Наталья Евтихиева: «Вы никуда не денетесь от бизнес-образования!»

Executive.ru: В своем интервью для Executive Арнолд Лонгбой из Chicago Business School отметил, что кризис - прекрасное время, для того чтобы начать образование, поскольку после его завершения можно получить преимущество на рынке перед конкурентами. С другой стороны, сейчас многие компании сокращают свои издержки на образовательные программы для сотрудников. Что вы думаете о сложившейся ситуации?

Наталья Евтихиева: Ответ на этот вопрос состоит из двух частей. Конечно, кризис серьезно ударил по мировой финансовой системе. Сегодня кризис затронул и реальный сектор. Безусловно, будет сокращение статей на обучение сотрудников в банках и других компаниях. Но у кризиса есть не только отрицательные, но и положительные стороны. В частности, это то, о чем говорил Арнолд Лонгбой. Появление на рынке большого количества людей, которые занимали позиции линейного уровня менеджмента, менеджеров среднего звена и – чуть меньше – топ-менеджеров, наоборот, способствует набору на различные программы бизнес-образования. Эти освободившееся специалисты осознают, что этот кризис не на пять дней, не на месяц или два, по прогнозам, кризис продлится три или четыре года. И люди прекрасно понимают, что в этот период получение знаний и вложение денег в получение дополнительного образования – самое надежное сохранение средств. Как раз эти люди могут прийти учиться. Именно потому, что они будут искать себе на перспективу новые рабочие места, они должны сделать рывок вперед и получить новые преимущества на рынке, по сравнению с теми людьми, кто этого не сделает в период кризиса. И в этом отношении я согласна с Арнолдом Лонгбоем, что они выиграют по окончании кризиса. Вот на эту целевую аудиторию мы и должны рассчитывать. Сейчас есть тенденция на рынке бизнес-образования по изменению формата программ обучения, их настройке именно на рынок высвободившегося труда, который в период кризиса стал нашей целевой аудиторией. Так как наша школа молода, доля участников корпоративных программ обучения у нас значительно меньше, чем доля физических лиц, самостоятельно принявших решение об обучении, и мы изначально ориентировались на открытый рынок. Поэтому мы смотрим в будущее с оптимизмом.

Executive.ru: Кстати, если говорить о новой целевой аудитории, частое общение как со студентами MBA, так и с руководителями-работодателями выявило такое противоречие. Если четыре-пять лет назад работодатели были готовы к тому, чтобы их сотрудники шли учиться на MBA, получали образование, то сейчас для многих это риск, что человек отучится и уйдет. Причиной может стать то, что возможности для роста внутри компании ограничены, со своей текущей работой человек справляется достаточно хорошо, а после получения бизнес-образования, в том числе MBA, вырастут его зарплатные и карьерные ожидания. Получается, что работодатель, давая человеку возможность получить бизнес-образование, готовит его для конкурентов. Что вы об этом думаете?

Н.Е.: Такая ситуация действительно существует на рынке, но на нее, опять же, надо смотреть двояко. С одной стороны, если боишься учить своих работников – не учи. С другой стороны, если ты собираешься двигаться вперед и выигрывать на конкурентном поле, ты обязан растить свои кадры, потому что кадры – это все. Если сотрудники уходят после получения дополнительного образования – это проблема руководителя, не сумевшего их заинтересовать. Задача любого бизнеса – получать прибыль и удовлетворять потребности клиентов. Если в процессе роста своего бизнеса ты не находишь для своих сотрудников места, которые могут их заинтересовать, то дело в тебе как руководителе. Я считаю, что разумный руководитель, который понимает перспективы собственной компании, будет крайне заинтересован в создании рабочих мест, совершенствовании программ мотивации своих сотрудников. В противном случае он рискует и обрекает себя на то, что люди от него будут уходить. При этом грамотные работодатели учитывают допущенные ошибки и на юридической основе разрабатывают специальные договора, обязывающие сотрудника или вернуть деньги, затраченные компанией на его обучение, или отработать определенное количество лет в этой организации. Если сотрудник перспективный, подающий надежды, то возможны два варианта развития событий по окончании обучения: или положительный исход – рост и работа внутри компании – или, в случае последующего увольнения, сотрудник будет отрабатывать потраченные на его обучение деньги, принося тем самым ощутимую пользу организации, работать на рост и развитие компании. Хотелось бы еще добавить, что оплачивают обучение, как правило, руководителям или вторым лицам, а менеджеры уровнем ниже чаще платят самостоятельно, и сейчас в условиях кризиса у нас отток со свободного рынка практически не ощущается. А вот те, за кого платили фирмы, даже если они вторые лица в компаниях, как раз имеют некоторые затруднения в оплате своего обучения.

Executive.ru: В случае, когда человек платит сам, тоже возникает сложность. Большинство программ требует присутствия на занятиях в рабочее время, даже если они вечерние. По крайней мере, раз в неделю на час надо раньше уйти. Все равно получается субсидирование обучения за счет текущего работодателя?

Н.Е.: Мы специально изменили стартовое время занятий с 18.30 на 19.00. Учитывая, что Финансовая академия расположена в 100 м от метро «Аэропорт», практически с любого конца Москвы можно без труда успевать к началу занятий, если использовать не частный транспорт, а метро. Наши программы идут до 22.00 в будние дни, плюс занимают субботу или воскресенье, а в выходные дни человек имеет право распоряжаться временем по собственному усмотрению.

Executive.ru: Существует мнение – или уже стереотип – относительно выбора между национальной и международной бизнес-школой. Согласно ему, диплом российской бизнес-школы более полезен, если человек хочет строить карьеру внутри страны, а международной – в том случае, если он рассматривает карьеру на международных рынках. Что вы думаете по этому поводу?

Н.Е.: Я готова присоединиться к этому общему мнению. Российские программы, уровень преподавания, преподаватели, которые читают у нас специфические курсы, рассматривают особенности локальных рынков на российских кейсах. Используется опыт, проблемы и ошибки российского рынка. Если вы планируете работать на российском рынке, я сомневаюсь, что существует крайняя необходимость получать образование за рубежом, потому что специфика наших рынков весьма своеобразна. Получать образование за рубежом – это интересно, престижно, но не всегда то, что вы получите там, возможно применить в наших российских условиях. Мое мнение – если вы планируете работать в России, то лучше получать российское образование. Если вы планируете работать в зарубежной компании или вообще уехать за рубеж, тогда я бы рекомендовала людям получать образование не просто за границей, а именно в той стране, в которую они собираются уезжать.

Что касается международной специфики, у нас есть очень интересная российско-немецкая программа «MBA-банковский менеджмент». Однако, когда мы предлагали только немецкий диплом МВА, спрос на рынке был недостаточно активный. Когда же мы расширили программу (добавили блок дисциплин в объеме 200 часов по индивидуальному выбору слушателей) и предложили также получение государственного российского диплома МВА, программа сразу стала более привлекательной для слушателей. Этот курс нацелен на банковский сектор. Первоначально программа ориентировалась на зарубежные банки, которые работают на российском рынке (Райффайзенбанк, Дойче Банк, Коммерцбанк) и, тем не менее, интерес англоговорящих сотрудников банков (русских по происхождению) к данной программе был не очень высоким, так как по окончании обучения выдавался только зарубежный (немецкий) диплом МВА. Кстати, обучение проходит преимущественно на английском языке и требует его знания на хорошем уровне. Спрос на эту программу значительно вырос, когда стало возможно получение двойного диплома МВА, то есть, с точки зрения личных интересов сотрудников, работающих в иностранной компании на российском рынке, это стало более привлекательно. Сейчас действительно важно наличие российского диплома, потому что любой человек рассматривает свою карьеру в перспективе, и не факт, что он всю жизнь будут работать в этой структуре, например, в Дойче Банке. Возможно, потом он перейдет в другой банк. Поэтому, конечно, ему интересен и российский диплом для будущего роста, развития, карьеры. Главное, чтобы это понимали работодатели.

В практике работы HR директоров и вообще при проведении собеседований и заполнении резюме сейчас стало очень популярно спрашивать у соискателей наличие диплома МВА. При этом работодатели, принимая на работу и требуя диплом МВА, сами должны понимать, каких знаний, какого опыта они хотят от будущего сотрудника, которого берут на работу, и какой им нужен диплом МВА, российский или зарубежный.

Executive.ru: Недавнее исследование MarksMan показало, что слушатели MBA в России воспринимают бизнес-образование совсем не так, как работодатели. Для студента бизнес-школы получение диплома МВА – это повод в ближайшее время после окончания обучения сделать серьезный скачок в зарплате, в должности – в этой ли компании или в другой. У работодателей – другая реакция. Если раньше во многих компаниях требовали диплом МВА, потому что это был некий значок, марка, то сейчас это образование становится настолько распространенным, что у части работодателей оно вызывает скепсис. Как вы думаете, оправданно или нет?

Н.Е.: Начнем с того, что сам по себе диплом МВА вам ничего не гарантирует. Вы учитесь и получаете диплом МВА не для того, чтобы сразу поменять его на привилегии, повышение по службе, повышение зарплаты. Любая школа предоставляет вам в первую очередь возможность получить тот объем знаний, которые она может вам дать. Взять эти знания или нет – личное дело каждого человека, а уровень проверки знаний, который мы проводим, как раз и показывает, насколько интенсивно человек работает в течение двух лет обучения. Безусловно, собираясь поступать на программу МВА, в первую очередь человек должен понимать, для чего он туда идет и что хочет получить на выходе. Мотивация может быть личная, если человек идет сам и платит из своего кармана. Мотивация может быть у руководства: например, для того чтобы продвинуть человека по карьерной лестнице, которая выстроена для него в компании. Если карьерная лестница есть – это очень хороший шанс для человека, так как после получения диплома МВА человек будет расти. Если человек идет лично на программу МВА, я думаю, что его мотивация может быть совершенно не связана с немедленным получением дивидендов в той или иной компании. Возможно, он меняет для себя ориентиры, пытается изменить сферу деятельности. К примеру, у нас есть банковские программы, программы общего менеджмента, по финансовым инвестициям и другим специализациям. У нас есть эксклюзивная программа MBA «Медиа-бизнес», которая может быть интересна для топ-менеджеров медийных компаний. И если человек хочет перепрофилироваться, это его право – выбрать программу МВА, учиться и в перспективе для себя планировать переход в другую сферу деятельности, к которой он и подготовится в процессе обучения.

Что касается отношения работодателей к диплому МВА, то это отдельный вопрос. Давайте говорить откровенно: кто влияет на рынок? Общественное мнение формируют средства массовой информации и профессиональные сообщества. Мы как профессиональное сообщество приложили все усилия, чтобы поднять престиж диплома МВА. СМИ играют определенную роль, как позитивную, так и негативную. Школы теперь борются за то, чтобы создать себе имя, зарекомендовать себя. Сейчас уже важен не просто диплом, а его бренд, то есть, где он получен. Школы, кстати, реагируют на это гораздо быстрее, то есть делают отраслевые и специализированные программы, вступают в альянсы с крупными организациями, чтобы реагировать на потребности рынка. Бизнес-образование существует более ста лет, и оно на протяжении стольких лет востребовано! Никуда вы от него не денетесь, потому что вы получаете первое образование на том этапе своей жизни, когда вы еще плохо понимаете, куда вам идти, что вы хотите. Редко бывает, что человек поступает в институт, хорошо зная свои дальнейшие перспективы и свой карьерный путь. У вас всегда есть возможность переориентироваться с помощью бизнес-школы. Более того, получая специальность по первому высшему образованию, вы учитесь теории, вы получаете большие знания, а программы бизнес-образования нацелены на развитие навыков профессионального менеджера, когда вы занимаете эту позицию или на нее претендуете. А отношение бизнеса и работодателей к ним вправе меняться с рынком, и здесь мы ничего сделать не можем, будем реагировать на то, как ведет себя рынок.

Executive.ru: Если пять-шесть лет назад основной аудиторией бизнес-школ были люди 30-40 лет с большим управленческим опытом, то сейчас можно отметить, что много молодых людей пытается поступить на MBA почти сразу после института, едва только выполнив требования: два года управленческой работы. А вы замечали тенденцию к омоложению аудитории слушателей МВА?

Н.Е.: Да, на самом деле, это так, и это правильно. У этого процесса есть вполне реальное объяснение. Программы МВА существуют на российском рынке более 15 лет. В тот период необходимость пойти на такую программу чаще возникала у людей среднего и старшего возраста, потому что надо было принимать определенные решения, меняться и ориентироваться на рынке, при этом иметь достаточные средства на обучение. Также надо учитывать, что руководящие должности в компаниях на том этапе занимали люди более зрелого возраста. Сейчас омоложение кадров на позициях менеджеров среднего звена идет везде. Практически все компании ориентированы на то, что сотрудники должны быть молодыми, потому что у них есть стимул, у них другое образование, совершенно другие амбиции. Это происходит везде, и это совершенно естественный процесс, который влияет, в том числе, и на ту аудиторию, которая приходит на программы МВА. Мы видим такую тенденцию. Для людей более старшего возраста, с большим управленческим опытом, в нашей стране развиваются такие программы как Executive MBA, которые разрабатываются для топ-менеджеров с опытом управленческой работы не менее трех лет, а также программы DBA (доктор делового администрирования). Такие программы предполагают однородность аудитории, и, будь вы даже директором компании, без соблюдения определенных условий на эти программы вас не примут.

Обладателей дипломов МВА уже достаточно много. Любая программа МВА дает возможность успешно применять прикладные инструменты в управлении бизнесом. Существует единая терминология, своеобразный образ системного мышления, комплекс знаний. Поэтому у молодежи есть потребность разговаривать со своими начальниками на одном языке. И поскольку есть уже достаточное количество выпускников МВА, которые управляют компаниями, они также хотят разговаривать со своими подчиненными на одном языке. Поэтому диплом МВА нужен как некий вход в элиту и как некая стартовая точка, чтобы развиваться и расти дальше.

Executive.ru: Какие тенденции в бизнес-образовании вы видите?

Н.Е.: Скорее всего, будет меняться формат программ. На рынок будут выходить программы, более удобные для людей, которые освобождаются на рынке труда в условиях финансового кризиса. Об этом я уже говорила. Во-вторых, внутреннее содержание программ также частично трансформируется, поскольку это рыночные, коммерческие программы, и, скорее всего, будут вводиться не только отдельные предметы, но и целые блоки дисциплин, которые связаны с действиями компаний и государства, выживанием в условиях кризиса, с антикризисным управлением.

Мы проводили исследования колебаний индекса деловой активности, когда был кризис 1998 года и вели их до 2006 года. Интересно, что в моменты падения индекса деловой активности увеличивался спрос на любые индивидуальные программы, а на корпоративные (с оплатой обучения за счет компании) – снижался. Как только индекс деловой активности поднимался, спрос на корпоративные программы увеличивался; начинали работать предприятия – и, наоборот снижался, как это ни печально, спрос на программы с открытого рынка. Люди начинали много работать, начинали получать отдачу от бизнеса и откладывали получение образования на более поздний срок.

Сами программы существенно не меняются – сегодня они сформированы под потребности рынка. При разработке российского стандарта МВА использовались все существующие международные стандарты крупнейших мировых ассоциаций, игроков на рынке бизнес-образования. В программы сейчас активно включаются такие формы обучения как круглые столы, мастер классы, активные тренинги. Такие формы возможны, но, скорее всего, изменений в структуре самих программ не будет, так как они хорошо выстроены.

Executive.ru: Один из российских топ-менеджеров высказал экстравагантное мнение, что как раз выпускники бизнес-школ и привели мировую экономику к кризису. Он поставил под сомнение саму пользу от бизнес-образования. Интересна ваша точка зрения на это эпатажное высказывание.

Н.Е.: Учитывая, что первый выпускник МВА в США появился, если я не ошибаюсь, в 1905 году, надо полагать, что уже не один кризис был организован выпускниками бизнес-школ. Это утверждение – абсолютная игра. Можно посмотреть, кто сейчас занимает позиции топов в тех компаниях, которые подверглись активному влиянию кризиса, сколько процентов из них закончили бизнес-школы, и на этом сыграть. Если бы выяснилось, что у них нет степени МВА, придумали бы что-нибудь другое. Слишком много механизмов задействовано в таких процессах как общемировой кризис, и я сомневаюсь, что здесь роль людей, которые получили образование МВА, может быть настолько велика, чтобы рухнул весь рынок в мире. Кроме того, ничему плохому их в бизнес-школах не учили. Здесь действуют глубокие экономические проблемы и процессы, которые формировались не один год, и я сомневаюсь, что кто-то из моих коллег за рубежом в бизнес-школах готовил людей к тому, чтобы обрушить весь рынок. Я бы не стала обращать на это внимание. Конечно, у человека, получившего бизнес- образование, есть шанс расти и влиять на определенные экономические процессы или хотя бы понимать их – об этом не стоит забывать. Мне кажется, что среди тех людей, которые влияют на мировую экономику, наверняка есть люди, которые получали бизнес-образование МВА. Но есть и те, кому бизнес-образование не нужно. Можно вспомнить историю Билла Гейтса, который был исключен из университета на третьем курсе, и Вуди Аллена, который закончил бакалавриат, уже будучи двукратным оскароносцем. У некоторых людей есть некое врожденное чутье принимать правильные решения в условиях неопределенности. Есть исключения из правил, но любое исключение не подразумевает системность.

Executive.ru: Многих финансовых специалистов из банковской, кредитной сферы сейчас занимает вопрос, не стоит ли с учетом того, что происходит на рынке, переходить в реальный сектор. С одной стороны, и там, и там финансы, но, с другой стороны, для финансового директора нужны немного другие навыки, по сравнению с отраслью финансовых услуг. На ваш взгляд, бизнес-образование здесь может помочь, или нужны какие-то краткосрочные программы?

Н.Е.: А кто говорит, что реальный сектор не затронут? Намерение уйти из банка и перейти в реальный сектор не гарантирует, что вы сможете избежать влияния кризиса. В реальном секторе сейчас активно сокращаются рабочие места, особенно в производстве, например, в металлургии и автомобильной промышленности. Предприятиям для развития нужны кредиты, а раз с ними на рынке проблемы, то компании не могут развиваться. Первое, что происходит в реальном секторе, когда падает рынок кредитов, – это сокращение рабочих мест. В условиях кризиса давать прогнозы вообще нереально. Я думаю, что надо размышлять над тем, как этот кризис пережить каждому для себя лично, оставшись при этом на своем рабочем месте, но в этой ситуации что-либо прогнозировать я лично не берусь.

В любом случае, бизнес-образование это шанс использовать освободившееся время и физические силы, которых не хватает людям сейчас при нынешней скорости жизни. И если освобождается какая-то часть времени, то стоит его потратить правильно, инвестировать в свое образование. Это даст возможность приобретения личных деловых контактов и, в какой-то степени, возможность дальнейшего трудоустройства. Очень часто работники кадровых служб говорят о том, что за резюме не видно реального человека – его умений, способностей, коммуникативных навыков, умения убеждать и производить впечатление. А в каждой компании существуют свои ключевые критерии, по которым некоторые резюме могут просто отбрасываться. В рамках обучения, играя в деловые игры и обсуждая кейсы параллельно, человек показывает свой образ мышления, свой подход, демонстрирует глубину знаний, и в том числе – потенциальному работодателю, который вдруг окажется с ним за одной партой. Намного проще и удобнее пригласить человека, которого уже видел в действии, – известно, как он реагирует на те или иные ситуации, которые создаются в аудитории. У нас есть деловые игры, компьютерные симуляции и тренинги, которые проходят в аудитории, описывающие ситуацию в той или иной компании, отрасли. Слушатели комментируют эти ситуации и предлагают пути решения проблем, и здесь можно определить степень активности человека, находчивости в принятии решений. У кандидата, которого работодатель наблюдал в действии, больше шансов. Это, с одной стороны, налаживание контактов, а с другой – возможность трудоустройства. Параллельные связи, которые налаживают люди на программах МВА, – это один из ключевых моментов мотивации при поступлении. Иногда из правильных связей рождаются новые компании, новые альянсы.

Executive.ru: Есть ли где-то в России общедоступная статистика, как изменяется положение человека после окончания обучения? Например, сколько людей меняет работу, как повышается – и повышается ли – зарплата?

Н.Е.: Есть попытки проследить такие тенденции. Определенные данные есть в Совете по МВА при Министерстве образования и науки, но там отслеживается статистика в основном по тем организациям, которые лицензированы этим Советом. Здесь, скорее, можно апеллировать к рейтингам, которые ведут СМИ, используя такие показатели, как изменение места работы, должности, зарплаты. Но надо понимать, что валидность этих рейтингов не всегда соответствует реальности. Поэтому к таким рейтингам отношение очень осторожное, сама я на эти данные не опираюсь. В настоящий момент я не знаю ни одного, которому можно было бы стопроцентно доверять.

Подобную статистику ведут бизнес-школы, но обычно это закрытая информация. Некоторые слушатели меняют место работы еще в процессе обучения, при этом далеко не все сообщают об этом. Собирать данные с выпускников, на самом деле, не очень просто, потому что есть люди, которые с удовольствием о себе пишут, рассказывают, выходят на связь, проявляют инициативу, а есть те, кто, отучившись, с головой уходит в работу и в развитие.

Executive.ru: В разговоре вы упомянули о программах DBA (доктор делового администрирования). Что это такое?

Н.Е.: Таких программ действительно очень мало на рынке. Можно отметить программу DBA Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, научным руководителем которой является академик Абел Аганбегян. Ряд школ также задумывается о введении таких программ. DBA – это уже понимание методологии бизнеса, и это реализация собственных честолюбивых устремлений. Это, фактически, первый шаг на пути к написанию слушателем кандидатской диссертации. И здесь все зависит от руководителя – насколько он готов направить свой талант, свои силы на реализацию данной программы. Это индивидуальная подготовка, штучный продукт.

Executive.ru: Вы в числе учебных заведений, реализующих такие программы?

Н.Е.: Мы еще очень молоды на этом рынке. Я аккуратно скажу, что мы задумываемся над разработкой программы DBA и надеемся, что нам хватит сил и возможностей запустить ее если не осенью 2009, то весной 2010 года.

Executive.ru: Если говорить о программах Executive MBA, есть два стереотипа, или мнения. Согласно одному, это образовательная программа, а согласно другому – клуб по интересам, где собираются топ-менеджеры компаний, общаются, что-то вроде такого загородного клуба. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

Н.Е.: Каждое мнение имеет право на существование, так как программы DBA и Executive MBA не регламентированы, на них нет государственного стандарта. Они очень интересны по своему содержанию как в формате обучения, так и в формате клуба. Пользуются популярностью разные подходы к формированию данной программы. Мне больше импонирует вариант развивающий, не совсем клубный, но основанный на семинарах, обсуждении, групповой работе.

Если говорить о нашей программе, то она состоит из четырех основных блоков, которые охватывают четыре направления: лидер, бизнес, наука и общество. Группы характеризуются небольшим количеством слушателей, что позволяет максимально индивидуализировать обучение. Программа разработана научным руководителем нашей школы Яковом Миркиным и сейчас набирает обороты, становится популярной и узнаваемой на рынке.

Хотелось бы отметить, что в блоке «наука» представлены звезды Финансовой академии, имеющие свои научные школы, большой опыт работы в бизнесе, которые уже сделали себе имя. Блок «бизнес» включает в себя финансовый, управленческий, маркетинговый, правовой, информационные технологии и другие модули. Программа по своей структуре достаточно сильно отличается от других в этом виде обучения. По окончании слушатели готовят выпускную работу и ставят последнюю точку в обучении, получают системное образование в области бизнеса. При этом наша программа рассчитана более чем на 1000 академических часов, и мы выдаем диплом государственного образца (так как программа соответствует государственным требованиям, предъявляемым к программам МВА), но подход к обучению коренным образом отличается от реализации обычных программ МВА. Есть общие требования к поступающим на эту программу. Во-первых, у абитуриента должен быть опыт управленческой работы не менее трех лет (для обычных программ МВА – стаж работы не менее двух лет на любой должности). Во-вторых, на момент поступления на программу слушатель должен занимать управленческую должность (для обычных программ МВА занимаемая должность значения не имеет).

Executive.ru: Вы создали в школе кафедру инновационного бизнеса. Под инновациями в бизнесе можно понимать совершенно разные вещи, что в данное понятие вкладываете вы?

Н.Е.: В Ганновере весной и осенью проходят выставки, где представляются новые технологии, и, в том числе, свои новшества демонстрируют университеты. Россию, как правило, представляет несколько участников, а, например, китайцы или немцы занимают почти половину выставки. Что считают инновацией за границей – новый замок или новую раму, не пропускающую сквозняк. У нас в России традиционно к инновациям относят серьезные разработки, открытия. Во-первых, хотелось бы разобраться, что такое инновации вообще, как понимать термин (существует много трактовок этого слова), а во-вторых, – кто может заниматься инновациями: специалист, который сформировался в действующем бизнесе, или человек, способный нестандартно мыслить, который действительно может создать нечто совершенно новое, именно «взрыхлить целину». Существует много подходов в области маркетинга инноваций, очень много вопросов в области финансирования инноваций. Поэтому наша кафедра инновационного бизнеса призвана охватить три основных направления: управление людскими ресурсами с точки зрения инноваций, управление маркетингом новых и инновационных товаров и менеджмент инновационных процессов и предприятий. В том числе, обязательно будет представлен финансовый блок, касающийся венчурных инвестиций, инвестиций в новые виды деятельности, потому что во многих компаниях есть разработки в этом направлении. Многие занимаются инжинирингом бизнес-процессов, есть зарубежный опыт, но достаточно сложно адаптировать эти знания для работы в российских организациях, поэтому поэтапное внедрение системы качества в компаниях относится к задачам инновационного бизнеса.

Также смотрите:

Арнолд Лонгбой: «Инвестиции в бизнес-образование не должны сокращаться во время спада»

Источник изображения в анонсе: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС первой в России получила самую престижную мировую аккредитацию AACSB International

Ее имеют только 5% бизнес-школ планеты.

Школа бизнеса МИРБИС запускает программы повышения квалификации

14 июня стартуют программы повышения квалификации ориентированные на менеджеров среднего звена, предпринимателей, стремящихся актуализировать и (или) получить управленческие знания в конкретной области.

Учебный центр «Финконт» приглашает руководителей на обучение в Тбилиси

На обучении вы получите возможность выстроить систему управления, обменяться опытом и неформально пообщаться с коллегами, а также отдохнуть в комфортабельном отеле 4*, находящемся в живописном районе Тбилиси.

В Новосибирске стартует классический курс Mini MBA

17 мая 2019 года в Новосибирске начинается обучение по программе Mini MBA.

Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
ПФР оцифровал трудовые книжки

Оцифровка проведена в рамках подготовки законопроекта об электронных трудовых книжках.

Задолженность по зарплатам – 2,9 млрд       

На 1 апреля задолженность по зарплатам в РФ составляла почти 2,9 млрд руб.

Крепкий алкоголь – только после 21 года

ФАС не против запрета на продажу крепкого алкоголя лицам младше 21 года.

МЭР: виртуальная зона для IT

Минэкономразвития предложило создать свободную экономическую зону для IT-компаний.