Денис Калинин: «Роль CIO – не в том, чтобы народ быстро бегал, а в том, чтобы все работало»

Кризис неласково обошелся с IT-бюджетами большинства российских компаний. В период, когда доступ к финансовым ресурсам резко усложнился, об инвестициях в компьютерную инфраструктуру не может быть и речи. Стремление корпоративных покупателей к экономии не лучшим образом отразилось на рынках «железа» и софта уровня enterprise. По прогнозам IDC, рынок серверов в регионе IMEA во втором квартале 2009 года сожмется аж на 40%. Нелегко и могучей Microsoft, которая впервые за 23 года зафиксировала снижение выручки. Потребительское поведение говорит о желании корпоративных заказчиков переждать бурю.

Всезнающая IDC признала островком стабильности IT-аутсорсинг. Глава компании IBS DataFort Денис Калинин полностью согласен с оценкой агентства. Правильный подход к услугам, за которые компании независимо от кризиса платят так же аккуратно, как за доступ в интернет, аренду офиса и за свет в рабочих кабинетах, способен принести заказчикам ощутимый положительный результат без капиталовложений. Отрасль еще не лишилась детских болезней, но, по утверждению босса IBS DataFort, винить в этом ее нужно в последнюю очередь. Главное препятствие – российские IT-директора: управлять подрядчиками, а не подчиненными – для них пока это слишком дико. Денис Калинин о возможностях концепции SaaS, «облачных вычислениях» и о ментальных сдвигах – в интервью Executive.

Executive: В одном из отчетов компании IDC прозвучало, что IT-аутсорсинг вообще и концепция Software-as-a-Service (SaaS), в частности, мало пострадает от кризиса. Почему?

Денис Калинин: Потому что аутсорсинг - это сервис, не завязанный на инвестиционных проектах и не требующий изменений в структуре компаний. Он не рассчитан на рост. С его помощью компании поддерживают текущую жизнедеятельность. По-хорошему, в кризис предприятиям больше и не надо. Они думают, что и как можно оптимизировать, и даже готовы тратить на оптимизацию небольшие дополнительные деньги. Ряд задач, которые компания хотела решить внедрением чего-то нового, начинает решаться в отсутствие инвестиций, но с использованием любых доступных возможностей. Зачем? Чтобы получить положительный результат – в кризис это очень приветствуется. Аутсорсинг вообще и SaaS, в частности, - это отказ от каких бы то ни было вложений: тебе предлагают платить только за то, что ты получил. SaaS – не метод и не продукт. Это форма потребления программного обеспечения в виде платежа за полученную услугу. В кризис, когда деньги стоят дорого, аутсорсинг почти не рискует упасть. Наоборот, спрос на него растет.

Executive: Что из себя представляет российский IT-аутсорсинг как отрасль?

Д.К.: Российский IT-аутсорсинг еще достаточно молод, но он уже живет в крупных компаниях, поскольку именно крупные компании очень любят отдавать IT на сторону. Им прекрасно известно, что это такое. Что нужно, чтобы аутсорсинг появился? Надо, чтобы было, что аутсорсить. Другими словами, должны появиться некие процессы, которые можно было бы передать третьему лицу. Но чтобы их передать, неплохо было бы знать, что это за процессы. Российские предприятия не отличаются особым стремлением эти процессы описать и регламентировать: как-то работает - и ладно.

В транснациональных компаниях такой номер не пройдет. Управлять крупной корпорацией как бог на душу положит невозможно. Необходимо обрисовать процессы, назначить ответственных, посчитать, во сколько эти процессы будут реально обходиться, посчитать стоимость ресурсов и так далее. Все это поможет понять, из чего складывается стоимость продукта. И вот, когда все определено и посчитано, возникает следующий вопрос: а надо ли все делать самим, или лучше купить процессы на рынке? Вот так аутсорсинг проникает в жизнь.

Executive: Как российский аутсорсинг распределен по сегментам?

Д.К.: В аутсорсинге есть два основных направления – ресурсное и сервисное, еще называемое «функциональным аутсорсингом». Ресурсный аутсорсинг - самый неэффективный тип, но он занимает основную долю на рынке и дает отрасли 80% дохода. Он практически ничем не отличается от услуг обыкновенной прокатной конторы. Но прокатную контору никто аутсорсером не называет. Напрокат наряду со специалистами и складскими площадями можно взять вычислительные мощности. Да, такая идеология имеет право на существование, но ресурсный аустсорсинг неэффективен. Поэтому, на наш взгляд, в ближайшие годы рынок IT-аутсорсинга в России должен качественно измениться в сторону потребления стандартизованных, типовых сервисов – того самого функционального аутсорсинга. Он более выгоден с экономической точки зрения. Аутсорсинг функций в чистом виде подразумевает выполнение не ключевой, но регулярной функции, в первую очередь, в части эксплуатации элементов IT-инфраструктуры (обеспечения гарантированной работоспособности), не связанной с продолжением или завершением ранее начатых проектов.

Executive: Но есть Amazon с его Web Services и прочие компании, которые продают свободные вычислительные мощности и дисковое пространство. Не верится, что они сознательно выбрали самый неэффективный путь.

Д.К.: У Amazon сервис немного в другом. Кроме книг, музыки и всего остального крупнейший в мире интернет-магазин хочет продавать софт и IT-услуги. Да, у них есть лишние серверные мощности. Но рентабельность сдачи в аренду серверов с уже установленным софтом несоизмеримо выше сдачи в аренду просто вычислительных мощностей. Цифры получаются совсем другого порядка. Когда я перепродаю те же вычислительные мощности и дисковое пространство, я большой рентабельности не получу – от силы я выгадаю сумму, эквивалентную стоимости денег за вычетом накладных расходов. Но когда я продаю услугу – продажу книг, хостинг веб-сайтов и так далее, – я продаю готовый результат, на достижение которого был затрачен интеллектуальный труд.

Чтобы было понятнее, давайте посчитаем. Оператор, просто предоставляя стойки в дата-центре, получает с одной стойки 100 тыс. рублей в месяц. Набиваем эту стойку серверами и уже получаем $20-40 тыс. в месяц. Разный сервис приносит разный доход. Конечно, во втором случае совсем другие издержки, но все равно норма дохода на единицу оборудования гораздо выше. Продажа сервиса всегда более выгодна, чем продажа ресурса. Но сервис надо уметь создавать.

Executive: Какие сервисы умеете создавать вы?

Д.К.: Нам нравится продавать обслуживание рабочих станций. И отвечать за то, чтобы все работало и чтобы пользователи оставались довольны. Это тоже одно из направлений аутсорсинга. Но его доля пока достаточно мала.

Executive: А чем будут заниматься люди, которые сейчас в компаниях отвечают за то, чтобы все работало?

Д.К.: Они будут управлять этими услугами, взаимодействуя с поставщиками сервисов по обслуживанию рабочих станций, поддержке ERP-систем, поддержке сетевых коммуникаций. Что значит управлять? Периодически менять поставщиков, торговаться с ними, требовать более качественного сервиса.

Executive: А если количество подрядчиков будет слишком велико, не начнутся ли накладки?

Д.К.: Как вы думаете, кем проще управлять – своей IT-службой из 500 человек или пятью подрядчиками? (Смеется.) Роль CIO – не в том, чтобы народ быстро бегал, а в том, чтобы все работало.

Executive: Готов ли рынок для SaaS?

Д.К.: SaaS – модная тема, но говорить о том, что сейчас она самая востребованная, было бы неправильно. Это всего лишь принципиальная модель предоставления чего-либо. На самом деле, в обиход может войти более универсальный термин XaaS, где вместо X можно поставить что угодно – Hardware-as-a-Service, Platform-as-a-Service и так далее. Однако это не бизнес, а именно модель предоставления услуги. Можно купить принтер, а можно платить за страницу – получится Printer-as-a-Service. Я могу прийти в компанию Xerox и спросить: «У меня в офисе ежедневно печатается 5 тыс. страниц. Сколько мне будет стоить ваша услуга Printer-as-a-Service?» Они сами определят количество принтеров, сами будут менять картриджи, сами будут осуществлять текущий ремонт. Даже бумагу сами будут привозить и заправлять. А я буду просто платить за количество страниц, которые я распечатал в течение месяца.

Это совершенно естественный подход, но он тяжело укладывается в головах. Требуется ментальный сдвиг. Когда дела делаются таким вот волшебным образом, это пугает. Как раз умение абстрагироваться от того, как происходят те или иные процессы, отличает человека управленческого склада от просто исполнителя. Когда CIO начнет интересовать только результат и его стоимость, когда CIO начнет управлять этой стоимостью, он будет понимать, в каких направлениях IT-инфраструктура компании сможет работать эффективнее.

Executive: Как далека от этого Россия?

Д.К.: Давайте будем объективными. Россия находится в самом низу рейтинга стран по доле ВВП, затраченной на IT. Средние траты на IT в мире – порядка 2% ВВП, а мы тратим 0,3-0,5% - с учетом обязательной для России коррупции и прочих «накладных расходов». Поэтому говорить о том, что у нас мало аутсорсинга, я бы не стал. На те деньги, которые в стране тратятся на IT, аутсорсинга-то как раз много. В США за 2008 год на IT потратили $560 млрд, а у нас – то ли $2 млрд, то ли $3 млрд. У нас аутсорсинга не мало. Он на несколько другом уровне. У него другая специализация, другая культура.

Executive: Google активно наращивает число онлайн-приложений для работы через браузер. Это тоже своего рода SaaS. Эти приложения уже сейчас могут с успехом заменить многие привычные программы. Если так пойдет дальше, не потеряет ли смысл программное обеспечение, устанавливаемое на компьютеры?

Д.К.: Я мечтаю о том, чтобы в устройствах вместо операционных систем был один браузер. Это спасет от головной боли миллионы людей. Взять автоматизированное рабочее место любого специалиста на любом предприятии в любой отрасли. Там нет необходимости в значительных вычислительных мощностях, полном программном пакете MS Office и в другом софте. Люди сидят в конкретных приложениях. Все остальное им не то что не нужно – вредно давать.

Вы когда-нибудь задумывались, сколько стоит обслуживание одной рабочей станции вместе с «железом», операционной системой, офисным софтом и всем прочим? Мы считали. У нас получилось от $200 до $400 в месяц. Сюда же входит и поддержка. Поддержка - это те самые люди, которые при необходимости прибегают и все чинят. Если из компьютера убрать лишнее, останется один терминал, через который можно централизованно работать с какой-либо системой – через веб или через другой интерфейс, неважно. В этом случае две трети стоимости софта и «железа» улетучивается. А уж в обслуживании вообще одно удовольствие – обслуживать, по сути, нечего.

Скажем, у компании филиальная сеть из 200 офисов по всей России. Потребность каждого офиса в поддержке равна 0,2 специалистам. Если бы все эти 200 филиалов находились в одном городе, с обслуживанием их IT-инфраструктуры справилось бы 40 человек. Но так как они распределены территориально, для каждого филиала нужен минимум один специалист. А лучше два, потому что IT-специалисты имеют обыкновение болеть, ходить в отпуск, да и авралы на работе бывают. Большую часть времени эти два специалиста сидят и ничего не делают. Так 40 сотрудников превращаются в 400. Десятикратная разница – и это только на одном обслуживании.

Повсеместное внедрение SaaS – моя золотая мечта. Потому что это радикальный способ снизить стоимость IT-услуг и приравнять их к стоимости услуг, которые нам оказывает холодильник, электрическая розетка и так далее. Когда при включении терминала загружается браузер, под который настроена ERP, CRM или любая другая система, 80% стоимости и какая-либо сложность управления IT-громадой крупной компании исчезают. Компьютер станет просто ящиком, который позволяет выполнять конкретную функцию.

Executive: Представляю недовольство производителей «железа» и софта…

Д.К.: Напротив. Они будут только рады. Та же Apple со своими iPhone. Что такое iPhone? Это интегрированный девайс. Он предоставляет пользователю ряд сервисов, куда легко «прикрутить» другие необходимые сервисы. И для этого не нужно иметь под рукой специалиста. А вот персональный компьютер, скорее всего, прекратит свое существование.

Executive: Не случится ли так, что Google в один прекрасный день доведет свою онлайн-платформу до совершенства и вынудит «подсевших» на его сервисы пользователей платить за услуги?

Д.К.: В том, что онлайн-сервисы рано или поздно станут платными, нет никаких сомнений. Вопрос в цене. Пока их использование бесплатно потому, что тот же Google заложил стоимость их разработки в собственную рекламную модель. Для перехода на платные сервисы нужна глобальная система микроплатежей. Цена, скорее всего, не будет слишком высокой. Но если в системе сидит миллиард человек, то и два цента в месяц с каждого пользователя – уже кое-что. «С миру по нитке» - совершенно правильная и рабочая модель для предоставления массовых сервисов.

Executive: Хостинг, системы для back office и дисковое пространство – самые популярные продукты, которые предлагают российские дата-центры. А продают ли дата-центры вычислительные мощности?

Д.К.: Наверное, в дата-центры изредка такие заказы поступают, но нам удобнее и проще продавать вычислительные мощности в виде готовых сервисов – например, под корпоративную почту. Для этого используется технология виртуализации: на ее основе под сервис можно выделить треть или половину единицы оборудования. Клиенту ведь не нужен отдельный сервер или отдельная стойка. Он хочет платить как можно меньше и при этом желает, чтобы его конкретная мулька работала. При такой схеме мулька будет стоить не рубль, а 20 копеек. Виртуализация как возможность «нарезать сервер в лапшу» – очень интересная штука.

Executive: С ее помощью удобно продавать сервисы мелким клиентам… Ожидаете ли вы их притока и будут ли аутсорсеры зарабатывать больше именно на мелких клиентах?

Д.К.: Сложно сказать. На рынке одновременно идут два процесса. С одной стороны, изменяются масштабы общих IT-бюджетов, с другой - изменяется доля услуг. Во время кризиса общие траты на IT сокращаются, но доля IT-услуг при этом растет. Суммарно сложно понять, увеличится ли общий доход аутсорсеров, поскольку в уравнении два множителя – один растет, другой падает. Что будет в результате, не сможет сказать, пожалуй, никто.

Executive: Эксперты из Microsoft еще осенью 2008 года предсказывали рост продаж ERP- и CRM-систем, в том числе, по модели SaaS. По вашим наблюдениям, каков тренд сейчас?

Д.К.: CRM-система - это удобная, простая и жизненно необходимая вещь для бизнеса любого уровня, который работает с клиентами. Либо CRM-система в каком-то виде все-таки есть, либо бизнеса, который утверждает, что может обходиться без CRM, просто не существует. А уж в каком виде система присутствует - в файле Excel, в амбарной книге, в виде записей в блокноте менеджера по продажам - не принципиально. Невозможно работать с несколькими десятками клиентов, не ведя учет и не понимая, что с этими клиентами происходит. Профессионально разработанные приложения хороши тем, что в них учтен опыт компаний и процессы, для компаний характерные.

Так как стоимость всего и вся со временем падает, сейчас использование CRM-системы возможно за очень скромные деньги – в том числе, благодаря модели SaaS. Десять лет назад купить CRM менее чем за $200 тыс. было нереально. А сейчас даже бесплатные системы есть. Цена на любой продукт и на любой сервис завтра непременно будет ниже, чем сегодня. Все дело в том, что продукт нужен это сейчас, а дешевле он будет только завтра.

Executive: Крупные IT-компании увлечены идеей облачных вычислений и называют cloud computing будущим всей индустрии. Что это – очередной «барабан Страдивари» или действительно жизнеспособная концепция?

Д.К.: Идея cloud computing появилась потому, что миллионы устройств в мире одновременно подключены к интернету. И при этом они большую часть времени просто греют воздух в помещении. Почему бы им не дать выполнять какие-нибудь задачи? Концепция облачных вычислений жизнеспособна и уже вовсю работает – правда, в той области, о которой не принято говорить вслух. 80% подключенных к интернету компьютеров заражено вирусами, объединено в ботнеты и по приказам извне рассылает спам, заражает другие компьютеры, атакует сайты. При этом только мало кто из их пользователей об этом знает. Мощности современного компьютера достаточно, чтобы на одной машине выполнялись несколько задач и пользователь этого не замечал.

У меня дома стоит PlayStation 3, которая, пока я играю, считает для Стэнфордского университета какие-то биологические модели. К слову, PlayStation 3 – самый дешевый на сегодня компьютер по соотношению цены и вычислительной мощности. Один из крупных университетов в США в своем дата-центре набил игровыми приставками целый ряд стоек – так получилось намного дешевле, чем покупать классические серверы. Те, кто разрабатывал PlayStation 3, вряд ли думали, что кому-то в голову придет такой способ использования их продукта, но сути дела это не меняет.

Облачные вычисления - относительно новый тренд, и немногие пользователи готовы свыкнуться, что их оборудование будет нагружать кто-то, кроме них. Но когда в интернете разовьется глобальная система микроплатежей, люди будут довольны тем, что их «железо» выполняет чьи-то задачи. За аренду вычислительных мощностей каждого компьютера, включенного в «облако», можно будет получать деньги.

Executive: Есть мнение, что в слабом распространении модели SaaS виновата, в том числе, невозможность реализовать «откатные» схемы: если нет миллионных капиталовложений, то и «откатывать» не с чего. Вам этот барьер кажется серьезным?

Д.К.: Сложный вопрос. Думаю, тут не в откатах дело: были бы деньги, а повод для откатов найдется. На любой продукт, на любую модель на рынке должен быть спрос. Спрос в случае с аутсорсингом - это психологическая проблема. Человеку, который привык все делать своими руками, – а их среди IT-специалистов большинство – сложно перестать задавать себе ненужные вопросы типа «А не обманывают ли меня?». Как только человек от паранойи избавился, можно праздновать победу здравого смысла. Для аутсорсинга нужен некий кредит доверия. Ведь когда мы нажимаем на выключатель на стене, мы не думаем о том, что произойдет короткое замыкание и повалит дым. Мы ждем, что загорится свет. Мы в этом на 100% уверены. С SaaS все наоборот. Бурный восторг и аплодисменты вызываются тем, что концепция работает.

Executive: Вас это не коробит?

Д.К.: Нет. Это болезнь роста. Аутсорсингу некуда деваться – он все равно будет расти. На рынке идет смена поколений. Приходят новые люди, которые относятся ко многим вещам совсем по-другому. Моей дочери восемь лет. Она спокойно разбирается с PlayStation 3 и рисует объемные фигуры в 3dMax. Я попробовал – не вышло. Даже чтение толстенного мануала не помогло. Моя дочь никаких руководств не читала, но у нее все получается.

Когда приходит новое поколение, мир существенно меняется. Я помню, когда в 15 лет пришел работать лаборантом и учил людей работать с первыми компьютерами. Так вот, эти люди очень боялись нажать не на ту кнопку: «А вдруг все взорвется?» Так же и здесь. Могу ли я пользоваться этой штукой, которая неизвестно где находится, неизвестно как работает и неизвестно кем обслуживается? Кому я доверю свою клиентскую базу? Не пойдет ли таинственный «кто-то» по ней продавать свои сервисы? Ага, конечно. Делать ему больше нечего.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по развитию, Москва

Кризис неласково обошелся не только с ИТ бюджетами компаний. Он неласково обошелся со всеми бюджетами компаний. И всезнающая IDC, скорее всего, выполняет заказ какого-нибудь аутсорсингового глобального монстра типа HP, чтобы цены на их (НР) акции продержались чуть дольше на чуть более высоком уровне. К рынку услуг, как становится понятно, их заключения не имеют ни малейшего отношения.Российские ИТ-директора на сегодняшний день решают важную задачу по поддержанию на высоте имиджа своей значимости. И помогают им в этом, как ни странно, аутсорсинговые компании. Как это происходит? Элементарно. Делается запрос от компании-заказчика в аутсорсиногвую компанию подготовить коммерческое предложение на услугу. Аутсорсеры 'выкатывают' ценник, а ИТ директор идет к шефу и там происходит примерно такой разговор: 'Смотри, что тебя ждет в будущем. А я тебе за ... денег буду верой и правдой служить еще как минимум год'. А насчет того, какие компании любят отдавать ИТ на аутсорсинг, можно подискутировать. Но это далеко не всегда именно те компании, о которых говорит г-н Калинин.'Д.К.: Нам нравится продавать обслуживание рабочих станций. И отвечать за то, чтобы все работало и чтобы пользователи оставались довольны. Это тоже одно из направлений аутсорсинга. Но его доля пока достаточно мала.' Ноу комментс :)))По моему скромному мнению, аутсорсинг в ИТ, как и в любой области хозяйственной деятельности предприятия, будет востребован или не востребован только исходя из экономической целесообразности. Но только той целесообразности, которую для себя видит владелец бизнеса, а не той, которую видит продавец аутсорсинговых услуг. Другими словами, это нишевой бизнес, и это надо принять. А пытаться донести владельцам компаний или директорам, какие они есть лохи на самом деле - несколько неправильно. Даже если это делается при помощи столь уважаемого ресурса, как Е-хе.

Presale-менеджер, Германия
Дамир, поверьте, это происходит по разному. 8) врядли Вам известна полнота картины от 30 евро в месяц до ярда за 5 лет, хотя в определнных сегментах Вам несомненно виднее.Полностью соглашусь с Вашей сентенцией про 'лохов' :D для этого есть рынок и кризис. ;) не лохов в олигополиях сварганеных при помощи M&A без последующе оптимизации и консолидации становится все меньше и меньше. Упуская странные мелочи, я вижу что у Дениса есть прекрасная правильная мечта, только стратегически у них нет пока ключа для ней. Публичным в РФ этот ключ врядли станет, в связи с известными проблемами и сокращением инвестиционных проектов. 8) Так что могу пожелать им удачи в поиске пути.
Директор по развитию, Москва
[b]Алексей,[/b]
от 30 евро в месяц до ярда за 5 лет
Я не знаю пока, что обозначают эти термины. Если Вы поясните мне это, возможно, я смогу с Вами поделиться еще чем-либо интересным.Насчет ключа (вернее, его отсутствия) полностью с Вами согласен. Аутсорсинг для аутсорсеров сейчас что-то вроде трактора, который нашло племя папуасов в глубоких джунглях. Интуитивно понимают, что это что-то весьма полезное, но как его использовать - не знают. А ИТ директора как раз научились использовать аутсорсинг в качестве чего-то вроде пугала для своих шефов и используют его на все сто.
CIO, Санкт-Петербург

Удивило сравнение ИТ-подразделения из 500 человек и аутсорсинга на 5 :)Без комментариев

Председатель совета директоров, Москва
Калымбаев Дамир пишет:По моему скромному мнению, аутсорсинг в ИТ, как и в любой области хозяйственной деятельности предприятия, будет востребован или не востребован только исходя из экономической целесообразности. Но только той целесообразности, которую для себя видит владелец бизнеса, а не той, которую видит продавец аутсорсинговых услуг...
При этом владелец должен понимать, что при первоначальном этапе. стоимость этих услуг (из собственного и изучение западного опыта) возрастает, а затем при правильной оптимизации может снижена на порядок по сравнению с работой собственной службы :D
Директор по развитию, Москва
При этом владелец должен понимать, что при первоначальном этапе. стоимость этих услуг (из собственного и изучение западного опыта) возрастает, а затем при правильной оптимизации может снижена на порядок по сравнению с работой собственной службы
А среднее арифметическое пробовали считать? Так просто спрашиваю, из любопытства. И еще из любопытства - сами отдаете что-то на аутсорсинг, или справляетесь своими силами? А то попросите компредл у Дениса Вячеславовича... Вернее, у его подчиненных. Чтобы было что считать.
Председатель совета директоров, Москва
Дамир Калымбаев пишет:А среднее арифметическое пробовали считать?
пробовал, обычно в больших и распределенных компаниях эффект возникает после второго-третьего года работы...
Дамир Калымбаев пишет:...сами отдаете что-то на аутсорсинг...
когда работал ГД-отвала, компания в которой работаю тоже отдает, но подробно обсуждать не буду... :D
Директор по развитию, Москва
когда работал ГД-отвала, компания в которой работаю тоже отдает, но подробно обсуждать не буду...
Респект!
Председатель совета директоров, Москва

[b]Дамир Калымбаев,[/b] Взаимно :D

Researcher, Москва

Господа!На мой взгляд, вы упускаете одну важную деталь – минимизация рисков.На примере нашей компании докажу, что это очень важно.Мы оказываем, помимо прочего и аутсорсинговые услуги банкам – нашим клиентам.Не секрет, что информационные системы в банках требуют для своего обслуживания специалистов очень высокой квалификации, но что самое «печальное» не всегда на регулярной основе, но с доступом 24часа.Безусловно, банк обладает необходимыми средствами для найма таких специалистов, тем более что простои системы в банке «стоят» НУ ОЧЕНЬ дорого.Но возникают проблемы чисто человеческие.1. Люди заняты НЕ полный рабочий день, сплошные простои.2. Люди, к сожалению, болеют и имеют частную жизнь.3. Классные специалисты нуждаются в постоянной «тренировке» - разбору инцидентов и оперативному реагированию, что в хорошо организованной системе не часто возникает. Они «закисают» и увольняются.4. Всеми этими людьми нужно управлять…Контракты с компанией, которая будет оказывать такие услуги, снимает проблему с банка и минимизирует риски. Да и цена (владения системой) как не странно будет ниже. Это вызвано тем что, например, сбои операционных систем или рассогласование работы компонентов возникают редко и вероятность что это будет одновременно у 10-20 наших клиентов ничтожно мала.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.