Конец «лужковской» Москвы. Что дальше?

baturinabook.jpgМихаил Козырев «Елена Батурина: как жена бывшего мэра Москвы заработала миллиарды», - М.: «Эксмо», 2010

Помогал ли мэр Москвы Юрий Лужков своей жене растить миллиардное состояние? Что будет с принадлежащей Батуриной компанией «Интеко» после скандальной отставки Лужкова? Кем был дед Елены Батуриной и за что посадили ее дядю? Как будущая миллиардерша познакомилась с Юрием Лужковым и что они делали вместе в подвалах Белого дома?

Это и многое другое – в книге Михаила Козырева, того самого журналиста, чья скандальная статья стала началом «войны» между Батуриной и журналом Forbes.

Признаки того, что эра Юрия Лужкова приближается к закату, были видны невооруженным взглядом все последние годы. Лужков это чувствовал и чем дальше, тем больше вел себя как человек, которому уже нечего терять.

В 2008 г. Лужков ввязался в заочную полемику с президентом Дмитрием Медведевым. В интервью одному из телевизионных каналов он возьми да и скажи, что отмена выборности губернаторов — большая ошибка. На следующий день Медведев заявил — кто не согласен с политикой властей, пусть переходит в оппозицию.

Все поняли, что адресатом послания был Юрий Лужков. И, как потом стало известно, сам мэр воспринял «наезд» весьма серьезно и подал Медведеву заявление об отставке. Президент удовлетворять его не стал. Но, похоже, отношения мэра и президента были к тому времени безнадежно испорчены.

Уже было понятно, что Дмитрий Медведев, в отличие от Владимира Путина, кадровые вопросы склонен решать радикально.

Если Путин мог годами терпеть чиновников, к которым имел претензии, не увольняя их до последнего, то Медведев оказался скор на расправу. В отношении губернаторского корпуса он и вовсе взял курс на радикальную зачистку. Все значимые в политическом смысле главы регионов — свердловский Эдуард Россель, ростовский Владимир Чуб, карельский Сергей Катанандов и ряд других, просидевшие в своих креслах по десять и более лет, — были уволены.

Материализовалась и стала вполне реальной перспектива замены руководителей и тех субъектов федерации, которые в 1990-е годы служили цитаделью региональной вольницы — Татарстана, Башкирии и Москвы.

Первой пала Казань — в январе 2010 г. Минтимир Шаймиев подал в отставку. Но, как я уже говорил, президент Татарстана сумел обставить дело так, что ему «наследовал» проверенный человек из ближайшего окружения Шаймиева. И вряд ли от Рустама Минниханова стоит ждать резких телодвижений.

В Уфе Муртаза Рахимов бился до последнего. Он, как и Шаймиев, пытался протащить на пост главы республики своего человека. Но против Рахимова было слишком многое, начиная с многочисленных уголовных дел, связанных с приватизацией башкирской «нефтянки». Башкирбаши, фактически отдавший самые ценные активы республики в собственность своему сыну, был слишком одиозен.

Видимо, Рахимов и сам понимал бесперспективность противостояния. Однако Кремлю, чтобы сломить сопротивление президента, понадобилось даже показать по НТВ фильм о «злодеяниях» башкирского режима. Столь долгую агонию можно объяснить лишь тем, что Рахимов ждал завершения сделок по продаже «БашТЭК» АФК «Системе».

Но всему приходит конец.

В июле 2010 г. президент Башкирии Муртаза Рахимов, получив из рук Дмитрия Медведева орден «За заслуги перед Отечеством» 1-й степени, удалился на пенсию. Спешно созванный парламент Башкирии единогласно проголосовал за пожизненные гарантии и льготы для экс-президента. На место Рахимова назначен Рустэм Хамитов, сделавший карьеру в федеральных госструктурах. Новый президент республики пока резких движений избегает.

«Это не чистки, — говорил мне в августе 2010 г. один из политических противников Муртазы Рахимова. — Это пока лишь легкое поглаживание против шерсти».

Однако вместе с Хамитовым в Уфе высадился мощный десант сотрудников федеральных спецслужб. Они опекают нового главу региона и готовят почву для масштабных чисток уже внутри системы республиканской власти. А в том, что они вскоре последуют, мало кто сомневается.

Урал Рахимов за последний год в России не был ни разу, предпочитая то ли Австрию, то ли Эстонию. Видимо, где-то там и около $2 млрд, которые сын бывшего башкирского президента получил, продав предприятия Башкирского ТЭК.

1

Итак, из троицы лидеров блока «Отечество — Вся Россия» образца 1999 г. к осени 2010 у власти оставался лишь Юрий Лужков. Было понятно, что ненадолго. Запах скорой добычи унюхали «падальщики».

В конце 2009 г. с нападками на Лужкова обрушился лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Московское правительство он назвал «источником коррупции», а его членов — «мошенниками». Характерно, что скандальное заявление Жириновский сделал, выйдя со встречи с Дмитрием Медведевым. Лужков подал иск в суд и выиграл у Жириновского 500 тыс. руб. за моральный ущерб. Однако Жириновский не унимался.

В апреле, уже на заседании Государственной Думы в присутствии Владимира Путина, Жириновский обвинил Лужкова в давлении на суды, окружение столичного мэра назвал «московской мафией», заявил, что все тендеры в столице выигрываются за счет протекции со стороны городских властей. Лужков передает «самые жирные куски в руки иностранцев», готовит себе «пути отхода» после отставки — буйствовал лидер ЛДПР.

В это время Путин листал папку с «компроматом» на Лужкова, которую Жириновский передал ему перед выступлением. Когда Жириновский закончил, премьер иронично заметил: «Вот тут Владимир Вольфович сказали, что Лужков хочет отдать самые жирные куски за границу. С чего бы это Лужков хотел отдать самые жирные куски?.. Кому? За границу?! Вы себе представляете Лужкова, который отдает самые жирные куски? Думаю, что Владимир Вольфович заблуждается».

Ситуация выглядела анекдотично, но было понятно, что, если такое себе позволяет отличающийся безупречным политическим «нюхом» Владимир Жириновский, значит, и в самом деле вопрос с отставкой Лужкова уже решен.

Финальный акт драмы начался в августе 2010 г. Смог от подмосковных пожаров заволок Москву. На улицах города люди передвигались в марлевых повязках. А мэр в это время ушел в отпуск и наслаждается прохладным горным воздухом в Австрии. И возвращаться не торопится.

Именно такое мнение сложилось у горожан, когда портал lifenews опубликовал интервью Сергея Цоя, пресс-секретаря Лужкова, в котором Цой сообщил: все проблемы — в Подмосковье, и в том, чтобы мэр Москвы прервал свой отпуск, нет никакой необходимости. Заявление Цоя было мгновенно растиражировано.

В такой ситуации продолжать свой отпуск означало бросить вызов и обществу, и федеральным властям. Ведь Путин и Медведев, борющиеся с пожарами, в это время не сходили с экранов. Через несколько дней Лужков вернулся.

«Вы правильно сделали, что вернулись из отпуска, своевременно сделали», — похвалил Лужкова перед телекамерами Владимир Путин во время встречи, которая состоялась сразу после выхода мэра Москвы на работу.

Однако из Кремля, от президента Дмитрия Медведева, поступил совсем другой сигнал. Некий анонимный источник (судя по всему, это был Алексей Громов, замглавы администрации Медведева, куратор кремлевской пресс-службы и политики в отношении СМИ) сообщил информагентствам, что в президентской администрации считают неправильным само решение Лужкова уйти в это время в отпуск.

«В такой ситуации, которая сложилась в городе, крайне важно, чтобы власти находились на месте и непосредственно, лично, каждую минуту принимали все возможные меры для оказания помощи жителям и приезжим», — передали агентства слова «источника».

Юрий Лужков в долгу не остался. На заседании правительства Москвы в конце августа мэр Москвы предъявил претензии к федеральным властям, потребовав от них оплаты парковочных мест у Администрации Президента, Госдумы и других правительственных зданий.

«Есть масса вопросов, связанных с проблемами отгороженных участков земли на территориях города. Например, несанкционированные парковки, когда стоят столбики, а за используемые земли никто не платит, — заявил Лужков. — Необходимо либо закрывать эти парковки, либо взимать за них плату. Например, отгороженные земельные участки под машины депутатов Госдумы. У Старой площади перегорожен участок земли, и за него никто не платит. У банков столбики стоят. Это все недоработки».

Тирада Лужкова была воспринята как ответ «источнику» из Кремля. Намеками Лужков не ограничился. Выступая в программе «Лицом к городу» телеканала ТВЦ, мэр расставил все точки. Лужков заявил, что при его досрочном возвращении из отпуска в начале августа, с одной стороны, была поддержка премьера правительства Владимира Путина, «с другой стороны — из администрации [президента] пошел пинок».

«Видишь ли, шесть дней [отпуска] — это много. Я вернулся, как была возможность», — отрезал Лужков.

Затем была статья «Конкуренция вокруг Москвы» в «Московском комсомольце», где пространно обсуждались проблемы царствующего тандема. Мол, некие силы «сейчас старательно обхаживают Медведева, науськивают его и на политического отца (то есть Путина. — М. К.), и на все его главные опоры — в том числе на Лужкова».

И хотя «Владимир Владимирович предусмотрел множество сдержек и противовесов вокруг Дмитрия Анатольевича, — написал автор статьи, некий Юрий Ковелицын, — команда нынешнего первого лица напирает с такой силой, что обстановка — в частности, прямое гонение из-за „зубчатой стены“ на мэра Москвы — выходит далеко за рамки всяческих политических приличий».

«Выбор мишени для давления» в статье объясняется следующим образом: «Смена руководителя Москвы, лояльного премьеру и немало поработавшего с ним над стабилизацией положения не только в столице, но и по всей России, открывает дорогу цветному бунту... Досрочный выход на свободу Ходорковского — символ разрыва с политикой жесткого контроля за любителями превращения собственности во власть. Даже если сейчас Путин располагает многими рычагами управления обстановкой в стране — изрядная часть этих рычагов будет сломана любым из двух ударов».

За «зубчатой стеной» подумали, что Ковелицына на самом деле зовут Лужков.

В отношении статьи, вышедшей в тот же день в «Российской газете», и гадать не надо было. Ее автором Юрий Лужков был указан совершенно официально. В материале он раскритиковал решение Дмитрия Медведева приостановить строительство дороги Москва—Санкт-Петербург через Химкинский лес. А дополнительные общественные слушания, которые Медведев предложил провести по этому вопросу, назвал «болтовней», которую «не стоит и затевать».

На следующий день из Кремля раздался окрик. Все тот же «неназванный источник» заявил, что в последних публикациях в ряде московских СМИ «прослеживаются попытки некоторых представителей столичных властей столкнуть президента и премьера». Что «власти Москвы переусердствовали в своих попытках столкнуть президента и премьер-министра. Это явно недопустимо, абсолютно не соответствует реальным отношениям между главой государства и председателем правительства». И дальше следовало недвусмысленное предупреждение — «очевидно, что подобные попытки не останутся без соответствующей реакции».

Было ясно, что раз полемика мэра и президента вышла на уровень перепалки через газеты, значит, вариант с заменой Лужкова в кресле главы Москвы на его доверенное лицо уже невозможен. Не ясно было лишь, до какой степени может дойти эскалация конфликта: уволится ли Лужков по собственному желанию или будет отрешен от должности по причине утраты доверия со стороны президента.

Лужков все упирался. Тогда была задействована тяжелая артиллерия. Федеральные телеканалы, как один, показали в прайм-тайм программы, посвященные «преступлениям» мэра. В числе прочего на НТВ вышел фильм «Дело в кепке», где был практически полностью процитирован доклад Бориса Немцова «Лужков. Итоги», а в роли главного «обличителя» выступил Сергей Доренко. Через неделю на том же канале вышел фильм «Дорогая Елена Николаевна», посвященный бизнесу «Интеко». Лужков и Батурина, как водится, подали иски в суды с требованиями компенсаций и опровержений. Но дело двигалось к развязке.

8 сентября у Лужкова состоялась встреча с главой президентской администрации Сергеем Нарышкиным и его первым замом Владиславом Сурковым. От Лужкова в ультимативной форме потребовали добровольной отставки. Он отказался.

«Какие для этого есть реальные основания? Я потерял поддержку москвичей? Нет, не потерял. Хозяйство развалилось, мы убираем снег лопатами? Скажите, если это существенные причины, я ни на секунду не буду задерживаться», — заявил Лужков в интервью телеканалу «РЕН-ТВ» на следующий день. Видимо, то же самое он сказал и Нарышкину с Сурковым.

20 сентября Лужков на неделю уехал в отпуск в Альпы, где отпраздновал свой 74-й день рождения. Вернулся в Москву 26 сентября. А через день Дмитрий Медведев подписал указ об отрешении Лужкова от должности мэра Москвы в связи с утратой доверия.

«Лужковский период» в истории Москвы завершился.

2

Ну а что же Елена Батурина? Как в 1991 г. она, не раздумывая, поехала с мужем в осажденный Белый дом, так и сейчас, не прячась, поддержала Лужкова.

Во время последнего отпуска Юрия Лужкова перед отставкой Елена Батурина дала из Австрии по Skype развернутое интервью Евгении Альбац, главному редактору оппозиционного издания The New Times.

Батурина прошлась по «неназванному источнику» в Кремле:

«…Заказчик этой кампании определен, и называется он „неназванный источник в Кремле“ (смеется). Причем „неназванный источник в Кремле“ у нас сначала появился на НТВ, потом вот появился на федеральных каналах. Так что, я думаю, это уже просто штатная единица в Кремле. Так и называется: „неназванный источник в Кремле“!..»

Рассказала без обиняков о подоплеке конфликта:

«…Я думаю, что люди в Администрации Президента в преддверии 2012 года хотят стабильности в своем положении…

Потому что, как мы, наверное, с вами предполагаем, есть конфликт: кто же у нас будет претендовать на роль президента в 2012 году… У нас как бы два претендента сейчас. И кто все-таки заявит себя на роль президента в 2012 году — этот вопрос открыт. И есть люди в администрации президента, которые опасаются, что мэр при приближении выборов может занять позицию не президента Медведева, а премьера Путина. Виртуальная ситуация сама по себе. Хотя, как мы понимаем прекрасно, наверное, эти люди, раз уж они все так закрутили, должны договориться между собой. Но люди, которые сидят на больших постах, наверное, хотят сделать эту ситуацию безальтернативной. Я, честно говоря, предполагала это еще осенью прошлого года. Что ситуация, когда нужно дискредитировать мэра Москвы, обязательно будет в преддверии этих выборов…»

Еще раз заявила, что никаких преференций от московских властей не получала и имеет право заниматься тем, чем занимается:

«…Есть земля, принадлежавшая чужим дядькам на рынке, которую я купила. И как любой, заметьте, любой застройщик в городе, любой владелец земли в городе, если эта территория по генеральному плану попадает под застройку, я имею право на этом месте построить жилье. Так или нет?

Если вы хотите, чтобы мне ставили более жесткие условия, чем всем остальным, это дискриминация. В чем тогда конфликт интересов?..»

Батурина обещала и дальше судиться со всеми, кто будет пытаться бросить тень на ее репутацию. Наличие планов эмигрировать из России отрицала. На вопрос о том, не боится ли в связи с эскалацией конфликта появления многочисленных уголовных дел против нее, ответила в том духе, что все под богом ходим.

Дав это интервью, жена тогда еще мэра Лужкова перетянула на свою сторону симпатии многих. Но развитию бизнеса только навредила. Возможно, сегодня ей стоило бы себя вести менее заметно. Ведь кому, как не Батуриной, знать, насколько уязвим девелоперский бизнес.

Желающим отхватить кусок от потерявшей политическое прикрытие «Интеко» не придется далеко ходить за материалами для уголовных дел. Взять хотя бы доклад Счетной палаты о проверке МГУ. Там черным по белому написано: «на земельных участках, переданных МГУ в бессрочное безвозмездное пользование для осуществления уставной деятельности, без согласования с собственником (то есть Минимущества. — М. К.) осуществлено и продолжается строительство ряда объектов офисного и торгового назначения, жилья для коммерческой реализации на земельных участках общей площадью 22,8 га». И дальше все эти участки перечислены. Среди них — стройки «Интеко» на землях МГУ.

Или взять историю с землями на Минской улице, которые Батурина считает своими, а МИД — своими. Летом 2010 г. тяжба за этот участок вышла на уровень Дмитрия Медведева.

Генеральный прокурор Юрий Чайка написал письмо президенту, в котором утверждал, что земли на Сетуни достались «Интеко» в результате бездеятельности московских властей. Те должны были обеспечить регистрацию этих участков в собственность МИДа, но не обеспечили. Кроме того, право собственности самого «Матвеевского» на землю в 2003 г. было оформлено с нарушениями. Документы на участки должным образом не проверялись. Генпрокурор уведомил президента, что материалы проверок уже переданы в Следственный комитет при прокуратуре по Москве. Основания для возбуждения уголовных дел против лиц, причастных к той сделке, прокуратурой, как утверждалось в письме Юрия Чайки, есть.

«Ситуация неприличная. Международные обязательства Российской Федерации сорваны. Примите исчерпывающие меры, включая обращения с исками в суд», — такую резолюцию поставил на письме Медведев.

Вопрос о том, имел или не имел МГУ право самостоятельно отдавать под застройку свои земли, наверняка непрост. Да и собственность «Интеко» на бывшие земли «Матвеевского», скорее всего, надежно защищена с юридической точки зрения. Однако в случае с ЮКОС и Михаилом Ходорковским для организации банкротства и перехвата управления нефтяной компанией оказалось достаточно и меньших оснований. При этом стоит учесть, что российское земельное законодательство намного более запутанное, чем «нефтяное», и дает на порядок больше возможностей для вольных трактовок норм.

Взглянем на бизнес «Интеко», каким он является сегодня.

Из всех планов, заявленных Батуриной в сфере коммерческой недвижимости, реализованы пока два крупных проекта: в Хамовниках отстроен административно-жилой центр «Фьюжн-Парк» площадью около 95 тыс. кв. м. и многофункциональный комплекс «Москва-парк» площадью 75 тыс. кв. м в Астане. Еще два объекта — «Сити Палас» в деловом центре «Москва-Сити» (общая площадь 169 тыс. кв. м, доля Батуриной — 50%) и «Ньютон-Парк» (площадь офисов 125 тыс кв. м.) на Аминьевском шоссе — достраивается.

В жилой недвижимости «Интеко» строит комплекс Dominion на землях МГУ, и «Чемпион Парк» на Мичуринском проспекте. Их общая площадь — около 370 тыс. кв. м. Это самые ценные из активов Батуриной.

В Москве есть еще с десяток более мелких проектов, а также проектов, не переросших «бумажную» стадию (утверждение необходимых документов).

За пределами Москвы жена бывшего столичного мэра ведет строительство в Краснодаре, Ростове, Самаре и Санкт-Петербурге. Плюс остается производство изделий из пластмасс, с которого и начался бизнес.

Что с этим «хозяйством» будет дальше? Ответ зависит от того, насколько будет высока оппозиционная активность Юрия Лужкова.

В течение месяца после своей отставки он успел обнародовать открытое письмо Дмитрию Медведеву (там он написал, что в России нет демократии), дать интервью The New Times (заявил о намерении создать общественное движение, которое будет способствовать «выработке законов демократического общества») и телеканалу CNN (сообщил, что не планирует уезжать за границу, поскольку его политическая деятельность должна осуществляться на родине).

Если так будет продолжаться и дальше, то, возможно, Лужков будет занесен в кремлевские списки «врагов». Тогда у бизнеса «Интеко» перспектив немного — в лучшем случае достроить и продать те проекты, которые запущены. Их стоимость Forbes на весну 2009 г. оценивал в $2,9 млрд.

3

Дописывая эти строчки, я поймал себя на том, что испытываю к хозяйке «Интеко» едва ли не сочувствие. Всего-то и надо было — подкупающее своей искренностью интервью из австрийского Китцбюэля, открытое письмо Лужкова и некрасивые обстоятельства его отставки.

Но подождите! А как же все те без малого 20 лет, что «Интеко» росла под крылом «родственной» власти? Неужели две недели травли по центральным телеканалам искупают все предыдущие грехи?

Начнем снова с самого начала. Детство в простой рабочей семье. Учеба в обычной школе в пролетарском районе Текстильщики. Работа на заводе и вечернее отделение в институте управления имени Оржоникидзе, не самом престижном вузе времен заката СССР.

Знакомство с Лужковым. Ночь в Белом доме. Первые пластмассовые производства, полученные от города. Калмыцкая эпопея.

Вдова Юрия Свищева и акции ДСК-3. Цементные заводы. Земли на Ходынке и вокруг МГУ. «Большая спекуляция» на акциях «Газпрома» и «Сбербанка».

Кризис. «Рабочий и колхозница». Помощь мэрии и федеральных властей. Летняя жара и смог 2010 года. Травля на федеральных телеканалах.

Стоп. «Просмотр эпизодов» завершен. Краткая биография Елены Батуриной может уложиться в шесть строк. История ее бизнеса — в четыре. И лишь один эпизод связан с противостоянием федеральным властям.

Превращение небольшого производителя изделий из пластмассы в империю, активы которой стоят миллиарды долларов, состоялось в 2000-е годы. И Владимир Путин, а затем и Дмитрий Медведев, естественно, были в курсе того, что жена мэра Москвы стала чрезвычайно успешным предпринимателем на подконтрольной мужу территории.

Однако никаких мер в отношении московской «семьи» не предпринималось вплоть до того момента, как понадобилось освободить кресло московского градоначальника для «своего» человека. Лужков уперся.

В Кремле были возмущены — как так? Неужели мэр Москвы не понимает очевидных для сегодняшней России вещей? Ты зарабатываешь с того, чем управляешь. А к управлению тебя подпускает вышестоящее начальство.

Если при этом тебе удобнее сделать так, чтобы «доход с управления» был оформлен как успешный бизнес жены, — это твое дело. Но главное, что надо помнить, работая в этой системе: все отлично, пока твой начальник тебе доверяет. Нет доверия — нет и доходов. Что здесь непонятного?

Это — очевидные вещи. Зачем я трачу ваше время на них? История с «прозрением Лужкова», его открытым письмом в поддержку демократии в стране и «откровенное» интервью Батуриной — все это, на мой взгляд, не более чем игра.

Мне не верится, чтобы сверхопытный политик Лужков и не менее опытный бизнесмен Батурина не были в курсе правил, по которым Россия живет как минимум последние пять лет. Юрий Лужков и политическая борьба за восстановление демократии? Верится слабо.

Я не вижу Лужкова и Батурину следующими по пути Михаила Ходорковского. К ситуации больше подходит аналогия с бывшим зятем президента Казахстана Рахатом Алиевым.

Пока Алиев пользовался доверием Назарбаева, ему прощалась и коррупция, и устранение конкурентов (в том числе, как утверждают сегодня казахские прокуроры, и убийства). «Грехи» Рахата стали «известны» властям, лишь когда зять вышел из доверия президента.

Что оставалось делать бывшему члену «семьи» Назарбаева? Стать оппозиционером. Дать несколько шокирующих своей откровенностью интервью.

Теперь Алиев живет в Австрии. Все запросы казахских властей добиться его экстрадиции до сих были безуспешны. Возможно, в будущем в качестве постоянных соседей он обретет в дополнение к Уралу Рахимову и чету Лужкова — Батурину.

Естественно, это крайний сценарий развития событий. Политическая активность Лужкова явно искусственна и с большой долей вероятности уже в ближайшее время сойдет на нет.

Так что по большому счету бизнесу Батуриной в России мало что угрожает. «Интеко» скорее ждет тихое угасание, нежели показательная порка.

Меня, да, я уверен, и большинство внимательных наблюдателей за московской политикой, больше интересует другой вопрос — не появится ли в столице новая «батурина» со своим «интеко»? Будет ли это жена нового мэра? Или его «друзья»? Или «друзья» премьер-министра и президента?

И не сказать, чтобы для меня это был праздный интерес. Если вы думаете, что подобного рода «семейно-государственное» партнерство касается лишь его участников, а вам до этого и дела нет, то это большое заблуждение. Страдает и экономика города в целом, и отдельно взятые горожане.

Вы сомневаетесь? В поддержку своего мнения приведу две последних на сегодня истории из жизни «Интеко» и участия в ней мэра Юрия Лужкова.

Первая из них, как ни странно, касается российско-китайских отношений. Когда мы встречались с Еленой Батуриной в 2006 г. и обсуждали развитие ее бизнеса за пределами Москвы, то глава «Интеко», рассказывая о проекте в Астане, мимоходом упомянула о каких-то проблемах с китайскими партнерами.

Я на это не обратил внимания. И как оказалось — напрасно.

В Астане «Интеко» строила бизнес-центр «Москва-парк». Его торжественное открытие состоялось 4 июля 2010 г. Присутствовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и мэр Москвы Юрий Лужков. Общая площадь центра составляет 75 тыс. кв. м. Он включает в себя офисную часть — около 16 тыс. кв.м, торгово-развлекательный комплекс на 30 тыс. кв. м и гостиницу категории «четыре звезды» на 200 номеров.

Сегодня это одно из лучших зданий в Астане. Его строительство обошлось «Интеко» более чем в $150 млн и заняло более четырех лет. Хотя изначально Батурина планировала построить объект на несколько лет раньше.

В задержке хозяйка «Интеко» винит своих китайских партнеров — Всекитайскую инженерно-строительную корпорацию (ВИСК).

Но ВИСК не могла долгое время начать строительство: для этого нужно было получить лицензию на работы в Казахстане. Решение вопроса затянулось, строительные материалы за это время сильно подорожали, и стоимость строительства возросла. «Интеко» не согласилась с новой сметой, и после препирательств дело переместилось в Арбитражный институт Торговой палаты города Стокгольма. Теперь «Интеко» требует от ВИСК возместить ущерб в размере $50 млн. Разбирательства длятся до сих пор.

Какое отношение проблемы «Интеко» с ее китайскими партнерами имеют к Москве? Если верить Сергею Санакоеву, председателю правления Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества, — самое непосредственное. Они заблокировали крупнейший в России девелоперский проект китайских инвесторов.

Еще летом 2007 г. вице-премьеры России и КНР торжественно заложили первый камень в основании делового центра «Парк Хуамин». Рядом с метро «Ботанический сад» планировалось построить огромное здание площадью 200 тыс. кв. м. Стоимость проекта оценивалась в $800 млн. «Парк Хуамин» должен был стать визитной карточкой КНР в России. Но последние несколько лет проект не двигается. Причина — мэрия не согласовывает изменения в генплане, необходимые для строительства офисного центра.

Когда с разрешительной документацией возникли проблемы, менеджеры «Парка Хуамин» подключили китайские власти. На приеме в представительстве КНР посол Ли Хуэй прямо спросил Юрия Лужкова, в чем причина задержки строительства. Мэр страшно удивился, сказал, что не знает о проблемах, и тут же попросил помощников разобраться.

А потом, как заявил Сергей Санакоев в интервью русскому Newsweek, мэр встретился с ним и прямо заявил, что проекты китайцев в Москве двигаться не будут, пока они не заплатят «Интеко» требуемую сумму. Те самые $50 млн, которые Елена Батурина потеряла в Казахстане.

То, что к казахской истории и Всекитайской инженерно-строительной корпорации «Парк Хуамин» не имеет никакого отношения, Юрия Лужкова абсолютно не смущало.

«Он [Лужков] считал, что правительство Китая должно помочь ему урегулировать этот конфликт. А если правительство не поможет, значит, он вправе специально задерживать реализацию всех проектов из КНР. Поскольку это для него одно и то же — все китайские проекты», — рассказывал один из топ-менеджеров «Парка Хуамин» в интервью Newsweek.

Лужкову, как утверждал менеджер, много раз объясняли, что между ними нет ничего общего и «Парк» не в силах помочь урегулировать конфликт между «Интеко» и ВИСК, но эффекта это не возымело. В итоге китайцам удалось вывести обсуждение проекта на уровень первых лиц двух стран.

В мае 2009 г. председатель китайского парламента У Банго во время встречи с Дмитрием Медведевым посетовал на то, что деловой комплекс так и не начал строиться. У Медведева, говорят, был шок. Он вроде бы даже сказал что-то вроде «не может быть, будто из-за личного бизнеса чиновник сдерживает государственный проект».

Если все так и было, то неудивительно, что до формулировки «уволен по утрате доверия» дело в случае Лужкова дошло так быстро.

Стройка у «Ботанического сада» между тем так и не началась.

И, наконец, последняя обещанная история об «Интеко» и Елене Батуриной.

Весной 2010 г. к нам в редакцию приехал Леннарт Дальгрен, первый генеральный директор IKEA в России (возглавлял ее в 1999–2006 гг.).

Мне до сих пор кажется, что этот человек сделал невозможное. Построить в России бизнес, настолько четко работающий и настолько дружелюбно относящийся к клиентам, — это требует редкого таланта. Особенно учитывая тот факт, что IKEA умудрилась вести дела в России, не давая взяток.

В общем, я ожидал увидеть настоящего «эффективного менеджера» — в приличном костюме, дорогих часах и непременно с модным технологичным гаджетом. Однако из лифта вышел человек лет сорока пяти в зеленом пиджаке долларов за семьдесят. За собой он катил чемодан на колесиках с оббитыми углами. «И это тот самый Дальгрен?» — удивился я.

На «эффективного менеджера» он явно не тянул. Однако оказался самым обаятельным собеседником из тех, что я встречал за последние годы. Он был прост в общении, сыпал шутками. И вообще — мне казалось, что он просто «сделан» в фирменном стиле IKEA. По крайней мере, как я его понимаю и каким он мне нравится — интересно, доступно, надежно. Провожая его до дверей нашего офиса и пожимая Дальгрену руку, я честно признался, что мы все — и жена, и мои многочисленные дети, и я — настоящие фанаты IKEA. Он в ответ без тени улыбки произнес: «Я тоже», — и довольно рассмеялся.

В общем, этот человек не был похож на наших девелоперов. Во всяком случае, топ-менеджер российской компании, отстроившей около 1 млн кв. м высококлас­сных торговых центров, чемоданами с оббитыми углами не пользуется, и понтов у него — на четыре КамАЗа с прицепом.

А Дальгрен ко всему прочему, еще и написал книжку, в которой поведал о своих приключениях в России. Чтобы рассказать о ней, он и заехал в нашу редакцию.

При чем здесь Батурина, спросите вы? Отвечаю — в книжке Дальгрена отношениям с «Интеко» уделена целая глава. В ней бывший гендиректор российской IKEA описывает одну из встреч с представителями «Интеко» — компании, которую, как пишет Дальгрен, IKEA изначально рассматривала как потенциального поставщика мебели из пластмассы и других товаров.

«…Вдруг дверь распахнулась и в комнату, где шли переговоры, без предупреждения вошла Елена Батурина. Не представившись, она сразу же заявила, что если IKEA собирается закупать продукцию одного из ее предприятий, то делать это предстоит на ее условиях.

Условия эти оказались за гранью разумного и были абсолютно неприемлемыми. IKEA от сотрудничества с „Интеко“ отказалась…»

«…Потом нам говорили, что это разногласие сыграло роль красной тряпки в наших последующих переговорах с ее супругом о строительстве ИКЕА на Кутузовском проспекте. До сих пор не могу поверить, что это может быть правдой», — пишет Дальгрен.

Мне впрочем, кажется, что швед и его российские издатели использовали формулировку «до сих пор не могу поверить» исключительно чтобы снизить риск подачи Батуриной судебного иска. И на самом деле Леннарт Дальгрен не стал бы рассказывать эту историю, если бы у него были какие-то сомнения.

А факт заключается в том, что при Лужкове IKEA так и не смогла построить ни одного объекта внутри МКАД.

Так что, если вы ездите на шопинг, допустим, в «МЕГА-Химки» и регулярно стоите на Ленинградке в вечных «воскресных» пробках, то теперь вы знаете, кому стоит за это сказать большое спасибо.

Фото: intersucks.ru

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Татьяна Гурышкина Татьяна Гурышкина Нач. отдела, зам. руководителя, Московская область

О, как! Поналетели вороны. А пока лужки при власти были, все им кланялись (если не сказать грубее).

Партнер, Москва
Гурышкина Татьяна пишет: О, как! Поналетели вороны. А пока лужки при власти были, все им кланялись (если не сказать грубее).
УМОЧКА.
Руководитель, Москва

Те кто в курсе как Собянин правил в Тюмени, те поймёт что будет дальше. :D Все чиновники в тюменском аппарате были быстро ''воспитаны''.

Партнер, Москва
Андрей Баландин пишет: Те кто в курсе как Собянин правил в Тюмени, те поймёт что будет дальше. Все чиновники в тюменском аппарате были быстро ''воспитаны''.
Если ЗАЙЦА постоянно БИТЬ между ушей ПАЛКОЙ, даже он НАУЧИТСЯ ИГРАТЬ НА БАРАБАНЕ.
Руководитель, Москва
Александр Кауров пишет:
Андрей Баландин пишет: Те кто в курсе как Собянин правил в Тюмени, те поймёт что будет дальше. Все чиновники в тюменском аппарате были быстро ''воспитаны''.
Если ЗАЙЦА постоянно БИТЬ между ушей ПАЛКОЙ, даже он НАУЧИТСЯ ИГРАТЬ НА БАРАБАНЕ.
Приветствую. А куда деваться если всегда со старых времён наш ''аппарат управления обществом'' любил и привык к строгости и желанию НАУЧИТЬСЯ ИГАРТЬ НА БАРАБАНЕ. :D
Партнер, Москва
Андрей Баландин пишет: Приветствую. А куда деваться если всегда со старых времён наш ''аппарат управления обществом'' любил и привык к строгости и желанию НАУЧИТЬСЯ ИГАРТЬ НА БАРАБАНЕ.
Это ВСЕГО ЛИШЬ МАГАЗИН ИГРУШЕК. Одна из ЛЮБИМЫХ ИГР-МОЧИЛОВО РАНЕНЫХ, ТЯЖЕЛОБОЛЬНЫХИЛИПСИХИЧЕСКИНЕЗДОРОВЫХ, МЕРТВЫХ ЛЬВОВ. А вото, чтобы ОДИН на ОДИН, да с копьем, так...СРАЗУ СЛУЧАЕТСЯ ЭНУРЕЗ МОЗЖЕЧКА.
Руководитель, Москва

:D Да нет, думаю один на один сейчас не актуально стало. Не с копьём, не с умом, не с душой, не с кулаками.

Аналитик, Москва
Андрей Баландин пишет: Те кто в курсе как Собянин правил в Тюмени, те поймёт что будет дальше. Все чиновники в тюменском аппарате были быстро ''воспитаны''.
Андрей, Вы извините, но я не понял Вашего сообщения. Я не в курсе, как Собянин правил в Тюмени. Таких, кто знает, наверное, человек 500 на всю страну. И что значит ''воспитаны'' в кавычках? Что ждать москвичам? По статье. 1. Всем стадом кинулись теперь на Лужкова. Это противно, не взирая на лица. Откуда только смелость теперь берётся. :) 2. Автору посоветовал бы копунть чуть дальше и рассказать об откатах и распилах обычных московских чиновников. О джипах, которые паркуются возле тендерного комитета Москвы, о, так называемой, программе ''Электронная Москва'': что сделано, что ''распилено'' и что планируется ''распилить''. 3. Можно отдельную главу посвятить федеральным тендерам. Того же Минздрава, где оргомные деньги идут на дурацкие НИОКРы, типа создание ''портала прототипа медицинского центра''.
Партнер, Москва
Анатолий Курин пишет: о, так называемой, программе ''Электронная Москва'': что сделано, что ''распилено'' и что планируется ''распилить''.
об этом лучше шепотом... это БОМБА замедленного действия.
Руководитель, Москва
Анатолий Курин, Когда он пришёл весь аппарат боялся очень за свои места. Соотвественно выполняли всё, что приказывалось. Мужчина принципиальный, за всю его деятельность в том крае нет ничего компромитирущего. Тюмень резко из поговорки ''столица деревень'' превратилась в красивый город.Супруга ''немного'' занята в строительном бизнесе. А если посмотрите откуда он родом, то ясно одно - к власти пришёл Хозяин, но не только для своего круга и приближённых. Пройдёт максимум год и Москва превратится из ''большого торгового павильона'' именно в СТОЛИЦУ.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Елисей Петровский
У этого бренда и в самом деле отличная обувь. И стильных моделей достаточно много. Сейчас без про...
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

Microsoft сокращает расходы на сотрудников, обучение и корпоративы

Компания пытается сократить расходы всеми доступными способами.

Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие.