Зачем руководителю страховать управленческие риски

Полисы D&O (directors and officers liability insurance) давно стали привычными в США и странах Западной Европы. Например, в США полисы D&O приобретают почти 95% руководителей крупных корпораций. В России сегмент D&O очень мал. Перспективы развития страхования ответственности руководителей, обсудили участники круглого стола, организованного компанией AIG.

По данным SPN Ogilvy, полис страхования D&O уже оформило чуть больше 11% руководителей российских компаний. Практически все эти компании уже вышли на биржу или планируют первичное размещение. В то же время, почти 70% опрошенных менеджеров (в выборку вошли 72 компании) не знает о существовании таких инструментов, как страхование управленческих рисков.

Первый полис страхования D&O в России был выписан в 1996 году топ-менеджерам компании «Вымпелком». Однако до самого последнего времени этот страховой инструмент оставался неактуальным. Executive.ru спросил участников Сообщества, насколько с их точки зрения востребован этот инструмент. Параллельно журналисты Executive.ru самостоятельно сформулировали ответы на вопрос, почему полисы D&O не нашли применения сразу после своей «премьеры» на страховом рынке России:

1. Криминализация экономики в 1990-е годы. Если у бизнеса была «крыша», то полис D&O этому бизнесу был не нужен. Если же «крыши» не было, то едва ли полис D&O мог реально помочь топ-менедменту компании в конфликтной ситуации.

2. Качество правосудия. В условиях «басманного» правосудия полис D&O неэффективен или малоэффективен.

3. Отсутствие исторической традиции страхования рисков в советской и постсоветской России.

4. Дефицит средств у среднего и малого бизнеса. В условиях недостатка финансов расходы на «экзотический» страховой инструмент могли казаться компаниям излишними.

5. Психологический психотип. Предприниматель 1990-х – скорее рисковый авантюрист, чем осторожный зануда. Между тем рисковый авантюрист едва ли испытывает потребность приобрести полис для себя или для своих директоров.

6. Дефицит информации. В тот период в России практически ничего не было известно о полисах D&O.

Эти тезисы на заседании круглого стола представил главный редактор Executive.ru Андрей Семеркин.

Пока во главе совета директоров стоят собственники, страхование ответственности управляющих не приживется, утверждает президент центра корпоративного развития Ассоциации независимых директоров Виталий Королев. Когда владелец сам подобрал команду, работает с ней локоть к локтю, подавать в суд на коллег все равно, что на самого себя. Если же наемный директор подаст в суд на собственника, то, скорее всего, сразу после этого он станет бывшим наемным директором. Пока нет культуры управления, пока не уйдет «на пенсию» поколение владельцев, рвущихся в непосредственное управление бизнесом, говорить о страховании рано, считает Виталий Королев. Возможно, положительный пример непубличному бизнесу (то есть практически всем) покажет банковское сообщество, которое опережает рынок в вопросе культуры управления. Сначала необходимо создать институт корпоративной ответственности, а потом уже говорить об институте страхования.

Генеральный директор Национального агентства финансовых исследований Ольга Кузина согласна с Виталием Королевым. Она напомнила, что прежде чем произойдут реальные количественные изменения на рынке, перемены должны произойти в сознании людей. В России до сих пор не сформировалась культура страхования как таковая, в то время как в США страхование рисков – это уже неотъемлемая часть жизни, своего рода ритуал.

Страхование ответственности находится на периферии интересов российских менеджеров, так же как страхование жизни находится на задворках сознания россиян, и это – взаимосвязанные явления, считает руководитель консалтинговой практики Российского института директоров Владимир Вербицкий.

Руководитель коммерческой практики Vegas Lex Александра Васюхина говорит, что у судов пока нет практики рассмотрения исков к управляющим. Низкую популярность полисов D&O она объясняет в том числе и тем, что обычно топ-менеджеры стремятся переложить ответственность на непосредственных исполнителей – финансистов, юристов. К тому же, подавая в суд на управленца, истец-собственник не получит личной выгоды - все возмещение, если его присудят, уйдет на покрытие убытков контрагентов.

Может ли владелец бизнеса подать в суд на наемного управляющего? Да, безусловно, считает Виталий Королев. Тут и содержится одна из самых веских для наемного директора причин потребовать от хозяина бизнеса наряду с бонусами и полис D&O. Причем в качестве защиты директора от самого хозяина. Это вполне возможно: если собственник хочет заполучить себе настоящего профессионала, он согласится на его условия. Аналогичный механизм работает и в случае, когда собственников несколько, – они могут захотеть застраховаться друг от друга.

Само выражение «страхование ответственности» – лукавство маркетологов. На практике речь идет о возмещении пострадавшей стороне убытка, причиненного вследствие непреднамеренных ошибочных действий руководителя, за счет средств страховой компании. Много неясности в самом понятии «ошибка». С одной стороны, важнейшую роль в вопросе страхования играет добросовестность руководителя. С другой стороны, в соответствии с актуальным российским законодательством, судьи при принятии решений не уполномочены руководствоваться понятием справедливости и разумности в отношении оценки действий руководителей. Безусловно, это странно, однако факт. Как будет оцениваться личностный фактор – неизвестно. Пока же страховые компании оглядываются на опыт США и Европы, где добропорядочности и разумности руководителя уделяется огромное внимание.

Начальник отдела страхования финансовых рисков AIG Владимир Кремер напомнил, что действие полиса останавливается в случае подтверждения недобросовестности руководителя. Но преднамеренность ошибки еще надо доказать. В этом - существенное отличие российской системы от американской, где действует своего рода «презумпция виновности» руководителя - у него, в отличие от реального владельца, есть вся информация о деятельности компании, а значит, надо доказать случайность ошибки. Всего у AIG на день проведения круглого стола было около 75 контрактов D&O.

Хороший директор относится к своей работе так же ответственно, как и к личной жизни. Добропорядочный работник – это прежде всего добропорядочный гражданин. Эти два утверждения негласно вписаны в зарубежный кодекс бизнес-этики. Экс-судья Арбитражного суда Владислав Добровольский напомнил, что эти правила вышли из зала судебных заседаний — именно судьи обращались к совести истцов и ответчиков в ходе процесса.

Участники дискуссии сошлись на мысли, что культура страхования формируется вслед за культурой корпоративного управления и что перспективы у страхования ответственности директоров в России будут увеличиваться, по мере того как собственники бизнеса в силу естественного старения будут устраняться от реального управления делами.


Что такое D&O

Отправной точкой в истории D&O считается 1934 год, когда андеррайтеры Lloyd's впервые предоставили котировку по страхованию ответственности директоров и руководителей. Интерес к этому продукту был связан с принятием в США в 1933 году Закона о ценных бумагах. Для того чтобы данный вид страхования стал по-настоящему массовым, понадобилось около 30 лет. В 1960-е годы по стране прокатилась волна громких судебных разбирательств в отношении первых лиц крупных компаний, допустивших ошибки в управлении. Несколько крупных корпораций в результате оказались буквально разорены собственными акционерами. Для предотвращения подобных рисков остальные корпорации начали активно эксплуатировать страхование ответственности менеджмента.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.