Финансовое будущее России: экстремумы, бумы, системные риски

«Финансовое будущее» - жесткая, временами жестокая книга. Она – о том, как устроена финансовая машина России, что в ней – от Porsche, а что - от незабываемой «Антилопы – Гну». Академичность стиля не должна вводить в заблуждение. За ней – самая яркая демонстрация ошибок, сделанных в российских финансах за 20 лет, доказанная на огромном объеме международных сопоставлений. У автора – инженерное мышление, вся книга – по сути, объяснение «причин» и «следствий» в настоящем, приводящих к будущему. Книга дает реалистический прогноз, без всяких идеологических сожалений, яркой динамики бумов и катастроф, ожидающих нас в российских финансах, как части глобальных потоков капитала. Книгу нельзя читать на ночь, но можно и нужно в те короткие куски времени, когда мы пытаемся разобраться, что происходит с нашим бизнесом, с нашими активами, с нашей экономикой под действием не зависимых от нас финансовых сил».

Наталья Евтихиева, кандидат экономических наук, генеральный директор Российской Ассоциации бизнес-образования

Яков Миркин, «Финансовое будущее России: экстремумы, бумы, системные риски», М., GELEOS Publishing House; Кэпитал Трейд Компани, 2011.

Степень близости к критическим параметрам: прогноз рыночных шоков в 2011-2020 гг.

Прогнозное множество ситуаций. Анализ сценариев финансового кри­зиса в России приведен выше:

первый сценарий – импортированный кризис («финансовая ин­фекция»);

второй сценарий – спекулятивная атака при позитивной эконо­мической динамике и либерализации счета капиталов;

третий сценарий – мыльный пузырь в России, перегрев одного из сегментов внутреннего финансового рынка (излишняя концентра­ция рыночного, кредитного, процентного рисков), эффект домино;

четвертый сценарий – падение экспортных цен;

пятый сценарий – политический риск.

В посткризисный период 2011–2013 гг. наибольшей вероятностью обладает первый сценарий локального финансового кризиса в России.

Первый сценарий (финансовая инфекция). В посткризисный период могут проявляться новые системные риски (рынок государственных долгов («европейский долговой кризис 2010 г.», поставивший глобаль­ные финансы на грань возобновления мирового финансового кризиса), перегретые в 2009 г. рынки акций развивающихся экономик с динами­кой роста более 80–100% за год (в т. ч. России).

Соответственно реальна вероятность того, что концентрации кре­дитного, рыночного, процентного рисков, дополнительно накопив­шихся за время кризиса 2008–2009 гг., приведут крыночным шокам в отдельных странах (новые индустриальные страны, развивающиеся экономики Азии и Латинской Америки), которые затем могут – в по­рядке финансовой инфекции – распространиться на финансовые си­стемы стран-аналогов, или же стран, находящихся в тех же регионах, или же страны со схожими концентрациями рисков.

В этой связи российская финансовая система, как один из активов глобальных финансов, тесно связанная и коррелированная с междуна­родными финансовыми рынками, является – в силу своей низкой кон­курентоспособности, подверженности спекулятивной деятельности — одним из объектов, наиболее уязвимых для финансовых инфекций.

При реализации данного сценария прогноз следующий:

всплески системных рисков на финансовых рынках индустриаль­ных стран будут погашаться эксцессивным предоставлением ликвидности со стороны центральных банков и расширенными мерами по абсорбции потерь со стороны квазигосударственных финансовых институтов и пу­лов коммерческих и инвестиционных банков;

– периодическая активизация системных рисков внутри России (на базе излишних концентраций кредитного, процентного, рыночного рисков) будет абсорбироваться на базе денежных потоков, поступаю­щих в страну от сырьевого экспорта, внешнего долгового финансирова­ния и наращенных международных резервов и резервных фондов;

– наибольшие вероятности цепной реакции и возникновения гло­бального кризиса лежат в рисках финансового кризиса в группе форми­рующихся рынков, которые будут переданы — через механизм взаимо­действия, «финансовой инфекции» — и вызовут бегство спекулятивных капиталов нерезидентов из России, наравне с другими формирующимися рынками. Учитывая сверхвысокие риски emerging markets, нерезиденты могут принять решение вывести средства из портфелей по всей группе формирующихся рынков (как это было в 1997—1998 гг.), перераспределив их в пользу рынков индустриальных стран. В связи с объемной зависи­мостью внутреннего финансового рынка России от инвестиций нере­зидентов, прежде всего от краткосрочных заимствований и спекуля­тивных портфелей акций, формируемых в значимой части крупными глобальными инвесторами и международными коммерческими и инве­стиционными банками, такое бегство капитала может стать спусковым механизмом для цепной реакции реализации кредитных, процентных и рыночных рисков, относящихся к деятельности резидентов. Таким образом, будет создан потенциал для масштабного финансового кризиса в России.

Второй сценарий (спекулятивная/валютная атака) может стать воз­можным в течение 2-3 лет в том случае, если укрепление рубля (или фиксация его валютного курса) и негативная (или заторможенная) ди­намика цен на нефть приведут к дефициту торгового/платежного ба­ланса страны (при условии, что в 1,5—2 раза вырастет степень насыщен­ности экономики страны финансовыми инструментами (монетизация, капитализация рынка акций, объемы рынка деривативов и забалансо­вых обязательств банков, прежде всего внебиржевых, и т.п.)). Такие тенденции могут стать индикатором возможности валютной атаки для глобальных инвесторов.

Данный сценарий может быть реализован, хотя, учитывая разме­ры международных резервов Банка России (третьи по объему в мире) и соответственно его способность к валютным интервенциям, имеет меньшую вероятность в сравнении с первым и особенно третьим сце­нариями.

Вместе с тем игра «всего рынка» против рубля, закончившаяся его девальвацией, повсеместный уход отечественных финансовых инсти­тутов в валютные активы была продемонстрирована в конце 2008-го — начале 2009 г. По существу, это была стихийная спекулятивная атака на рубль, основанная на ожиданиях его девальвации Банком России и стремлении получить спекулятивные прибыли, которые могли бы хотя бы частично покрыть потери от рыночных шоков осени 2009 г.

Третий сценарий (мыльный пузырь в России): посткризисная степень разогрева российского финансового рынка, уровень концентрации фи­нансовых рисков внутри России и роль рублевых операций глобальных ин­весторов еще не столь велики, чтобы на фоне высоких экспортных цен и позитивных макроэкономических индикаторов возник эффект до­мино с последующим перерастанием в системный финансовый кризис. Колебания на рынке акций или в других секторах финансового рын­ка, возникающие в связи с этим дефициты ликвидности коммерческих банков могут не вызывать цепной реакции, разрастаясь в общерыноч­ные шоки и бегство капиталов нерезидентов, если будут гаситься рефи­нансированием центрального банка.

Вероятность третьего сценария будет нарастать с 2011—2012 гг. в той степени, в какой будет продолжена тенденция роста монетизации российской экономики (до 60—80%), ее насыщенности долгами, акциями (капитализация до 90—100% и выше к ВВП), деривативами за счет опе­режающего увеличения иностранных портфельных инвестиций, внешних долгов корпоративного и финансового секторов в сравнении с инвести­циями резидентов. Продолжение после кризиса вывода «избыточной ликвидности» за пределы страны и замещение ее иностранными сред­ствами может привести к реализации через 3—4 года «классического сце­нария» финансового кризиса развивающейся экономики.

Своих максимумов вероятность локального финансового кризиса в связи с перегревом внутреннего финансового рынка начнет достигать в 2012-2015 гг.

Будущий 1,5-2-кратный рост в концентрациях финансовых рисков в течение 3-4 лет сделает российскую экономику и ее финансовый сек­тор более «созревшими» и уязвимыми для реализации третьего сцена­рия.

Примерные (по оценке) параметры следующие — уровень монети­зации выше 70—80% ВВП (рублевая эмиссия против увеличения внеш­него долга, потока горячих денег иностранных портфельных инвесто­ров), насыщенность банковскими активами — выше 80—90% ВВП, капитализация рынка акций — выше 95—100% (прежде всего за счет средств иностранных портфельных инвесторов), кредиты экономике и населению — выше 70—80% ВВП, иностранные портфельные инве­стиции — более 50% ВВП, внебалансовые срочные сделки банков — бо­лее 35-40% ВВП.

По сути, это сценарий «мыльного пузыря» на российском финансовом рынке, сформированного за счет иностранных портфельных инвестиций, внешнего долгового финансирования корпоративного и банков­ского секторов.

При этом может отмечаться высокая волатильность и рыночные шоки на отдельных сегментах финансового рынка, прежде всего на рын­ке акций, которые могут не затрагивать другие сегменты финансового сектора, не реализуясь в системные риски эффекта домино и полномас­штабного финансового кризиса (если центральный банк и другие госу­дарственные регуляторы будут последовательно проводить политику поддержки ликвидности отечественного финансового рынка и отдель­ных финансовых институтов).

Четвертый и пятый сценарии (падение экспортных цен и политиче­ский риск) могли бы стать значимыми при критическом для российской экономики уровне цен на нефть и газ в $ 15—25 (оценки нача­ла 2000-х гг.) или прагматически, с учетом инфляции – в $ 30-35. Как показано выше, мировые цены на сырье, экспортируемое из России, являются одной из самых волатильных величин, диапазон их изменений неизвестен, прогнозы — обычно экстраполяции совре­менного им уровня цен.

В этой связи финансовый кризис, обусловленный наступлением це­нового риска, имеет вероятность, которую необходимо учитывать.

Разрыв между действующим ($ 90—100) и критическим ценовыми диапазонами предполагает, что при всей волатильности цен на нефть их эволюция до критических уровней и последующее кризисное воздействие на российскую экономику с возможными шоками на фи­нансовом рынке, реализацией социальных и политических рисков должна занимать время в 1,5—2 года (с учетом запаса прочности, соз­данного в 2000-2007 гг.).

Даже в 1997-1998 гг. временной лаг между началом коррекции цен на нефть в сторону понижения и финансовым кризисом в августе 1998 г. составил примерно полтора года (при всем негативном состоя­нии государственных финансов).

Вместе с тем, по осторожным экспертным оценкам, мировые цены на топливо могли перейти в начале 2000-х гг. на более высокие исторические уровни, формируя резервные «финансовые подушки» для экономик стран, ориентированных на экспорт нефти и газа (что резко снизило бы вероятность пятого сценария).

Временная структура нарастания рисков финансового кризиса в Рос­сии имеет следующий вид:

Вызовы 2011—2013 гг., связанные прежде всего с «финансовой ин­фекцией», со значимой вероятностью будут дополнены в 2013—2015 гг. сверхконцентрацией рисков, связанных с перегревом внутреннего фи­нансового рынка, зависимостью от иностранных портфельных/долго­вых инвестиций в российские активы (на фоне укрепления рубля испо­собности глобальных инвесторов к валютным атакам при признаках его переоцененности).

В среднесрочной перспективе значимыми являются ценовой риск, свя­занный с высокой волатильностью цен на нефть, газ, металлы и другое экспортное сырье, и проблема «неожиданной остановки» иностранных инвестиций (sudden stop), в долгосрочнойполитический риск, способ­ный вызывать бегство капиталов и рыночные шоки как ответ на массо­вые ожидания потерь на финансовом рынке, возникшие у иностранных инвесторов.

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
To Редакторы: Срочно перечитайте и отредактируйте текст на все безобразие ошибок ! Один «банконский сектор» чего стоит ! Тем более, если это глава из книги. Пусть хотя бы на форуме тогда будет без ошибок, если в наборе люди не справились с корректурой (если основываться на том, что материал на ''е-хе'' использован из компьютерной верстки, с учетом ошибок в переносах при выверке). >Анализ сценариев финансового кри­зиса в России приведен выше: Прогнозное множество ситуаций. По сути, основным тезисом статьи является вывод о неизбежности финансового кризиса в России, наступление которого воспринимается как практически стопроцентно свершившийся факт. При этом, заявляется некое множество ситуаций развития событий. И вот здесь автор словно бы забывает о том, что все, о чем он пишет дальше, не является сиутациями, способными спровоцировать кризис или способствовать его развитию или течению. Все указанные сценарии с первого по пятый – это не более чем промежуточные факторы, являющиеся элементами кризиса, которые будут реализовываться по мере его течения. И более того, все они наличествуют в стране уже сегодня. При том, что ни один из них по отдельности или в совокупности не смогут спровоцировать упомянутый финансовый кризис, хотя и будут полностью проявлены во всех последствиях в период его течения. Т.е. это – не сценарии. Это отдельные этапы общего процесса. И которые будут иметь место все до одного, - будет тому процессу начаться. Которые могут реализовываться как последовательно, так и одновременно друг с другом. >В посткризисный период 2011–2013 гг. наибольшей вероятностью обладает первый сценарий локального финансового кризиса в России. Странно, что автор материала серьезно рассматривает нынешний период в качестве некоего посткризисного. Как за рубежом, так и в России. В том числе, и применительно к России. >– всплески системных рисков на финансовых рынках индустриаль­ных стран будут погашаться эксцессивным предоставлением ликвидности со стороны центральных банков и расширенными-мерами по абсорбции потерь со стороны квазигосударственных финансовых институтов и пу­лов коммерческих и инвестиционных банков; В данном случае, эти всплески не только не будут погашаться, - они не будут даже допускаться, подавляясь в зародышевом состоянии, чтобы избежать раскачивания ситуации, как то происходит уже в Греции. Именно в этих целях сегодняшняя политика центральных банков стран ЕС, ЕЦБ, ЕБРР, ЕИБ и БРСЕ направлены именно на заранее программируемую нейтрализацию наступления подобных событий. Поскольку погашение всплесков обходится значительно дороже, чем их превентивная нейтрализация. В общем и целом по статье, - ощущение такое, что автор несколько перебрал. В прямом и переносном смысле. Или решил блеснуть и ошеломить аудиторию выступлением, специально перегруженным разнородной терминологией, в которой разобраться может только специалист. В результате чего любой мало посвященный в вопрос человек просто потеряется уже через минуту прослушивания подобного доклада. Т.е. такое ощущение, что текст рассчитан на то, чтобы автора в итоге никто не понял за всеми этими нагромождениями. Так или иначе, но больше это походит на некий черновик, набросанный на скорую руку и не проверенный на ошибки, а заодно и недосмотренный редакторами. Комментировать это нагромождение бесполезно. Как и пытаться понять, - что же автор все-таки пытается донести до читателя / слушателя ? Т.е. ощущение, что выступает человек, хорошо принявший на приеме шампанского или коньяка, но продолжающий делиться со слушателями своими размышлениями о каком-то вопросе, находясь под влиянием алкогольных паров. Тем более, если это глава из книги. То что же тогда в книге ? Николай Ю.Романов
Юрий Гринько Юрий Гринько Researcher, Украина

Автор немного поленился.., на мой взгляд! Столь большое количество специфической информации в статье, скорее всего призвано завуалировать заранее прописанные парадигмы! То есть все то, что показалось автору или его группе актуальным в будущем - стало нужным обосновать читателю несведущему в его личных суждениях... вот и пришлось прибегнуть к демонстрации своих знаний из области финансов или знаний о некой ситуации, которую автор интерпретирует.
Есть один момент (я так понимаю в книге), который ''режет'' слух - в основе озвученных индикаторов заложен некий эмоциональный всплеск. То есть, сценарий будет возможен при наличии того или этого фактора!!! В стиле - ''это будет, если то...''!
Не совсем понятно какой же это прогноз?! Какая-то манипуляция с ситуацией в наличии..., а не прогноз.

Директор по рекламе, Москва
а что еще остается Автору набрасывая на вентилятор широкими жестами Автор рассуждает о возможной ширине угла разлёта. Т.е. это как бы реестр рисков а не прогноз. Это как бы итог, прозрение, как читающий в банковском контракте что же там было написано мелким шрифтом... Ой мама... Еще Автор как бы намекает, не ждите никакого развития, ждите стагнации и ухода ресурсов в черные дыры, концепции устойчивого развития не для этой страны, все порушится, все поест банковско-экономическая тля (Too Big to Fail), которая будет играть на повышения и на понижении тоже будет играть. И так треснет и так утонет, призовите же экономистов и сделайте их жрецами наступающей бездны и хаоса, пусть над вихрями и пустыней встанут экономисты в золоченых одеждах и воспоют оду хаосу.
Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

Если бы кассандры знали, что за «вижу Трою павшей в прах» следует костёр, какая была бы «волатильность» их выкриков?

Я бы дров принёс. Потому что, в выкриках нет ничего позитивного. Нет выводов ЧТО ДЕЛАТЬ НАДО? Может они есть в остальных главах?

Директор по рекламе, Москва

думаю, что врят ли

ну нет перспектив устойчивого развития ))) только хаос, хаос, хаос
а что Вы хотели это же жесткая взрослая экономика, вот такая она

Владимир Зонзов +10253 Владимир Зонзов Директор по производству, Украина

Что ХАОС - да.
Только хаос - рукотворный, управляемый.

Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Еще раз перечитал материал, - думал, что просто вчера после работы что-то не так в голове складывалось, - нет, определенно, все-таки оставляет тягостное в профессиональном плане впечатление, - я не ошибся, когда писал первый комментарий. Если вся книга написана в подобном ключе, то это - пустая трата денег. Или попытка изобретения нового жанра в литературе, - какого-нибудь ''the economic/financial horror fiction'' или чего-то подобного. Также нет никакой вразумительной информации о заявленных в заглавии ''бумах'', - или я просто невнимательно прочел.

Николай Ю.Романов
----

Генеральный директор, Вологда

Я вынес из этого текста только то, что кризис перепроизводства долговых бумажек от центральных банков, который возник как побочный эффект от выполнения тактических и стратегических задач по перераспределению добавленной мировой стоимости и мировых богатств различных глобальных игроков, так или иначе приведёт к мировой гиперинфляции и разрушению мировой финансовой системы, которая сама по себе является классическим пузырём.

Проблема в том, что собственники активов в реальном секторе, потеряв рынки сбыта из-за падения покупательской способности ни чего не создающего населения, могут вернуться к старому проверенному способу захвата этих самых рынков - к войне.

У России не самый плохой расклад. Финансовых активов нет всё равно (ну кроме депозитов Кудрина в США), реальный сектор тоже далёк от переоценённости - мы в такой попе, что уже ни чего особенно не стоим и сильно не упадём (в три-пять раз - это не падение в будущих сценариях. В развитых странах такое катастрофическое развитие событий обесценит активы в сотни раз при полной деморализации постиндустриальных ленивых сообществ)

А вот за воду, еду (территорию) и энергоносители (то есть то, что и будет главным богатством в тот период) мы ещё можем постоять и защитить.

Писать книги о Конце Света - это беспроигрышная лотерея - угадаешь всё равно. Но вот сценарий бы я ждал не столько для отдельной страны, а глобальный. Ну а там как карта ляжет - это я думаю, что не в одном расчёте земном не рассчитаешь.

Тем не менее, мысли интересные. И лишь подтверждающие тренд мирового развития.

Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>А вот за воду, еду (территорию) и энергоносители (то есть то, что и будет главным богатством в тот период) мы ещё можем постоять и защитить. Принимая во внимание состояние/отсутствие/разложение армии, катастрофу с производством и воспроизводством расходуемых боеприпасов, фактический паралич ВПК, активные подрывы арсеналов, под которые маскируется нелегальная массовая продажа советского армейского снаряжения, боеприпасов и т.д. за рубеж, - без их адекватной замены в России, - то ''постоять и защитить'' уже на сегодняшний день смогут только ''пара Барышниковых с Калашниковыми''. Да и то, - в лучшем случае, с двумя штатными магазинами патронов. Что в условиях активного боя равносильно 4,5 минутам жизни. Тем более, что министр обороны сам и в первых рядах принесет ключ от города/страны какому угодно неприятелю, лишь бы тот платил. А ключей в условиях рыночной политики в отношении финансирования и обеспечения обороны и обороноспособности и не один можно изготовить и вручить. Да и само население уже настолько испытывает отвращение к нынешней омертвелой власти и всему, что ее поддерживает, что раздаются иногда голоса даже хоть в пользу китайцев, лишь бы порядок был. Так что постоять уже реально некому и нечем. Николай Ю.Романов -----
Директор по рекламе, Москва
эээ... типа а госуправление тогда зачем??? стихийя финансов все равно смоет цивилизацию, если конечно не управлять подготовкой инфраструктуры в ключевых отраслях развития стран а не экономик. Т.е. парадигма развития инфраструктур ключевых отраслей должна быть в явной форме. А то как то странно воспринимается устойчивое развитие только почему то нужно смотреть через экономику и финансовые потоки, вот сложится штиль в море финансов и тогда начнется устойчивое развитие, тогда инфраструктурные институты ключевых отраслей как бы сами начнут развиваться, но штиля что то мало предвидится, так что коллапс, хаос и устойчивое развитие откладывается на период ПОСЛЕ ЗАСТОЯ ))) Ничего не напоминает ???
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Фонд Потанина: стартовал прием заявок на грантовый конкурс для преподавателей магистратуры

150 победителей конкурса получат грант в размере 500 тыс. на развитие образовательного проекта в одной из четырех номинаций. 

Лидеры Segezha Group прошли программу обучения в партнерстве с ВШБ НИУ ВШЭ

Компания сообщила о завершении обучения кадрового резерва на проекте «Лидеры Segezha Group».

АФК «Система» и ВШБ НИУ ВШЭ выпустили сборник учебных кейсов

Это первый пример партнерства лидеров российской экономики и бизнес-образования в создании учебно-методических материалов для подготовки управленческих кадров.

Объявлен победитель Всероссийского кейс-чемпионата по операционной эффективности

Высшая школа бизнеса НИУ ВШЭ провела онлайн кейс-чемпионат по операционной эффективности OpEx Bootcamp 2022.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Компании стали чаще привлекать сотрудников 45+, женщин и студентов после частичной мобилизации

Однако большого всплеска запросов от этих категорий не наблюдается – только 30% стали активнее искать работу. 

Россияне назвали топ-3 родительских навыка, больше всего востребованных в работе

Ими стали: взаимопонимание, терпение и обучающие навыки.