Бизнес-образование на этапе болезненного перехода

Современное бизнес-образование претерпевает этап болезненного перехода на новые формы преподавания. С одной стороны, Россия все еще находится на уровне индустриального развития, а с другой стороны, нас гонят вперед технический прогресс, информационная революция и успешный пример Запада. Как соединить воедино успехи и неудачи? Как избавиться от стереотипов и перевернуть представление о схеме получения знаний? Почему мы никак не можем преодолеть трудности раскола в области старых и новых форм преподавания в России? На что делать акцент, чтобы суметь выйти на лидирующие позиции в педагогике в области инноваций и достижений на мировом уровне и что нам мешает? О том, чему, как и кто должен учить современный бизнес, рассказывает доктор педагогических наук, ректор Международного института менеджмента ЛИНК, Сергей Щенников.

rector.JPGExecutive.ru: С чем связано появление раскола в области старых и новых форм преподавания в России?

Сергей Щенников: Существующая и не изменяющаяся столетиями модель стабильного пространства научных знаний в современном мире не работает. Новая парадигма образования появилась как абсолютно необходимый ответ на тот кризис, в котором пребывает образование, причем, не только российское, а традиционное университетское образование в целом. Причины этого кризиса вполне объективны. Во-первых, это информационная революция. Объем информации и знаний, которые производит человечество, привел к тому, что традиционная модель образования (некий интерфейс между пространством научных знаний как высшей формой постижения действительности и головами студентов) просто перестает работать. Ведь знаний стало так много, и они так быстро обновляются, что тот профессор, который позиционировался как носитель каких-то сокровенных знаний, попросту вырождается. Информации много, и канал – лекционные занятия – становится неэффективным и неинтересным. И люди могут получать информацию через интернет гораздо быстрее и эффективнее.

Вторая причина,которая ближе и наиболее актуальна для управленцев и бизнесменов, заключается в постоянно меняющихся жизненных условиях. Состояние напряженности, стресса и неопределенности стало совершенно нормальным для современного общества и надо понять, что мы уже никогда не вернемся в ту спокойную размеренную жизнь, которая была несколькими десятилетиями раньше, и те знания, опыт и положительные рецепты, полученные в контексте совсем близкого и недалекого прошлого, не работают. А примеры и образцы того, что было за пределами практики конкретного человека или бизнеса, становятся малоэффективными. Необходимо обращаться не в прошлое, а выстраивать системы, которые позволяли бы людям «вытаскивать» знания из будущего, чувствовать их, предвидеть. Невозможно научить ведению бизнеса, посадив человека в аудиторию, где главное, что от него требуется – смирение, послушание и не мешать преподавателю – это противоестественно природе бизнеса.

Executive.ru: Как работает новая образовательная модель?

С.Щ.: Новая и старая парадигмы образования противопоставляются друг другу по ряду принципиальных параметров, главными из которых являются иные цели образования. Стремление классического образования передать всю ту сумму накопленных знаний, которое освоило человечество, в надежде, что они когда-нибудь пригодятся, сейчас – просто утопия. Чтобы подготовить человека к профессиональной деятельности в нестабильных, переменчивых условиях, необходимо развить определенные личностные качества, которые позволят жить в неопределенной реальности. И тут дисциплинарная структура знаний, отраженная в университетских программах, не работает. Что вместо этого? – компетентностный подход. Мы должны понять условия, в которых находятся люди, какими они должны быть и что должны уметь, и уже черпать ресурсы не только с поля научных знаний, но и из жизни. Это является основанием для подходов, которые называются problem based approach (обучение на основе решения проблем, проблемно-ориентированное). То есть мы отталкиваемся от существующей проблемы и реальной практики и формируем под них образовательные ресурсы, помогающие человеку развиваться.

Образование – это не скорая помощь, а школа здорового образа жизни. Современные бизнес-школы учат людей принимать нестандартные решения в нестандартных ситуациях. Мы должны создать такую среду, чтобы люди минимизировали риски и стрессовые ситуации. Современное образование при взаимодействии с людьми и организациями призвано помогать формировать здоровое состояние общества и бизнеса.

Executive.ru: И как же совершить переход в сторону нового образования?

С.Щ.: Если мы соглашаемся с тем, что пространство научных знаний сейчас переполнено и одновременно неадекватно, отстает от жизни, ресурсами должны также стать те знания, которыми обладает сам человек или организация, а современное бизнес-образование должно создать образовательную поддерживающую среду. За счет чего эти исходные посылы могут реализовываться? Я могу обратиться к основам андрагогики и сказать, что обучать взрослого человека так, как обучают детей, осуществляя насилие над их сознанием и здоровьем, невозможно. У них есть собственный взгляд на мир, им надо получать результаты здесь и сейчас, а не впрок. Существует модель бизнес-образования Колба-Фрая, которая говорит о том, что образование – это не линейно-дискретный процесс, когда берется старое знание и закладывается в головы студентов «про запас», а когда образование – это непрерывный процесс на протяжении всей жизни по определенному алгоритму: у человека есть практика, ему нужно помочь ее проанализировать, осознать, осуществить проблематизацию, предложить смодулировать новые возможные ситуации, помочь вступить в фазу активного экспериментирования, получить результат, провести рефлексию и зафиксировать непрерывность процесса через всю жизнь, когда то, что в ней происходит, является ресурсом для собственного развития. Многие не готовы к этому, они способны только потреблять интеллектуальные консервы, после чего часто случается несварение. Умение учиться – это одно из тех умений, которые необходимо развивать в людях. И если мы говорим, что высший уровень целеполагания в образовании – это не только создание некоторых навыков, а еще и осмысленной деятельности, понимания того, что люди делают, зачем и что за этим стоит, - то это поможет достичь успеха в бизнесе. Те, кто добились этой цели цивилизованным способом, говорят о том, что успешная организация – не та, которая ставит основной целью обогащение и прибыль, а преобразование окружающего мира. Это и есть высшая цель бизнес-образования – вывести слушателя на новый уровень понимания, мировоззрения и мышления.

Executive.ru: Что тормозит этот процесс?

С.Щ.: Причин несколько:

– Совершенно естественно, что понимание о том, каким должно быть образование и инициатива должны исходить от преподавателей. Но многие не хотят перемен, потому что им так удобно! Мало кто задумывается над тем, что лекционная форма работы, когда студенты покорно сидят, ведут конспекты и не мешают преподавателю читать, появилась тысячи лет назад, когда книги были на вес золота. Такая система еще была оправдана в эпоху индустриальной революции – нужно было быстро готовить стандартных специалистов, готовых работать в индустриальной промышленности – но не сейчас. А мы продолжаем работать по этой схеме, не задумываясь о том, что в мире многое поменялось, и уже появились не только огромное количество книг, но и интернет.

– Разница между традиционным и инновационным образованием – это коллизия между индустриальной фазой развития общества, в которой мы, к сожалению, еще застряли и постиндустриальной, информационной. Проблема в том, что мы находимся сейчас не в той фазе, и ряд современных образовательных моделей опережают состояние и запросы самих потребителей, когда люди по-прежнему полагают, что образование можно потреблять: придти, высидеть, сдать экзамен, получить трояк, а дальше забыть про все это как про страшный сон. И сам преподаватель больше заинтересован в тройке, чем ученик, потому что оценка деятельности первого осуществляется по той же оценке, которую он ставит ученику. Это нонсенс! Мы говорим, что один из элементов менеджмента качества – это отделение контрольных функций от функций исполнения.

– У людей традиционного образования сложилось в голове, что образование можно купить, и это проблема не только России. Сопротивление современным технологиям, которые ориентированы на людей, способных отвечать за свою жизнь, в том числе за свое образование, распространено во всем мире. Радует, что во всем этом многообразии всегда есть люди, готовые учиться «не для корочки».

Executive.ru: Как вы расцениваете квалификации тех, кто сегодня преподносит знания?

С.Щ.: Для преподавателя традиционной школы квалификацией является его научная состоятельность и умение говорить. И все! Сегодня мы также говорим о технологиях, базирующихся на групповой работе, на способности анализировать ситуацию, поддержке. Роли таких преподавателей (мы их называем тьюторы) многообразны: они и консультанты, и коучи, и люди, дающие обратную связь, информацию, поддержку и исполняющие функцию групповой деятельности.

Особенность бизнес-образования на сегодняшний день заключается в том, что после всех радикальных изменений в стране кто только не пришел в эту сферу. Кто-то раньше читал политическую экономику, научный коммунизм, кто-то занимался психологией, социологией, прикладной математикой и физикой и т.д. Надо признать, что большинство людей, которые управляют бизнес-образованием, формально не имеют управленческой квалификации. Считается, что это некорректный вопрос. Невозможно влить новшества в организации, имеющие структуру, а главное, культуру, которая взращена в классическом университете. Чтобы строить организацию, базирующуюся на управлении знаниями, нужно управлять знаниями. Потому в тех условиях, в которых пребывают современные преподаватели, даже если они заразятся новыми идеями и захотят их внедрять, основные усилия будут тратиться на борьбу с существующей средой, а не на развитие и создание инноваций в университете. Я знаю это на личном опыте, поскольку сотрудничал с государственными вузами. Бизнес-школа сможет быть полезна как индивидуальному предпринимателю, так и корпоративному, только если она живет по тем же законам и в той же среде.

Executive.ru: А что Запад? Стоит ли продолжать ориентироваться на него в построении новых моделей бизнес-образования?

С.Щ.: Можем ли мы строить технологии наноиндустрии по своим особым правилам, не ориентируясь на достижения Запада? Нет. Но можем ли мы при этом строить технологии, ориентируясь только на западных ученых? Тоже нет. Конечно же, талант и уникальность советского и российского человека по преодолению трудностей, которые он сам себе создает, бесподобно. Условия, в которых мы находимся – экстремальны. И многое из того, что приходится переживать и делать нашим бизнесменам, и не снилось западным. Однако стоит признать, что одна из проблем современного российского бизнес-образования в том, что оно не может предъявить своим ученикам образцы успешного открытого бизнеса. Да, не все, что нам нужно, мы можем найти в спокойной стареющей Европе, но, тем не менее, например, вся бизнес-терминология идет оттуда. И зачем тут придумывать что-то новое? Возможно, проще продолжать использовать эти слова, но правильно понимая их смысл? И потом, у них надо учиться просто потому, что они живут лучше нас, меньше работают, больше получают, их предприятия быстрее развиваются – посмотрите, Россия сейчас практически вся в импорте. Поэтому патриотические лозунги, когда мы говорим о нашей национальной особенности, креативности, ментальности, талантах, конечно, нужны, но все это надо соизмерять с бизнес результатами.

Стоит признать, что в мире есть две выдающиеся педагогические науки, которые действительно являются передовыми науками во всем мире: это британская и советская педагогики. Другое дело, что большинство научных разработок, которые были сделаны нашими выдающимися учеными и педагогами, были сделаны вопреки, в протест существующей тоталитарной системе. Полагаю, что вряд ли наша страна быстро породит лидеров, которые создадут новые уникальные книги и идеи в области менеджмента. Контент – это не та сфера, куда нам нужно вкладывать свои силы. Основная стратегия – это технологическое превосходство на рынке и педагогические технологии, связанные с управлением контекстом. В ЛИНКе был момент, когда наши достижения по подготовке тьюторов заинтересовали наших западных партнеров. Оказалось, что в этой части мы их опередили.

Мы подталкиваем западных партнеров новыми идеями в области управления образованием. Когда стратегический партнер ЛИНКа – Школа бизнеса Открытого университета Великобритании – пишет: «российская модель эхом распространяется по всему миру», разве они пишут о нашей отсталости?

Executive.ru: Насколько новая дистанционная форма обучения корректна для бизнес-образования?

С.Щ.: Причина расхождения понимания дистанционного образования – технократическая ментальность, когда мы рассматриваем образование как некую трансляцию. Но бессмысленно образованию конкурировать с массмедиа в забивании головы человека разной избыточной информацией. Образование должно заниматься управлением контекста.

Мы, как пионеры дистанционного образования, утверждаем, что невозможно топ-менеджера обучить только посредством интернета. В ЛИНКе мощная система интернет-сопровождения, но мы все же говорим о модели learning (смешанное обучение), когда идет оптимальное сочетание различных оргформ обучения. Это и лекции, и тьюториалы, и выездные воскресные школы, и группы самоподготовки, и интернет-коференции и т.д. Технократическая ментальность приводит к тому, что дистанционное образование идентифицируется с электронным обучением как средство доставки некоего контента через электронные носители. Представление, что образование – это система трансляции знаний, автоматически переносится на открытое дистанционное образование. Результат – недоверие людей, ведь под маркой дистанционного образования часто предлагается низкопробный продукт в качестве современного образования.

Executive.ru: Способствует ли государство развитию бизнес-образования в России?

С.Щ.: Сейчас наша образовательная среда очень дифференцирована. Существует небольшое количество школ, которые действительно могут отождествлять себя с бизнесом, и довольно большое количество школ, которые фактически живут жизнью обычного факультета. Все разговоры об активных методах обучения вне изменения парадигмы ущербны и походят на некий тюнинг старого автомобиля. Все проблемы образования, которые присутствуют в дискуссиях о законодательстве, лежат в образовательной парадигме, целях образования, методах и средствах. К сожалению, системного представления, где было бы изначально просто прописано, каких целей должны достичь бизнес-школы, создавая новую нормативную базу, нет. Законодательная база не может опережать инновации, но она не должна мешать их развитию.

Также смотрите:

Ицхак Адизес: «Российские менеджеры боятся своего начальства»

Детальное описание школ бизнеса и MBA на E-xecutive:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Источник изображения: photogenica.ru

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Управляющий директор, Москва

МИМ ЛИНК и другие российские образовательные учреждения, которые именуют себя бизнес-школами,
будут там, где они есть сейчас, пока не начнут привлекать в качестве лекторов- преподавателей-тьюторов ''седых лисов''. Таких как Дмитрий Потапенко http://video.yandex.ru/users/zimin-bizkub/view/1/?ncrnd=655022 , Евгений Чичваркин http://www.youtube.com/watch?v=ip18jIv0LV0 . Людей подобного склада.
Всё остальное от лукавого.

Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

Зачем эпатажность в названиях статей?
То шпиль МГУ ломают.
Теперь, «В России лидеры не рождаются».

Я скорее стану читать про «собственных платонов и тевтонов».

Виктор Малеев Виктор Малеев Аналитик, Новосибирск
Владимир Зонзов пишет: Зачем эпатажность в названиях статей?
Наверное, существует зависимость между степенью провокационности в названии статьи и количеством кликов.
. . . . Директор по развитию, Москва
Владимир Зонзов, Зачем эпатажность в названиях статей? То шпиль МГУ ломают. Теперь, «В России лидеры не рождаются».
Имеется в виду - ''настоящих буйных мало...''. Владимир, ну назовите хотя бы парочку из числа сообщников? 8)
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Шкуренко Виктор пишет: в качестве лекторов- преподавателей-тьюторов ''седых лисов''.
Виктор, если не затруднит поясните, что вы вкладываете в понятие ''седые лисы'' в конкретном комментарии. Спасибо!
Шкуренко Виктор пишет: Всё остальное от лукавого
Правильно ли я вас понял,что в принципе всё от лукавого,исходя из того что в противовес вами были приведены две фамилии и две ссылки?
. . . . Директор по развитию, Москва
Виктор Свириденко, понятие ''седые лисы''
Опытные и хитрые... У которых успех и неудачи в прошлом.
Нач. отдела, зам. руководителя, Московская область

Зря вы на дяденьку ругаетесь :) Название статьи - это фильтр. Дядя хочет привлечь на обучение определённую категорию населения, с определённым мировозрением. Вы в этот круг - явно не попадаете :) Лучше дайте ему совет разместить данную рекламу на определённом сайте. Каком - сказать не могу, ибо не входя в означенный круг, подобные сайты не посещаю. Дядя Серёжа - видимо тоже :), поэтому и ошибся адресом. Не в ту дверь постучался.

Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

А тевтоны - тоже фильтр.
Вот так мы и читаем.
:)

Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина
Михаил Кузнецов пишет: ''настоящих буйных мало...''. Владимир, ну назовите хотя бы парочку из числа сообщников?
Щяс. Раз-два-три-четыре-пять. Я иду искать. :D
Менеджер по маркетингу, Москва
Дмитрий Цыганков пишет: Название статьи - это фильтр. Дядя хочет привлечь на обучение определённую категорию населения, с определённым мировозрением. Вы в этот круг - явно не попадаете
Название статьи – это журналистское решение. Вы, Дмитрий, как давний член сообщества должны бы знать, что все, что размещается на сайте Е-xecutive проходит через редакцию и фильтруется под интересы именно этой аудитории. Так что, Ваши обвинения в адрес интервьюируемого совершенно беспочвенны… и «снисходительно-хамское» обращение говорит только против Вас.
Виктор Свириденко пишет ... если не затруднит поясните, что вы вкладываете в понятие ''седые лисы'' в конкретном комментарии. Спасибо!
Мне тоже хотелось бы понять, кто это «седые лисы»? Вообще, вопрос основных характеристик выбора бизнес-образования действительно заслуживает внимания. В 2008 году РБК опубликовали исследование по российскому рынку бизнес-образования, в рамках которого были выявлены основные атрибуты выбора образовательной программы в динамике с 2004 по 2007 г.г. http://www.rbc.ru/reviews/business-education-2008/chapter1-vibor.shtml. И получилась у них интересная картина. Что в целом, атрибут «Преподаватели - лидеры в своей области» преобладает среди остальных характеристик выбора. Если же посмотреть на долгосрочное образование (МВА-программы) и краткосрочное (трениги) отдельно, то тут картина несколько меняется. Для долгосрочных программ на первое место выходит «Адаптация к российскому рынку». По своему опыту и по опыту моих коллег-маркетологов их других ведущих Школ-бизнеса добавлю, что кризис сформировал большой интерес к программам, нацеленным на развитие навыков для работы в новых условиях неопределенности.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Владелец «Л’Этуаль» полностью выкупил сеть магазинов косметики «Подружка»

В России работает 287 магазинов сети «Подружка».

Стать предпринимателем пробовал каждый третий в мире

Доля заинтересованных в развитии своего бизнеса выше в странах Латинской Америки и в Индии, ниже — в Японии, Нидерландах, Бельгии, Швеции.

Названы самые дефицитные профессии в промышленности

Спрос на представителей некоторых специальностей за полгода вырос на 58%.

Пожар на складе Ozon: ущерб в 10 млрд рублей, компания выплатит компенсации продавцам

Основная версия пожара – поджог. Склад в Подмосковье уже не спасти.