Арнолд Лонгбой: «Инвестиции в бизнес-образование не должны сокращаться»

В декабре 2008 года University of Chicago Graduate School of Business проводила в Москве образовательную программу «Стратегические финансы для топ-менеджера». E-xecutive воспользовался этим поводом, чтобы узнать ответы на злободневные вопросы студентов и абитуриентов MBA. Поступать или не поступать, когда на мир надвигается кризис? Если поступать, то куда? Какие цели можно ставить перед собой и бизнес-школой? Можно ли посчитать рентабельность инвестиций в бизнес-образование? С высоты своего международного опыта отвечает директор по программам Executive Education и работе со студентами в Европе University of Chicago Graduate School of Business Арнолд Лонгбой.

Executive: Graduate School of Business реализует программы в разных странах. Наблюдаете ли вы какие-либо различия в менталитете, интересе к тем или иным программам в зависимости от национальной культуры студентов?

Арнолд Лонгбой: Я бы сказал так: студенты, поступающие на наши программы обучения, руководствуются очень похожими критериями. Опросы студентов и выпускников говорят о том, что они ищут школу с высокой репутацией, высококачественным преподавательским составом, ожидают, что образование непосредственно повлияет на их карьеру и глобальные перспективы. Им также нужны расписание занятий и формат обучения, учитывающие их занятость и напряженный график жизни. Эти требования очень последовательно прослеживаются как в разных культурах, так и на протяжении длительного времени. Есть много анекдотов и стереотипов о различном отношении людей разных национальностей к проблемам, но по крайней мере, среди наших студентов, существует единство в выборе критериев, о которых я говорил выше. Что касается слушателей из России, то они часто отмечают репутацию наших финансовых и экономических программ как причину, побудившую их выбрать обучение у нас.

Executive: В России распространено мнение, что обучение в национальных бизнес-школах более полезно для построения карьеры в российских компаниях, а диплом международной школы, такой как Graduate School of Business, способствует работе в международных компаниях. Что вы думаете по этому поводу?

А.Л.: Я не согласен с этим мнением. Компании уже не могут сосредотачиваться только на локальных задачах, даже российские компании должны учитывать то, что происходит за границами страны, и тот эффект, который эти события оказывают на их деятельность. Национальные экономики сейчас все больше переплетаются и становятся зависимы друг от друга. Даже в США компании, фокусирующиеся в основном на национальном рынке, тем не менее, работают с поставщиками из-за границы. Так что, по моему мнению, все бизнес-школы, независимо от их местоположения, должны показывать международную перспективу и давать руководителям представления об экономике в условиях глобализации. Chicago GS обеспечивает такую международную перспективу. Например, в нашей глобальной программе Executive MBA в прошлом году были представители 51 страны.

Executive: С вашей точки зрения, что такое Executive MBA, в первую очередь, – клуб по интересам для CEO или образовательная программа, позволяющая повысить бизнес-навыки?

А.Л.: Это зависит от того, какую программу Execuitve MBA вы выберете. На мой взгляд, не все существующие программы одинаковы. Некоторые похожи на клубы, их слушатели платят большие деньги за статус. Другие программы сосредотачиваются на обучении руководителей, помогая им быть лучшими лидерами и генеральными директорами. Наша программа Executive MBA, например, отличается строгими академическими требованиями – у нас так построены процедуры сдачи экзаменов, защиты проектов, грейдов, что после 21 месяца обучения студенты чувствуют, что они действительно заработали свою степень!

Executive: Какое финансовое образование наиболее полезно для генерального директора – стратегический MBA, высшее экономическое, краткосрочные финансовые курсы?

А.Л.: Все зависит от целей CEO. В большинстве случаев у генерального директора уже есть MBA, полученный много лет назад. В этом случае короткий курс одной из ведущих школ с сильными преподавателями был бы отличным способом освежить старые знания или изучить последние нововведения в бизнесе. Для генерального директора без MBA могут быть полезны программы Executive MBA, способные дать фундаментальные знания, помочь перевести бизнес на более высокий уровень и конкурировать в глобальном масштабе.

Executive: Каковы, на ваш взгляд, наиболее типичные проблемы во взаимоотношениях генерального и финансового директора?

А.Л.: По словам наших студентов, основная проблема в том, что они чувствуют, будто говорят на двух разных языках. Поэтому один из плюсов бизнес-образования – то, что генеральный директор сможет понимать язык своего финансового директора и других финансовых экспертов.

Executive: Мировая экономика сейчас находится в кризисе. Как это отразится на бизнес-образовании?

А.Л.: Мы уже видим определенное воздействие экономической ситуации на бизнес-образование. Часть руководителей очень озабочена событиями в экономике. Но, я думаю, сейчас прекрасное время, чтобы учиться и посещать образовательные программы. Например, если пойти сейчас на программу, которая длится 21 месяц, то после обучения, когда экономика будет в гораздо лучшей форме, перед выпускником будет гораздо больше новых возможностей и перспектив. Инвестиции в бизнес-образование, как и в маркетинг, не должны сокращаться во время спада. Те компании, которые будут вкладывать средства в эти направления, получат преимущества перед конкурентами, когда экономика выйдет из кризиса.

Executive: Какие сегодняшние тенденции в бизнес-образовании вы можете обозначить? Какие программы сейчас популярны и почему?

А.Л.: Учитывая суматоху на финансовых рынках, сейчас очень популярны различные финансовые курсы и программы. Люди хотят лучше понимать, что вызывало кризис и как они и их компании могут противостоять спаду. Также привлекательны лидерские программы. Независимо от экономической ситуации, компании всегда нуждаются в лидерах.

Executive: 15-17 декабря 2008 года University of Chicago Graduate School of Business организует в Москве тренинг по стратегическому финансовому менеджменту. Почему в Москве, и какова концепция этого курса?

А.Л.: Почти каждое стратегическое решение, которое принимает генеральный директор, увеличивает или уменьшает стоимость компании. Однако часто можно наблюдать, что руководителям недостает понимания того, как их решения влияют на изменение стоимости компании. Есть две возможности получить такое понимание: изучение современных финансов или реальная деловая хватка в финансовых вопросах.

«Реальная финансовая деловая хватка» – это не обязательно постоянное построение различных финансовых моделей. Скорее, это означает понимание и умение пользоваться всем множеством финансовых инструментов для формирования стратегии бизнеса. Эти инструменты включают методический аппарат секьюритизации, который открывает скрытую ценность в балансе компании; методику проведения IPO по «голландскому аукциону» и IPO «обратного слияния», снижающую стоимость вывода компании на биржу; технологию управления долговыми обязательствами и структурирования банковских обязательств, позволяющую уменьшить стоимость приватизации компании; способы привлечения акционерного и венчурного капитала, упрощающие передачу рисков, а также многие аналитические инструменты и технологии, такие как APV, помогающие формализовать процесс планирования и повысить отдачу на акционерный капитал.

Наш долгий опыт работы с российскими топ-менеджерами позволил нам выявить их потребность в получении «финансовой деловой хватки». Именно поэтому мы приняли решение о запуске этой программы в Москве.

Executive: Трех дней обучения достаточно, чтобы изменить отношение CEO к управлению финансами?

А.Л.: Мы не ожидаем, что CEO станут финансовыми экспертами через три дня обучения. Но мы верим, что в течение интерактивной сессии, если участники приезжают подготовленными и активно участвуют в работе группы, можно достичь многого. Для максимизации эффекта от программы мы просим участников подумать и определить три или четыре основных цели, которых бы они хотели достичь в результате обучения. С помощью участников наших похожих программ в Чикаго мы смогли учесть пожелания и предложения CEO для подготовки программы в Москве. Другими словами, у нас есть сотни, если не тысячи отзывов, которые позволяют утверждать, что это может сработать.

Executive: Цена за обучение сравнительно высока (2950 фунтов стерлингов). Как вы собираетесь конкурировать с другими компаниями, которые организовывают семинары по финансовой тематике?

А.Л.: Как и с нашей программой Executive MBA, в данном случае мы конкурируем со многими бизнес-школами, которые предлагают MBA по более низким ценам. Почему руководители выбирают нашу программу, несмотря на более высокую стоимость? Наши ученики говорят, что с Chicago GSB они уверены в качестве получаемого образования, а также, что они готовы заплатить более высокую цену, чтобы учиться в бизнес-школе, где родились теория Модильяни-Миллера, современная теория портфеля, теория эффективных рынков и многие другие инновации в финансах и бизнесе.

Executive: Почему CEO должны потратить деньги на этот краткосрочный курс?

А.Л.: Как CEO решает, финансировать новый проект или нет? Финансовый директор, вероятно, провел бы вычисления, из которых следовало бы, стоит ли вкладывать деньги в проект или нет. Также вероятно, что CEO не знал бы, каким образом проведен данный анализ. Сходным образом CEO мог бы проанализировать, какова будет для него ценность этого курса. Если он не в состоянии провести такой анализ, то, видимо, его знания в области финансов находятся в столь зачаточном состоянии, что при принятии решений он может уменьшить стоимость компании на миллионы. Это намного больше, чем стоимость нашей программы.

Executive: У вас есть статистические данные о том, как развивается карьера генерального директора и бизнес компании после обучения по программам Executive MBA? Или, может быть, наоборот, следует спад? :)

А.Л.: Мы не отслеживаем увеличение зарплат у наших выпускников. Но британская Financial Times проводит ежегодный обзор дипломированных специалистов Executive MBA. Согласно данным этих опросов, часто наблюдается увеличение заработной платы выпускников вдвое или даже втрое. Для программ, которыми мы занимаемся, мы также проводили исследования эффективности инвестиций в MBA, и я могу сказать, что даже при использовании самых консервативных методик – это проект с положительным NPV. Кстати, если вы не знаете, что такое NPV, значит, вам пора пройти курс обучения в нашей школе!

Источник изображения: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС первой в России получила самую престижную мировую аккредитацию AACSB International

Ее имеют только 5% бизнес-школ планеты.

Школа бизнеса МИРБИС запускает программы повышения квалификации

14 июня стартуют программы повышения квалификации ориентированные на менеджеров среднего звена, предпринимателей, стремящихся актуализировать и (или) получить управленческие знания в конкретной области.

Учебный центр «Финконт» приглашает руководителей на обучение в Тбилиси

На обучении вы получите возможность выстроить систему управления, обменяться опытом и неформально пообщаться с коллегами, а также отдохнуть в комфортабельном отеле 4*, находящемся в живописном районе Тбилиси.

В Новосибирске стартует классический курс Mini MBA

17 мая 2019 года в Новосибирске начинается обучение по программе Mini MBA.

Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
ПФР оцифровал трудовые книжки

Оцифровка проведена в рамках подготовки законопроекта об электронных трудовых книжках.

Задолженность по зарплатам – 2,9 млрд       

На 1 апреля задолженность по зарплатам в РФ составляла почти 2,9 млрд руб.

Крепкий алкоголь – только после 21 года

ФАС не против запрета на продажу крепкого алкоголя лицам младше 21 года.

МЭР: виртуальная зона для IT

Минэкономразвития предложило создать свободную экономическую зону для IT-компаний.