Плутовской капитализм: возвращение к карикатуре

Не может быть!

На типовых плакатах советской эпохи запечатлены омерзительные лики представителей мирового капитала – мордатые, хитрые, злобные, лицемерные, исполненные корыстью и демонстрирующие полную и абсолютную готовность к любому циничному надувательству. Добавим в сей визуальный ряд одержимых сверхприбылью фриков еще и злокозненных буржуинов Аркадия Гайдара, а также диктаторствующих в режиме высококалорийной диеты «Трех толстяков» Юрия Олеши. Все, кто захватил советский период хотя бы на уровне детства, впитали этот карикатурный образ глубоко в подсознание. Говоря современным языком, он стал мемом.

В России эпохи больших перемен карикатуризация капитализма была объявлена делом рук прожженных советских пропагандистов, а сам современный капитализм западного типа предстал исключительно белым и пушистым – правильным, процедурным, социально ответственным и полностью транспарентным. В этого сказочного принца на белом коне законопослушания верилось ровно до того самого момента, пока не хлынул поток новостей из разряда «Не может быть!»

Многомиллиардные пирамиды Бернарда Мейдоффа и Аллена Стенфорда: Сергей Мавроди снимает шляпу. В отличие от последнего, Мейдофф и Стенфорд имели дело не с дезориентированными «шоковой терапией» и охмуренными Леней Голубковым дедками и бабуськами, а с солидными инвесторами, в распоряжении которых были биржевые консультанты, финансовые аналитики, ведущие аудиторские компании и рейтинговые агентства.

Рейтинговые агентства – это, вообще, отдельная песня. Их подлинную роль и меру ответственности в сознательном заметании под ковер более чем очевидных симптомов разворачивающегося мирового финансового кризиса еще предстоит определить. В ноябре 2012 года Федеральный суд Австралии признал одно из агентств «большой тройки» виновным в сознательном введении в заблуждение инвесторов. И это, похоже, только начало.

Дальше больше – старейшие американские, английские и даже швейцарские банки замечены в манипулировании ставкой межбанковского кредитования LIBOR. В отдельных случаях это привело к громким отставкам. А один из старейших и респектабельнейших английских банков, помимо вышеупомянутых манипуляций с LIBOR, попался еще и на отмывании денег мексиканских наркокартелей, за что будет должен заплатить властям США изрядный штраф.

Сотрудники банков стремятся не отставать от своего руководства. Трейдеры Жером Кервьель и Квеку Адоболи принесли своим махинаторством многомиллиардные убытки банкам, где работали. Руководство банков было, понятное дело, «не в курсе». Хотя каждому, кто хоть немного знаком с корпоративным миром, известно, что на любые транзакции, предполагающие крупные денежные суммы, существует система sign-off - то есть визирование действий подчиненного со стороны его непосредственного начальника и дальше по цепочке.

От корпораций и банков не отстают и правительства. Проводимые сейчас центробанками США, Евросоюза, Великобритании и Японии так называемые «количественные смягчения», по сути, мало чем отличаются от приснопамятных ГКО. Вопрос только в том, когда наступит «час Икс» - обрушение создаваемой на государственном уровне пирамиды. Впрочем, нет отставаний и по топовым персоналиям. Сексуально неутомимый Сильвио, трижды премьер Италии, – страны входящей в «большую семерку» ведущих западных держав – признан мошенником (surprise-surprise). На сей раз уже по решению суда.

Вдохновившись деяниями финансовых структур и правительств, за дело взялись граждане. В тишайшей и законопослушнейшей Чехии грандиозный скандал. Паленым алкоголем на метаноловой основе (привет из России 1990-х!) насмерть отравились несколько десятков человек. Потери почти сопоставимые с потерями чехов во Второй мировой, когда страна максимально организовано капитулировала, быстренько подняв перед немцами хорошо смазанный шлагбаум.

А предприимчивый француз Жан-Клод Мас наладил массовое производство имплантантов для груди из технического силикона, сильно сэкономив на издержках производства. Опасные для здоровья имплантанты были установлены почти полумиллиону женщин в 65 странах мира! Список подобных деяний, которые раньше, в основном, фигурировали в тенденциозных передачах российского телевидения про «лихие 1990-е», можно продолжать и продолжать. На очереди, видимо, продажа накачанных нитратами арбузов в европейских супермаркетах и разбавление бензина ослиной мочой. Вопрос – это набор случайностей или же тренд?

Добропорядочные мерзавцы: между Вебером и Марксом

В описании механизма действия капитализма есть две основные линии интерпретации, принадлежащие двум ведущим социологами прошлого – Карлу Марксу (1818-1883) и Максу Веберу (1864-1920). Маркс упирал на эксплуататорскую и пройдошную сущность капитала (впрочем, не он один – это был мейнстрим социалистической мысли XIX века: вспомнить хотя бы того же Пьера-Жозефа Прудона с его знаменитым: «Собственность – это кража»). Вебер же акцентировал роль протестантской этики с ее скопидомством, честностью, трудолюбием и аскетизмом.

Впрочем, правы были оба – в те времена, когда они писали, капитализм был двуликим Янусом, сочетавшим в себе, с одной стороны, аферизм, беспринципность и жестокость, а, с другой, – самоотверженное служение делу. Как часто бывает с тем или иным течением научной мысли (не говоря уже об идеологии), во имя акцентирования любимого конька игнорируется многослойность реальности.

В перестроечные и постперестроечные времена Марксу часто пеняли на то, что он перегнул палку и преувеличил с «эксплуатацией». В чем-то, наверное, да, поскольку Маркс упорно отказывался замечать постепенный, но неуклонный рост благосостояния рабочих на протяжении всего XIX века (что происходило, однако, в результате их борьбы за свои права, а не благодаря филантропическому настрою капитала). Что же касается изобличаемого Марксом аферизма, то он никуда не делся. Взять хотя бы знаменитую панамскую аферу или надувание пузырей, приведшее к Великой депрессии.

С «протестантской этикой» Вебера, наоборот, у нас в постсоветские времена носились и носятся как с писаной торбой. Некоторые договорились до того, что объявили протестантизм «самой прогрессивной религией», способствующей наиболее продвинутым формам социальной организации. Хотя в доктринальном плане на честность и порядочность протестантизм особо не упирает (это, скорее, общебиблейские и общехристианские требования, к неполному соблюдению которых в бытовой жизни всегда относились с пониманием).

Среди протестантов честность, порядочность, трудолюбие и трезвость сформировались, на самом деле, как способ выживания гонимой общины во враждебном мире. Ведь, по-другому было просто не выжить! Аналогичная история произошла и с русскими староверами, хотя те, в отличие от протестантов, были не реформаторами религии, а, наоборот, архиконсерваторами и поборниками сохранения обрядов и ритуалов в том виде, как они сформировались на протяжении столетий. Интересным же доктринальным моментом в протестантизме было выстраивание прямой зависимости между богоугодностью человека и количеством имеющихся у него денег. То есть, небесная канцелярия с высоты своего обзора издалека видит праведников и дает им возможность заработать. В этой логике богатый человек по определению не может быть порочным.

В США протестанты всегда были и, в значительной мере, остаются основой политического и финансового истеблишмента. То есть, мы имеем дело не с гонимой религиозной общиной, а вполне себе с доминантной. В XIX веке миллиардеры-протестанты стояли во главе американского промышленного и финансового бума. Методы, которыми они пришли к своим баснословным богатствам, были весьма далеки от безупречных. По средневековой аналогии, за ними закрепилась кличка «баронов-разбойников» (robber barons). Среди «стариков-разбойников» фигурировали такие громкие имена, как Карнеги, Морганы, Рокфеллеры, Вандербильты (с последними безуспешно пыталась конкурировать укутанная в меха шанхайского барса Эллочка-Людоедка).

Протестантские сдержанность и аскетизм объявили технический перерыв. Например, скандально известный Пирпонт Морган (1837-1913) имел обыкновение съедать за обедом и ужином по семь перемен блюд (сюжет «Трех толстяков» вовсе не высосан из пальца). Более того, под конец жизни он начал считать себя живущей реинкарнацией египетских фараонов и собирался построить для себя усыпальницу в Египте, превосходящую по размеру пирамиду Хеопса. Однако, разразившаяся вскоре после его смерти Первая мировая переключила внимание наследников Пирпонта Моргана на более земные и более маржинальные проекты.

Еще одной особенностью американского протестантизма образца конца XIX – начала XX века была уверенность «богоизбранных» миллиардеров и миллионеров в своем данном с «самого верха» праве решать за рабочих, что им неразумным на самом деле нужно. В отличие от Европы, профсоюзное движение в Америке развивалось крайне медленно, поскольку частным охранным агентствам, принадлежащим собственникам предприятий, разрешалось открывать огонь на поражение по мирным бастующим рабочим. В России при «Николае Кровавом» было всего два случая стрельбы по мирным демонстрантам, получившим широкую огласку – «кровавое воскресенье» и «Ленский расстрел» (последний породил газетный псевдоним, под которым стал писать политический активист левого толка Владимир Ульянов). В Америке же рубежа веков таких случаев были десятки. Прекращение отстрела недовольных рабочих и введение деятельности профсоюзов в правовое русло произошли только при президенте Франклине Рузвельте.

В западной прессе 1990-х термин «бароны-разбойники» закрепился и за российскими олигархами. Вот, кому-кому, а им с их славной, так сказать, «протестантской» этикой, сводимой к формуле «у кого нет миллиарда, тот идет в ж..у», протестантизм с его постулатом непогрешимости богатства точно бы подошел в качестве религии. Однако, принадлежность большинства из них к другой конфессии, где тема избранности столь же сильна, а отход от корней – как религиозных, так и этнических - более чем не приветствуется, наложили существенное ограничение на гипотетически возможный массовый переход в протестантизм российской бизнес-элиты.

Подзабытый шарж как источник вдохновения

Советская карикатура на капитализм формировалась в 20-30-е годы XX века. Капитализм получился уж больно плотоядным, но таковы законы жанра, построенного на гиперболе и гротеске. Если мы вспомним, то это были времена Великой депрессии, массовой безработицы, гиперинфляции и малоприглядных авторитарных режимов. Материалец-то для шаржа был весьма недурен.

С тех пор, образ капитализма в советском сознании под влиянием бесконечно повторяемых идеологических клише законсервировался, а сам западный капитализм претерпел изрядные изменения. Изменения он претерпевал под влиянием советского проекта, который вплоть до конца 1960-х голов оставался с ним вполне конкурентоспособным, а также собственных коммунистов и социалистов. Сколько бы мы сейчас не потешались над социалистическими идеями и их проповедниками с высоты нынешней колокольни (с изрядно размытым, надо сказать, основанием), такие абсолютно привычные в наши дни вещи, как всеобщее избирательное право, восьмичасовой рабочий день, пятидневная рабочая неделя, оплачиваемые отпуска и доступная медицина появились благодаря их усилиям и, заметьте, относительно недавно.

В благополучнейшей же с точки зрения российской либеральной общественности Англии, еще в начале XX века демонстрации суфражисток, женщин выступавших за равные избирательные права с мужчинами, нещадно разгонялись дубинками. Приказы об этом отдавал небезызвестный сэр Уинстон Черчилль, занимавший в те годы должность министра внутренних дел. А оплачиваемый отпуск в Англии начала 1960-х годов – периода, к которому английское социальное государство уже пустило довольно глубокие корни – составлял всего одну неделю в году.

Под давлением внутренних и внешних оппонентов капитализм был вынужден сформировать пресловутое «социальное государство», вслед за которым наступила очередь фитнеса, диет, борьбы с курением и, наконец, политкорректности (согласно последним веяниям в рамках доктрины политкорректности, владельцам кошек и собак надлежит называть себя не их хозяевами, а «компаньонами»). Из жовиального жирного негодяя западный капитализм превратился в субтильного декафинированного лицемера.

Российский же капитализм постсоветского образца вырос целиком из сидящей в подсознании бывших советской людей идеологизированной карикатуры: кичиться богатством и властью, кидать, унижать и жрать от пуза. Новые хозяева жизни были будто срисованы с советских агитплакатов. Неудивительна нелюбовь к ним их западных визави: в российских нуворишах виделась иллюстрация к своему вытесненному, но не окончательно забытому прошлому (так деревенский неотесанный родственник невольно напоминает «столичной штучке» о своих негламурных посконных корнях, вспоминать о которых с каждым годом хочется все меньше и меньше).

Между приличиями и неприличностями

Сейчас западная цивилизация оказалась в ситуации расколотого сознания. С одной стороны, по инерции продолжается привычный дискурс про верховенство закона, честную игру, прозрачность, борьбу с коррупцией, политкорректность и права человека. С другой стороны, все изолгались, проворовались и протратились. Совмещать дискурс и реальность с каждым годом будет все труднее. Маска святоши на лице словоблудствующего пройдохи будет смотреться все менее и менее убедительно.

Неразрешимость финансовых проблем, в которые загнала себя западная цивилизация, начали осторожно признавать ее лидеры. Так, Ангела Меркель заявила, что наивно полагать, что долговой кризис в Европе может быть разрешен за пару лет. По ее мнению, на его преодоление уйдет, как минимум, лет пять, а то и более. На эзоповом языке политиков «пять и более лет» означает, что проблема вообще не имеет решения. Просто политикам, идущим на выборы, такие вещи говорить категорически противопоказано.

Ничем необеспеченные деньги, «напечатанные» в огромных количествах в результате «количественных смягчений», в обозримой перспективе (где-то до 2020 года) неизбежно приведут к гиперинфляции и безработице на уровне 25-30 процентов. А это означает повторение сюжета Великой депрессии. Тот факт, что инфляцию до сих пор удается сдерживать, объясняется тем, что инфляция искусственно загоняется в сумму астрономического долга. Но бесконечно консервировать инфляцию таким образом не удастся. Достаточно скоро размер долга сделает всякую инвестиционную деятельность невозможной. И тогда откроются инфляционные шлюзы.

Пикантным особенностью нынешней ситуации является то, что исчезает разница между деньгами накопленными и деньгами напечатанными. Часть правительств - например, Китай и Россия - деньги (в смысле доллары, евро, иены и фунты) копит, а другие правительства - США, Евросоюз, Япония, Великобритания - их активно печатают. Возникает философский вопрос, зачем давать в долг реальные деньги, если нуждающийся сам себе их может напечатать столько, сколько ему нужно?

Китай достаточно быстро смекнул, что оказывать финансовую помощь Еврозоне особого смысла не имеет – одолженные Китаем деньги растворятся среди напечатанных в общем котле гигантского суверенного долга. От стратегии скупки долговых обязательств Китай перешел к стратегии скупки реальных активов по всему миру. Приобрел даже долю в лондонской городской канализации. Впрочем, вопрос запаха денег в новом, свободном от моральной гиперсенситивности мире стоять уже точно не будет.

Мир спасут «жулики и воры»

Помимо Китая, скоро задумаются о спасении своих авуаров и те частные инвесторы, которые хранят «накопленное непосильным трудом» в многочисленных оффшорах. По оценкам экспертов, сейчас в оффшорах хранится порядка 30 трлн долларов (примерно, два ВВП Америки). Чтобы спасти свое кровное от обесценения, накануне грядущей гиперинфляции эти деньги будут одномоментно вброшены в мировую экономику. На них будут скупаться любые имеющиеся в наличии активы, чтобы не остаться с пустой бумагой на руках. Так при агонии горбачевской перестройки в 1990-91 годах деятели советской теневой экономики усилено скупали валюту, золото и стоящую тогда копейки советскую недвижимость. А наивные граждане, оставившие советские рубли на сберкнижках, пополнили ряды «униженных и оскорбленных».

Два ВВП США в качестве единовременной финансовой инъекции помогут смягчить удар от второго издания Великой депрессии. Мир спасут не крепко-ореховские брюсы уиллисы, а самые что ни на есть глобальные «жулики и воры». Вопрос рукоподаваемости для российской элиты отпадет сам собой. С ней будут говорить, как равный с равным.

За «спасение» мира будет заплачена высокая цена – его «спасители» организуют его по своим правилам. Писатель Эдуард Лимонов, предвещая крах современных западных демократий, высказал предположение, что им на смену придут честные и справедливые диктатуры. Если первый тезис имеющего хорошую интуицию Лимонова кажется довольно правдоподобным, то со вторым можно и поспорить. Во-первых, на протяжении двадцатого века мир видел всего две «честные» диктатуры – Антониу ди Салазара в Португалии и Ли Куан Ю в Сингапуре. А, во-вторых, зачем вообще этим оффшорным людям честность?

Мир, скорее всего, разделится на азиатские диктатуры, умеренно коррумпированные и ориентированные на развитие (типа современного Китая), и пост-западные автократии, представляющие собой нечто среднее между «Тремя толстяками» Олеши (начнут ли снова жрать в три горла – это отдельная большая тема) и пиночетовским Чили. Как заметил один из экспертов, специализирующихся на правлении Аугусто Пиночета, в основе пиночетовского экономического «чуда» лежало вовсе не следование рекомендациям «гарвардских мальчиков», а снижение стоимости рабочей силы под дулом пулемета. Чилийские силовые структуры безжалостно подавили рабочее и профсоюзное движение в стране, вернув отношения между трудом и капиталом к реалиям XIX века. Для грядущих диктатур наиболее принципиальным вопросом будет разгром или, по крайней мере, приведение под тотальный контроль профсоюзов, набравших чрезмерное влияние в сладостную эпоху «социального государства».

Чего можно будет ожидать от «звериного оскала капитализма» - грозящейся ожить забытой и осмеянной карикатуры? Будут ли стрелять по бастующим рабочим частные охранные предприятия, как это было в Америке сто лет назад, или же дело доверят репрессивной машине государства, работающей в пиночетовском стиле. Каковы будут масштабы афер и всеобщего лихоимства? Нужно ли будет перечитывать Виктора Гюго, Оноре де Бальзака и Чарльза Диккенса, чтобы понимать происходящее вокруг? Пойдет ли история на второй круг – классовая борьба, профсоюзы, социальное государство?

Пытаться дать на эти вопросы точные ответы и делать детальный прогноз, как все будет обстоять через 10-15 лет, дело довольное неблагодарное. Что не вызывает сомнений уже сейчас, – это то, что все будут продолжать бессовестно врать, искать соринку в чужом глазу, не замечая полного лесоповала в собственном, а также предаваться всевозможному аферизму - как крупному, так и мелкому. Следовательно, станет больше невозможно прикрывать сахарной глазурью политкорректности разрастающуюся гнильцу плутовского капитализма. Как говорится, и на том спасибо.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Генеральный директор, Москва

Автор пишет:
''Сколько бы мы сейчас не потешались над социалистическими идеями и их проповедниками с высоты нынешней колокольни (с изрядно размытым, надо сказать, основанием), такие абсолютно привычные в наши дни вещи, как всеобщее избирательное право, восьмичасовой рабочий день, пятидневная рабочая неделя, оплачиваемые отпуска и доступная медицина появились благодаря их усилиям и, заметьте, относительно недавно.''

1) Автор не указывает, кто это ''мы'', которые до сих пор'' потешаются над социалистическими идеями''. Заставляет думать, значит, доверяет читателю, позволяет выбирать, что хорошо. И вот я думаю, что ''мы'', что так потешаются сегодня, это как раз те, которые сейчас проповедуют сегодняшний режим в России, и прикормленная обслуга своих сегодняшних хозяев.

Они, эти ''мы'', никоим образом не власть имущие, там народ занятый, серьезный, не склонный к рефлексии, хозяева. Эти ''мы'' - именно интеллектуальная челядь, все стремящаяся в люди, все понравиться которая им, серьезным и настоящим, желает, но остающаяся, не смотря на все ужимки, просто ''перхотью'' на взгляд тех, больших, и одновременно считающая ''перхотью'' остальных, внизу.

2) А над чем смеются те, которые ''мы''? Оказывается над такими пустяками, вроде ''как всеобщее избирательное право, восьмичасовой рабочий день, пятидневная рабочая неделя, оплачиваемые отпуска и доступная медицина''. Эх, жаль, автор не добавил про бесплатное образование и жилье... Еще посмеялись бы и потешились вволю. Но и этого достаточно.

Ничего себе, смешки.... Это когда тех, которые не ''мы'', уже по тюрьмам не успевают рассовывать с помощью тех, которые ''мы'', именно если они выступают, например,''за всеобщее избирательное право''. Но им, которые ''мы'', все нипочем, продолжают потешаться над, например, ''доступной медициной''. И сколько же еще томографов надо украсть, чтобы стало, наконец, тем, которые ''мы'', не смешно? И как назвать тех, что не могут приступ смеха унять уже 20 лет, а все потешаются? Над чем смеетесь, господа?

И еще. Автор полагает, что ''всеобщее избирательное право, восьмичасовой рабочий день, пятидневная рабочая неделя, оплачиваемые отпуска и доступная медицина'' существуют и являются ''абсолютно привычными в наши дни вещами''. Ну, это для кого как, кто к чему привык, тем более - абсолютно...

Хотя известно, что отвыкнуть и от хорошего, пусть даже абсолютно хорошего, можно очень даже быстро, и есть надежда (те, которые ''мы'', очевидно в это верят и обещали это своим господам) - что отвыкнуть от хорошего в прошлом нужно абсолютно и больше об этом не вспоминать. Никогда. А то, если кто вспомнит, сразу наступит сталинизм, а продвинутые ''мы'' смотрят еще дальше, и видят, что и фашизм наступит. Что недопустимо. И не допустим.Тоже никогда. Чего и кого надо, того и не допустим.

3) Автор указал на ''высоту нынешней колокольни'' - это как понимать? Табуретки мистера табуреткина от обороны, или поставленные на попа ржавые трубы из ЖКХ СпБ, или куча (пирамида Хеопса), составленная из распилов - откатов - заносов от других бюджетов. Думается, что и тем, которые ''мы'', совершенно ясно, что ни о какой высоте, пусть даже ''с изрядно размытым, надо сказать, основанием'', сегодня говорить невозможно, если только не приставить этой набранной высоте знак ''-''. Без перспектив перехода в ''+''. При таких-то ''мы'' и до ''0'' не добредешь...

Да, и это ведь только один абзац...

Поэтому - то и кивки на Запад, что поскольку де и там все прогнило, в ихнем датском королевстве, буржуинстве, то ждать у нас чего-то по направлению движения с высот от ''-'' к ''+'' (или наоборот?) не стоит, поскольку тлетворное влияние оттуда по-прежнему сильно, несмотря на возникновение наших там лондонградов, и мы, те, которые ''мы'', это ясно понимаем и открыто об этом говорим для всех тех, которые не ''мы''.

Что противоречит немного линии партии, могут истолковать как очернительство, м.б., несознательное, и потому простительное, поскольку теперь, после доклада на очередном партсъезде, опять стало ясно, в т.ч., и тем, которые ''мы'', что уже 12 лет минимум, есть движение (возможно, ''движуха'', ведь прошло столько лет...), и оно направлено от просто''+'' к заметным ''+++'' и далее на тотальные ''+++++++++++......'', и оно идет, идет оно, не смотря на все их оттуда происки. И придем, не пройдет 12 лет, надо только верить правильно.

Да и в целом, у ''мы'' видимо сохранились навыки борьбы с капитализмом - империализмом, надо их употребить в дело. А то ведь сейчас опять срок неудержимого приступа борьбы ''наших'' с ''ихними'' наступает, как у нанайских мальчиков...

Игорь Заславский Игорь Заславский Финансовый директор, Австрия

Из статьи следует совершенно логический вывод: поскольку веберовская модель потерпела крах, торжества закона больше не существует, мир движется к новай автократии, то иронией истории, современная Россия, достаточно автократичная и насквозь коррумпированная окажется в основном тренде современного мирового развития.
А это совершенно не так. В статье есть абсолютные передержки( по поводу низведения стоимости труда в Чили до уровня девятнадцатого века).Сегодня , Чили модель социального государства , скажется с наиболее высоким уровнем ВВП на душу населения в Латинской Америке.
Торжество закона , несмотря на заверения автора, продолжает существовать в рамках западной цивилизации.
ЗА последние двадцать пять лет произошли кардинальные измения в технологии , образовании, медицине - основных статьях ВВП любого развитого общества.
Реальна, безусловно, проблема долгов.Безусловно, она является производным от общества всеобщего избирательного права и всеобщего благоденствия , возникшего после второй мировой войны.
Наверно , необходим возврат к принципу no representation without taxation, это и будет та '' честная диктатура'', о которой говорит Лимонов.
В любом случае, свежая рыба пахнет всегда, мороженая, только когда ее жарят.
Капитализм пока рано хоронить и нет оснований над ним потешаться.)

Арт-директор, Украина

К сожалению, автор в своем анализе упустил важные тенденции последнего времени - ''капитализацию'' гуманитариев (''креативного класса'') со всеми вытекающими гуманистическими последствиями, настоящую глобализацию (стирание границ между странами, отраслями, рынками, рынкам труда в том числе - когда только в странах, подобных авторитарному Китаю, можно удержать дешевую рабочую силу под дулами автомата, правда, грустное то, что прогрессивному демократичному капитализму это выгодно). Разумеется, даже при кажущейся свободе в интернете любое правительство имеет возможность физически ''не пущать'' людей и товары через границу, но вы зайдите все же на экскурсию в любой офис Яндекса...

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Автор злобствует не по делу, причём как и в других своих статьях с большим количеством грубых ошибок. Проблема современного капитализма именно в том за что профессор его ругает - в избытке ''социальных гарантий'', снижающих конкурентоспособность капиталистической экономики. В Китае нет гарантий - вот он и процветает. Работать надо, и к сожалению много и тяжело.

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Ещё одна проблема которую я в статье не заметил - невероятный рост вороватости и просто хапанья в официальном порядке себе всего-всего-всего чиновниками капиталистических стран, особенно европейских. То есть когда на одного с сошкой семеро а то и сто семеро с ложками - это не есть гуд.

. . . . Директор по развитию, Москва
у кого нет миллиарда, тот идет в ж..у
Цитата из Полонского... Автор приводит ее как совет этого персонажа, а на самом деле - сейчас это звучит как истерическая констатация факта....
Директор по рекламе, Москва
А вот так смешал Автор точки зрения и определения нескольких наук и противоречия между гуманитарными науками и разнородностью определений в них одних и тех же явлений позволили создать хороший провокационный вопрос. Наши ''пикейные жилеты'' все поворчали, капитализм он да, ему палец в рот не клади, но картина мира у экономиста и например социолога и культуролога разные (про MBA маректинг лучше промолчу) Но поставлен вполне вопрос этики, причем во вселенском цивилизационном ключе. И вскользь был упомянуты основные цивилизационные модели. Т.е. предлагается представить себе, что северная Европа откажется от социализма, перевернет свой уклад и станет стрелять в рабочих в Финляндии и Швеции, у Швейцарцев отнимут частное оружие, Китай очевидно введет уже комендантский час, чтобы рабочие вели себя лучше, а профсоюзы в штатах самораспустятся после письма к ним Обамы. Это все при том, что и проф объединения в штатах долго добивались своего положения и не успели стать ленивыми, ничего не делающими изолированными гражданами. Как же их отстранить от общественной деятельности и организации социально защищаемых слоев общества - изменять конституции? Но конституции как защита социума это основа права в западной законоприменительной практике, похоже, что встроить здесь диктатуры будет сложно. В Китае диктатура ограничивается культурой, там всегда были законники, диктаторы и тем не менее моральные ограничения включая понимание страны ка центра мира и ненадобности ''бежать на запад'' продав по возможности все китайское за блестяшки. (Индия так же как и Китай) Похоже историческое место для диктатур это оставшееся поле развивающихся стран Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока и пост СССР. Как то из стран этого мира легче экстраполировать свое миропонимание на весь остальной мир. Как дискурсивный эксперимент, как своего рода местный манифест. Действительно в части развивающихся стран будет падать производительность труда из за недостатка позитивных стимулов и распада экономики в виде вывоза капитала (бегства Элиты в развитые комфортные рекреации), остаются негативные стимулы. Координаторы рекреаций не идиоты и приезжающих нуворишей третьих стран с их собственностью будут интегрировать на своих условиях, делая донорами страны их исхода. Так же вероятна ограниченная просветительская деятельность на регионы исхода, экспорт цивилизационных основ, да и страны третьего мира сами выдают манифесты в виде ''приезжайте к нам и привезите свои стандарты производства и производственную культуру'', мы дадим гос. гарантии, мы ждем покупки на рынке активов, мы обеспечим ПОРЯДОК. В такой ситуации просто обязаны появится теоретики этого порядка и Авторы рассказывающие о том, что подобный порядок это опора и будущее всего целого мира и всех цивилизаций и здесь конечно же мы не последние а первые ))) Хороших всем выходных!
Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург

Автор мягко и достаточно поверхностно обрисовал историю вопроса и текущее положение вещей.
Если полностью отрешиться от эмоций и политических предпочтений и просто посмотреть на историю, хотя бы, одного прошлого века с позиции истории развития финансового капитала (а эти материалы сейчас можно найти в Сети), то смею Вас уверить, граждане либералы, социалисты и просто - пассажиры: у Вас неделю после этого занимательного чтения будут шевелиться волосы во всех возможных местах, а тоска по утраченной невинности любого политического толка будет воистину вселенской.
Поэтому хочется от всей души пожелать подавляющему большинству из Вас и дальше пребывать в столь же блаженном неведении. )

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Алексей Москаленко пишет: просто посмотреть на историю, хотя бы, одного прошлого века с позиции истории развития финансового капитала (а эти материалы сейчас можно найти в Сети)
дайте сразу ссылку, чего там пугать-то...
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Алексей Москаленко пишет: посмотреть на историю, хотя бы, одного прошлого века с позиции истории развития финансового капитала (
Ну, да, были и намного раньше и позже истории, которые теперь можно рассказывать как анекдот о человеческой глупости и жадности. Достаточно почитать дореволюционных авторов на тему о биржевой торговле. Люди готовы отдать последние деньги мошенникам и история 90-х в нашей стране это уже скорее копирование других мошенников :(. Не знаю читал Мавроди этих авторов или просто скопировал у кого-то. Например, в Польше это всё ''прошли'' намного раньше, чем у нас.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
TalentTech создал платформу для экологичного увольнения сотрудников

В мобильном приложении сотрудник двигается по треку, решает задания, получает практические советы и  формирует список интересных вакансий, готовясь к выходу на новое место работы.

В России растет спрос на покупку готового бизнеса

Самые высокие темпы роста показала категория бизнеса, связанного с сельским хозяйством.

Бизнес-туристы стали чаще бронировать пятизвездочные отели за рубежом

Спрос на пятизвездочные отели в апреле 2022 года превысил показатели «допандемийного» 2019 года.

VK и Goodt помогут «Лукойлу» развивать таланты

Платформа по развитию сотрудников включает внутрикорпоративный портал и систему управления эффективностью персонала.