Привычка побеждать

Читайте историю успеха Ольги Смородской, покинувшей пост вице-президента Внешторгбанка и возглавившей ЦСКА.

Executive.ru: Для человека, который окончил Плехановский институт, вы шли по совершенно логичной карьерной лестнице. Скажите, что должно было произойти, чтобы человек из бизнеса, с должности вице-президента Внешторгбанка, пошел в столь нелогичную, казалось бы, сторону – в спорт? В этом был какой-то элемент случайности или вы изначально воспринимали спорт как бизнес?

Ольга Смородская: Для меня самой до сих пор вопрос – считать это повышением или понижением в карьере. Внешторгбанк – это второй по величине банк в стране, и я занимала там очень серьезную позицию, на мне была большая ответственность. И, в принципе, очень трудно сопоставить, что произошло в моей карьере – я пошла вверх или осталась там же. Не вниз, это точно, но вверх ли – я не знаю.

Executive: Как это решение вообще было принято?

О.С.: Произошло это достаточно случайно. Во Внешторгбанке сменилось руководство, ушла команда топ-менеджеров во главе с Пономаревым. Это вовсе не означало моей отставки, но как раз в этот момент мне предложили заняться проблемами спорта на очень серьезном уровне – пригласили на должность советника Николая Семеновича Нино, который возглавлял тогда ЦСКА . Это была проблемная задача: нужно было сделать прозрачным, понятным и логичным спортивный менеджмент в клубе. Честно говоря, до этого у нас никто этим не занимался. С экономической точки зрения, задача была интересная, и для меня она была довольно заманчивой. Потому что в банковском деле, в финансах, в недвижимости я разбираюсь очень хорошо, и применить эти навыки в новой области было интересно.

Executive: А не страшно было? Совершенно незнакомая тема, нива непаханая, прецедентов нет…

О.С.: Страшно. Действительно, страшно – с одной стороны. Но с другой – мне была предложена должность советника по экономическим вопросам – то есть я не должна была нести ответственность за спорт высоких достижений, за детский спорт. Я отвечала за финансы и материально-техническую базу, арендные отношения. Но через четыре месяца после моего назначения, 1 октября 2002 г., произошло трагическое событие – погиб Николай Семенович Нино. На его место сложно было найти человека, и получилось так, что мне пришлось возглавить ЦСКА.

Executive: Вы неожиданно оказались на таком огромном хозяйстве. Надо было вырабатывать какую-то стратегию…

О.С.: Стратегическая линия мне была понятна с самого начала.

Executive: Да, но тогда вы все-таки были советником, а тут вы оказались во главе хозяйства – это уже совершенно другой круг функциональных обязанностей, другие задачи, другая ответственность.

О.С.: Да, и поэтому, когда мне предложили возглавить клуб, вот тут я серьезно задумалась: проблем очень много, и простых решений ни у одной из этих проблем нет. Так что это было осознанное, хорошо и со всех сторон проанализированное решение.

Executive:А что вас подтолкнуло к его принятию?

О.С.: Я подумала, что я смогу это сделать.

Executive: Начальника ЦСКА – армейского клуба – назначает министр обороны. Его не смутило, что на эту должность он берет женщину, у которой в области спортивного менеджмента опыта нет?

О.С.: Понимаете, в России вообще нет понятия «спортивный менеджер клуба». У нас существуют хорошие спортивные менеджеры в командах, а руководители клубов – это в прошлом либо спортсмены, либо управленцы, но уж точно не спортивные менеджеры. И поэтому нет такой категории людей, кто был бы более experience в этом вопросе.

Executive:А вы сами раньше занимались спортом?

О.С.:В детстве я занималась беговыми лыжами у олимпийской чемпионки Барановой, выиграла первенство Москвы по лыжам в своей возрастной группе. Лыжи – очень тяжелый вид спорта, с огромными перегрузками. Самое трудное в лыжах – выдержать дистанцию. Когда уже нет сил, когда ноги не идут, дыхания нет, и сердце выскакивает из груди, и надо это все терпеть, пока не откроется второе дыхание. Откроется оно или ты упадешь – никому не известно. Из лыж я ушла лет в 14, потому что мне просто наскучило, честно вам скажу. Я поняла свои возможности, что способна себя преодолеть, но борьба с метрами, с секундами – не для меня. К этому должен быть особый талант. После лыж я занялась волейболом. Волейбол – командная игра, и мне она очень нравилась. Я была капитаном команды МГУ по волейболу в годы учебы.

Executive: Вы все время добиваетесь того, чего хотите? Это ваша цель – добиться, доказать себе, что смогли?


О.С.: Да, но в основном я доказываю сама себе, больше никому. С окружающими я не соревнуюсь.

Executive: Мне странно, что с такими задатками вы не стали чемпионом мира по какому-нибудь виду спорта.

О.С.: Потому что я поставила себе другую задачу.

Executive: Вы на каждом этапе своей жизни определяете для себя цели, ставите задачи?

О.С.: Абсолютно. Видимо, это случайное сочетание генов, но по натуре я – победитель. Если за что-то берусь, я цели достигаю. Другой вопрос – чего это стоит. Каждый раз сопоставляешь свои затраты – нервные, эмоциональные, умственные – с тем, что в итоге получила, и не всегда это устраивает.

Executive: И никогда не было желания отказаться, ощущения, что вы поставили перед собой не ту цель, за которую хотелось бы бороться?

О.С.: Недостижимую?

Executive: Нет, я теперь понимаю, что недостижимых для вас нет. Я имею в виду ту, за которую не стоило бы бороться.

О.С.: У меня были такие моменты в жизни, когда я жалела, что потратила много сил. Результат был хорошим – я ни разу не проиграла, – но усилия слишком велики, и я об этом жалела. Но понимаешь это уже потом, по достижении результата.

Executive: Помимо того, что ЦСКА – это спортивный клуб, а в нашем спорте руководящие должности занимают в основном мужчины, он еще и находится в ведении Министерства обороны. Вокруг мужчины-военные, а это особый тип мужчин, даже внизу у вас сидят очень серьезные люди в погонах. Я сейчас смотрела фотографии с 80-летия ЦСКА, там постоянно рядом с вами министр обороны. Каково быть женщиной-начальником в таком клубе? Вам помогают в работе какие-то женские качества? Или, может, наоборот?

О.С.: Вы знаете, я подход по половому признаку не приветствую. Это наш стереотип, и этот стереотип медленно, но верно преодолевается. Во всем мире уже давно есть женщины-министры обороны, женщины-президенты стран. Министру обороны РФ Сергею Иванову удалось преодолеть этот стереотип – у него ключевой заместитель по финансам – женщина, Любовь Кондратьевна Куделина . Возможно, министру сложно было назначить Любовь Кондратьевну, потому что она была первой. А дальше уже начинают играть роль только деловые качества.

В чем мне это помогает? В мужской среде я обладаю одним неоспоримым преимуществом – на меня очень сложно кричать, а потому меня надо выслушать, ну а если я скажу дело, так дальше вопросов нет.

Executive: Какие личные и профессиональные качества позволяют вам держать такую планку – добиваться того, чтобы вас слушали, считались с вашим мнением?

О.С.: Во-первых, опыт административной работы – я знаю работу аппарата. Любого – будь то аппарат небольшого отдела или большого министерства. Я работала в правительстве Москвы и прекрасно понимаю, как пишут мэру, кому это все потом расписывается, как исполняется решение, что во власти аппарата сделать и чего он сделать не может – очень хорошо представляю себе административные рычаги. Во-вторых, я никогда и никуда не обращаюсь, не продумав всю цепь от начала и до конца. Если у меня есть какая-то проблема, выясню, как она решается, кто за нее отвечает, что препятствует ее решению, и только потом уже начинаю над ней работать. Если я взялась, решаю эту проблему, потому что знаю пути решения. Если просто надеяться, что все, зная о твоих трудностях, придут к тебе и помогут, ничего не добиться. ЦСКА – клуб сложный от начала и до конца, нет ни одного направления, в котором нет серьезных проблем.

Executive: ЦСКА – это сколько спортивных сооружений?

О.С.:Очень много. Смотря, что понимать под спортивными сооружениями. Есть Ледовый дворец площадью 36 тыс. кв. м, а есть небольшой тренировочный каток площадью 3 тыс. кв м. Перечень объектов недвижимости в ЦСКА очень большой, потому что туда входят и мойки для машин, и гаражи, и ангары. И все это имеет отношение к спортивным объектам.

Executive: Я просто пытаюсь представить объемы этого беспокойного хозяйства, за которое вы отвечаете. Насколько я понимаю, и по территории, и по количеству задействованных объектов, и по численности сотрудников это приличного размера завод.

О.С.: Да, я бы даже сказала, что это не средний, а большой завод. Давайте посчитаем: площадь Ледового дворца – 36 тыс. кв. м, площадь УСК – 30 тыс. м кв., площадь ЛФК – 32 тыс. кв. м – вот я вам уже 100 тыс. кв. м насчитала только на трех расположенных здесь объектах. Не считая административного здания, в котором мы сейчас сидим. Но у ЦСКА есть и конноспортивная база на ул. Дубенко – там тоже порядка 25 тыс кв. м, база в Ватутинках, на озере Круглое и еще много других объектов.

Executive: Когда вы сюда пришли, ЦСКА, насколько я помню, только начинал подниматься на ноги. На одном из спортивных объектов был рынок…

О.С.: Давайте разберемся. Рынок действительно был – на искусственном футбольном поле. Он закрыт с 1 января 2003 г., и с этого момента данное поле стоит пустое – оно не востребовано. После выселения рынка мы провели на нем только несколько мероприятий.

Executive:Почему?

О.С.:Потому, что футбольные технологии пошли далеко вперед. Сегодня искусственный газон позволяет тренироваться на открытом воздухе и зимой и летом. Сейчас уже делают подогреваемые поля с натуральным газоном, на которых можно тренироваться зимой – это дорого, но к этому идут. Так что с марта по декабрь футболисты предпочитают «работать» на открытых стадионах. И лишь несколько месяцев спортсмены тренируются в крытом помещении. Поэтому 4 месяца в году дорогостоящее сооружение функционирует, а все остальное время простаивает – это не по-хозяйски.

Executive: Я начала говорить о другом – все это надо было заставить как-то работать, перевести на современные рельсы, а такого опыта в нашем спорте не было. Были отдельные команды, которым такой рывок удавался, но говорить о командах в данном случае не совсем верно, потому что команда – это понятие более локальное и более мобильное. То есть вы пришли сюда, по сути дела, на должность антикризисного управляющего.

О.С.: Да, это именно так. Если сравнивать со спортивными командами, действительно, команда – это локальная структура, она более мобильна, с гораздо меньшим объемом задач. В таких видах спорта как футбол, хоккей, баскетбол профессиональные клубы ведут большую работу: они участвуют в соревнованиях, занимаются покупкой игроков, тренировочными процессами и методиками, работой с болельщиками. И, заметьте, очень многие из них спонсируются. Что касается ситуации в таком клубе как ЦСКА, то здесь 32 вида спорта, и в каждом из них все эти составляющие есть. Да плюс детский спорт. И все эти команды я обязана поддерживать финансами, обеспечить нормальное состояние баз.

Возьмем клуб одной команды, скажем, по мини-футболу: ему не нравится какая-то база, он заключает договор с другой базой и переходит туда, где условия лучше. Там, возможно, чуть дороже, зато у руководства клуба голова не болит, как обстоит дело с канализацией, водопроводом, с подготовкой к зиме и т.д. То есть снимается необходимое помещение на определенное время и команда тренируется в комфортных условиях. А я обязана обеспечить тренировочный процесс по 32 видам спорта – это первое. Второе, большинство спортивных сооружений ЦСКА построены к Олимпиаде-80, они все очень изношены, за минувшие двадцать с лишним лет здесь не проводилось никаких – ни капитальных, ни текущих – ремонтов. Одна из причин этого – слабое финансирование.

Это удивительно, что спорт выжил в таких тяжелейших условиях. За минувшую зиму, например, у нас было 40 разрывов теплотрассы – мы работали фактически в аварийном режиме. И все эти проблемы нужно решать – вопросы поддержания материально-технической базы, вопросы по оплате спортсменам, которые получают совершенно недостойные деньги, нужно решать вопросы их медицинского обеспечения. И на все требуются средства – вот здесь возникает вопрос привлечения и зарабатывания денег, а это, как ни странно, задачи взаимоисключающие, потому что в ЦСКА не только спорт высших достижений, но и спорт массовый. Если, например, мы возьмем плавание, в бассейне три вида спорта – плавание, двоеборье и прыжки: «вода» для тренировок нужна и детям, и спортсменам. А в ЦСКА – 10 возрастных групп детей. Можно, конечно, не принимать детей, а устроить фитнес-клуб и заработать денег. Но если мы стремимся вырастить чемпионов, мы должны идти с широким захватом, потому что из сотни воспитанников СДЮШОР в лучшем случае один-два потом покажут высокий результат, а бывает, что и ни одного. Вот и получается – бассейн занят, фитнес-услуги оказывать мы не можем.

Аналогичная ситуация по льду: у нас лучшая в стране детская хоккейная школа – она выиграла все детские чемпионаты в разных возрастных группах. А там 10 возрастов, 10 команд – понятно, что вместе их тренировать нельзя. Список можно продолжить по всем другим видам спорта. Если бы не стремление ЦСКА развивать большой спорт и, соответственно, детский, то, в принципе, нам спонсоры были бы не нужны, мы могли бы сами поддерживать команды. Но я понимаю: завтра этот спортсмен может уйти, а на смену ему никого нет – так нельзя. По законам спорта.

Executive:На чем же тогда зарабатывать деньги?

О.С.:Это тема российским законодательством еще не проработана. Я представляю, как это делать, но под это нет никакой законодательной базы.

Executive: Но при этом надо сказать, что занятия для детей у вас далеко не дешевые. Моя дочь, например, занимается теннисом, и я вынуждена возить ее в Малаховку, в областной институт физкультуры, потому что час корта на ЦСКА стоит дорого. И там занимается очень много детей, которые ездят из Москвы.

О.С.: Это очень хороший вопрос, я очень рада, что вы его задали. Так вот, на 1 января 2003 г. в ЦСКА не было ни одной детской платной школы. Наверняка вы говорите мне правду. Мои друзья, дети которых занимаются здесь, тоже платят деньги, но, как вы, наверное, уже догадались, ни одной копейки родительских денег, которые де-факто уплачивались родителями, де-юре никогда не поступало на счета ЦСКА. В этой связи мы приняли определенные меры. Собрали родителей во всех наших видах спорта и объяснили: мы знаем, что вы платите за обучение, но хотим прекратить такую форму оплаты и сделать все законно. Мы получаем лицензии на обучение детей и поэтому оплата, которую родители вносят за занятия, будет символической, и средства пойдут на счета ЦСКА. Дети, занявшие в своей возрастной группе первые 3 места в клубных соревнованиях, будут освобождены от платы, а при дальнейших успехах станут получать стипендии. Тренерам также будет осуществляться доплата из заработанных денег. Нелегальное взимание платы за спортивные тренировки детей, практикуемое отдельными тренерами ранее, необходимо остановить.

Executive: Но в такой ситуации тренеры должны уйти.

О.С.:Но не здесь. И я первая против этого. Тренер, у которого зарплата в лучшем случае три тысячи рублей, а то и полторы, просто не может на эти деньги жить. А в ЦСКА не просто тренеры – это известные люди, заслуженные тренеры еще со времен СССР, которые вырастили уже не одного чемпиона. Я просто не имею права развалить тренерскую базу – нужно всех заинтересовать, обеспечить стимулы к зарабатыванию денег и вывести финансовые средства «из тени». Это моя задача.

Executive: Помимо этого, какой вы видите свою роль в становлении спортивного бизнеса? Чего бы вам хотелось достичь и чего на сегодня не хватает ЦСКА для того, чтобы стать успешной бизнес-структурой?

О.С.: Прежде всего, нам не хватает законодательной базы на уровне государства. У нас не прописано никаких взаимодействий на законодательном уровне. Что я имею в виду? Есть Госкомспорт, который финансируется из государственного бюджета, но при этом никак не определены его взаимоотношения по этому вопросу с региональными спортивными комитетами, в том числе и с Москомспортом. У Госкомспорта свой бюджет на спорт, у Москомспорта – свой, и эти финансовые потоки идут из разных источников и не пересекаются. У Москосмпорта, например, собственный бюджет, планы по развитию столичного спорта, но медали-то даем мы. Если взять все олимпийские награды России, то 70% из них заработаны спортсменами ЦСКА!

А есть еще спортивные федерации, которые определяют «правила игры» – правила проведения соревнований, правила отбора, правила заключения контрактов. Они многое решают в спорте, являясь при этом некоммерческими общественными организациями. И в результате такой раздробленности: федерации – отдельно, Госкомспорт – отдельно, региональные спортивные комитеты – отдельно, никому нет дела ни до каких клубов, в том числе и до нашего.

Очень яркий пример – спортивные базы. У Госкомспорта пока есть единственная спортивная база в Новогорске. В ЦСКА, как я уже говорила, их очень много, но наши базы не используются. При этом Госкомспорт пробивает строительство своих баз. Я согласна, в дополнение к существующим необходимы новые базы, но почему не модернизировать то, что уже построено? Списывать со счетов действующие спортсооружения тоже нельзя. Вообще, процесс по взаимодействию всех спортивных организаций налаживать надо. Я думаю, что для этого и создан Совет по спорту при Президенте РФ – общественно-совещательный орган, чтобы эти проблемы постепенно решать. Так что, надеюсь, рано или поздно понимание в этом вопросе будет достигнуто.

Executive: А бюджет ваш сколько составляет по сравнению с бюджетом Москомспорта?

О.С.: От бюджета Москомспорта одна сотая часть – в год министерство обороны выделяет нам максимум 200 млн рублей.

Executive:А сколько нужно?

О.С.: Как минимум в десять раз больше. Но я не ставлю себе задачи получить от Минобороны такие деньги – это нереально. Я ставлю себе задачу заработать.

Executive:За счет чего вы собираетесь зарабатывать?

О.С.:Нужно привлечь на объекты ЦСКА соревнования. План соревнований верстается Госкомспортом и Москомспортом, место их проведения определяется ими же. Армейских площадок в этих планах нет, и мы работаем над тем, чтобы в них попасть. Постепенно занимаемся модернизацией всех своих баз. Например, легкоатлетический манеж в ЦСКА сейчас лучший не только в стране – в Европе: единственное в стране олимпийское покрытие Mondo последнего поколения, пригодное для проведения соревнований мирового уровня; манеж крытый, так что можно проводить соревнования в любую погоду. После того, как мы в рекордные сроки – за 3 месяца – завершили его реконструкцию, под эгидой Госкомспорта мы провели отборочные соревнования перед чемпионатом мира по легкой атлетике в закрытых помещениях в Бирмингеме. В этом нам очень помогли Председатель ГКС Вячеслав Фетисов и его заместитель Валентин Балахничев, который является одновременно президентом Федерации легкой атлетики. Впервые за 20 лет на соревнованиях по легкой атлетике были полные трибуны! Мы не продавали билеты, потому что, к сожалению, посещаемость таких мероприятий за последние годы снизилась, и никто не ожидал подобного интереса. В следующий раз билеты пойдут в открытую продажу обязательно.

Так что моя задача – обеспечить проведение на своих базах соревнований, на которые пойдет зритель.

Executive: Насколько я знаю, баскетбольная команда ЦСКА способна привлечь на свои выступления зрителей и принести деньги.

О.С.:Да, на их играх полные трибуны, но это всего лишь две игры в месяц.

Executive:Это заслуга менеджмента команды?

О.С.:Команда стала очень хорошо играть, и зритель пошел. Еще не так давно на баскетболе были абсолютно пустые трибуны, так что это заслуга менеджмента, тренера и спортсменов от начала и до конца.

Executive:А в других видах спорта в ЦСКА как обстоят дела с менеджментом?

О.С.:Очень хорошо. Я уже говорила, что мы зарабатываем медали на всех чемпионатах по всем видам спорта.

Executive: Я думаю, это все-таки большей частью говорит о качестве тренерской работы, а не работы менеджмента. Работа менеджмента – сделать из команды коммерческий продукт, добиться того, чтобы на игру шел зритель.

О.С.:Я с вами не согласна. Все незрелищные виды спорта во всех странах дотируются государством. Есть виды спорта, которые у нас всегда (начиная еще с СССР) привлекали зрителя и собирали полные трибуны – это футбол, хоккей и в меньшей степени баскетбол (баскетбол не соберет 100-тысячного стадиона, это может сделать только футбол). Но есть определенные виды спорта, где, как бы менеджмент ни старался, такого эффекта не будет – фехтование, например, не соберет и 5 тыс. зрителей. Каким бы замечательным ни был менеджмент, на такие виды спорта невозможно собрать полные стадионы, за исключением таких уникальных соревнований как чемпионаты мира и Олимпиады. При этом по стрельбе у ЦСКА все призовые места на чемпионатах мира, Европы, на Олимпийских играх, по фехтованию на рапире и сабле – тоже. Но зрителя-то нет! То, что сделал тренерский коллектив и менеджмент клуба, обеспечивает прекрасную возможность для проведения соревнований, но без государственной поддержки такие виды спорта выжить не могут – она должна быть обязательно.

Если уж мы заговорили о фехтовании, продолжим на этом примере. Недавно мы провели реконструкцию залов для фехтования – сделали вентилируемый пол – наши залы лучшие в России. Фехтовальщик же в поединке скользит, так что пол должен быть абсолютно гладким, а прежде была положена обычная половая доска, да к тому же с огромными зазорами. Но даже при этом армейцы брали все медали! В ЦСКА теперь отличные условия для тренировок, благодаря чему мы привлекаем лучших спортсменов. Кроме того, закупили новый татами для дзюдоистов – его не меняли 18 лет. Я сегодня вижу свою задачу в том, чтобы обеспечить спортсменам хорошие условия для тренировок и сделать так, чтобы спортсмен получал достойное вознаграждение за свой титанический труд. К сожалению, бюджет пока мне не позволяет это сделать – слишком много ограничений.

Executive: И как вы предполагаете, сколько времени вам потребуется на реализацию этой задачи?

О.С.:На следующий год надеюсь совершить прорыв в этом вопросе, по крайней мере, весь нынешний год я на это положу.

Executive: Какие качества, приобретенные в бизнесе, помогают вам сейчас в этой должности. И вообще, на ваш взгляд, есть ли принципиальная разница между спортивным бизнесом и любым другим?

О.С.:Никакой разницы. Чтобы быть успешным в любом бизнесе, ты должен понять его суть (то есть технологию), определить, что является главным, что – второстепенным. Когда поймешь технологию бизнеса, то поймешь, что в первую очередь требует вложения денег, как действовать дальше. То же самое и со спортивным бизнесом – как только разбираешься с его технологией, становятся понятны все дальнейшие шаги.

И вообще, то включает в себя понятие «бизнесмен»? Это человек, который умеет делать деньги, а не ждет, что ему принесут их на блюдечке. Вот именно это качество мне и помогает: я не жду, что мне принесут готовый продукт, я понимаю, что все нужно делать «с нуля» самой. Повторюсь, но это важно: надо изменить юридическую составляющую, поправить на государственном уровне структурное взаимодействие всех ведомств, занимающихся спортом и ответственных за спорт, надо обеспечить достойное вознаграждение спортсменам (и не всегда из бюджета). Да к тому же у наших спортсменов двойное налогообложение.

Я вам приведу яркий пример бизнес-спорта – бокс. В боксе очень много различных частных и спонсорских турниров, боксеры по всему миру за час ринга берут сотни тысяч долларов. В России это не развито.

В нашем клубе работает олимпийский чемпион по боксу, чемпион мира и Европы Александр Лебзяк. Его зарплата составляет 4800 руб. Мы говорим: «Хорошо, это сумма рассчитана из бюджета, остальное заработаем – соревнованиями, привлечением зрителей, заинтересуем спонсоров. Разрешите нам доплатить». А нам в ответ: «Раз вы заработали, сначала заплатите налоги».

Естественно, после уплаты всех налогов доплачивать спортсменам уже не из чего. Из того, что мы зарабатываем колоссальным трудом, остаются буквально копейки.

Что я подразумеваю под трудом? Когда проводятся соревнования и приходит 5 тыс. зрителей, все должно работать как часы: кассы должны продавать билеты, должна быть подготовлена площадка для соревнований, укреплены трибуны, чтобы они не рухнули под зрителями, должно быть необходимое освещение и отопление, работать туалеты и т.д. и т.п. – это все обеспечивается работой десятков людей, которым также необходимо платить зарплату.

Так что пока нам остается искать спонсоров. Вернее даже не спонсоров, а меценатов, потому что спонсоры – это те, кто «отбивает» свои деньги, а меценаты – те, кто их дарит из любви к спорту, потому что понимает: пока возвратов никаких не будет. Но спорт – такая сфера деятельности, которая проявится в ближайшие четыре года.

Executive:Почему именно четыре?

О.С.:Пока изменят законодательную базу, наладят взаимодействие всех видов организаций, занимающихся спортом, пропишут правила этого взаимодействия…

Executive: Как вы считаете, может измениться спортивный бизнес с приходом менеджеров нового поколения, ориентированных на западные стандарты? И за счет чего они могут туда прийти, если пока привлечь их нечем?

О.С.:Безусловно, может измениться. А прийти они могут только благодаря собственному чутью, если поймут, что в спорте скоро будет все. Возьмите хотя бы такой пример: масс-медиа на Западе покупают права трансляции того или иного матча у клуба, который обладает этими правами.

Executive: А у нас пока клуб платит за то, чтобы его транслировали.

О.С.:Правильно. Но не всякий. У нас, например, денег на оплату нет, поэтому нас, как вы, наверное, поняли, и не транслируют. Нас транслирует 7ТВ, и большое спасибо каналу, который показывает в прямом эфире все значимые спортивные матчи. Но эта ситуация коренным образом изменится, и очень быстро. А доказательство тому – создание на базе ВГТРК телеканала «Спорт».

Executive: Вы хотите сказать, что если кто-то ставит своей целью перейти в спортивный менеджмент, но пока приглядывается и взвешивает «за» и «против», то времени на размышления уже не осталось: нужно «рвать» с низкого старта, чтобы успеть к тому моменту, как в спорте появятся деньги?

О.С.: Советовать не берусь: каждый должен рассчитать не только свои силы, но учитывать собственный опыт, набраться терпения. Знаю лишь, что спорт благоволит трудолюбивым. Но давайте вернемся к спортивному телевидению. Я рада, что создали государственный спортивный телеканал и убеждена в том, что со временем он будет рейтинговым.

Executive: Если это государственный канал, то получается, что это государство будет платить за то, чтобы осуществлять трансляцию матчей?

О.С.:Да. Но рекламодатели захотят, чтобы во время трансляции того или иного матча был показан их логотип, так что с привлечением рекламных и спонсорских денег проблем не возникнет. А сейчас что получает спонсор соревнований, например, по плаванию? Ничего. Новости спорта в блоках новостных программ всех каналов сокращены – они идут только в 18.00 и в 21.40. И в новостях спорта с эфиром в 4 минуты, 2 секунды показывают плавание. А если у спонсоров будет возможность во время трансляции соревнований на спортивном канале рекламировать свою торговую марку, демонстрировать свою поддержку данного вида спорта, то и привлекать финансы будет проще, и сам спорт будет развиваться, да и зрительский интерес с помощью этого канала можно «подогреть». Это все состоится, я уверена.

Executive:Вы можете назвать какие-то success story в спорте, то, на что можно равняться с экономической точки зрения?

О.С.:Да. Есть очень известный югославский армейский клуб – «Цервена звезда», который еще до войны на Балканах раскрутился с нуля и стал приносить прибыль. Война и раздел Югославии, к сожалению, его разрушили. Но это прекрасный пример успеха в спортивном бизнесе на фоне не очень благополучной ситуации в экономике. А если брать Россию, у нас таким примером могут служить футбольные клубы. Они, как правило, успешны, потому что футбол сам по себе, в принципе, является коммерческим видом (в том смысле, что футбол – зрелище, и его смотрят всегда, даже если «наши» проигрывают). Но почему я говорю про государственную поддержку? Если государство проявит интерес не только к «коммерческому» футболу, если в России будут делать национальными героями наших чемпионов по плаванию, по фехтованию, по стрельбе, по штанге – у спорта будет достойное будущее.

Executive: То, о чем вы сейчас говорите, относится к той самой национальной идее, над которой столько лет люди бьются и выработать не могут.

О.С.: Но шаги-то уже сделаны. Когда я пришла в ЦСКА, о канале, например, только шли разговоры, а сейчас он уже вещает. Президентский совет работает, так что поворот к здоровому образу жизни, к национальной идее через спорт явно наметился. Вы задумайтесь, какую социальную функцию несет ЦСКА: у меня 4,5 тыс. детей, из них максимум 30 человек в будущем заблистают в спорте. Но 4,5 тыс. ушли с улицы! Они выращены в духе состязания и преодоления, и привыкли зарабатывать своим трудом. Согласитесь: все, чего добивается спортсмен, достигается колоссальными усилиями, так что эти 4,5 тыс. детей – как минимум достойные члены общества (вот вам, кстати, прямая параллель между спортом и бизнесом – то, чего добивается человек в бизнесе, он тоже зарабатывает только сам).

Executive: Как вы считаете, какие ваши шаги в карьере были самыми удачными, а какие – наоборот?

О.С.:Вы знаете, я так глубоко в себе не копаюсь. Что называть удачей, а что – неудачей? Мы с вами уже разбирали подобный пример: как назвать мое назначение на эту должность? – я не знаю.

Executive: Вы хотите сказать, что вы до сих пор еще не определились, как вы себя чувствуете в этой должности?

О.С.:Определилась: считаю, что клубу и спорту я полезна. Но насколько это востребовано обществом, не знаю. Работы много, коллектив – громадный, задачи – сложнейшие, затраты мои – и моральные, и физические – колоссальны. Надеюсь увидеть адекватную усилиям отдачу.

Executive: Хорошо, вы в этой должности работаете чуть больше полугода. Я понимаю, что полгода – это не срок для подведения итогов, но, тем не менее, какие-то значимые достижения за эти полгода вы можете назвать?

О.С.: Могу, суммируя сказанное раньше. Изменений много. Произошло преобразование юридической формы клуба – если раньше он был структурным подразделением министерства обороны, то сейчас он уже является федеральным государственным учреждением Минобороны. Мы практически завершили оформление земельно-правовых отношений, которые раньше никак оформлены не были, привели их в соответствии с ГК, с правилами регистрации имущества. Привели в порядок арендные отношения – на сегодняшний день у нас нет арендаторов, которые занимают площади, не имея договора, и практически нет вновь созданной задолженности по арендной плате (добиваемся взыскания с должников, как в судебном, так и во внесудебном порядке). Реконструирован легкоатлетический манеж, который 10 лет не принимал спортсменов. Сделаны новые фехтовальные залы. Заменено покрытие на теннисных кортах. Куплен новый татами дзюдоистам. Переоборудованы тренировочные залы бокса. Практически во всех секциях новые тренажеры – и для спортсменов, и для детей. Словом, обновили материальную базу, преобразили клуб. Разработана программа по привлечению спонсоров – так называемый спонсорский пакет. В частности, на 80-летие ЦСКА мы привлекли спонсоров, которые помогли нам чествовать действующих спортсменов и ветеранов клуба.

Executive:То есть все-таки вы довольны?

О.С.:Вы знаете, есть, что сказать, есть, что показать. Хотя 6 месяцев – это вообще-то не срок в бизнесе… Но мне бы хотелось большего. И обязательно платить спортсменам достойные деньги за их труд, однако пока это не получается.

Executive:А каким вы видите свой дальнейший путь в бизнесе?

О.С.: Здесь, в ЦСКА. Я только на полпути, не могу же я это бросить, не добившись своей цели.

Executive: Как вы считаете, как будет выглядеть российский спортивный бизнес в ближайшие 5-10 лет? Сможет ли он в обозримом будущем стать одной из ведущих отраслей экономики? Ведь во многих странах мира спортивный бизнес – одна из серьезных составляющих экономики.

О.С.:Когда у них нет нефти, когда у них нет алмазов, когда у них нет космоса – тогда спортивный бизнес большая составляющая. В том, что спорт через 10 лет станет в России достаточно эффективно работающей сферой бизнеса, я не сомневаюсь. Но вряд ли по доходам он когда-нибудь сравняется с нефтью. Это будет, конечно, доходная часть бюджета, но однозначно не главная. Все будет зависеть от того, насколько спорт будет присутствовать в новой государственной стратегии развития общества. Конечно, спорт не может быть единственным локомотивом национальной идеи – обязательно должна присутствовать и культура. Вы же знаете, во все времена вложения в культуру считались убыточными, неокупаемыми. Но люди, посещающие музеи, приходящие с удовольствием в театры, на симфонические концерты, на балет, – они достойные члены общества. И хотя прямую отдачу от вложений в культуру подсчитать невозможно, опосредованно она очень большая – чем выше у страны культурный бюджет, тем ниже преступность, тем меньше затраты на органы надзора. Все взаимосвязано. Присутствие спорта в национальной идее я считаю необходимым – как составляющей пропаганды здорового образа жизни и как привычки к труду. Все спортсмены, даже самые маленькие, приучены трудиться и добиваться пусть небольшого, но результата. Иногда, может быть, лишь победы над собой, но это качество характера пригодится, независимо от того, где человек учится или работает.

Executive.:Ольга Юрьевна, при том, что вы занимаете такую серьезную должность и командуете таким огромным хозяйством, у вас двое детей. Как вы это совмещаете?

О.С.:Плохо. Семья меня понимает и поддерживает, но сама я таким положением недовольна. Я нужна своим детям, особенно младшей дочери, к сожалению, я уделяю ей недостаточно внимания. Но понимаете, это – кризисная ситуация, она не может быть такой постоянно. Я думаю, когда мы выйдем из кризиса, когда отладим каждый из винтиков этого механизма, у меня будет какой-то более или менее нормальный рабочий день.

Фото: pixabay

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Большинство профессионалов довольны работой с коучами

62% сотрудников прорабатывают с коучем личную эффективность, 30% решают карьерные вопросы.

Каждый пятый россиянин планирует стать айтишником в 2022 году

В топ-3 специалистов, которые к началу опроса прошли переобучение для работы в сфере IT, попали экономисты, менеджеры и аналитики. 

Завершился региональный этап Всероссийского конкурса молодых IT-предпринимателей

В общей сложности среди участников конкурса 833 команды из 212 образовательных организаций.

Две трети работодателей увеличили за последний год количество временных сотрудников

Многие сотрудники стали выбирать проектную или временную занятость.