Реальное импортозамещение

Курс на импортозамещение наша страна взяла после введения в отношении нее западных санкций в 2014 году. Не менее важным поводом начать создавать аналоги импортной продукции стали контрсанкции, введенные «им назло» уже нашими властями.

«Прирост ВВП начнется в 2018 году»

Последствия оказались неоднозначными: потребители были вынуждены отказаться от привычных продуктов, производители порадовались открывшимся перед российским бизнесом возможностям… Некоторые плоды импортозамещения мы уже видим, какие-то еще только должны увидеть. Сходить с дороги импортозамещения правительство не собирается, а промышленники стараются как можно крепче закрепиться в тех нишах, которые прежде были недоступны, а в некоторой перспективе снова откроются перед импортерами.

Чиновники ставят на импортозамещение, возлагая на него огромные надежды и ожидая прорывного результата. Так, Центральный банк представил на днях новые сценарии развития российской экономики. По словам главы банка Эльвиры Набиуллиной, прогноз по основным показателям базового сценария несколько лучше, чем был в декабрьском рисковом сценарии. «Мы ожидаем снижение ВВП в 2016 году на 1,5-1,6% – темп спада ниже, чем в 2015 году, и близкие к нулю темпы прироста в 2017 году», – пояснила она. В 2018 году годовой темп прироста ВВП, по прогнозам ЦБ, будет положительным. Постепенному восстановлению экономической активности будет способствовать дальнейшее развитие импортозамещения и расширение несырьевого экспорта. «Наметились точки роста в отраслях, ориентированных на импортозамещение и экспорт, в том числе несырьевой. Кроме того, если говорить о структуре экономики в целом, мы видим, что несколько лучше чувствуют себя так называемые торгуемые сектора, то есть такие, где продукция может вывозиться и ввозиться, продаваться на внешних рынках, по сравнению с неторгуемыми», – передает ТАСС слова Набиуллиной.

Импортозамещением и развитием несырьевого экспорта занимается Минпромторг. В 2015 году министерство подготовило план по снижению зависимости в различных отраслях промышленности. В частности, к 2020 году министерство хочет снизить уровень зависимости в производстве оборудования для добычи углеводородов на 10-20%. В судостроении – довести зависимость до нуля с нынешних 50%. Также министерство поставило задачу развивать экспорт. В частности, в автопроме довести долю экспорта до 25% из общего количества производимых автомобилей (сегодня эта доля составляет 7,7%). Всего разработано 20 отраслевых планов импортозамещения, включающих более 2,2 тыс. приоритетных технологических направлений.

Объективно, ни одна страна в мире не справилась бы с программой импортозамещения за два года, говорит Елена Веревочкина

Минэкономразвития в январе 2015 года определило приоритетные отрасли для импортозамещения, напоминает управляющий санкт-петербургским филиалом «Росгосстрах Банка» Елена Веревочкина. К приоритетным, где в первую очередь потребуется заменить импортные комплектующие, в МЭР отнесли 18 отраслей. В их числе: оборудование для пищевой промышленности, тяжелое машиностроение, энергетическое машиностроение, электрохимическая и кабельная промышленность, нефтегазовое машиностроение, станкоинструментальная промышленность, судостроительное оборудование (в части судового комплектующего оборудования), радиоэлектронная промышленность, химическая и нефтехимическая промышленность, фармацевтика, медицина, обычные вооружения, гражданское авиастроение, двигателестроение, комплектующие и оборудование для транспортного машиностроения.

Прецедентов в мире нет

Пока, по мнению Елены Веревочкиной, видимых и однозначных результатов импортозамещения нет, да и быть не может, и цифры это подтверждают. Пожалуй, ни одна страна в мире не справилась бы с такой серьезной задачей за такой короткий период. Тому есть ряд причин, и на данном этапе развития программы нет никакого смысла их критиковать: где-то не хватает опыта и образования, где-то – финансирования, где-то вовлечения бизнеса, где-то организации, где-то сами не хотим покупать отечественное в связи с претензиями к качеству и пр. Объективно, этот процесс занимает годы, а в некоторых отраслях может занять десятки лет.

Тем не менее, где-то процесс уже пошел, а где-то – даже не начался. К примеру, тяжелая промышленность – сложная отрасль для импортозамещения в нашей стране, рассказывает Веревочкина: в оборудовании почти ничего российского нет, оно практически полностью закупается за рубежом. Предпринимаются попытки наладить производство комплектующих и сборки. В машиностроении есть некоторый прогресс, а в отрасли высоких технологий – нет: здесь практически все – импорт, нет своих технологий, производственной базы, достаточного количества специалистов и пр. И, считает эксперт, не появится ни сегодня, ни завтра. На развитие технологий работают целые индустрии, тратятся колоссальные средства на разработку и исследования. Мы просто к этому не готовы.

Нет смысла сейчас говорить о полном импортозамещении и в фармацевтике, продолжает рассказывать она. Клинические испытания препаратов занимают долгие годы, и процедура вывода на рынок непростая. Несомненно, можно и нужно ориентироваться на замену части импортных препаратов на российские аналоги, но есть довольно большой список жизненно важных препаратов, заменить которые на данном этапе мы не можем. Ни сейчас, ни через год, ни через пять лет мы не сможем полностью закрыть потребность в медикаментах, и это, уместно будет сказать, медицинский факт. Безусловно, это не означает, что не нужно двигаться в этом направлении, но это банально займет время.

Импортозамещение в химической промышленности выглядит тоже более чем скромно. Его там, в принципе, не наблюдается. И здесь сложилась парадоксальная ситуация: наша страна является экспортером сырья, продуктов химической промышленности, удобрений и пр. Что мешает закупать российское оборудование для производства – опасения, что это снизит качество продукции, в результате чего может быть потерян рынок сбыта в том виде, в котором он есть сейчас. И ведь не поспоришь. Однако здесь есть большой потенциал для импортозамещения, и его необходимо реализовывать более интенсивно.

Производство стройматериалов можно смело назвать отличником. Доля импорта здесь существенно снизилась почти в два раза. И это понятно – цена вопроса в результате девальвации, да и сама отрасль конкурентоспособна.

В некоторых отраслях доля импорта достигает 70%, констатирует Сергей Гуськов

На настоящий момент доля импортных комплектующих в оборонной промышленности составляет порядка 7-12%, указывает генеральный директор ГК «Энергия» Сергей Гуськов. То же можно сказать о некоторых отраслях химической промышленности. У нас организовано много видов конечной сборки изделий (например, в автомобилестроении), но узлы и агрегаты (комплектующие) по-прежнему импортируются. В отраслях, не связанных с оборонно-промышленным комплексом (таких, как техника, одежда, мебель) доля импорта порой достигает 60-70%.

Что касается деятельности группы компаний «Энергия», то там видят одной из своих существенных задач развитие импортозамещающего производства, в частности, в таких сферах, как механообработка и колтюбинг. Так, производство колтюбинговых труб способствует раскрытию перспектив импортозамещения как благодаря соответствию выпускаемой продукции зарубежным аналогам, так и за счет инициирования работ в других направлениях, в частности – по выпуску качественных отечественных материалов для производства колтюбинговой продукции, рассказывает Сергей Гуськов.

Недостаточно объявить курс на импортозамещение, необходимо создать соответствующие условия для развития компаний, считает Андрей Коптелов

По словам директора Центра экономических исследований университета «Синергия» Андрея Коптелова, IT-отрасль может стать одним из направлений, где достичь результатов можно быстрее всего – средства производства там не требуют серьезных инвестиций, а интеллектуальный капитал позволяет создавать конкурентоспособные продукты. Вторая отрасль для импортозамещения – это сельское хозяйство. И тут доля иностранной продукции в общем объеме потребления продовольственных товаров уже снизилась с 36% в I квартале 2014 года до 32% в том же периоде 2015 года. Однако данное снижение вызвано скорее падением рубля и резким подорожанием импортной продукции, и необходимо еще долго работать над тем, чтобы импортозамещение стало реальностью.

Импортозамещение, заключает Коптелов, – это начало долгого пути, особенно, если учесть, что в некоторых сферах экономики России импортозамещение составляет менее 10% – например, та же электроника в стране почти не производится. Инвестиций на импортозамещение нет, ведь в сытые времена в России были другие приоритеты. Сейчас ситуация плачевная – доля импорта в потреблении по разным оценкам составляет более 90%, тяжелое машиностроение – 60-80%, легкая промышленность – 70-90%, электронная промышленность – 80-90%, фармацевтическая, медицинская промышленность – 70-80%, машиностроение для пищевой промышленности – 60-80%. Такое отставание будет очень сложно преодолеть. Однако есть точки роста, где импортозамещение возможно.

Бананы в России не растут

В таком секторе как фрукты и овощи – все спорно, считает Елена Веревочкина. Хотя наша страна и богата плодородными землями, но в российском климате растет, к сожалению, не все. Финики, бананы, инжир и прочую экзотику мы будем импортировать в любом случае. Пока, увы – мы по-прежнему в довольно больших количествах закупаем импортные яблоки, картофель, морковь, лук и пр. Овощеводство – одна из самых простых для импортозамещения отраслей, здесь достаточно года-полтора, чтобы освоить производство.

К пшенице и зерновым культурам вопросов нет: доля импорта минимальна, а Россия является одним из крупнейших экспортеров и производителей зерновых в мире. Здесь импортозамещение началось не один год назад. И результат налицо.

Замена куриного мяса началась более 10 лет назад, и сейчас доля импорта составляет не более 15%. Молоко и сыр – отдельная история. Импорт уменьшился, но качество отечественной продукции оставляет желать лучшего. Чтобы получить в России сыр, сопоставимый по качеству с импортным, нужно постараться, и это производство обойдется существенно дороже, чем его закупка за рубежом. У нас нет опыта и культуры сыроварения и нет соответствующего оборудования, хотя некоторые наши сыры лично мне по вкусу.

Кстати, экс-министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник видит большой потенциал с точки зрения импортозамещения во многих отраслях российской пищевой промышленности. К примеру, за время действия санкций производство сыров, особенно тех сортов, которые оказались под запретом, выросло на 25-30%. При этом важно понимать, что этот результат достигнут за очень короткий срок, а речь идет о сложных технологических процессах. Большой потенциал есть в импортозамещении плодоовощной продукции: ряд крупных ритейлеров, к примеру «Магнит», у которого собственное производство овощей, переориентируются на поставки из России, отмечает Скрынник. Делать это непросто: в стране сложная экономическая ситуация, и предприятия сельскохозяйственного сектора испытывают те же проблемы, что и все другие (высокая стоимость заимствований, недостаток ликвидности на рынке, падение потребительской активности…).

Соответственно, положительные результаты в такой непростой год – это уже очень неплохо, делает вывод экс-министр. Кроме того, необходимо учитывать важный факт – те инвестиции в развитие и расширения производства, которые были сделаны за время действия санкций, еще не начали в полной мере приносить свои плоды. Строительство новых цехов, освоение новых земель и пр. требует времени, но в среднесрочной перспективе мы обязательно увидим более существенный эффект.

«Не нужно стремиться заместить все»

В той или иной степени импортозамещение в стране реализуется уже около 25 лет, однако носит стихийный характер, заключает Сергей Гуськов. Для системного роста и развития направления требуются дополнительные усилия не только от компаний в той или иной отрасли, но и со стороны органов власти.

«Откровенно говоря, работы в направлении импортозамещения непочатый край. Есть отрасли, где уже сейчас можно и нужно придать ускорение. Есть – где нужно набраться терпения, поставить вменяемые задачи и много и упорно трудиться для их достижения. Но, откровенно говоря, не нужно стремиться заместить все, у нас должен быть ассортимент и выбор», – заключает Елена Веревочкина.

И в самом деле, соглашается Андрей Коптелов, к сожалению, недостаточно объявить курс на импортозамещение, необходимо создать соответствующие условия для развития компаний. Большинство средств производства и ключевых комплектующих в России не производятся, поэтому импортозамещение может произойти в отраслях с простейшими производственными процессами, не требующими сложного оборудования. Это, в частности, подтверждается информацией ЦБ, из которой следует, что существеннее всего снизилось предложение товаров с высокой долей импорта, а дефицит предложения не удалось устранить на большинстве рынков продовольствия: объемы говядины сократились на 42%, сливочного масла – на 15%, свежей и охлажденной рыбы – на 14%, овощей – на 10%. Положительную динамику показали только мясо птицы – рост на 6%, свинина – на 7% и картофель – на 19%.

Пока же результатом импортозамещения является повышение цен и уменьшение конкуренции на рынке, что приводит к снижению качества продукции. Этот тренд подтверждают эксперты Аналитического центра при правительстве РФ в своем бюллетене «Продовольственное эмбарго: импортозамещение и изменение структуры внешней торговли». В данном докладе зафиксирован существенный рост потребительских цен на все ключевые социально значимые товары. Еще одним последствием эмбарго стало ослабление конкуренции, что, в свою очередь, привело не только к росту цен, но и к снижению качества продукции.

Если импортозамещение проводится грамотно, то после окончания санкций продукты будут на равных конкурировать с зарубежными аналогами, как на уровне страны, так и на уровне всего мира, говорит Андрей Коптелов. Ведь основная цель импортозамещения – не только «захват» российского рынка, но и выход на международный. Это стало особенно актуально с учетом падения рубля, что сделало приоритетом для многих компаний зарубежные рынки. Все, кто может что-то делать для зарубежных рынков, ставят их в приоритет ближайшего развития.

Идея правильная, но небыстрая

Сама идея и процесс импортозамещения безусловно правильные, уверен директор по маркетингу компании «Интеркомп» Сергей Тихонов. Вот только для российской экономики было бы гораздо полезнее, если бы они появились еще лет десять назад. Сейчас ситуация крайне неприятная, так как большинство российского производственного сектора существенно зависит от поставок импортных товаров, сырья, оборудования и комплектующих. Надо отметить, что запуск импортозамещения должен был подстегнуть российские производственные компании и сельхозпроизводителей, что и произошло.

Однако ждать быстрых результатов от российских компаний было очень опрометчиво, так как существенное увеличение производства по всем экономическим канонам – «игра в долгую», считает эксперт. Необходимо понимать, что результат будет хорошо виден только через несколько лет. Например, для животноводства производственный цикл для существенного наращивания объемов составит более трех лет, и это при самом оптимистичном расчете. Именно поэтому сегодня мы пока не видим какого-то взрывного роста большинства российских производственных компаний. Просто необходимо больше времени.

Кроме того, декларируемые меры поддержки государства для бизнеса не всегда реализуются в нужном объеме. На сегодняшний день у бизнеса существенные проблемы с финансированием многих проектов, текущие ставки кредитования неподъемны для многих долгосрочных проектов. Объявленный курс на прекращение «кошмарить» бизнес не привел к снижению проверок со стороны контролирующих органов: снизилось число плановых проверок и многократно увеличилось число внеплановых. Коррупционная составляющая в процессах развития бизнеса остается еще очень существенной.

Выход сейчас только один: продолжать активно развивать процесс импортозамещения на всех уровнях и ждать результатов ближе в к 2020 году. Для успешного импортозамещения крайне важно развивать различные институты поддержки предпринимательства, контролировать деятельность государственных органов и совершенствовать судебную систему защиты интересов бизнеса, не забывая и про ответственность бизнеса перед потребителями. Динамика развития российского производственного сегмента и сельского хозяйства должна в ближайшие три-четыре года смениться на устойчивый положительный тренд.

Фото: newinform.com, архивы спикеров

Комментарии
Генеральный директор, Нижний Новгород

Зачем нужно импортозамещение? И что это такое (я это не понимаю, как не понимал проф. Преображенский слово контрреволюция)?

Генеральный директор, Хабаровск

Кризис, санкции, падение цен на нефть, безусловно, оказали влияние на экономику России. Мы не совсем были готовы к этому. Поэтому был взят курс на импортозамещение и диверсификацию экономики. Это стандартное решение и так делали почти все страны.

Но нам представляется, что пора от дискуссий об импортозамещении и диверсификации экономики незамедлительно перейти к строительству новой экономики России, к технологической революции!

Россия должна принять и реализовать стратегические решения, направленные на внедрение «подрывных» технологий, прежде всего, в сферах когнитивных технологий, биотехнологий, нанотехнологий и их синтеза, а также автоматизации интеллектуального труда, передовой робототехники, самоуправляемых автомобилей, беспилотных летательных и подводных аппаратов, дронов, передовой геномики, накопления и хранения энергии, трехмерной печати, высокотехнологичных материалов, новых методов поиска и добычи нефти и газа, возобновляемых источников энергии и других.

Внедрение «подрывных» технологий ставится на первое место, так как они обладают наиболее значительным созидательным потенциалом: быстро развиваются, способны произвести значительный экономический эффект, распространяются за границы традиционных дисциплин и могут привести к появлению новых бизнес-возможностей и кардинальному изменению рынков, включая рынок труда.

Генеральный директор, Санкт-Петербург

Импортозамещение начнётся когда в Кремль будут заезжать на отечественных автомобилях ЛАДА...

Консультант, Красноярск

Полностью согласен с Александром Жириковым.В понятии импортозамещения есть высокая доля лукавства.И нельзя говорить о том, что не было аналогов.Думаю, не зря ответ от Александра пришел из Хабаровска.рядом огромные территории Китая, который за пару десятков лет превратился в мировую промышленную державу.Никто не ставил вопрос об импортозамещении.Все проще- ставилась задача выпускать продукцию, дающую возможность конкурировать. с учетом таможенных пошлин, с импортными товарами.и все.Заполнили свой рынок, пошли в другие страны.И аналитики могли бы посмотреть темпы этого процесса в Китае и сравнить с Россией.по моему. нам очень далеко до этих результатов.

Консультант, Москва
Павел Кузовников пишет:
Импортозамещение начнётся когда в Кремль будут заезжать на отечественных автомобилях ЛАДА...

Можно и не ЛАДА. Но наш автопром вполне способен импортозаместить президентский Мерседес.

На ЛАДА (аккурат перед увольнением :-) Бу Андерсон пересадил руководителей ВАЗа.

Директор по продажам, Тольятти
> Курс на импортозамещение наша страна взяла после введения в отношении нее западных санкций в 2014 году.

На негодном фундаменте нельзя построить добротный дом.

На негодном тезисе нельзя построить корректную теорию.

"Курс на импортозамещение" не берут. Этот тезис из разряда "определяющего года пятилетки", чистый пропагандистский лозунг. Автор пишет статью, не заглядывая за горизонт последних двух лет. Как это можно делать, не осмысляя уроки 1998 года (например), я понять не могу.

В близком мне по роду работы автопроме реальное импортозамещение началось с принятия закона о промсборке и повышения таможенных пошлин на ввоз автомобилей из-за рубежа. Это, на минуточку, середина 2000-х. Как можно говорить, что "в 2014 году взят курс на импортозамещение", когда перед глазами такой пример десятилетней давности? И пример успешный, в 2003 году на территории РФ было собрано 57,7 тысяч иномарок, а в 2013 - уже 1390 тысяч. Это рост в 24 раза. При этом импорт упал всего вдвое, с примерно 700 тысяч в 2005 году (новых и подержанных) до примерно 350 тысяч в 2015 году. Заодно умерли почти все производители легковых отечественных авто, кроме УАЗа и АВТОВАЗА (который, впрочем, дышит на ладан, усилиями почти всех своих руководителей за последние две пятилетки).

Про то, что санкции не вводились в отношении всей страны (в отличие от "контрсанкций") и говорить нечего... Цена на нефть и зависимый от нее курс рубля ударили по стране на порядок сильнее "санкций" и стали куда как большим побудительным мотивом для импортозамещения, нежели любые пропагандистские клише.

Павел Кузовников пишет:
Импортозамещение начнётся когда в Кремль будут заезжать на отечественных автомобилях ЛАДА...

Уважаемый Павел,

бренд Лада сейчас принадлежит иностранному концерну Рено-Ниссан. Есть обоснованные сомнения, что концерн заинтересован в развитии этого бренда.

Всяко, въездом в кремль импортозамещение не начнется (см. выше про промсборку), а продолжится. Но в кремль въедет не лада, а проект "кортеж", который активно реализуется в настоящее время.

Генеральный директор, Нижний Новгород

Ну вот, думал забросают камнями, а все говорят почти про одно и то же.

Подброшу дровишек в дискуссию -

Вот у вас есть фирма. У конкурента - такая же. Конкурент использует сырье и материалы от внешних поставщиков, как и вы. Но вы приняли решение, глядя на наше умнейшее из умнейших руководство страны, - Даешь импортозамещение на уровне отдельного предприятия (иными словами - заводишь натуральное хозяйство на зло недоумевающим недругам)!

И куда будет двигаться конкурент и куда вы?

Он, в соответствии с прогрессом, - вперед, вы - назад в пещеры и каменный век, где все было "натуральное".

И говорить про какой-то там наш мерседес в Кремль - это звать, пусть иными словами, - в те самые пещеры и каменный век.

Директор по продажам, Тольятти
Владимир Токарев пишет:
Даешь импортозамещение на уровне отдельного предприятия

Уважаемый Владимир,

делать такую замену есть резон в том и только в том случае, если результат замещения не означает потери качества продукции (в смысле ее соответствия требованиям потребителя) и снижает себестоимость.

Но делать такую замену есть резон и без всяких политических зажигалок, выкрикиваемых с трибун; по причинам чистой экономики. Если говорить о нашем мелком предприятии, то мы успешно заместили импортные кабели пучками отечественных проводов там, где это было возможно. А вот от отечественных гнездовых контактов пришлось отказаться - нестабильное их качество не стоило разницы в цене с импортом.

Директор по развитию, Екатеринбург
Николай Перов пишет:
Все проще- ставилась задача выпускать продукцию, дающую возможность конкурировать. с учетом таможенных пошлин, с импортными товарами.и все.

Все с точностью до наоборот... Сначала был открыт внешний рынок... а уже потом, начали выпускать товары для этого рынка... причем, на первом этапе качество было так себе, только низкая цена спасала, причем, за счет помощи хозяина рынка... это уже потом и качество подтянулось...

Заполнили свой рынок, пошли в другие страны.

Свой то рынок как раз и не заполнен... более того, товары, которые идут на экспорт для внутреннего рынка слишком дороги... и на внутренний идет специальная продукция, клоны, подделки и прочее...

Директор по развитию, Екатеринбург
Владимир Токарев пишет:
Зачем нужно импортозамещение?

Есть как минимум две причины...

1. Стратегические сектора. Тут все понятно, нельзя зависеть от импорта... с начала 90-х у нас идет этот процесс... уже есть полностью российские ракетоносители, без зарубежной, прежде всего украинской, комплектации... В авиапроме сборку к себе перенесли, из той же Украины и Узбекистана... Тут этот лозунг просто не нужен... и так задачи поставлены и успешно решаются...

2. Коммерческий сектор.

Где-то все решалось без всяких лозунгов... Так практически закрыта потребность в полипропилене... сейчас строится комплекс, который закроет потребность в полиэтилене...

Но где-то лозунг вполне уместен... тот же автопром, где сборщики обещали повышать локализацию... но не очень торопились... сейчас придется либо поторапливаться, либо останавливаться...

Есть и другая польза... В прошлом году был в Воронеже... там проезжал интересный поселок... по словам местных, еще год назад тут и козы редко встречались. А сейчас, несколько современных предприятий... и мясо-молочных, и мясных... стада в полях пасутся... Кто же раньше мешал? Ох, помех тут много... и чиновники далеко не главная, более того, с ними легче всего справиться... лозунг запустили... все, это уже критерий оценки их работы... выполнил, отчитался- молодец...

Но были и более серьезные препятствия... это организация сбыта... Почему сетевики предпочитали западные товары? Хе, там и демпинг. и более изощренные способы поощрения... Сейчас антисанкции... канал перекрыли, по крайней мере официальный... а кроме того, появляется критерий оценки деятельности сетевиков... с соответствующими административными выводами... и уже видно результаты... яблоки, так называемые "текущего урожая", продавались от 50 руб., сейчас по 70 руб... что подсадило цены на импорт, трудно ставить цену выше 100 руб... а ведь еще год назад 140-150 были практически нормой... примерно то же происходит сегодня с огурцами, помидорами и прочей тепличной продукцией... я уж не говорю про свинину и мясо птицы... цены снижаются... даже в рублях. я уж не говорю в баксах или евро...

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Новые санкции США против России

В санкционный список внесены компании, которые, по мнению США, участвуют в поставках иранской нефти.

Финдиректора впадают в пессимизм

Факт дня: Перспектив развития компаний достигли рекордного уровня пессимизма.

Эр-Рияд против наследного принца

Тренд дня: Члены правящей семьи Саудовской Аравии против наследного принца.

Криптовалюты дешевеют

Тренд дня: Стоимость биткоина опустилась ниже психологической отметки.