Александр Жулин: «Гори все синим пламенем»

Марина Долина

Прославленный спортсмен Александр Жулин (чемпион мира, Европы, СССР, бронзовый и серебряный призер Олимпиады в паре с Майей Усовой) добился блестящих результатов не только в качестве фигуриста, но и в качестве тренера – его подопечные Татьяна Навка и Роман Костомаров стали олимпийскими чемпионами в Турине. После возвращения в Россию вместе с бывшей женой Татьяной Навкой для съемок в проекте первого канала «Ледниковый перид» Александр обрел всенародную популярность, выступая в паре с актрисой Ингеборгой Дапкунайте. Александр с Ингеборгой уступили пальму первенства в этом соревновании лишь Татьяне Навке в паре с Маратом Башаровым. В следующих сезонах этого рейтингового шоу Александр принимал участие в качестве тренера, а сейчас он активно занят постановочной работой в проекте первого канала «Лед и пламень». Параллельно Жулин тренирует российский дуэт Елену Ильиных и Никиту Кацалапова и французов Натали Пешала и Фабьяна Бурза. Мастер мечтает о новых собственных ледовых шоу, ведь опыт постановки ледового спектакля у него уже есть – в мае состоялась премьера «Ледового посвящения» - Бондианы в интерпретации знаменитого фигуриста и тренера. Несмотря на плотный рабочий график, Александр нашел время для интервью с Мариной Долиной.

Executive.ru: Александр, вы 13 лет жили в Америке. В чем принципиальная разница в работе тренеров в России и за рубежом?

Александр Жулин: Ну, как минимум, в зарплате (смеется), а если серьезно, то на западе подход к работе с учениками-фигуристами совершенно другой – более тактичный, более щадящий. У нас же из человека, в буквальном смысле слова, душу вынимают.

Executive.ru: Вам лично какая система больше импонирует?

А.Ж.: Мне, наверное, Западная. Не люблю на тренировках крика, истерики. Наши ребята очень забитые именно из-за такого стиля работы с будущими звездами. Палитру фигуристов хронический стресс на тренировке очень обедняет, так как после таких жестоких опытов над психикой спортсменов «выдавить» из юноши или девушки нужную эмоциональную краску при постановке программы для выступления на серьезных соревнованиях необыкновенно тяжело – у ребят способности раскрываться на льду отбиты в детстве. Наши звезды первой величины Женя Плющенко, Леша Ягудин очень сильные личности, которые появились не благодаря, а вопреки российской системе работы с потенциальными олимпийцами.

Executive.ru: Многие спортсмены не скрывают, что большой спорт помог им выбиться из нищеты. По вашему мнению, сейчас молодые российские спортсмены имеют достаточные материальные стимулы, чтобы выкладываться на тренировках на 150%?

А.Ж.: Знаете, материальные стимулы и большой спорт – вещи взаимосвязанные, но не на 100%. В Америке у моего друга Игоря Шпильбанда тренируются мальчики из очень богатых семей. У них нет материального стимула, но есть творческий потенциал, который им хочется раскрыть. Более того, они готовы буквально жить на катке, хотя суммы, которые они получают в качестве призового фонда за свои победы – ничто по сравнению с состоянием их родителей.

Executive.ru: В советское время молодые фигуристы, подающие надежды, тренировались бесплатно. Как сейчас обстоят дела с подготовкой достойной смены олимпийцев?

А.Ж.: Сейчас если ребенок перспективный – успешно выступает на соревнованиях – ну для начала, хотя бы входит в сборную команду Москвы, он тоже тренируется бесплатно. Хотя говорить о том, что у мальчика или девочки есть большое спортивное будущее в фигурном катании, можно примерно лет с 11.

Executive.ru: Как вы считаете, от чего зависит, превратится ли одаренный ребенок в прославленного фигуриста или нет?

А.Ж.: От совокупности факторов. Все усилия ребенка может перечеркнуть банальная гормональная перестройка организма в переходном возрасте. Поправится девочка на 20 кг, и все, «прощай фигурное катание». Хотя бывают и куда более грустные ситуации, когда и способности у ребенка отличные, и тренер выкладывается на все 100%, и родители стараются (ребенка на тренировки на другой конец города возят), но… нет у человека силы воли, упорства биться до последнего с самим собой: с ленью, усталостью, плохим самочувствием. Ведь наш вид спорта предполагает постоянные тренировки, в том числе, через боль. Сколько олимпиад и серьезных соревнований фигуристы выигрывали с тяжелыми травмами… И это личный выбор спортсмена – дойти до финишной прямой или лечь в больницу. В общем, главное – это бойцовские качества у будущего профессионального фигуриста. Хотя фактор судьбы тоже нельзя сбрасывать со счетов. Например, из 11 человек нашей группы одиночников выбился в люди только я, да и то в танцах.

Executive.ru: Сколько времени вам нужно, чтобы определить, возьметесь ли вы тренировать спортсмена?

А.Ж.: Немного, хотя, увы, бывают и промахи. Иногда очень талантливые ребята не умеют преодолевать мандража перед выступлением, и тогда все наши усилия «горят синим пламенем». Гораздо ценнее если ребенок неяркий, но трудолюбивый и собранный, ну и целеустремленный, конечно.

Executive.ru: В каком возрасте молодой спортсмен должен принять решение, станет он профессиональным фигуристом или нет?

А.Ж.: Лет в 12-13.

Executive.ru: Вы тренируете всего две пары фигуристов: российских чемпионов мира среди юниоров Елену Ильиных и Никиту Кацалапова и французский дуэт Натали Пешала и Фабьяна Бурза. Почему не переключаетесь на подготовку маленьких детей, среди которых вы с вашим опытом тренерской работы могли бы разглядеть будущих олимпийских чемпионов?

А.Ж.: Я работаю на льду 10 часов, из которых пять часов тренирую профессиональных фигуристов, которых вы назвали, а еще пять часов ставлю программы для телепроекта «Лед и пламень». И надо понимать, что сопоставить мою зарплату на телевидении и ставку тренера младшей группы фигуристов, увы, невозможно. Вот почему заняться малышами я по финансовым причинам не могу себе позволить. Помимо моих собственных бытовых привычек, которые у меня появились за 13 лет жизни в Америке и нескольких лет работы в Москве в проекте «Ледниковый период», я должен заботиться о дочери: Александра серьезно занимается теннисом, а персональные тренировки в этом виде спорта стоят немалых денег.

Executive.ru: Российская федерация фигурного катания не выражает вам своего неудовольствия от того, что вы тренируете конкурентов наших фигуристов?

А.Ж.: Это общемировая практика. Я не делаю ничего необычного, тем более, Натали и Фабьян – спарринг партнеры Елены и Никиты. Первые выкладываются на тренировках на 100%, чтобы молодые спортсмены понимали, что такое высочайший уровень мастерства в фигурном катании (дать слабину при вчерашних юниорах очень стыдно), а Лена с Никитой, недавно начавшие выступать во взрослом фигурном катании, видят, что им есть, к чему стремиться, над чем работать. Это очень полезная в спорте ситуация. Так что я не испытываю чувства вины перед Родиной и федерацией фигурного катания соответственно.

Executive.ru: У вас есть очень успешный опыт работы с азиатскими спортсменами – японская одиночница Фуми Сугури стала одной из самых прославленных спортсменок в своей стране во многом благодаря вашим усилиям как тренера. В чем разница в процессе подготовки европейских и азиатских спортсменов?

А.Ж.: Европейцы могут себе позволить «заболеть», не явиться на тренировку «по причинам личного характера», а азиаты работают как швейцарские часы – у них не бывает сбоев в процессе тренировок. Такой дисциплины у европейцев, конечно, нет. Это факт. В этом смысле тренеру работать с азиатами проще.

Executive.ru: Ваши ученики Роман Костомаров и Татьяна Навка одно время говорили о том, что не исключают возможности участия в Олимпийских играх-2014 в Сочи, но потом от этой идеи отказались. В чем причина?

А.Ж.: Причин несколько. Главная – изменение правил судейства в нашем виде спорта. Если прежде артистизм позволял завоевать золото, то сейчас на первом месте чистота катания и некоторая «механистичность», ведь баллы спортсмены теперь получают за определенные элементы, которые необходимо включить в свою программу. Из-за этого программы становятся более скучными с творческой точки зрения, а это влечет за собой отток зрителя с трибун. Мы видели возвращение в большой спорт Жени Плющенко и, увы, он не стал олимпийским чемпионом именно из-за того, что не учел всех особенностей новой системы судейства. По ранее действовавшим правилам – победа однозначно досталась бы Плющенко, но по новым – Эван Лайсачек обогнал Женю по скорости вращения, и это оказалось важнее. Рома с Таней решили не рисковать своим титулом. И я их поддержал.

Executive.ru: Каков экспортный потенциал российских фигуристов? Могут ли они кататься за рубежом в ледовых шоу и составлять конкуренцию Западным спортсменам (хотя бы с точки зрения оваций зала)?

А.Ж.: Разумеется! И я, и Татьяна Навка, и практически все отечественные звезды – призеры олимпиады и чемпионатов Европы и мира – с успехом катались или катаются во многих зарубежных ледовых шоу. Талантливых фигуристов знают везде, и им не только громко аплодируют, но и очень неплохо платят за участие в шоу.

Executive.ru: Как вы считаете, рост количества ледовых шоу в России сейчас – это позитивная тенденция или негативная?

А.Ж.: Пока позитивная. Мы (организаторы ледовых шоу) общаемся друг с другом достаточно активно, и некоторые недочеты в шоу каждого из нас берем на вооружение.

Executive.ru: В Америке ледовых шоу было очень много, однако потом этот «рынок» начал постепенно сжиматься. Как вы считаете, есть ли риск «перекормить» зрителя фигурным катанием?

А.Ж.: Да, такой риск существует. В жизни вообще обычно «полоска жира – полоска мяса», поэтому интенсивный рост (во всем) может резко привести к спаду. Но пока конкуренция идет нашему общему делу только на пользу: сначала соревновались между собой первый и второй канал, ледовые шоу устраивали Илья Авербух, Женя Плющенко, я. Сейчас активно развивается жанр ледовых спектаклей, который постепенно вытесняет более академичную подачу разрозненных номеров участников программы. В борьбе за зрителя каждый продюсер старается сделать какой-то яркий шаг вперед. А это помогает всему фигурному катанию. Более того, за годы существования «Ледникового периода», когда звезды первой величины побывали на гастролях в десятках городов России, а также ближнего и дальнего зарубежья, в России появилось огромное количество детей, которые, как и мы в юности, равнялись на Роднину, так нынешние ребята мечтают кататься как Ягудин, Навка. Благодаря широкой популяризации нашего вида спорта, надеюсь, российское фигурное катание в недалеком будущем вернет себе лидирующие позиции в мире. Это, кстати, разговор, про «курицу или яйцо». Дело в том, что чем больше в стране собственных чемпионов – мастеров международного класса, тем выше интерес аудитории к развлекательным проектам в этом виде спорта.

Executive.ru: Если ледовые телепроекты закончатся, останетесь ли вы в России или постараетесь искать лучшей доли за рубежом?

А.Ж.: Это зависит от тех финансовых условий, в которых я окажусь в России. Пока мне все очень нравится: льда достаточно, ученики как российские, так и иностранные, показывают отличные результаты, я активно занят в телепроектах и ледовых шоу. Но если уровень материального благосостояния пошатнется, боюсь, мне придется серьезно задуматься, как жить дальше. На 40 тыс. рублей – зарплату российского тренера – прожить в таком дорогом городе, как Москва, как минимум тяжело. Тем более, когда 13 лет в Америке работаешь за адекватные своим трудозатратам гонорары.

Executive.ru: В мае состоялась премьера вашего ледового спектакля «Ледовое посвящение». Если бы вы запускали проект сегодня, каких недочетов постарались бы избежать?

А.Ж.: Как говорят, на ошибках учатся, а не ошибается только тот, кто ничего не делает. Некоторые огрехи в моем проекте были, но их прекрасно проанализировал Илья Авербух, который в своем проекте «Огни большого города» все эти недочеты минимизировал. Если говорить о тех ошибках, которые я бы во второй раз не повторил, то, конечно, сейчас я бы не стал стартовать в мае. Это не самый выигрышный момент для премьеры нового шоу. С постановочной точки зрения я бы отдал приоритет действию на льду, а не разговору. Сейчас я понимаю, что в нашем спектакле было слишком много диалогов. Причем, из-за технических нюансов, которые не были отлажены в полной мере, зритель слышал звук совсем не того качества, как мне бы хотелось. Наконец, уровень звезд в своем шоу всегда хочется иметь топовый, но по финансовым причинам добиться этого получается не всегда.

Executive.ru: Какая сумма нужна для того, чтобы сейчас поставить ледовое шоу?

А.Ж.: Это возможно и на $30 тыс., и на несколько миллионов долларов. Просто надо понимать, что отдача от шоу за $30 тыс. будет соответствующая вложениям: мы не сможем задействовать звезд фигурного катания первой величины, использовать спецэффекты, обеспечить грамотную рекламную кампанию мероприятию. Вот почему минимально приемлемый порог – хотя бы несколько сотен тысяч долларов.

Executive.ru: Что в процессе подготовки шоу увлекает вас лично больше всего?

А.Ж.: Разумеется, постановочная часть! Если бы мне сказали: «Саша, ни о чем не думай, только занимайся работой художественного руководителя, а организационные вопросы мы возьмем на себя», я был бы счастлив. При моей занятости в проекте «Лед и пламень» и тренировке учеников-фигуристов профессиональных спортсменов на продумывание рекламной кампании и бухгалтерские отчеты меня уже не хватает.

Executive.ru: Возможно ли появление в России новых ледовых шоу, созданных не фигуристами, а любителями фигурного катания?

А.Ж.: Я думаю, что любители фигурного катания, безусловно, могут продюсировать интересные ледовые шоу – это очень выигрышный способ вложения средств, так как, помимо дивидендов, человек получает еще и широкомасштабный пиар. Однако создавать шоу или спектакль, разумеется, надо в тандеме с профессионалами в области фигурного катания. Проведу параллель: вы можете сказать профессиональному архитектору, в каком стиле вы хотели бы видеть свой будущий дом и корректировать проект на уровне эскизов, но ведь вы не будете самостоятельно делать чертежи и расчеты. Также выглядит и подготовка шоу: продюсер может высказать свою идею, вокруг которой режиссер-постановщик выстроит ледовый спектакль с учетом финансовых возможностей заказчика: свет, звук, костюмы, декорации – все это может варьироваться по цене многократно.

Executive.ru: А что самое важное в подготовке шоу?

А.Ж.: Ни для кого не секрет, что люди покупают билеты, в большинстве своем, чтобы посмотреть на выступление любимого фигуриста, поэтому приоритет номер один в ледовом проекте – это звезды, чемпионы первой величины.

Executive.ru: Есть ли сферы, в которых вы категорически не талантливы?

А.Ж.: Я не бумажный червь! Никогда бы не взялся за организацию гастролей своих подопечных, чего стоит заполнить анкету на визу! Это настоящая пытка. Так что сфера делопроизводства – не мой конек.

Executive.ru: А какой у вас талант, помимо тренерской работы?

А.Ж.: Я хорошо разбираюсь в недвижимости. Чувствую тренды. Думаю, был бы в качестве инвестиционного консультанта очень успешен. Жаль, не имею столько собственных средств, чтобы делать собственные крупные вложения в недвижимость так часто, как мне бы того хотелось.

Executive.ru: Ваша любимая девушка Наталья Михайлова ваша ученица. Есть ли у вас планы на ее спортивное будущее?

А.Ж.: Наташин партнер получил серьезную травму и ушел из большого спорта, подобрать ему замену не получилось. На «семейном совете» мы с Наташей решили, что спортивных достижений нам хватит с лихвой из моей биографии, а она будет кататься со мной на шоу и искать себя в других творческих профессиях: станет фотографом, дизайнером одежды или же попробует себя в чем-то другом. Так как Наташа моему опыту доверяет и понимает, что я хочу ей только добра, она согласилась с такой концепцией своего будущего, чему я очень рад. Сейчас мы вместе обустраиваем нашу новую квартиру. А это очень приятный и ответственный процесс, которым моя любимая полностью поглощена. И для меня обустройство нового гнезда – волнующий и радостный момент.

Executive.ru: Ваши пожелания читателям:

А.Ж.: Желаю всем топ-менеджерам мечтать с размахом и добиваться своих амбициозных целей, ну а себе, пользуясь случаем, хочу пожелать большого количества новых знакомств с любителями фигурного катания, которые готовы рассматривать наш вид спорта в качестве хорошего бизнес-проекта.

Фото: inga-sasha.narod.ru

Также смотрите:

Герой нашего времени

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Николай Романов, Игорь Сапрыкин
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>А.Ж.: Мне, наверное, западная. Не люблю на тренировках крика, истерики. Будущий фигурист – это мягкий воск. Как и любой талант, в котором видны незаурядные творческие начатки. Чем раньше начинать работать с ребенком, тем больше вероятность, что этот воск примет в итоге именно те формы, которые хочет и закладывает в него тренер, видя потенциальную звезду или таналант. Но как и всякий процесс – подобная работа носит травмирующий характер. Даже для такого мягкого воска, каким является податливый ребенок. С возрастом человек больше окостеневает и в нем уже больше нет способности к подобной пластике. Если твердый воск сжать посильнее, он сломается. Но к этому времени потенциальная звезда уже выработала в себе рефлекс подчинения голосу инструктора или наставника. Крики, ругань, давление на психику и нервы, а иногда даже и оскорбления – это для такого человека существенный элемент тренировки. Без него он уже не может работать. Но именно этот элемент и позволяет в итоге слепить из податливого куска воска изящную статуэтку будущего мастера, которую по мере его взросления остается лишь оттачивать тонкими движениями резца художника (в данном случае - тренера). Так что если дающий интервью спортсмен не знает того, о чем я сейчас пишу, - грош цена всем его достижениям. Работы он так и не понял. Тактичным и деликатным подходом серьезных успехов, которые достигаются только «на грани восприятия крика», не добиться. >Наши звезды первой величины Женя Плющенко, Леша Ягудин очень сильные личности, которые появились не благодаря, а вопреки российской системе работы с потенциальными олимпийцами. Там другой фактор сыграл свою роль. Не афишируемый и неприятный, но другой. А система подготовки была той же. >Наташин партнер получил серьезную травму и ушел из большого спорта, подобрать ему замену не получилось. … Только еще не хватало здесь «полоскания» чужих историй. Это – всегда и сугубо личное дело людей, которые в них принимают участие. И которые в лучшем случае должны сохраняться в личных дневниках очевидцев в тех случаях и до того момента, когда те раньше или позже захотят написать свои автобиографии, но ни в коем случае не сразу же после происшествия этих событий или даже по прошествии после них некоторого времени. Это – не лучший способ создать себе популярность, демонстрируя всем желающим события из чужой жизни т.н. «знаменитостей», вне зависимости от их калибра и степени публичной известности и скандальности. >Желаю всем топ-менеджерам мечтать с размахом и добиваться своих амбициозных целей, ну а себе, пользуясь случаем, хочу пожелать большого количества новых знакомств с любителями фигурного катания, которые готовы рассматривать наш вид спорта в качестве хорошего бизнес-проекта. Т.е. налицо, по аналогии с боксом и теннисом, попытка сделать из фигурного катания сугубо коммерциализированный вид профессионального спорта, а страну и ее талантливых спортсменов-фигуристов превратить в экспортный товар, поставляемый преимущественно за рубеж, где «все лучше». Т.е. превращение фигурного катания в России и всего с ним связанного сугубо в процесс банального зарабатывания денег. Как на спортсменах, так и на тренировках маститых и не маститых тренеров, так и на коммерческих мероприятиях, связанных с околоспортивными делами. Естественно, и на пресловутых ледовых развлекательных программах. С теми или иным элементами экзотики. С той лишь разницей, что в отличие от тенниса и бокса для фигурного катания данный процесс значительно более затратен, трудоемок и продолжителен. В результате чего потенциальный экономический эффект от коммерциализации данного вида спорта не столько даже сомнителен, сколько трудоемок. Что делает его менее выгодном объектом вложения средств, например, если брать ту же ледовую категорию, по сравнению с тем же хоккеем. Впрочем, есть люди, которые до сих пор не оставляют этой зетеи. Зарабатывать как на себе, так и на других, а также на фигурном катании и подготовке спортсменов и начинающих. Тем более, подозреваю, что с учетом значительного охлаждения интереса в США и развитых странах мира к фигурному катанию, у автора, как лица непосредственно вовлеченного в профессиональную деятельность в области фигурного катания, как минимум возникли определенные финансовые затруднения, если он решился после 13 лет работы и жизни в США все-таки вернуться вновь в Россиию, чтобы попытать здесь счастья в том, что перестает приносить достаточные средства за рубежом. Тем более, что как известно, тренеры тоже стареют. И те требования, которые предъявлялись к ним те же 13 лет назад, сегодня уже никого не устраивают. Поскольку фигурное катание, тренировки, методики и т.д. на месте не стоят. А тренер, - даже самый талантливый, - да еще и оторванный от страны своего происхождения, в профессиональном отношении за рубежом очень быстро деградирует. Вернее, устаревает профессионально. Становясь постепенно никому не нужным. Поскольку такой устаревший тренер в состоянии подготовить для выступлений только устаревших, если так можно выразиться, спортсменов. Тем более, за такой значительный срок. Каким бы образом он ни старался поддерживать свой уровень или пытаться приобрести что-то новое из того, что демонстрируют его коллеги-конкуренты. Это не та страна, в которой эмигранты могут преуспеть в чем-либо более того, что они имели по прибытии в эту страну, пока это еще представляет собой какую-то ценность для этой страны. Поскольку изначально будут проигрывать конкурентам, для которых эта страна является родной, и которые в отличие от эмигрантов хорошо знают все правила игры и поведения на этом поле. Так что нет ничего удивительного в том, что интервьюер вернулся. Они все возвращаются обратно, - и ученые, и программисты, и инженеры, и химики. А теперь вот и фигуристы. США – хорошая страна, но там постоянно нужно поддерживать свой высокий уровень, подтверждая и доказывая его, идя в ногу со временем, постоянно обучаясь и переобучаясь, имея о том соответствующую сертификацию. Выходцы из СССР этого не умеют, поскольку не понимают в этом необходимости. А тех кто умеет и понимает это – единицы. В результате чего процесс устаревания эмигрантов и кадровых мигрантов на профессиональном уровне как специалистов – это вопрос сравнительно недолгого времени. Люди всерьез считают, что раз что-то хорошо освоив, они остаются высококлассными специалистами постоянно и навсегда, а окружающие их будут воспринимать всегда именно таковыми. А это не так. США «пережевали» их, забрали из них все ценное и … «выплюнули» обратно на родину. За ненадобностью, устареванием или по иным причинам. Нет, - они могут вернуться обратно в США жить или работать по другой специальности, - многие уже давно имеют там вид на жительство. Но вернуться к своей основной специальности им будет становиться с каждым разом все невозможнее. Тем более, что отнюдь не всякий, даже и очень заслуженный фигурист, - это всегда хороший тренер. Правда, - далеко не факт, что и в России, тем более сегодня, в кризис, им удастся преуспеть хотя бы настолько, чтобы об этом можно было говорить. Какими бы проектами они ни занимались. И каким бы образом ни пытались доказать, что опыт работы в США им принес нечто уникальное, дающее им преимущества перед отечественными тренерами или шоумейкерами в области постановок всевозможных ледовых представлений. Ведь по сути и в России эти 13 лет не прошли полностью впустую. Другое дело, что и фигурное катание за это время не факт, что ушло в том направлении, которое можно было бы считать прогрессивным, а те молодые дарования, что могли бы сделать себя имя или блистать на ледовом стадионе, смогли выбиться в первые ряды по причинам зачастую весьма далеким от фигурного катания и их личных качеств. Но на востребованности старых тренеров и степени их компетенции это все равно никак не отразится. Ведь подавляющее большинство представляющих интерес мест уже давно занято и здесь, и освобождать их вернувшимся «оттуда» никто не спешит. Николай Романов
Генеральный директор, Москва

Марина, большое Вам спасибо за обстоятельное и честное интервью с Уважаемым Александром!
Оно довольно серьезно отличается от уже поднадоевших интервью в светских хрониках и глянцевых журналах.
Я еще со времен катания Александра с Майей Усовой помню, что его выступления выделялись своим собственным почерком. И очень здорово, что и сейчас его тренерские находки при подготовке молодых фигуристов и при создании номеров для ледовых шоу также уникальны, блистательны и незабываемы!
Очень здорово что Александр вернулся, успешно нашел свое место для творчества и приложения сил на Родине, и продолжает много работать и радовать нас, своих зрителей, талантливыми творениями!
Желаю Уважаемому Александру - настоящему Творцу и Трудяге - новых успехов в искусстве и в бизнесе!
Мне очень повезло жить рядом и нередко тренироваться в одном парке с уважаемым Алексеем Тихоновым, что уже давно наталкивает меня на мысль о нарастающем желании помочь ему и Александру с разработкой концепции создания и продвижения собственного шоу мирового уровня!)
Мои маркетологи программ МВА уже давно горят желанием, абсолютно безвозмездно, в учебных целях, попрактиковаться на реальном проекте и в этой области тоже!
Сейчас самый разгар работы, так как к апрелю мы готовим свой вариант совершенствования продвижения проекта Цирка Дю Солей (Cirque Du Soleil) и рассматриваем возможные российские альтернативы этому гениальному проекту, ну а дальше, пожалуйста, мы в вашем распоряжении!
Александру останется только найти надежного Инвестора и я вижу, что он уже на правильном пути, так как абсолютно верно озаглавил своё интервью ''Гори всё синим пламенем'', явно намекая на ''Газпром'')))
Пользуясь случаем, хочу поздравить уважаемого Александра с победой тренируемой им французской пары на чемпионате Европы!
Желаю всем удачи в делах и всего самого наилучшего!
С уважением Игорь Сапрыкин

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
У 60% менеджеров не хватает времени на саморазвитие

В опросе приняли участие более 2400 человек из всех регионов России.