Присутствие в рейтингах мало говорит о чисто управленческих качествах, это скорее свидетельство твоей известности. Что для этого нужно? Прежде всего, хорошая работа PR в компании, а также личные public speaking skills, т.е. умение и желание публично выступать. Раньше для меня это было серьезной проблемой. На защите диссертации у меня язык прилип к небу, а губы слиплись от волнения так, что я не могла говорить. Потом мне передали, что я стояла красная как свекла, и у аудитории сложилось впечатление, что я вообще не знаю, о чем говорить. Для менеджера важно уметь преодолевать волнение, говорить ясно и убедительно, иначе никто и слушать не будет. Собственно, скорее боязнь и неумение произнести фразу перед аудиторией, чем слабое знание английского, привели меня в клуб Toastmasters, где я научилась превращать внутреннее волнение в эмоциональную речь. Это помогло и на телевидении, где я работала в прямом эфире, и без предварительной подготовки ничего бы не сделала. В общем, в рейтинг попадаешь потому, что 500 экспертов знают и тебя и компанию. Тебя знают журналисты, тебя знают другие менеджеры. Менеджеров тысячи, но в рейтинги попадают только те, кто постоянно появляется на страницах газет и журналов.

Executive: Занимаетесь ли вы сейчас обучением? Проводите ли какие-нибудь тренинги?

М.Ч.: Я планирую этим серьезно заняться, хочется передать свои знания. Сейчас, чтобы хорошо «продать себя» на рынке труда, нужно обладать не только хорошим CV, но и выглядеть соответственно. Боб Майерсон, который был нашим коучем в Toastmaster's клубе, говорил: «Первое, что у вас должно быть - это international look. Не обязательно иметь дорогой костюм. Но он должен соответствовать случаю. Деловой костюм не должен быть коричневым или черным, только темно-синий или серый». На западе, если ты пришел на собеседование в коричневом костюме, то можешь больше не думать об этой работе. International look нужен и для того, чтобы вас воспринимали адекватно еще до прочтения вашего CV. Кроме того, нужно знать языки, а язык инвестиционного бизнеса - английский. Менеджер высшего звена должен уметь не только приказывать, но и убеждать. Мы посещали Toastmaster's клуб раз в две недели, и через два года необходимые навыки вошли в практику. В конечном счете, карьера, публичность и успех складываются из небольших, но незаменимых элементов.

Executive: Почему большинство российских топ-менеджеров до сих пор не уделяют достаточного внимания таким очевидным вещам?

М.Ч.: У большого числа русских менеджеров только одна цель - заработать деньги, причем как можно больше и скорее. Часто это даже написано на их лицах. А сколько денег нужно человеку для полного счастья? Часто все считают человека успешным, а он сам чувствует себя неудачником (хотя старается этого не показывать), потому что своими действиями фактически загнал себя в тупик, отрезал от жизни. Когда преуспевающие бизнесмены приходят с работы домой, они настолько вымотаны, что выход негативной энергии остается только в алкоголе или в чем-то подобном. Им нужны дополнительные эмоции, адреналин, чтобы погасить негатив. Когда в жизни все в порядке и гармонии, допинг не требуется. Кстати, многие добиваются одного, а приходят совершенно к другому результату. Именно поэтому я решила заняться коучингом. Ведь каждому целеустремленному человеку нужен коуч, дающий совет, обратную связь с миром.

Executive: Что необходимо для успешной работы?

М.Ч.: Успех - это осуществление мечты и ощущение радости, что она осуществилась. Для этого нужна энергия и способность ощущать. Успех должен стать составляющей вашей жизни. Окружающие вас люди очень тонко чувствуют витающий вокруг вас ореол успеха и тянутся к вам, ведь всем хочется быть успешными.

Executive: Вы считаете себя успешным менеджером?

М.Ч.: Да.

Executive: Можете ли вы назвать людей, которые оказали на вас сильное влияние в профессиональном плане?

М.Ч.: Долгое время идеалом женщины в профессиональном плане для меня была Маргарет Тэтчер, идеалом менеджера - Анатолий Чубайс. А вообще очень многие люди в тот или иной промежуток времени оказали влияние на мой профессиональный рост. Вся команда «Пионера» - хотела я того или нет - сформировала меня под себя, потому что мы все хотели одного - быть успешными.

Executive: Существует ли разница между мужским и женским менеджментом?

М.Ч.: Разница есть, и она весьма существенна, но не надо приписывать мужской стиль мужчинам, а женский - женщинам. Некоторые мужчины управляют исключительно по-женски, а есть женщины, которые управляют по-мужски. Это то, что в восточных духовных практиках называют Инь и Янь - мужская и женская энергия. Самое главное - правильно их сочетать. У меня был случай, еще до «Пионера», когда от меня требовали очень «мужского» решения. Я тогда пожаловалась своей подруге: «Знаешь, женщинам все-таки невозможно работать в таком жестком бизнесе, ощущение, что тебя просто хотят раздавить». И она мне сказала: «А ты заплачь. Пользуйся женскими инструментами. Увидишь, как все изменится». Мужчина не может себе позволить заплакать. А женщина может. И совсем не обязательно, находясь в мужской среде, мужском бизнесе, вести себя, как мужчина. Главное - цель и ее достижение с наименьшими потерями. Это, кстати, главный принцип даосских практик - «наименьшие усилия - наибольший результат».

E-xecutive: Вы именно это хотите передать другим людям?

М.Ч.: Да. Мне хочется научить других людей добиваться того, что им действительно нужно в жизни, ключевые слова здесь – «действительно нужно». У многих уходят годы, чтобы сделать карьеру, и они не понимают, почему так получается. Есть люди, которых двигают окружающие: «Делай карьеру, делай карьеру...». А ему это не нужно, он сам хочет и может делать что-то совсем другое. Но из-за того, что его загоняют в определенные рамки, он готов сделать себя абсолютно несчастным человеком. Кто-то, наоборот, хочет всего достичь в один скачок. Но не понимает куда скачет, потому что даже цели не видит. За цель часто принимаются деньги. Но деньги не нужны любой ценой. А платить приходится всегда, и надо точно знать, готов ты заплатить или нет.

Executive: С чего бы вам хотелось начать подобное обучение?

М.Ч.: Я хочу поработать с топ-менеджерами компании, вместе выстроить планы, мотивации, систему оценок и контроля. Когда компания ориентирована на динамичный рост, застой в отношениях внутри команды недопустим. Каждый должен вложить свою лепту в рост компании.

Executive: За счет чего вы достигаете мотивированности топ-менеджеров?

М.Ч.: Топ-менеджеров можно мотивировать по-разному. Иногда - это просто деньги, опционы акций, одним словом, материальная заинтересованность. Второе - расширение компетенции менеджера, когда человеку дают возможность управлять бизнесом на более высоком уровне, управлять большим количеством людей и т.д. То есть делегируется больше полномочий. Третья компонента - это гордость за собственную компанию, так называемый корпоративный патриотизм. Наконец, четвертое - это духовный рост. Если человек не растет духовно, он деградирует, а духовным потенциям тоже надо дать возможность расти. Нельзя посадить растение и тянуть его вверх, чтобы оно быстрее росло - ты выдернешь его с корнями. Оно должно расти с той скоростью, с которой ему позволяют земля, вода и солнце. Это его условия роста. Человеку тоже необходимо предоставить условия для его духовного роста, и в этом помогает коучинг. Коуч - это не консультант и не психоаналитик, это человек, который видит проблему со стороны. Мне хочется помогать именно в этом плане, и мне есть, чем поделиться.

Executive: Есть ли для вас пределы развития вашей карьеры?

М.Ч.: Мне, прежде всего, интересно мое личностное развитие. Я не хотела бы, как говорится, застрять на уровне своей некомпетентности.

Executive: Что еще хотелось бы развить в себе?

М.Ч.: Очень многое. Например, с удовольствием занялась бы вокалом. Думаю учиться японской каллиграфии. Это, кстати, учит медитации и способствует раскрытию внутреннего потенциала. Кроме того, я уже довольно долго занимаюсь даосскими практиками.

Executive: Чем вас привлекают восточные духовные практики?

М.Ч.: На работе мы растрачиваем огромное количество энергии, и нам нужно уметь пополнять ее запасы. Важно уметь расслабляться, чтобы подпитываться энергией. В зажатом состоянии наше тело не получает энергию. Менеджеры часто проживают целую жизнь в постоянном стрессе, и груз лежащей на них ответственности не позволяет им расслабиться даже на минуту. В результате к сорока годам - полный букет заболеваний и синдром хронической усталости в придачу. А заряжаться энергией можно и от солнца, и от земли, и от воды - от любого источника, надо только научиться это делать. Даосские практики позволяют зарядиться быстро и мощно. В этих древних духовных учениях заложено такое, о чем современное поколение зачастую даже не подозревает. И сейчас самые продвинутые техники коучинга построены именно на совмещении восточной медитации и западноевропейских техник тренинга. Эти техники позволяют научить людей достигать целей в кратчайшие отрезки времени с наибольшим эффектом.

Executive: Нет ли у вас планов продолжения научной карьеры?

М.Ч.: Нет, но зато есть планы написания книги под названием «Формула жизни». Радиопередача с таким названием уже выходит в эфир, начиная с октября 2003 года.

Фото: pixabay

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии