Миллиарды на скидках

Vigoda.ru делит большой офис в новеньком московском бизнес-центре с несколькими изданиями Gameland. Такое соседство не случайно. С 2006 года Давид Шостак, один из основателей Vigoda.ru, был управляющим директором Gameland, но в 2010 году покинул медиакомпанию. Ушел, по его словам, из-за «разного понимания, куда должен двигаться Gameland». Чем заняться дальше, долго не размышлял. Как раз в это время «выстрелил» один из его проектов ― скидочный сервис.

 

Давид Шостак рассчитывает увеличить оборот компании в десть раз к 2012 году

«Я предприниматель, ― вспоминает Шостак о том этапе, ― у меня всегда запущено несколько проектов. Из этих проектов что-то вырастает, что-то нет. В случае с Vigoda.ru стало понятно, что это большой проект, что у него огромный потенциал, и я решил заняться им плотнее. Хотя «я решил» ― это громко сказано. Скорее, я договорился с другими основателями, что буду управлять проектом».

Другие основатели ― это Паша Романовский, Шахар Смирин и Рой Мор. Все четверо хорошо друг друга знают, не первый год вместе инвестируют в стартапы, а с Романовским Шостак знаком еще по работе в Gameland. Квартет негласно разбит на пары. Смирин и Мор в основном работают на Западе, замечают «правильные» западные тренды и передают их второй паре ― Романовскому и Шостаку, которые переносят понимание этих трендов в российскую действительность и превращают идеи в бизнесы.

Пример Vigoda.ru доказывает, что связка работает. Сейчас портал входит в тройку сильнейших скидочных сервисов России. В марте 2011 года более 30% Vigoda.ru за $5-7 млн выкупила Access Industries бизнесмена Леонарда Блаватника. А уже в июне Vigoda.ru вышла на рынок Украины, поглотив киевский скидочный сервис «Город 24» примерно за $1 млн. Через несколько лет, по оценкам Access, стоимость Vigoda.ru может составить $200 млн.

Начало

На вопрос о причинах, потянувших его и партнеров в скидочный бизнес, Давид Шостак, улыбаясь, признается, что у него две версии. Первая ― хотели создать первый в России крупный проект в интернете, который зарабатывал бы не на партнерах или рекламе, а на пользователях. Вторая версия куда менее романтичная.

«Можно сказать, что мы пришли в этот бизнес случайно, ― говорит Шостак. ― Весной прошлого года мы видели Vigoda.ru как некий интернетовский медийный проект, в котором ты собираешь аудиторию и даешь ей интересный контент, а аудитория заодно еще и покупает что-то. Но мы ошибались. Сегодня мы понимаем, что этот проект ритейловый. Суть в нем не только в сборе аудитории, а в том, как ты работаешь с этой аудиторией. Собрал ты ее ― это некое одноразовое действие, теперь ты с ней работаешь, предлагаешь ей необходимые товары, услуги. Должен понимать, что их интересует. Причем в разные этапы, сезоны и даже дни их интересуют разные вещи. Вот это все ты должен понимать, рассчитывать».

Правильное понимание пришло позже, а в 2010 году четверо предпринимателей наблюдали небывалый успех Groupon в Штатах и прикидывали, как запустить что-то похожее в России. В том, что проект выстрелит, партеры окончательно убедились летом 2010 года, когда вендоры начали охотно соглашаться на партнерства с Vigoda.ru. Именно тогда Шостак почувствовал, что они наткнулись на нечто действительно интересное.

Западный успех по-русски

Идея Groupon и всех скидочных сервисов предельно проста: пользователи экономят, а компании получают новых клиентов. На Западе купоны на скидки стали обычным делом еще несколько десятилетий назад. В России идею встречают с опаской. На форумах и сейчас встречаются вопросы в духе «А это не кидалово, случаем?». К тому же Шостак замечает, что в России низкий уровень зрелости аудитории в плане интернет-поведения, если сравнивать с теми же Штатами.

«В Штатах люди привыкли покупать в интернете, ― говорит он. ― Я часто бываю в Штатах. Однажды привез другу нарды, ему не понравились там костяшки. В тот же вечер он заказал их в интернете за $1,5, еще за $2 ускорил доставку. Через восемь часов костяшки уже были у него».

Другой пример. Когда Шостак гостил у американских друзей в многоквартирном доме, где живут люди со средним достатком, он заметил, что почти каждый день возле одной из десяти квартир на этаже появлялись коробки FedEx, TNT Express и других доставщиков интернет-магазинов. То есть, условно говоря, каждый жилец заказывал что-то в интернете примерно раз в десять дней.

В России процент людей, которые покупают что-то в интернете, относительно небольшой. В 2010 году, как подсчитали Citibank и Google, россияне потратили в интернете всего $20 млрд. Это чуть больше 1,0% нынешнего ВВП России. И даже те немногие, кто тратит деньги в сети, оплачивают покупки не картой, а курьеру наличными. Для скидочного сервиса это неприемлемо. Здесь все автоматизировано, нет курьеров, весь процесс от начала до конца проходит в онлайн. И платить надо онлайн.

«Летом прошлого года люди были не готовы платить карточками, ― вспоминает Шостак, ― поэтому пришлось подключаться ко всем платежным терминалам, осваивать мобильные платежи. Но в 2011 году мы видим потрясающую вещь ― люди начали платить карточками. Не знаю, связано это с нашей категорией коммерции или вообще с развитием электронной коммерции, но на сегодняшний день оплата карточками у нас 60-70%».

От проекта к бизнесу

Проект Vigoda.ru начинался с трех нанятых продавцов. Четверо основателей участвовали в жизни молодой компании время от времени, все их силы уходили на основные бизнесы. Шостак возглавил Vigoda.ru спустя три месяца после запуска. Так они решили с партнерами.

«Сегодня билет в скидочный бизнес стоит очень дорого, ― рассказывает Шостак. ― Три крупнейшие российские «купонные» компании уже вложили более чем по $5 млн каждая. Минимальный входной билет для начала ― несколько сотен тысяч долларов. Но это только на запуск. Чтобы занять хоть какую-то долю рынка, надо еще вкладываться»

Первые девять месяцев компания развивалась за счет личных средств основателей. Вкладывались в технологии, создавали сайт. В марте 2011 года удалось привлечь внешние инвестиции. Access Industries выкупила за $5-7 млн около трети компании, писал «Коммерсантъ». Детали сделки Шостак не раскрывает, но говорит, что цифры близки к истине, а все деньги пошли на развитие компании.

«Сегодня это уже совсем не маленький бизнес, ― продолжает он, ― но на безубыточность мы еще не вышли. Продолжаем вкладываться, каждый квартал заходим в несколько новых городов. В первый год рост составил около 900%. В 2011 году планируем выйти на оборот более $10 млн, а в 2012 достичь $100 млн в год».

Статьи расходов, как рассказывает Шостак, по мере развития практически не меняются. Зато растет объем расходов и приходится постоянно думать, как тратить наиболее эффективно. Больше всего денег уходит на персонал. Сейчас в московском офисе Vigoda.ru работают более ста человек, еще около ста заняты в девятнадцати региональных представительствах. Это продавцы, отдел по работе с потребителями, call-центр, отдел контента, который перерабатывает всю информацию про акции и выкладывает на сайт в правильном виде, маркетологи, PR, достаточно крупный финансовый отдел, дизайнеры, вебредакторы.

Региональная экспансия ― тоже удовольствие не из дешевых. Чтобы выйти на рынок Украины, Vigoda.ru купила в июне 2010 года киевский скидочный сервис «Город 24». Поглощение обошлось примерно в $1 млн, пишет «Коммерсантъ». Украинский рынок электронной коммерции небольшой, всего $400-500 млн. Зато растет на 50-60% в год.

«Внутри оставляем ядро нашей работы, где наработка экспертизы для нас важна, ― отвечает Шостак на вопрос об аутсорсинге. ― Вот call-центр. Управление им, координация, постановка задач, вся экспертиза ― этим занимаемся сами. А девушки, отвечающие на телефон, вот они на аутсорсе. Так же и с технологиями, и с тем же кадровым делопроизводством».

Пользователь важнее

Vigoda.ru, по словам Шостака, это b2с бизнес, хоть в нем и есть большая составляющая b2b. Отдел продаж, который договаривается о партнерстве с вендорами (их еще называют мерчантами), он видит сервисным. Правда, тут же замечает, что странно говорить о клиентском подразделении как о сервисном. Но такова идеология компании: главное ― обслужить интересы зарегистрированных пользователей, потом уже вендоры.

Сами вендоры воспринимают скидочные сервисы по-разному, но для большинства ― это дополнительная точка продаж. Хотя некоторые приходят за рекламой. Понять их можно. У Vigoda.ru почти 2 млн зарегистрированных пользователей определенного соц-демо ― привлекательная аудитория. Все предложения рекламного толка Шостак пока отметает. Пока ему интереснее получать деньги от пользователей, чем от рекламодателей.

«Если это мелкий бизнес, маникюрный салон, то для него узнавание не так важно, люди не запомнят единоразовую акцию, ― размышляет Шостак о рекламных возможностях скидочных сервисов. ― Для салона намного важнее, чтобы люди покупали купоны. Потому что большая доля продаж будет заполнена нами. Крупный бизнес, «Елки Палки», «Билайн», «Планета Гостеприимства»(Сбарро), с которыми мы работали, о таких компаниях и без нас хорошо известно. С точки зрения рекламы это интересно какому-то среднему бизнесу. Например, пейнтбол. В Москве десяток сильных компаний. Конечно, для них важно, чтобы их бренд увидела двухмиллионная аудитория».

Сначала основными клиентами Vigoda.ru были спа-салоны и рестораны. Теперь эти направления приносят относительной небольшой доход, но работать с ними продолжают, чтобы ассортимент на портале оставался широким. Самые опытные клиенты ― компании из категории «красота и здоровье». Практически все московские салоны красоты, по словам Шостака, пользовались услугами социальной коммерции хотя бы раз. Менеджеры в этих областях уже чувствуют аудиторию скидочных сервисов, понимают, какие купоны надо продавать и кто по этим купонам придет.

Мелкие компании скидочникам сейчас уже малоинтересны. Скажем, девушка, которая сама шьет игрушки, может запустить акцию в новом для скидочников городе, а в Москве уже нет, потому что у нее «ограниченное предложение». Сошьет она сорок игрушек, продаст сорок купонов. Для нового региона это нормально, а для столицы нет.

«У нас не бесконечно число акций, есть условная стоимость места, ― продолжает Шостак. ― Мы хотим зарабатывать на этом месте определенную сумму денег. Я не могу поставить акцию, которая продаст максимум сорок купонов. Конечно, мы можем продать четыреста купонов на игрушки. Правда, потом она не сможет их обслужить и пошьет только сорок игрушек. Будет плохо и ей, и нам, и юзерам. Мы за этим как раз следим. Это один из функционалов отдела проверки качества ― следить за соответствием заявленного возможному инвентарю».

Кофе по купонам

Московская сеть кофеен «Кофеин» установила своеобразный рекорд. Пользователи Vigoda.ru купили более 67 тыс. купонов по акции «Все меню в два раза дешевле». Правда, скидку давали не на все. За алкоголь, сигареты и некоторые десерты посетители платили полную стоимость.

«Это явно не PR, это чистейшей воды канал продаж, привлечение новых людей, ― рассказывает директор по маркетингу «Кофеин» Никита Житлов. ― Это не может быть постоянной историей, потому что мы не дискаунтеры. Акции можно проводить в какие-то пиковые месяцы, раз в четыре месяца».

Итогами акции Житлов доволен. По его словам, возврат на инвестиции составил примерно 50-60%. А как насчет людей, которые пришли по купонам? Владельцы ресторанов иногда рассказывают страшные истории, как толпы студентов «ведутся на халяву», залетают в зал и распугивают завсегдатых посетителей. «Кофеин» такой проблемы не заметил.

«Я, конечно, могу брать только мнение управляющих наших кофеен, ― продолжает Житлов. ― Они довольны всей этой историей, довольны людьми. Люди все разные и не всегда халявщики. Это немного предубеждение».

Как акции влияют на общий поток посетителей, Житлов подробно пока не разбирал. Зато мотивирует персонал, чтобы те, обслуживали людей с купонами особенно внимательно и обходительно.

«Такой оценки я просто еще не делал, ― поясняет он. ― Надо смотреть, в какой декаде месяца начинается акция, в какой заканчивается. К концу месяца люди получают зарплату и, естественно, есть рост. Мне волнует привод новых людей, чтобы персонал мог их удержать и привлечь к нам в будущем. Этот параметр нас устраивает, поэтому мы это делаем».

Начинающаяся гонка

В 2010 году, когда скидочные сервисы только начали появляться в России, особой конкуренции между площадками не было. Елена Масолова, сооснователь российского Groupon, оценивает весь рынок скидочных сервисов в $200-250 млн, причем Groupon, по ее мнению, занимает 80% всего рынка. Остальное делят между собой другие игроки ― Vigoda.ru, Biglion, «КупиКупон», KupiBonus, BigBuzzy и другие. И даже в таких условиях, как говорит Шостак, конкуренция только-только начинает ощущаться.

«Рынок настолько велик, что даже сейчас, когда у ведущих игроков очень серьезные базы данных, мы все только в начале пути, ― говорит он. ― Сейчас игроки борются за особо интересных вендоров. Качество сделок и умение правильно работать с юзерами, развивать их лояльность, умение активировать юзеров. Вот кто качественнее и эффективнее научится все это делать, тот и будет впереди».

Шостак и его партнеры планируют «реально выращивать реальный бизнес». Продавать или искать новых инвесторов для Vigoda.ru они не собираются. «Этот стартап не для продажи, ― Шостак три раза сплевывает и стучит по столу. ― Это бизнес, который прекрасно развивается и должен приносит интересные дивиденды во всех смыслах, а не только деньги».

Фото в анонсе: Unsplash

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Бренд-менеджер, Москва

интересно, ни этот ли опытопределяет успех скидочных сайтов прежде всего?

''Внимание! Вся информация приведенная ниже, является всего лишь домыслами, которые чертовски похожи на правду.

Сегодня речь пойдет о бизнесе, а точнее о бизнесе по–русски.
Многие из нас не по наслышке знакомы со скидочными сервисами, которых в последнее время развелось не так уж и мало, но есть среди них лидер и основатель ''Groupon'', поговорим о нем. Итак, совсем недавно там была запущена беспрецедентная акция — немецкий робот–пылесос со скидкой 65% по цене 7 890р. Все бы хорошо, но пытливые интернет–умы обнаружили, что эта модель чуть более чем полностью совпадает с китайской поделкой за $40, что сайт этой организации зарегистрирован буквально несколько дней назад, а администрация портала скринит все неудобные комментарии и вопросы. В блоге Оляпки сегодня появилась большая статья на эту тему, где все эти мысли собраны в одну большую читаемую кучку.

А теперь давайте посчитаем:
На данный момент куплено 1 160 пылесосов
Что составляет 9 152 400р. дохода
Затраты на приобретение китайской техники = 1 144 800р.
PROFIT = 8 007 600р.
Неплохо, правда?''
Источник со ссылками http://www.dirty.ru/pages/5

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Российские предприниматели решили повторить успех Groupon. За один год их скидочный сервис Vigoda.ru вырос на 900%, оборот достиг $10 млн, а количество зарегистрированных пользователей перевалило за 2 млн. Структуры Леонарда Блаватника уже купили 30% компании и оценивают ее будущее в $200 млн. Собственно, на этом можно было бы и остановиться. Подробно механизм развития подобных «старт-апов» и вывода их из-под контроля их основателей рассматривался в комментариях к интервью под названием «Вы работаете почтамтом». В данном случае, принимая за основу предложенный материал, - за первый год работы компания фактически еще не успела даже полностью освоить свой рыночный сгемент, как уже потеряла 30% своего капитала, а в дальнейшем рискует и полностью перейти под контроль крупного инвестора, который быстро наведет в ней свои порядки и поставит под свое управление. Далее. При численности пользователей в два миллиона, оборот в десять миллионов выглядит малосущественным. Т.е. при расчете итогового оборота всего в пять долларов на пользователя, - это просто не серьезно. И главное, - г-н Блаватник известен своими проектами по скупке неких активов, раскрутке их, «накачиванию» им несуществующей репутации и продаже за баснословные деньги плохо осведомленным в деле их реальной стоимости лицам. Так что это – тем более не аргумент. Данное лиц опросто рассчитывает, - захватив компанию полностью или частично и создав ей дешевыми способами большую «раскрученную» популярность, - просто продать ее с большой выгодой для себя, но с убийственным результатмо для инвестора, который согласится у него ее купить. Вот и вся история на текущий момент. А теперь посмотрим дальше. >Vigoda.ru делит большой офис в новеньком московском бизнес-центре с несколькими изданиями Gameland. А иначе никак. Т.е. сверхуспешный проект позволить себе собственный офис или его отдельную аренду просто не может. Всегда приходится снимать одну комнату в бизнес-центре на правах сожительства с еще несколькими «квартиросъемщиками». С тем же успехом они могли выбрать себе для резиденции комнату в квартире одного из участников проекта как то обычно происходит на «старт-апах». >Такое соседство не случайно. С 2006 года Давид Шостак, один из основателей Vigoda.ru, был управляющим директором Gameland, но в 2010 году покинул медиакомпанию. Ушел, по его словам, из-за «разного понимания, куда должен двигаться Gameland». Т.е. говоря проще, - выгнали за бездарность, конфликтность, неспособность обеспечить результат и интересы. Именно так это называется грубым языком повседневности, а вовсе не «ушел по своим словам». Просто выгнали за недостаточно хорошее управление. >«Я предприниматель, ― вспоминает Шостак о том этапе, ― у меня всегда запущено несколько проектов. Из этих проектов что-то вырастает, что-то нет. В случае с Vigoda.ru стало понятно, что это большой проект, что у него огромный потенциал, и я решил заняться им плотнее. Точнее говоря, - не зная, чем заняться дальше, человек решил начать сразу несколько проектов одновременно, однако терпения и сил у него по понятным причинам едва хватило только на один, а все остальное пришлось бросить на стадии подготовительных размышлений и фантазий о светлом будущем. >Хотя «я решил» ― это громко сказано. Скорее, я договорился с другими основателями, что буду управлять проектом». «Деньги ваши, идеи наши». Схема известная. >Смирин и Мор в основном работают на Западе, замечают «правильные» западные тренды и передают их второй паре ― Романовскому и Шостаку, которые переносят понимание этих трендов в российскую действительность и превращают идеи в бизнесы. Говоря проще, - как уже было ранее отмечено на форуме в созвучной теме, - воруют чужие идеи и перебрасывают их для воплощения в тот регион, в котормо влияние иностранных правовых и правозащитных служб носит весьма ограниченный характер. Таким регионом может быть не обязательно Россия, но и все постсоветское пространство, а также страны Азии. Схема известная и распространенная, но уже старая и отживающая свой век. Дело в том, что в век бурного развития Интернет-коммуникаций очень сложно скрыть какую-то новую идею или какой-то новый элемент в уже существующем проекте от подобного мониторинга конкурентов. Все нововведения немедленно замечаются, анализируются и внедряются у себя, что в итоге и делает все эти Интернет-сервисы по большей части технически очень похожими друг на друга. Разница лишь в территориальном применении возможностей. В данном случае, если в развитых странах пришлсоь бы платить за чужую украденную идею, а заодно и бесперспективно судиться, то в России любые подобные проекты заведомо обречены на успех в силу неразвитости национального законодательства и неготовности органов правопорядка и судебных органов к борьбе за чужие права. К тому же, не зарегистрированные в России. Т.е. «дикая Интернет-земля» России дает немало преимуществ тем, кто хочет неплохо зарабатывать, пользуясь чужими разработками и идеями. Как на российской территории, так и с российской территории за рубежом. >Через несколько лет, по оценкам Access, стоимость Vigoda.ru может составить $200 млн. Это все очень хорошо, но сугубо для весьма впечатлительных лиц. В первую очередь потому, что за первый год своего существования компания по сути уже выбрала свой текущий клиентский потенциал. И из чего будут складываться эти самые 200 млн.дол.США стоимости проекта в будущем – неизвестно. Поскольку расти столь опережающими темпами ей уже некуда. Тем более, что с учетом характера первой страницы и доступа к ресурсу, возникают сомнения относительно того, а все ли эти два миллиона пользователей действительно являются пользователями, а не просто зарегистрировались на ресурсе лишь для того, чтобы войти на него и посмотреть, - а что же он все-таки из себя представляет ? >Собрал ты ее ― это некое одноразовое действие, теперь ты с ней работаешь, предлагаешь ей необходимые товары, услуги. Должен понимать, что их интересует. Причем в разные этапы, сезоны и даже дни их интересуют разные вещи. Вот это все ты должен понимать, рассчитывать». Верно. Но в Интернет-бизнесе эта идея уже давно не новая. Более того, подобная гибкость предложения эксплуатируется очень активно именно благодаря сети Интернет и ее сервисам, позволяющим очень быстро доводить до клиентов нужную сезонную и селективную информацию. Т.е. в данном случае налицо сиутация, когда авторы идеи взялись за дело, не изучив даже опыт других организаций, занимавшихся подобными разработками, а также все то, что уже использует рынок на момент начала «старт-ап» проекта. >«В Штатах люди привыкли покупать в интернете, ― говорит он. ― Я часто бываю в Штатах. Однажды привез другу нарды, ему не понравились там костяшки. В тот же вечер он заказал их в интернете за $1,5, еще за $2 ускорил доставку. Через восемь часов костяшки уже были у него». Костяшки и всевозможные игровые аксессуары, - как их изготовление, так и торговля ими, - также давно являются отдельным направлением ''люкс''-бизнеса. Даже из золота отливают с инкрустацией. Те же костяшки для нард, выполненные в нескольких десятках различных вариаций, можно встретить в любом магазине, в котором подобые вещи продаются. Магазинов подобных – великое множество. Стоят изделия там сравнительно недорого. Поэтому, - зачем заказывать себе что-то подобное через Интернет с доставкой – непонятно. Чистый снобизм. >В России процент людей, которые покупают что-то в интернете, относительно небольшой. В 2010 году, как подсчитали Citibank и Google, россияне потратили в интернете всего $20 млрд. Это чуть больше 1,0% нынешнего ВВП России. Именно потому, что это – примерно 1,0% нынешнего ВВП России, россияне так «всего» и тратят в Интернет. Каждой аудитории свойственна своя платежеспособность и склонность к приобретению продукцию через каналы Интернет-сервисов. Да к тому же с поправкой на то, что практически все, что доставляется и закупается подобным образом, может быть украдено или иметь несоответствующее качество или некие скрытые дефекты. Тем более, что суды в России в данной области весьма неохотно берутся за рассмотрение дел, и получить какую-либо компенсацию бывает крайне проблематично. >Здесь все автоматизировано, нет курьеров, весь процесс от начала до конца проходит в онлайн. И платить надо онлайн. И что самое главное, - именно с подобных сервисов чаще всего информация о кредитных картах распространяется «не в те руки». >Но в 2011 году мы видим потрясающую вещь ― люди начали платить карточками. Сегодня банки активно оказывают услугу по блокированию и аннулированию Интернет-операций в случае сообщения клиента о несанкционированном доступе к его карт-счету с использованием данных его кредитной карты. Раньше банки просто блокировали любые Интернет-операции по кредитным картам, делая недоступными любой платежный Интернет-сервис, если иное не оговаривалось отдельно с клиентом и не оформлялось в виде специального протокола в договору на обслуживание. Сегодня есть возможность аннулировать несанкионированные платежи. Собственно, благодаря чему платежи по кредитным картам и пошли вверх. Правда, и число мошенничеств сразу резко возросло. >Не знаю, связано это с нашей категорией коммерции или вообще с развитием электронной коммерции, но на сегодняшний день оплата карточками у нас 60-70%». За данную компанию не скажу, - не знаю. Но сегодня имеет место значительное снижение число организаций, оказывающих курьерскую доставку с приемом денег курьером. За счет этого люди экономят, да и безопаснее это. Поскольку не известно, что за клиент, какой район и как повернется дело с деньгами. Да и на курьеров сегодня доверяться не приходится, - люди все больше молодые, да ненадежные. Тем более те, кого в состоянии привлечь организаторы подобных проектов. >Но это только на запуск. Чтобы занять хоть какую-то долю рынка, надо еще вкладываться/ И это при том, что нет никаких гарантий того, что дело получится. Тем более, что не исключаю, что речь просто идет о попытке искусственно набить себе цену. За такие деньги компания и сама себе за свой счет скидочный бизнес может позволить. Без привлечения сторонних лиц. >Access Industries выкупила за $5-7 млн около трети компании, писал «Коммерсантъ». Детали сделки Шостак не раскрывает, но говорит, что цифры близки к истине, а все деньги пошли на развитие компании. Обычно под подобными операциями на столь крупные суммы за подобный бизнес обычно скрываются совершенно банальные «прачечные». Собственно, для чего и нужна львиная часть Интернет-проектов и иных «старт-апов» в данной области. Поскольку операции с более чем крупными суммами с участием в их капитале через них можно проворачивать более чем успешно. В том числе по встречной обналичке и обезналичке. Хотя на сегодняшний день это уже и считается во многом пройденным этапом, т.к. интернет «старт-апы» дают массу альтерантивных возможностей, в том числе и по переброске денег за рубеж и обратно за формально оказываемые вирутальным абонентам услуги, якобы купленные ими товары и т.д. Вариантов много. Т.е. наличествуют широчайшие возможности для избежания контроля со стороны правоохранительных и иных заинтересованных органов. >В 2011 году планируем выйти на оборот более $10 млн, а в 2012 достичь $100 млн в год». Интересно, как интервьюент считает ? За год подняться в десять раз с валютным оборотом по России ? В лучшем случае за год будет достигнута сумма порядка 16 млн.дол.США, которая и будет являться пороговой для данной компании на сегодняшний день. Да и то – при самом оптимистичном сценарии развития конъюнктуры. А все разговоры про 100 млн.дол.Сша хороши лишь в том случае, если компания действительно будет активно подвизаться на рынке «банно-прачечных» услуг, камуфлируя уводы под Интернет-операции, как уже давно поступают сегодня многие. >Украинский рынок электронной коммерции небольшой, всего $400-500 млн. Зато растет на 50-60% в год. «Прачечный» рынок у них. Это основа практически всей украинской Интернет-коммерции. Причем, активно россияне им не пользуются. Во-первых, и своих возможностей хватает, а во вторых, - лишнее передаточное звено. Но многие как раз предпочитают работать именно с Украиной. В особенности под контрабандные операции с зерном из России и иными товарами, оборот которых осуществляется между странами преимущественно из разряда т.н. «приграничной торговли» или обмена между расположенными через границу регионами. >Например, пейнтбол. В Москве десяток сильных компаний. Конечно, для них важно, чтобы их бренд увидела двухмиллионная аудитория». По всей стране и за рубежом. :( Для Москвы актуальна только Москва и в меньшей степени Подмосковье. Двухмиллионная аудитория по стране такой компании не нужна. Да и в Москве и в области ей требуется лишь ориентация на людей, которые в состоянии заинтересоваться данным видом времяпровождения. А это весьма кропотливая селекция по потребительским группам. Которую заявленная компания, кстати говоря, не осуществляет. Спрашивается, - за что в этом случае платит клиент ? За то же самое, что и в случае рассылки пресловутого «спама», когда, авось, одно из ста рекламных писем кого-то заинтересует. >Я не могу поставить акцию, которая продаст максимум сорок купонов. Конечно, мы можем продать четыреста купонов на игрушки. Правда, потом она не сможет их обслужить и пошьет только сорок игрушек. Будет плохо и ей, и нам, и юзерам. А почему кому-то не приходит в голову объединить подобных клиентов в мини- и макси-пулы, как то делается на Западе, и где также наличествует подобная артизанальная деятельность ? Формируется купонный скидочный пул из нескольких десятков подобных «мелочевщиков» с указанием на купонах предметов, на которые из общей совокупности предложения они распространяются. Из расчета трудовых возможностей мастеров. И все довольны. То же и с другими клиентами, которые по одиночке не интересны, но котоыре представляют из себя в массе весьма существенный сегмент рынка и могут в совокупности приносить неплохие деньги. Одно тыквенное семечко не стоит и копейки. А кулек семечек тянет на несколько десятков рублей. И откуда, спрашивается, что тогда берется, если одно семечко ничего не стоит ? >Московская сеть кофеен «Кофеин» установила своеобразный рекорд. Пользователи Vigoda.ru купили более 67 тыс. купонов по акции «Все меню в два раза дешевле». Правда, скидку давали не на все. За алкоголь, сигареты и некоторые десерты посетители платили полную стоимость. Кстати, подобные акции как раз и являются признаками «прачечного» бизнеса. Когда реально купоны, естественно, продаются в некотором количестве, но отнюдь не в том ,в каком это заявляется компанией, использующей виртуальные купоны для отработки денежных потоков. За рубежом на это очень активно обращают внимание правоохранительные органы в работе таких организаций. Поскольку рекордсменами по якобы распространенным купонам являются именно кофени, небольшие рестораны, торговые точки, магазины и т.д. Основным критерием при этом является несоразмерность числа выкупленных купонов обороту этих заведений и их возможностям. Тем более, когда речь заходит о специфических по характеру или молодых заведениях такого рода. Впрочем, можно и просто бесконтрольно торговать ''левыми'' купонами. Это также активно практикуется подобными компаниями. Причем, доказать факт ''левых'' продаж излишних купонов практически невозможно. При том, что всю выручку от них компания забирает себе. В особенности это практикуется в случае все тех же расторанов, кафе, дансингов, баров, развлекательных центров, салонов красоты и т.д., где учет подобных акций традиционно поставлен на очень низкую ступень контроля. >Елена Масолова, сооснователь российского Groupon, оценивает весь рынок скидочных сервисов в $200-250 млн. Этот пример мы уже здесь разбирали. >Шостак и его партнеры планируют «реально выращивать реальный бизнес». «Этот стартап не для продажи» В данном случае, если я прав (просто лень разбирать конкретно взятую компанию и смотреть, откуда у них «ноги растут», и чем там реально люди занимаются под данной вывеской), их функции в итоге сведутся лишь к обслуживанию «прачечной» за процент. Как работают сегодня очень многие Интернет-организации в России. С возможностью как-то развиваться и расширять свое дело из чистого любопытства и интереса. Поскольку основные деньги им будут идти от «банно-прачечного» комбината, а не от партнеров. Тем более, что реальные возможности российского купонного рынка на этот предмет серьезно ограничены. Торговля купонами, - каких бы разнообразных компаний ни были эти купоны, - тоже имеет целый ряд ограничительных порогов. Которые соблюдаются и для России. Все одно, - что «торговля скидочной бумагой», что «торговля воздухом», - да еще и с попыткой сделать из этого миллионы, а продать такой дутый бизнес за сотни миллионов. > «юзеров» … Т.е. такое понятие как «пользователь» или «клиент» молодому поколению Интернет-бизнесменов уже незнакомо. При том, что «юзер» всегда был сугубо жаргонным термином компьютерного сообщества. Да еще часто и с иронично-негативной окраской. Одним словом, рекламная статья со скрытым подтекстом. Т.е. рынок фактически выработан, развиваться дальше некуда, конъюнктура выбрана практически полностью, на регионы надежды мало, а рассчитываться с инвесторами необходимо. Здесь как бы и бизнес полностью не потерять, да еще и должными не остаться. А г-н Блаватник шутить не любит. Даже в Израиле достанет, если придет нужда. И соотечественников, и соплеменников. Николай Ю.Романов
Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург
Николай Романов, +1000000
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Дело в том, что значительное число т.н. ''успешных ''старт-апов'''' в России традиционно связывается именно с продажей вирутальных услуг, ''воздуха'' или ''бумаги''. И превозносятся различными рекламными и сопутствующими информационными акциями как некий синоним и символ безусловного успеха. Т.е. являют собой некий пример того, как надо поступать любому желающему, решившему начать успешный бизнес. Т.е. символом успеха признается любая деятельность, связанная с виртуальным бизнесом в любых его формах. К E-xecutive это в данном случае относится лишь опосредованно, - как к публикующей информацию стороне, - но общая тенденция к пропаганде указанного выше в российских СМИ и Интернет-сообществе налицо. Т.е. пропагандируются именно сплошные ''пустышки''.

Николай Ю.Романов
---

Редактор, Москва
Николай Романов пишет: Дело в том, что значительное число т.н. ''успешных ''старт-апов'''' в России традиционно связывается именно с продажей вирутальных услуг, ''воздуха'' или ''бумаги''.... пропагандируются именно сплошные ''пустышки''.
Николай, мы ищем «невиртуальные» стартапы. Сейчас как раз готовим к публикации несколько историй (суть опять сводится к тому, что китайцы делают аналоги дешевле, быстрее и качественнее). Вы правы, IT-ных бизнесов много больше. Но оно и понятно: IT ― сфера динамичная, к тому же не надо общаться с толпами бюрократов, выбивать помещения или земли под производство и т.д. Люди идут по пути наименьшего сопротивления. Это естественно.
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Люди идут по пути наименьшего сопротивления. Это естественно. Все верно. Просто здесь, за рубежом, как-то привыкаешь, что все эти многочисленные Интернет-сервисы действительно оказывают некие конкретные услуги, продают продукцию или обеспечивают некое обслуживание. Которые так или иначе всегда можно ''пощупать''. Т.е. выполняют роль ''сводни'' между конкретными организациями (по производству, оказанию услуг или коммерческой деятельности) или организациями и их клиентами (тоже по указанным направлениям). А российские аналоги воспринимаются даже не как их копии, перенесенные на российскую землю, а как ''сводни'' ... между ''своднями''. Поскольку своего к предложению, в отличие от компаний Запада, у этих российских Интернет-проектов ничего нет и не предполагается. Да и чаще всего, российские Интернет-проекты ''пропихивают'' в вирутальном мире то, что уже никак не ''пропихивается'' на рынке обычными средствами рекламы или в рамках продвижения и традиционной коммерческой деятельности в силу перегруженности рынка данной продукцией и отсутствия на нее адекватного спроса. Николай Ю.Романов ----
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.