Могут ли европейские бизнес-школы догнать и перегнать Америку?

Первая программа МВА появилась в США более 112 лет назад в University of Pennsylvania. С тех пор американская система бизнес-образования является самой престижной в мире, однако с каждым годом количество бизнес-школ по всему миру неуклонно растет. Ярким примером такого роста является Европа.

Все большую популярность приобретают европейские программы МВА. Их креативность и гибкость зачастую превосходят американскую фундаментальность. Но годы лидерства обеспечили американцам значительный отрыв. Например, Harvard Business School имеет бюджет в $266 млн и финансируется широкой сетью выпускников и компаний-работодателей. Поэтому европейские школы берут у американцев самое лучшее и не спешат заявлять о своих правах на лидерство.

В Европе первые попытки создать бизнес-школу были осуществлены значительно позже:
1958 г. – IESE университета Наварра в Барселоне, Испания;
1959 г. – INSEAD, Фонтенбло, Франция;
1969 г. – HEC – Париж, Франция.

С тех пор академическая и бизнес-элиты очень внимательно следят за развитием бизнес-образования в Европе. Некоторые американские исследователи серьезно опасаются за лидерство в этой области: за сравнительно небольшой срок очень большое количество программ МВА за пределами США стали очень популярными.

Альтернатива европейской модели бизнес-образования заключается в ориентации на нужды компаний, которые отбирают в свой штат 27-30-летних топ-менеджеров, способных работать и развиваться в сложной интернациональной культурной среде. Например, программа MBA школы HEC, кроме базового подхода (лекции + комплекс теоретические инструментов), фокусируется на межкультурном взаимодействии и международном опыте участников с акцентом на лидерство, креативность, командный дух и т. п.

Существуют также и другие особенности европейских бизнес-школ. Например, продолжительность обучения в них обычно составляет около года (10-15 месяцев), в то время как в США наиболее престижные школы предлагают двухгодичные программы. Плата за обучение в Европе значительно ниже, чем в Америке, что дает хорошее соотношение цены и качества. При этом не надо пересекать океан, чтобы попасть на программу МВА.

Число иностранных студентов в таких европейских бизнес-школах, как HEC и London Business School, составляет 75 и 85% соответственно, в то время как в крупнейших американских бизнес-школах Stanford и Harvard их доля составляет лишь 30%.

В то время как американцы практикуют генералистский, фундаментальный подход к бизнес-образованию, европейцы предлагают более широкий выбор различных программ с большим количеством оригинального, нетрадиционного для MBA контента и педагогических новшеств.

В 1996 г. INSEAD одержал маленькую победу над американскими бизнес-школами: по рейтингу Times французская бизнес-школа заняла первое место в мире, опередив Stanford и Harvard. Впрочем такое случилось только однажды. Тем не менее «конкурс» работодателей на одного выпускника INSEAD составляет 2,4 компании на человека.

Рынок программ МВА в Австрии, Германии, Швейцарии составляет 120 бизнес-школ и 150 различных программ МВА. В Великобритании количество программ составляет около 170.

Ежегодный набор в ведущие бизнес-школы в США в каждой из них больше чем в европейских школах сравнимого уровня. Среднее количество студентов, проходящих очное обучение на одном курсе в американской бизнес-школе, составляет 287 человек, а в европейской - 124.

Учебные планы в Европе разрабатываются как на основе педагогических принципов, так и на базе детально изученных кейсов различных компаний, что помогает учитывать культурные особенности в практическом менеджменте. Предлагаются также программы в рамках «трансатлантических альянсов», таких как TRIUM MBA (HEC, NY University, London School of Economics). Их цель – обеспечить проведение открытого, релевантного и по-настоящему глобального рекрутинга талантливых руководителей. Эта программа привлекла представителей более 20 стран с 4 континентов.

Практически каждая из европейских бизнес-школ имеет программы как на родном языке, так и на английском. На вступительных экзаменах оцениваются результаты TOEFL и GMAT. Таким образом европейцы пытаются привлечь самых лучших студентов со всего мира.

Выпускники европейских программ традиционно получали многочисленные предложения о работе от консалтинговых компаний, однако с недавних пор все чаще такие предложения стали приходить от банков и страховых компаний. Средняя заработная плата выпускников ведущих школ Европы составляет 85 тыс. евро в год и зависит от возраста, квалификации и опыта работы. Стоимость обучения варьируется от 10 до 40 тыс. евро в зависимости от программы и бизнес-школы.

Мы попросили прокомментировать тему Сергея Гуриева, ректора Российской экономической школы .

Executive.ru: Какая система бизнес-образования вам ближе - американская или европейская?

Сергей Гуриев: На какие бы вы ни посмотрели критерии, американская система высшего образования доминирует по всем параметрам. Время от времени мы пытаемся генерировать внутри себя какие-то мифы о том, что европейские школы что-то значат, однако есть один хороший показатель: американцы не едут учиться в Германию. Лучшие немцы, французы, англичане, итальянцы едут учиться в Америку. Качество GMAT, качество других экзаменов, которые нужно сдать, чтобы поступить в лучшую бизнес-школу в Америке, значительно выше. Есть исключения, но их можно пересчитать на пальцах обеих рук. Школа № 30 в Америке будет лучше, чем лучшая немецкая школа, и ни у кого даже не возникнет в этом сомнения.

Executive.ru: Сможет ли европейская система образования составить конкуренцию американской?

С.Г.: Американцы больше переживают насчет Азии. Возникают сильные бизнес-школы в таких центрах, как Гонконг, Китай, Индия. Серьезные традиции, новые бизнес-модели и очень быстрая динамика беспокоят американцев. Американцы признают успех систем бизнес-образования в Швеции и Финляндии, но последние являются очень маленькими конкурентами. Программу МВА трудно построить в такой «советской», регулируемой, государственной системе образования, которая существует в Европе. Те школы, о которых мы говорим, – это скорее острова частного предпринимательства внутри государственной системы. В Америке вся образовательная система дерегулирована. Лучшие вузы и бизнес-школы - частные. Даже те бизнес-школы, которые существуют в государственных вузах, конкурируют с частными и вынуждены работать хорошо. В Европе все диктуется Министерством образования. В Америке такого министерства фактически не существует на федеральном уровне.

Executive.ru: Как вы относитесь к европейской тенденции сокращать сроки обучения?

С.Г.: Это неизбежное давление конкуренции. Они видят, что длинные программы не пользуются спросом. Опять же каждому профессору хочется создать длинную программу, для того чтобы он успел преподать какие-нибудь продвинутые курсы, но рынок труда не предъявляет на это спроса. Все это настолько диктуется рынком, что по-другому и быть не может. Европейские программы имеют очень интенсивную программу обучения, это не совсем два года, как в американской бизнес-школе. Однако очень близко к тому. Американцы еще «берут» тем, что у них во многих вузах существуют отдельные дни, когда они не учатся, а в это время общаются, обмениваются опытом, и это очень важно. А европейцы за счет этого немного сокращают программу и делают ее при этом очень интенсивной.

Executive.ru: Востребованы ли выпускники европейских программ МВА?

С.Г.: Крупнейшие европейские компании выпускников европейских бизнес-школ на топ-менеджерские позиции берут более активно, чем компании американского происхождения. Большую роль играет менталитет. Европейцев все устраивает в компаниях Евросоюза, им понятна национальная специфика. То есть для выпускников европейских бизнес-школ находится своя ниша - в том числе, такие менеджеры востребованы и в России.

Executive.ru: Правда ли, что количество иностранных студентов в европейских бизнес-школах значительно больше, чем в американских?

С.Г.: В Европе страны маленькие. В абсолютных цифрах им не сравниться с Америкой. Если смотреть пропорционально, то в Англии иностранных студентов больше, чем в Америке. Но в Америке в абсолютных цифрах их больше, чем в остальных странах. Это огромная страна, и все хотят в ней учиться. Кстати, после 11 сентября программы МВА в США потеряли большое число иностранных студентов из-за проблем с визами. Вообще, в Европе сняты барьеры между странами, поэтому иностранными студентами нужно считать студентов извне Евросоюза, и таких, конечно, будет значительно меньше.

При подготовке статьи были использованы материалы mba-courses.com

Источник изображения: photogenica.ru

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
МИРБИС запускает 1,5-годовой интенсивный курс Executive MBA

Школа бизнеса МИРБИС запускает интенсивный курс переподготовки с акцентом на стратегии и финансах компании, проектами и стажировкой.

WU Executive Academy представила новую модульную программу

Новая программа посвящена проблемам в области диджитализации, больших данных (Big Data) и цифровой стратегии.

В WU Executive Academy рассказали о типах MBA-студентов

Декан WU Executive Academy, профессор Барбара Штёттингер рассмотрела основные типы учащихся на программах MBA.

МИРБИС приглашает на презентацию программы МВА

Вы узнаете, как выбрать школу бизнеса, программу обучения и сделать эффективными вложения в МВА образование.

Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Силуанов подсчитал расходы

Цифра дня: Доиндексация пенсий обойдется в 2019 г. в 15–20 млрд руб.

​США и Китай хотят договориться

Тренд дня: Участники американо-китайских торговых переговоров готовят шесть меморандумов о взаимопонимании.

​Brexit грозит рецессией

Факт дня: Fitch допустил падение рейтинга Великобритании из-за Brexit.

​$200 на стартап хранения вещей

Стартап дня: Clutter по предоставлению услуги хранения вещей привлек $200 млн.