Наша «бизнес-Раша» глазами западных топов

То, что Россия – страна возможностей, знают не только ее резиденты, но и их иностранные коллеги. Работать тут или открывать свой бизнес – почти для каждого мысль об этом переплетается с планами на будущее. Вот только пусть Россия сначала избавится от коррупции, централизованной и преемственной власти и начнет не на словах поддерживать малый и средний бизнес.

Двадцать топов из разных стран приехали в бизнес-школу «МИРБИС» для участия в программе «Global МВА», посвященной изучению механизмов международного бизнеса в самых динамично развивающихся регионах мира в одном из университетов Консорциума «Global ЕМВА». Executive.ru удалось пообщаться с иностранцами в нестандартной обстановке: следуя в мини-автобусе от дверей школы до «Уралсиба» на очередное знакомство студентов с российскими топ-менеджерами.

Executive.ru: Какие дополнительные плюсы для своего профессионального развития вы видите в получении знаний в России?

Патриция Виллар, директор по вопросам импорта/экспорта компании EuropanCorp.: Латинская Америка и США стараются ограничиться собственными ресурсами, но, в то же время, кооперируются с окружающим миром. В России же наоборот, рынок огромный, и редкие компании стараются выходить за его пределы, потому что существует неограниченное количество возможностей внутри него. Поэтому мне кажется, что это самый интересный опыт, который только можно приобрести в мультинациональной, мультикультурной среде России.

Фернандо Браз Шер Бранди, руководитель департамента по работе с потребителями корпорации Petrobras (PetrolioBrasilleiroSA): Сейчас процесс глобализации происходит по всему миру, и очень интересно посмотреть на опыт другой страны в принятии новых тенденций. Например, здесь, изучая состояние современных российских рынков, мы можем понять, как происходит процесс взаимодействия. История очень важна в принципе для понимания всей структуры. Но еще важнее посмотреть, как люди и корпорации включаются в глобальный процесс, как они взаимодействуют и развиваются, каким образом принимают новый зарождающийся капитализм, новую тенденцию ведения бизнеса.

Хосе де ла Торре, бывший декан университета Сан-Франциско (UniversityofSan-Francisco), руководитель Консорциума: У России есть три основных характеристики, которые могут быть интересны и важны для всего остального мира. В первую очередь, Россия является самой большой обладательницей природных ресурсов энергии: газ, нефть и т.д. В ближайшее время на планете будет большой недостаток этих ресурсов, и очень интересно посмотреть, как Россия будет ими распоряжаться. Второй пункт, в принципе, относящийся к этому же вопросу, - в России самые большие запасы пресной воды на Земле. И они также будут большим раритетом уже через 50 лет. Поэтому нам бы хотелось узнать, как Россия собирается использовать их, как собирается выстраивать взаимоотношения с другими странами на основании этих ресурсов и т.д. И третий момент заключается в том, что Россия, как любая развивающаяся страна, вносит достаточно большой вклад в глобальное потепление, выделение парниковых газов….. Но из того, что нам уже удалось услышать за несколько дней пребывания тут, мы поняли, что на данный момент в стране существует очень низкий уровень эффективного использования ресурсов, и правительство не старается что-то предпринимать. Они даже шутят о том, что потепление – очень хорошо для России, потому что позволит обрабатывать северные земли в сельскохозяйственных нуждах. Такая точка зрения заслуживает только острейшей критики со стороны всего мира, потому что это глобальная проблема, и Россия не имеет права относиться к ней столь легкомысленно. Поэтому нам бы хотелось понять отношение России к политике в области энергетики, использования воды и глобального потепления. Думаю, это интересно не только нам, но и всему мировому сообществу.


Если в дальнейшем государством будут предприняты какие-либо шаги для поддержки малого и среднего бизнеса, то я с удовольствием включусь в процесс.


Executive.ru: После посещения различных компаний в Москве и встречи с российскими топ-менеджерами как вы оцениваете бизнес в стране? Плюсы, минусы, перспективы?

Патриция: После того, что мы увидели в российских корпорациях, мы поняли, что тут существует достаточно жесткая иерархическая система, в которой решения принимаются исключительно сверху вниз. Это позволяет решить проблему достаточно быстро в критических ситуациях. В западных компаниях иногда получается, что принятие очень важных решений занимает намного больше времени. Поэтому, с моей точки зрения, для российских компаний это большой плюс. А минусом является то, что не важно, сколько у вас таланта или желания преуспеть в каком-то деле. Если у вас нет связей или выхода на каких-то влиятельных людей, то очень долго придется ждать, прежде чем вы сможете воплотить свою мечту в реальность и продвинуть свой бизнес.

Фернандо: Одним из плюсов, на мой взгляд, является то, что в данной стране огромное количество возможностей. Здесь смешивается несколько поколений с разным историческим опытом. И поэтому количество вариантов развития практически не ограничено. Необходимо только помочь людям понять, какие тенденции сейчас на рынке, как оперировать с ними, и тогда успешными смогут стать практически все. Минус в том, что, хотя заявлено демократическое развитие страны, слишком много власти сконцентрировано в определенных кругах и определенных руках. И, например, иностранным инвесторам за границей бывает сложно пробиться и понять, к каким людям обращаться, как выстраивать свой бизнес и что дальше делать.

Оскар Пелаез, директор по дизайну и строительству StarbuksCoffeeCompany в Латинской Америке: После того, как мы побывали с визитами в разных компаниях, послушали лекции преподавателей, мне хочется сделать вывод, что Россия – это страна возможностей. Здесь постоянно открываются новые перспективы. Система находится на самом раннем этапе развития, она еще в младенчестве, и это дает такие возможности, которые мы только можем себе представить. Но складывается впечатление, что российские компании заинтересованы в развитии только ограниченного числа секторов и направлений бизнеса. И даже если они привлекают иностранные инвестиции, то стараются их вкладывать в проверенные области, а не развивать новые направления. И это большой недостаток.


Они даже шутят о том, что потепление – очень хорошо для России, потому что позволит обрабатывать северные земли в сельскохозяйственных нуждах.


Executive.ru: Думали когда-нибудь строить бизнес или работать в России?

Летиция Пьераллини, руководитель отдела прогнозирования компании EliLilly(Pharma) в Италии: Я родом из Италии, и считаю, что на самом деле никто не может сказать, как все будет развиваться в нашей стране. Если мы захотим сохранить наши рабочие места, то, возможно, в какой-то момент нам всем придется переехать работать и вести бизнесы в развивающихся странах. Например, я работаю в мультинациональной корпорации, и недавно нашего директора по HR-у перевели работать в Шанхай. Это один из самых ярких примеров, как сейчас все перемешивается в мире.

Рафаэль Гонзалес, директор департамента продаж компании CaterpillarInc: Мой ответ будет определенно «Да». Я бы хотел попытаться развивать свой бизнес в России и дальше продолжать взаимоотношения с российскими коллегами, но мне кажется, что на данный момент существуют достаточно строгие правила ограничения для развития малого и среднего бизнеса. Есть большие привилегии только для крупных корпораций, и поэтому, если в дальнейшем государством будут предприняты какие-либо шаги для поддержки малого и среднего бизнеса, то я с удовольствием включусь в процесс.

Паоло Абель, директор подразделения «Качество, здоровье, безопасность, окружающая среда» в компании FMCTechnologies: Я работаю в мультинациональной корпорации, у которой уже есть филиал в Москве. Они также собираются открыть представительство в Санкт-Петербурге. И поэтому компания активно вовлекает своих сотрудников в образование, привозит их сюда на стажировки. Хотя я лично не планирую сюда перебираться, я знаю, что общая политика компании направлена на развитие отношений с Россией, обучение персонала здесь и дальнейшее участие в развитии экономики страны.


Если у вас нет связей или выхода на каких-то влиятельных людей, то очень долго придется ждать, прежде чем вы сможете воплотить свою мечту в реальность и продвинуть свой бизнес.


Executive.ru: Ваш взгляд на российское образование?

Патриция: Одна неделя – это слишком мало, чтобы дать полностью аргументированный ответ про качество бизнес-образования в стране. Но за прошедшие четыре дня я могу сказать следующее: есть определенная разница в том, как преподаватели взаимодействуют со студентами. Она замечается на возрастном уровне. К примеру, если преподаватель старше (по возрасту), то бывают случаи, когда он не отвечает на прямые вопросы. Возможно, он просто не понимает. А возможно, это из-за определенного культурного разрыва, который есть между поколениями. Потому что, когда прямые вопросы задаются более молодым преподавателям, они абсолютно точно понимают, что имеют в виду студенты, и отвечают прямо.

Фернандо: У нас достаточно мало информации для точной оценки, но что точно можно выделить – это то, что знание английского языка необходимо улучшать на всех уровнях, от высших до самых низов. Чтобы развиваться, страна должна выходить на международные рынки, должна смотреть на опыты других стран: не только на то, что они сделали, но и на то, что делают сейчас и планируют в будущем. Только на хорошем уровне коммуникаций это можно понять и оценить. И мы должны раздвигать границы, обмениваться специалистами, чтобы иметь возможность смотреть на опыт других стран, и просто давать людям возможность понимать друг друга адекватно. Общение через переводчика – это потеря и времени, и смысла, который вкладывают в знания преподаватели.

Хосе: Самое важное для бизнес-школ на сегодняшний день – это создание международной среды в аудиториях, чтобы студенты учились не только у профессоров, но и у слушателей, приехавших по обмену. Например, когда я преподавал образовательный курс для магистров по специализации «Международный бизнес» в Майами, то в аудитории сидело 30 студентов 21-й национальности. Это обогащало процесс обучения. Такой компонент необходимо развивать во всех образовательных учреждениях России.

Также смотрите:

Российские гарвардцы и стэнфордцы. Почему они возвращаются?

«Выпускник бизнес-школы должен знать «как должно быть»

Источник изображения: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>У них есть две недели, чтобы вникнуть в тонкости ведения российского бизнеса. Это, вероятно, больше бы походило на шутку, если бы не было правдой. Или на новое захватывающее шоу в стиле очередного приключения иностранцев в России. Да и до тонкостей им вряд ли удастся добраться, - в лучшем случае так и уедут, так ничего не поняв. Две недели – это не срок. Да и должности, на которых нужно осваивать подобные вещи, ни в коем случае не должны являться т.н. «топовыми», т.е. принадлежащими старшему или тем более высшему руководящему составу организации. Впрочем, у лиц, у которых брались интервью, должности нельзя отнести к т.н. ''топовым'' даже при самом снисходительном к ним отношении. Это представители т.н. среднего и старшего руководящего или профильного состава. Но отнюдь не пресловутые ''топы''. Да и сам уровень их компаний также оставляет желать лучшего. Это - не тот бизнес, который следует рассматривать серьезным образом для перспектив реализации его деятельности в России. Для них Россия сегодня - это не более чем возможность реализации за пределами их государств нахождения, где потребность в их услугах либо ничтожно мала, либо вообще не ощущается. Вот и размышляют люди о перспективах выхода на российский рынок с его бескрайними просторами и сонмами не пугманных менеджеров. Авось, кто-то из них и согласится платить и сотрудничать с ними. Все лучше, чем вообще ничего не делать у себя на родине, переживая кризис. >Подтверждаем ли мы статус демократического общества? Вот это – меньше всего интересует приезжающих в Россию бизнесменов. Даже в тех случаях, когда они приезжают сами, а не засылаются в страну по линии различных разведслужб и сотрудничающих с ними организаций в целях обеспечения финансирования и выявления наиболее нелояльных к государству и стране в целом лиц для целей их последующей вербовки и переманивания на сторону иностранных государств. >Будет ли Запад работать на нас? Россия будет работать на Запад. Да и то, - лишь в том случае, если Запад сочтет это для себя приемлемым. Вот это и есть особенность отношения к России и будущей политики в отношении страны на будущий период. По сути, Западу сегодня Россия не нужно настолько же, насколько России сегодня всеми силами и средствами нужен Запад. >Вот только пусть Россия сначала избавится от коррупции, централизованной и преемственной власти и начнет не на словах поддерживать малый и средний бизнес. Любой уважающий себя бизнесмен скажет вам, что не страна подстраивается под бизнес, а бизнес подстраивается под страну в случае наличия реальной заинтересованности в работе на ее территории или осуществления контактов с представляющими ее организациями. В этом случае бизнес сам изыскивает возможность, чтобы выйти на рынок этой страны, какой бы внешне и внутренне сложной ни была политическая, экономическая, социальная, административная и т.д. ситуация в этому государстве. Для целей чего и происходит формирование корпуса представителей местного населения, имеющих прозападную ориентацию. Или ориентацию в отношении той страны, откуда происходит бизнес или отдельно взятое предприятие. Именно для этих целей различные т.н. гуманитарные организации и НКО и занимаются формированием территории иностранных государств благоприятной почвы с целью отбора наименее лояльных граждан для потенциальных контактов и сотрудничества с иностранцами. В том числе и по линии бизнеса. В том же случае, если бизнес формально декларирует положительное решение в части появления на рынке той или иной страны или в ее экономике, но лишь после удовлетворения ряда неких требований, - вроде перечисленных выше, не говоря уже о пресловутой демократизации общества, - то это лишь означает что реально он не просто не готов, а даже не заинтересован к приходу в этой страну и на этот рынок. Т.е. просто нет потребности и экономической целесообразности появляться на территории данной страны. А каждый подобный отказ маскируется под якобы веские причины на самом деле сугубо формального характера. Нет целесообразности в приходе в Россию у иностранного бизнеса, - не придет, как ни пытайся его прилечь. Хоть лезгинку пляши на каждой встрече в верхах, что российские лидеры и осуществляют как в прямом, так и в переносном смысле. А все равно толку никакого. Это, что называется, очевидные факты, которые необходимо учитывать при анализе ситуации и ее разборе. В частности, и с участием подобного рода менеджеров высшего звена. >E-xecutive удалось пообщаться с иностранцами в нестандартной обстановке: следуя в мини-автобусе от дверей школы до «Уралсиба» на очередное знакомство студентов с российскими топ-менеджерами. Принимая во внимание фактор московских пробок, уверен, что момент был выбран самый удачный. Поскольку неограниченность времени, замкнутость автобусного помещения и скукота однозначно подталкивали иностранцев к необходимости о чем-то с кем-то поговорить. В ожидании того, когда же их все-таки довезут до места назначения. И тем более, на профильную для них тему. >В России же наоборот, рынок огромный, и редкие компании стараются выходить за его пределы, потому что существует неограниченное количество возможностей внутри него. Ни для кого не секрет, что огромность рынка в России существует только лишь на бумаге. Вымирающая страна все больше и больше скатывается к перспективе превращения в одно гигантское кладбище. Что очевидно ставит вопрос о том, что инвестировать в кладбище никто не будет. И тем более реализовывать серьезные долгосрочные инвестиции производственного характера. Поэтому иностранным компаниям традиционно в России гораздо выгоднее заниматься именно экспортно-импортной деятельностью, чем что-либо производить на ее территории. >Сейчас процесс глобализации происходит по всему миру, и очень интересно посмотреть на опыт другой страны в принятии новых тенденций. Опять-таки связанных с ничем не примечательным для государств времен колониализма и неоколониализма вывозом природных и сырьевых ресурсов в обмен на товары первой необходимости, одежду, продукты питания, инструменты и т.д. С наличием соответствующих направлений в политике реализации «ножниц цен», а также местной элиты, поддерживающей стабильности внутри страны за счет полунищенского существования населения, а также находящихся на ее услужении спецслужб, правоохранительных органов и т.д. В то время как деятельность собственно российского бизнеса в условиях упомянутой «глобализации» сводится лишь к итоговому обеспечению интересов иностранного капитала. >В ближайшее время на планете будет большой недостаток этих ресурсов, и очень интересно посмотреть, как Россия будет ими распоряжаться. Безусловно направит на экспорт. Как уже делала до этого. И все распоряжение. При том, что недостаток этих важнейших ресурсов на внутреннем рынке ощущается уже сейчас. Поскольку новых мощностей по их добыче, переработке и транспортировки со времен СССР никто реально не вводил. И как результат, основным рынком для данных ресурсов являются зарубежные государства. В ущерб интересам собственно российских граждан и организаций. А также страны, в целом, и ее внутренней политике, в частности. Чему свидетельством бензиновый «голод» этого года и прошлых лет, происходящий в самый неподходящий момент не столько из-за стремления заработать на спекулятивной прибыли, сколько из-за вывоза опережающими темпами продукции за рубеж в целях извлечения максимальных прибылей на внешних рынках. >Второй пункт, в принципе, относящийся к этому же вопросу, - в России самые большие запасы пресной воды на Земле. И они также будут большим раритетом уже через 50 лет. Принимая во внимание то, как они используются сегодня, действительно, они рискуют стать именно раритетом. С учетом того, насколько большой объем пресной воды сегодня фактически загрязняется различными сбросами, к тому же накапливающимися в природе. Даже при условии того, что объемы грязных промышленных производств в России по сравнению со временами СССР значительно снизились. Но воду так загрязнять и продолжаем. >Они даже шутят о том, что потепление – очень хорошо для России, потому что позволит обрабатывать северные земли в сельскохозяйственных нуждах. Еще в поздние советские годы данный вопрос серьезно рассматривался. И результатом его стало заключение о том, что на всех этих «оттаявших» в результате глобального потепления землях не только нельзя ничего будет вырастить в сельскохозяйственных нуждах, но там и жить будет невозможно. Т.е. это будет территория сплошных болот при крайне неплодородной с точки зрения сельского хозяйства почве из-за состава и характера земельных грунтов. Так что повода для шуток здесь нет. А вот то, что традиционно пригодные для сельского хозяйства земельные угодья приходят в запустение или в негодность из-за изменений в природе, это действительно в стране сегодня факт. >Такая точка зрения заслуживает только острейшей критики со стороны всего мира, потому что это глобальная проблема, и Россия не имеет права относиться к ней столь легкомысленно. Как ни относись, а сделать все равно ничего не получится. Хоть всем вместе, хоть как-то иначе. Поэтому только и остается, что заниматься юмором на эту тему. А что до мирового сообщество, то основной вопрос заключается сегодня в том, - а готова ли Россия продавать свои водные ресурсы другим странам ? И насколько эти ресурсы будут годны для использования и не потребуют дополнительной очистки, например, от тяжелых металлов. Поскольку воды в стране действительно много, но вот чистой воды, - пригодной к использованию с минимальной степенью фильтрации и очистки, - с каждым годом все меньше. >А минусом является то, что не важно, сколько у вас таланта или желания преуспеть в каком-то деле. Если у вас нет связей или выхода на каких-то влиятельных людей, то очень долго придется ждать, прежде чем вы сможете воплотить свою мечту в реальность и продвинуть свой бизнес. Применительно к России и то, и другое являются в нынешних условиях, скорее, плюсом, чем минусом. И в первую очередь потому, что в условиях противостояния враждебному экономическому окружению иной схемы построения компаний, механизма принятия решений и формирования оргструктуры просто и быть не может в том случае, если речь идет собственно о выживании национального бизнеса. Что и происходит сегодня в стране. Так что здесь все достаточно закономерно. >И, например, иностранным инвесторам за границей бывает сложно пробиться и понять, к каким людям обращаться, как выстраивать свой бизнес и что дальше делать. В реальности, никаких серьезных трудностей с тем, к кому обращаться, у иностранных инвесторов нет. Как и у банкиров и промышленников. Но все дело в том, что в Россию прибыльнее ввозить уже готовый товар, чем производить его непосредственно внутри страны. Да и государственная политика последних двух десятилетий во многом потворствует такому положению вещей, поскольку оно позволяет обеспечивать высокую оборачиваемость экспортных средств по каналам торгового циркуляции капитала. Сегодня мало кто испытывает желание приходить в Россию со своими проектами. И не только из-за заорганизованности и бюрократизированности государственной системы или связанного с властью криминалитета. Это просто не выгодно. А приходят они только тогда и с теми проектами, за которыми обращается к мировому бизнес-сообществу сама Россия по линии своих высокопоставленных чиновников или связанных с ними крупных компаний. Как государственного, так и частного характера. Традиционно работающих только с крупным западным бизнесом, способным удовлетворить потребности российской стороны с точки зрения масштабов реализации задач. При том, что мелкий и средний иностранный бизнес в России традиционно не нужны, а подвизающихся в данных областях иностранцев традиционно считают чудаками, использующих те незначительные ниши, которые в силу склонности российских граждан к разного рода экзотике им оставляет российский бизнес. >мне хочется сделать вывод, что Россия – это страна возможностей. Если бы он еще знал старинную поговорку, что «Россия – это страна вечно не реализованных возможностей», уверен, что он бы согласился с ее содержанием. >И даже если они привлекают иностранные инвестиции, то стараются их вкладывать в проверенные области, а не развивать новые направления. И это большой недостаток. Наоборот. Они вкладывают в то, что гарантированно будет пользоваться спросом, в то, в чем население или другие области бизнеса нуждаются. Т.е. в то, в области чего наличествует дефицит предложения, формирующий избыточную цену на данную продукцию или услуги. А вкладываться в что-то новое нужно только тогда, когда рынок уже полностью освоен и насыщен. Это известно из теории бизнеса. И когда волей-неволей необходимо задумываться о поиске новинок, чтобы развиваться дальше. Но России пока это не грозит. Насытить бы своими силами (или с помощью иностранных производственных технологий и ресурсов) то, в чем страна испытывает потребность, - это уже было бы большой победой. >но мне кажется, что на данный момент существуют достаточно строгие правила ограничения для развития малого и среднего бизнеса. Совершенно верно. Основным тезисом сегодня в России является то, что малому и среднему иностранному бизнесу просто нечего делать в России. Эти компании здесь просто не выживут. Да и предложить реально им в стране просто нечего. И в лучшем случае, что они могут делать, это лишь поставлять свою продукцию по линии крупных иностранных компаний-гигантов, находясь под защитой их имени. Хотя и теряя часть прибыли в обмен на это. Но ни в коем случае не пытаясь что-то здесь производить. Тем более, что российские компании сегодня с большим для себя успехом освоили рынок, маскируясь под иностранные компании и настоящий иностранный бизнес. Будь то какие-нибудь пекарни, рестораны, кафе, салоны красоты и т.д. Бизнес по существу полностью является российским, а «обертка» его создается таким образом, чтобы потребитель серьезно считал, что перед ним все самое иностранное-распреиностранное. Хотя в действительности это не так. Осуществляя свою активность подобным образом, российские компании сегодня уже практически полностью выбрали все те сегменты, в которых мог бы работать малый и средний иностранный бизнес, фактически полностью дополнительным образом закрыв ему дорогу на российский рынок. >Возможно, он просто не понимает. А возможно, это из-за определенного культурного разрыва, который есть между поколениями. Потому что, когда прямые вопросы задаются более молодым преподавателям, они абсолютно точно понимают, что имеют в виду студенты, и отвечают прямо. Старшие по возрасту преподаватели имеют за плечами советскую школу. И они хорошо знают, что может означать для них даже одно неверно сказанное слово. Не говоря уже о словах, которые могут в силу своей правдивости кому-то не понравиться. Именно поэтому они и уходят от ответов. Часто, - если специалисты хорошие, - не потому, что не знают, а потому, что даже сегодня, в Новой России, боятся для себя последствий. Ведь лишиться работы для каждого из них – это смерти подобного. Потом ведь с таким «хвостом» ни в одну организацию не возьмут преподавать. И вот этого иностранная аудитория в России не учитывает никогда. В приватной обстановке такой возрастной преподаватель может дать точный ответ на вопрос. Но нив коем случае не публично, на лекции или на семинаре. А что до молодежи, то у нее такого комплекса нет. Да она и не привыкла еще задумываться над тем, на чем «старики» и их предшественники набили немало шишек. Вот и говорят то, что хотят. Вернее, отвечают на вопросы так и о том, о чем их спрашивают. А ведь и для них последствия тоже могут наступить весьма серьезные от такой информационной открытости и невоздержанности. >знание английского языка необходимо улучшать на всех уровнях, от высших до самых низов. И не английского, а всех иностранных языков государств, с которыми предполагается в будущем работать. Иностранный язык – это капитал. Даже когда работы больше нет и отовсюду выгнали. Всегда можно устроиться переводчиком. И чем большее число языков находится у специалиста в активе, тем меньше он может беспокоиться о своем будущем даже при самом неблагоприятном течении своей карьерной жизни. Иностранные языки – это серьезный и разносторонний по характеру капитал в одном содержании. А английский – он по уровню должен быть таким же обязательным, как русский. Как второй родной, если хотите. Правда, это создаст ощутимую угрозу национальной безопасности России, но с точки зрения бизнеса это необходимо. >Это обогащало процесс обучения. Такой компонент необходимо развивать во всех образовательных учреждениях России. И разномастная по формам вербовка потенциальных квислингов и агентов иностранного влияния прямо со студенческой скамьи примет по-настоящему катастрофический характер во всех ВУЗ-ах страны. Иностранным разведкам просто делать будет нечего. Все само пойдет им в руки. Одним словом, - резюмируя содержание материала, - рано еще иностранцам приезжать сюда не только работать самостоятельно, но даже и в составе неких учебных групп и научных делегаций. В том числе и из представителей бизнес-кругов. Для них страна так и остается темным лесом, а то, что они сообщают интервьюерам даже «дежурным» и ни к чему не обязывающим образом, - как это представлено в данном интервью, - не выдерживает никакой критики и не создает почвы даже для иллюзий. Николай Ю.Романов ----
Генеральный директор, Владивосток

Верхняя Вольта и Северная Нигерия - ну кто не мечтает делать там бизнес? Экозотики выше крыши, если жив останешся PS. Для справки: риск быть убитым в России на 400% больше, чем в Израиле или Палестине.

Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Кстати, в разделе проводимого опроса ''Реально ли представление западных топов о российском бизнесе?'' необходимо добавить ответ ''Нереально''. В противном случае возникает установка, что опрашиваемые лица правы уже изначально и бесспорно, а это далеко не так. Что наглядно демонстрирует само интервью.

Николай Ю.Романов
----

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Масса общих фраз, и банальностей. Топы то ли глупы, то ли не считают нужным говорить всерьёз. По глобальному потеплению не согласен с Н. Романовым. В Тундре понятно ничего не вырастет - но в Сибири при улучшении климата всё изменится принципиально. Последние огромные урожаи зерна в Казахстане как раз следствие того, что стало тепло, и пшеницу успевают вырастить и собрать. Что было затруднительно при последнем снеге в мае, и первом в начале сентября.

Генеральный директор, Москва
Марат Бисенгалиев пишет: Масса общих фраз, и банальностей. Топы то ли глупы, то ли не считают нужным говорить всерьёз.
Да, какая-то крайне несерьезная публикация...
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>В Тундре понятно ничего не вырастет - но в Сибири при улучшении климата всё изменится принципиально. Был хвойный лес и тундровый лес, станут лесостепь и степь. С неподготовленным для сельского хозяйства грунтом. Как его ни удобряй, и как туда комбигрунт ни завози. Грнут ведь формируется столетиями/тысячелетиями, - вернее, различные культуры растений его состав сами под себя формируют в течение длительного произрастания в той или иной местности. А Сибирь в итоге этого как раз и будет как тот самый ниже помянутый ''Казахстан'', но в результате потепления ''переехавший севернее'' - т.е. в Сибирь. В том числе и за счет утраты Сибирью львиной части своих лесных угодий. Горящая последние годы тайга - это ведь отнюдь не результат действий недобросовестных лесопромышленников и туристов. Она зачастую горит там, где вообще с людьми проблемы на многие десятки/сотни километров. Просто повсеместно сохнет хвойный лес. Отсюда и пожары. >Последние огромные урожаи зерна в Казахстане как раз следствие того, что стало тепло, и пшеницу успевают вырастить и собрать. Земли без малого двадцать лет стояли без сева. Вот и ответ на ваш вопрос. Естественно, не все, - что-то где-то сеялось. Но целина так и стояла после СССР в никому не нужном виде. И отдыхала ''под парами''. Отсюда и результаты последних лет, когда ее начали распахивать. В годы СССР была та же ситуация, - первые несколько лет целина давала великолепные урожаи. А потом - все. Земля поистощилась. Степная целина - это не чернозем на Белгородчине. А сейчас, что они делают в Казахстане, - распахивают и засевают территории, а потом через два-три года бросают ''под пары'' истощившуюся землю и уходят на новый участок распашки рядом. Так что климат здесь особенно не при чем. Для с/х более земля важна, а она так и остается пока там непригодной для долгого ведения хозяйства. Николай Ю.Романов ----
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Николай Романов пишет: >Последние огромные урожаи зерна в Казахстане как раз следствие того, что стало тепло, и пшеницу успевают вырастить и собрать. Земли без малого двадцать лет стояли без сева. Вот и ответ на ваш вопрос. Естественно, не все, - что-то где-то сеялось. Но целина так и стояла после СССР в никому не нужном виде. И отдыхала ''под парами''
''Я видел Вас на рейде возле женщины граф. Стояли вы как флагман под парами'' (с) А. Розенбаум. Николай, Вы меня разочаровываете. По Казахстану вот тут: http://ptizevod.narod.ru/analyst09-175.htm Более ранние года яч не нашёл - но думаю Вы со своим знанием английского легко найдёте всё вот тут:http://www.fao.org/about/ru/
Николай Романов пишет: Был хвойный лес и тундровый лес, станут лесостепь и степь
Для такого нужны даже не столетия. Пока потепление в среднем на градус в течение века. так что до лесостепи на Таймыре не доживём.
Николай Романов пишет: В том числе и за счет утраты Сибирью львиной части своих лесных угодий. Горящая последние годы тайга - это ведь отнюдь не результат действий недобросовестных лесопромышленников и туристов. Она зачастую горит там, где вообще с людьми проблемы на многие десятки/сотни километров. Просто повсеместно сохнет хвойный лес.
А вот лишится леса из-за пожаров и вырубок - это перспектива увы реальная :(
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Алексей Матвеев пишет: Да, какая-то крайне несерьезная публикация...
Топы ребята неболтливые ;)
Генеральный директор, Москва
Марат Бисенгалиев пишет: Алексей Матвеев пишет: Да, какая-то крайне несерьезная публикация... Топы ребята неболтливые
Тогда уж лучше бы глубокомысленно молчали ;)
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Алексей Матвеев пишет: Тогда уж лучше бы глубокомысленно молчали smile;)
Думаю, Алексей, это и есть отмалчивание - в ответ на конкретный вопрос отделаться общими фразами, которые пишут на плакатах.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.