Экономика России: что кроме нефти?

Coface – французская компания, которая специализируется в области страхования рисков внешней торговли. Ведет бизнес напрямую в 65 и через партнеров – в 32 государствах. В интересах своих 135 тыс. клиентов собирает и анализирует информацию о состоянии надежности корпораций, их финансовом статусе. Солидная аналитическая база позволяет компании отчетливо видеть тенденции экономического развития различных стран. На вопросы E-xecutive отвечает главный экономист Coface Ив Злотовски, который посетил Москву для участия в «Coface country risk conference-2011».

E-xecutive: Рейтинг России в классификации Coface– В. Что он означает?

Ив Злотовски: Мы оцениваем риски в области корпоративных платежей в каждой конкретной стране. В нашей шкале семь градаций рисков от А1 до D. Российский рейтинг – B – он означает следующее «Нестабильные экономические и финансовые условия и несколько сложные условия предпринимательской деятельности могут повлиять на платежеспособность. Относительно высокая средняя вероятность корпоративного дефолта». До 2008 года мы оценивали российские риски на уровне В, в период кризиса мы понизили рейтинг до С, поскольку имели место неплатежи, в 2011 году Россия вернулась к докризисному уровню. Российский рейтинг такой же, как и у Казахстана.

E-xecutive: Что именно представляется вам нестабильным в российской финансово-экономической ситуации?

И.З.: Рост национальной экономики после очень глубокой рецессии объясняется высокими ценами на нефть в 2010 году и несколько выросшим потребительским спросом. Однако подобный рост все же ограничен: насыщенность кредитами частного сектора остается слабой. Локомотивом развития остается рост общественных фондов потребления. А от увеличения потребительского спроса выигрывают в большей степени импортеры, чем отечественные производители. Скорость экономического развития зависит от инвестиционной привлекательности, а она остается не высокой. ВВП не достиг докризисных темпов. Пока этот показатель составляет 4-4,5% в год, что сравнимо с Бразилией и что вполне неплохо в краткосрочной перспективе, однако непонятно, когда именно он восстановится в прежнем объеме. Экономический контекст «давит» на бизнес. Если рассматривать ситуацию в долгосрочном плане, то у инвесторов возникают сомнения относительно соотношения страновых рисков и перспектив роста национальной экономики.

Кроме того, неясны планы диверсификации: будет ли Россия и впредь в решающей степени зависеть от экспорта нефти и газа, или перейдет к другой модели. Этот вопрос также актуален в контексте долгосрочных планов. С точки зрения краткосрочных проблем не возникает – цены на сырье в ближайшее время будут находиться на высоком уровне, и это выгодно для России. Но если мы мыслим в большем временном масштабе, то вопрос стоит очень остро.

E-xecutive: Есть ли разница между казахстанским В и российским В?

И.З.: Нет, наша система не предусматривает градаций внутри оценки В. Рейтинг Казахстана в определенный период был снижен, поскольку в этой стране имел серьезный банковский кризис, но ныне сейчас республике также присвоена классификация В. Мы видим в Казахстане те же проблемы, что и в России, в частности в области финансовой прозрачности бизнеса. Восстановлению казахстанской экономики способствовали природные ресурсы.

E-xecutive: А каковы рейтинги других стран СНГ?

И.З.: Украинская экономика возобновила рост, поэтому мы изменили прогноз рейтинга D на позитивный. Но сохраняются проблемы: уязвимость банковской системы, госдолг, зависимость от международной поддержки.В свою очередь Белоруссии угрожает кризис ликвидности, страна сильно зависит от помощи России. Несмотря на свое хорошее стратегическое положение между Азией и Европой, большинство стран СНГ показало высокую степень риска в 2009 и 2010 годах. Общие черты у этих стран – политическая нестабильность, большая зависимость от России и отсутствие экономической диверсификации.

E-xecutive: Теперь перейдем от рейтингов к прогнозам. Как часто вы их обновляете? Учтены ли в последних исследованиях такие события, как землетрясение в Японии и революции в Северной Африке и на Ближнем Востоке?

И.З.: Прогнозы пересматриваются каждые три месяца, соответственно последние по времени расчеты учитывают эффект тех событий, которые вы перечислили.

E-xecutive: Как вы оцениваете перспективы роста мирового ВВП в 2011 году?

И.З.: Мировой прогноз – 3,2%. В 2011 году этот индикатор составлял 4,2%. Снижение происходит под воздействием многих событий, в том числе трагедии в Японии и потрясений на многих развивающихся рынках. Тем не менее, 3,2% – это не самый плохой вариант. Помимо событий в Японии и на Ближнем Востоке мы учитывали состояние долгов в частном и публичном секторе, прогнозный рост нефтяных цен на 25% и ожидаемое замедление международной торговли. Увеличатся «ножницы» между развивающимися и развитыми странами: первые, выигравшие в период кризиса, смогут увеличивать ВВП со скоростью 5,6%, тогда как вторые – 1,7%.

E-xecutive: А каков прогноз для Японии?

И.З.: Для Японии прогноз роста ВВП составляет 0,3%, это очень большое падение в сравнении с 4% в 2010 году, но рейтинг страны по-прежнему А1.

E-xecutive: Как вы оцениваете вероятность разрушения еврозоны из-за долговых проблем Португалии, Италии, Испании, Греции?

И.З.: Я думаю, что еврозона сохранится. Если Греция будет вынуждена покинуть пространство евро, введет свою валюту, назовем ее «новая драхма», и будет вынуждена расплачиваться ею по своим долгам, то для Греции это будет настоящей финансовой катастрофой. Слабые страны не заинтересованы в том, чтобы покинуть европейское валютное сообщество. Сильные страны, такие как Германия, может быть и приветствовали бы выход должников из общего валютного проекта, но… Для Германии них такой сценарий будет означать многие трудности, связанные, например, с ростом курса евро. Иными словами, в коллапсе еврозоны не заинтересован никто.

E-xecutive: Выборы в Финляндии, Франции, Австрии показывают, что в Старом Свете началось обновление политических сил. Европейскую солидарность ждут новые потрясения?

И.З.: Да, хотя я не прогнозирую коллапс еврозоны, тем не менее, произойдут большие подвижки. Власти ЕС обещают, что все облигации, выпущенные правительствами еврозоны до июня 2013 года, будут полностью оплачены. Но при оценке будущего возникает как минимум две проблемы: какие стратегии выберут страны-должники, и как отнесутся к этому выбору правительства и граждане стран-доноров. Рост скептических настроений в Финляндии очевиден, аналогичные настроения имеют место и в Германии.

E-xecutive: Доктор Доминик О в интервью E-xecutive высказал мысль, что проблема Европы состоит в том, что в ней есть один центральный банк, но множество министерств финансов. Вы согласны?

И.З.: Да, он абсолютно прав: страны, входящие в ЕС, обладают разными экономиками, у них разное состояние финансовых систем и внешней торговли. Поэтому нужна единая консолидированная бюджетная политика, и долговой кризис это показывает. Нужно гармонизировать финансовую политику государств-участников, двигаясь постепенно, вовлекая в эти договоренности одну страну за другой, фиксируя соглашения на уровне Европейской комиссии. Такая гармонизация поможет в будущем избежать стрессов, подобных тому, что имеет место сейчас.

Чтобы увеличить, кликните по карте

Фото в анонсе: Unsplash

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Оживление экономики РФ после очень глубокой рецессии объясняется высокими ценами на нефть в 2010 году. Дело в том, что экономика России, - а более конкретно – ее реальный сектор, - сегодня не переживает никакого оживления. Некоторое оживление действительно наблюдается лишь в секторе нефтедобычи и нефтепереработки, - именно с учетом роста мировых цен на сырую нефть и нефтепродукты с учетом нестабильности ситуации в основных нефтедобывающих странах Ближнего Востока и Рога. При этом, основные мощности по расширению нефтедобычи в стране на сегодняшний момент уже признанно считаются исчерпанными, поскольку промышленность не в состоянии обеспечивать потребности внутреннего рынка, не вступая в противоречия с необходимостью снижения поставок на внешний рынок. И наоборот. Чем в результате и объясняется периодически возникающий в разных уголках страны топливный голод. Поскольку нехватка выработки при расширенном экспорте просто не дает возможности для насыщения потребностей внутреннего рынка, но что самое главное, - производители просто не видят в этом необходимости, рассматривая в настоящее время внутренний рынок России лишь как обузу, а не источник дохода от продаж и переработки нефти и нефтепродуктов всех видов. Так что рецессия в стране продолжается. И оживление нефтяного рынка и экспорта нефти и нефтепродуктов не в состоянии повлиять на это состояние. Как бы то ни пытались представить сегодня эксперты в России, - серьезно рассчитывающие на то, что нефтяной рынок потащит-таки за собой и всю остальную экономику страны. А экспортные доходы наконец-то будут использоваться по назначению, а не на покупку дорогих причуд представителей нынешней власти и их ставленников от экономики. >Однако возможности этого роста ограничены. Правильнее сказать, - их нет вообще. Даже с учетом необходимости «освоения» нефтяной экспортной выручки путем ее перераспределения и перенаправления для закупок импортной продукции и расширения насыщения потребностей внутреннего рынка. Поэтому для импортеров подобное оживление также не является неким знаковым долгосрочным событием. Это так, - участок свободного неба среди туч. >Российский рейтинг – B – он означает следующее «Нестабильные экономические и финансовые условия и несколько сложные условия предпринимательской деятельности могут повлиять на платежеспособность. Относительно высокая средняя вероятность корпоративного дефолта». Совершенно верно. Именно такая характеристика на сегодняшний день и является доминирующей в западных деловых и финансовых кругах. Экономическая и политическая системы оценивается как нестабильные, но пока сохраняющие устойчивость. >Пока этот показатель составляет 4-4,5% в год, что сравнимо с Бразилией и что вполне неплохо в краткосрочной перспективе, однако непонятно, когда именно он восстановится в прежнем объеме. Последние слова звучат в реальности как приговор. Поскольку подобная неопределенность лишает страну каких-либо перспектив с точки зрения иностранных финансовых инвесторов, а также представителей всех иных форм капитала. Очевидно, что страна следует в кильватере мировой экономики, что ее показатели с некоторым замедлением отражают основные тенденции, происходящие в экономике государств, с которыми у России налажены основные внешнеторговые отношения в части экспортных поставок нефти, нефтепродуктов, газа и сырья. Весь вопрос при оценке упирается в то, насколько серьезным и продолжительным может быть подобное замедление. Т.е. насколько быстро страна и ее экономика поддержат изменения мировой конъюнктуры. По состоянию на сегодняшний день точных временных оценок этому нет. А раз нет определенности, то страна продолжает оставаться весьма зыбким местом приложения иностранного капитала на любую мало-мальски серьезную перспективу, как-либо отличную от краткосрочной. >Кроме того, неясны планы диверсификации: будет ли Россия и впредь в решающей степени зависеть от экспорта нефти и газа, или перейдет к другой модели. Интервьюент здесь кривит душой. Дело в том, что в развитых странах оценивают перспективы России в плане зависимости от экспорта нефти и газа еще примерно на 18-20 лет, пока не будут выработаны основные месторождения, разрабатываемые или только разведанные сегодня. Другой вопрос, что страна может столько не просуществовать. Но в основных оценках насчет нефтегазовой зависимости эксперты ЕС и США сходятся между собой единогласно. Причем, однозначно дается прогноз того, что при нынешней системе политического руководства страной и распределения экспортной выручки, экспортные доходы не пойдут на обновление страны, модернизацию ее экономики или на развитие каких-либо инноваций. Т.е. с ними произойдет все то же, что было и до 2008 года, когда баснословные состояния фактически «вылетали в трубу» для России, но успешно вкладывались в разных формах в западный бизнес. Нефтяные доходы стране пойдут скорее только во зло и способствовать улучшению ее экономики не будут. Тем более, что и период этот будет не таким продолжительным, как до кризиса. Даже с поправкой на нестабильность в основных нефтедобывающих странах мира. Что до перспектив России в инновационных областях деятельности, то они оцениваются как крайне малоперспективные. Не говоря уже о невнятности того, что именно и в каких областях и применительно к чему будет в данной области делаться в стране. >И.З.: Нет, наша система не предусматривает градаций внутри оценки В. Предусматривает. Правда, это неофициальная градация. “B-Up”, “B-Middle” и “B-Down”, характеризующие скорее эволюционных тенденций внутри оценки “В”, чем некий рейтинговый уровень. >Для Германии них такой сценарий будет означать многие трудности, связанные, например, с ростом курса евро. Иными словами, в коллапсе еврозоны не заинтересован никто. Курсом Евро и его коррекцией в самых разных ситуациях занимается специальный банк ”Banque de l’Euro”. Он расположен в Париже, формально подчиняется ЕЦБ, и его деятельность как раз и заключается в том, чтобы разбираться с любыми проблемами, с которыми может столкнуться валюта Единой Европы. Что до описанной автором ситуации, то она приведет не к росту курса Евро, а к большей стабильности курса Евро применительно ко всем остающимся государствам Еврозоны. Т.е. валюта станет более стабильной и устойчивой, чем сегодня. И вот в этом, т.е. в возрастании как раз заинтересованы в Европе очень многие. А что до роста обменного курса евровалюты, то он наблюдается лишь на фоне изменения курсов других валют, потери их стоимости, изменения доли участия в обслуживании МРТ и МЭО и т.д. >И.З.: Да, он абсолютно прав: страны, входящие в ЕС, обладают разными экономиками, у них разное состояние финансовых систем и внешней торговли. Поэтому нужна единая консолидированная бюджетная политика, и долговой кризис это показывает. И при этом, ни одно из государств ЕС сегодня к этому не готово. Поскольку согласиться на нечто подобное – значит окончательно утратить нынешние остатки экономического и финансового суверенитета, на что не готово ни одно национальное правительство. Хоть в сильных странах, хоть в слабых странах Еврозоны. Поскольку за утратой экономической самостоятельности следует утрата самостоятельности политической и административной. Николай Ю.Романов
Системный аналитик, Нижний Новгород
Что кроме нефти?
Да что угодно. Нет такой продукции, которую россияне не могли бы произвести. Другое дело, что на госуровне принято решение дотировать импорт на внутреннем рынке за счет нефтедоходов. А это именно решение сверху, которое почему-то маскируется под ''невидимую руку рынка''. В таких условиях отомрет любое производство в любой стране. В общем на вопрос уже ответили. ''Что кроме нефти? - Ничего''.
Генеральный директор, Челябинск

Насчет, что именно - тут да мы можем все! Но суть нашего человека что мы потеряли культуру производства - пока мы как и любая страна на таком этапе переживает становление культуры потребления... Надеюсь скоро и наши ''поделки'' будут ценится во всем мире :)

Генеральный директор, Вологда
Даниил Булычев пишет: ... на госуровне принято решение дотировать импорт на внутреннем рынке за счет нефтедоходов. А это именно решение сверху, которое почему-то маскируется под ''невидимую руку рынка''. В таких условиях отомрет любое производство в любой стране.
Точный выстрел. Но меня не перестаёт удивлять такая разноноправленная подача того, что происходит с промышленностью в стране. При полном калапсе в промышленности с некоторой степенью передела (о чём говорят все, кто хоть немного бывает на реально существующих заводах России) мы слышим бравурные коментарии с экранов и изданий о невероятных успехах и ещё более невероятных перспективах развития и роста. При чём, особое внимание уделяется социальным гарантиям и их дальнейшему укреплению. Совершенно не понятно, за счёт каких источников будет государство выполнять взятые на себя социальные обязательства при реальном снижении производства добавленой стоимости - боюсь, что экранными выступлениями холодильник не забъёшь, а газетный лист в кастрюле не сваришь. Похоже, мы опять сваливаемся в старую тему.
Адм. директор, Москва
Владимир Боглаев пишет: Похоже, мы опять сваливаемся в старую тему.
В дискуссиях e-xe принято ''сваливаться'' в эту область: все умеют копать лопатой на своей грядке и выращивать картофель, и каждая кухарка может управлять государством. Обман, ложь и вранье с экранов и страниц СМИ слегка компенсируется публикациями в Интернете и можно понимать, ''что истина где-то посредине''. ''Что, кроме нефти? - спрашивает затравка к этой теме. Где? - хочется в ответ спросить автора. Для каких целей? В какое время? Кому? Общие соображения в режиме ''за державу обидно'' так или иначе возвращают, при подходе ''по-взрослому'' и ''со всей звериной серьезностью'' на конкретное место декларирующего. Директор завода или консультант, эксперт или банкир, собственник или E-xecutive (исполнитель) - это все разные позиции в достаточно пространной сфере управленческой деятельности. Встревая в эту тему, отвлекаясь на уважаемых авторов хочу заметить, что для любого решения так или иначе в самом начале будет стоять ИДЕЯ. Потом - люди, подходящие для сохранения и материализации идеи. Затем - способные материализованную идею реализовать. Наконец, общество, способное пользоваться реализованной материализацией идеи. Дальше найдем время, которое необходимо для подготовки всех этих категорий, время на материализацию и реализацию. Потом - деньги и другие ресурсы для всего перечисленного. Нефть, газ, металлы или уголь, золото или отходы атомных станций, лес или навоз для реакторов биогаза - идей полно, людей недостаточно, способных понимать и соображать, соображать и рефлектировать и снова понимать. Поэтому на этапе или в период перехода и смены технопромышленных укладов ''кроме нефти'' будут люди-человеки. Другие.
Президент, председатель правления, Москва
Владимир Боглаев пишет: При полном калапсе в промышленности с некоторой степенью передела.... ....мы слышим бравурные коментарии с экранов и изданий о невероятных успехах и ещё более невероятных перспективах развития и роста.
Кстати общая ситуация в ПГС, также не сильно отличается от описанной. В коммуникациях, сетях, инфраструктуре идет эксплуатация на выбытие. Глядишь и подтвердиться нелепая фантазия от угрюмого предсказателя, что всё говорит о подготовке к войне, чтобы врагам ничего не досталось. :D
Технолог, Украина
Романов Николай пишет: И при этом, ни одно из государств ЕС сегодня к этому не готово. Поскольку согласиться на нечто подобное – значит окончательно утратить нынешние остатки экономического и финансового суверенитета, на что не готово ни одно национальное правительство. Хоть в сильных странах, хоть в слабых странах Еврозоны. Поскольку за утратой экономической самостоятельности следует утрата самостоятельности политической и административной.
Готовы они или не готовы, ситуация складывается не в их пользу. Исходят то они из реальной ситуации и шаг первый сделали вступив в конфедерацию. Все они понимают что единая система управления экономикой намного лучше по сравнению с каждый в свою сторону. Другое дело что сперва они это будут делать не совсем официально, так как это будет пробный вариант. Россия не тратит в пустую деньги с энергоресурсов, так как говорить о том, что в кремле сидят желающие вырыть себе могилку не совсем логично. Думаю это пополнения резервного фонда, так как Украина и Белоруссия в деньгах то нуждаются. Дав денег в долг, можно будет их хорошо расположить в торговом союзе. Пользуется РФ ситуацией сейчас, так как у других свободных фондов денег то и не много. То есть пока им денег никто не дает, эти члены содружества будут вынуждены взять денег у России.
Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Готовы они или не готовы, ситуация складывается не в их пользу. Исходят то они из реальной ситуации и шаг первый сделали вступив в конфедерацию. Следует помнить, чем были европейские сообщества в самом начале, когда происходило их формирование. И для каких конкретных целей они создавались. Ведь была и вполне конкретная альтернатива ЕЭС в виде того же ЕАСТ в 60-е. А не получилось, хотя содержание ЕАСТ было значительно прогрессивнее ЕЭС именно с точки зрения европейской перспективы, а не степени участия в этой перспективе США и Великобритании. Другое дело, во что в итоге эти сообщества неизбежным образом эволюционировали, следуя эволюции наднациональной бюрократии. Т.е. по сути уже не национальные правительства и власти решают и определяют политику своих государств, а наднациональная бюрократия увязывает эти действия с бюрократией национальной, которая и выдвигает тем или иным образом на руководящие посты в стране послушных себе людей, выдавая это за результат свободного волеизъявления народа. Т.е. ЕС сегодня – это объединение, сформированное и построенное по принципу господства наднациональной бюрократии, имеющей свои интересы, - зачастую отличные от интересов бюрократий национальных и уж тем более отличные от внутренних и внешних интересов отдельных государств и их народонаселения. Тем более, что конфедеративное объединение применительно к ЕС – это весьма спорное определение. Межгосударственный союз в данном случае не носит характера ни федерации, ни конфедерации, т.е. обладает отличительными чертами и одной формы объединения, и другой. >Все они понимают что единая система управления экономикой намного лучше по сравнению с каждый в свою сторону. Другое дело что сперва они это будут делать не совсем официально, так как это будет пробный вариант. У них перед глазами пример СССР. То, к чему может в итоге привести подобный тоталитаризм в своей крайней форме, к которой раньше или позже дело все равно придет. Вопрос в том, что разрастание наднациональной бюрократии и доминирование ее интересов над интересами бюрократии национальной неизбежно приведет к конфликту, результатом которого станет подавление национальной бюрократии и установления над ней контроля бюрократии наднациональной. Что и происходит сегодня на примере самых экономически слабых стран Евросоюза. И какие бы оборонительные механизмы национальная бюрократия ни мобилизовывала в свою защиту, - включая и организацию народных выступлений, - ей это не помогает (что видно уже сегодня), т.к. ресурсов для сохранения власти (и сохранения у власти) в складывающейся ситуации экономической и финансовой зависимости от группы стран ЕС у нее нет. А раз так, то постепенно, - страна за страной (т.к. за слабыми последуют в итоге и сильные), - наднациональная бюрократия постепенно установит свой непосредственный контроль над всеми государствами Еврозоны. Т.е. в итоге оформив вполне себе тоталитарную форму правления с доминированием в ней единственного оформленного в настоящее время социального класса – т.е. самой бюрократии, включающей в себя и военных, и службистов и иных лиц, для которых, в свою очередь, такая бюрократическая модель правления является средством достижения собственных узкогрупповых интересов. Собственно, в этом и заключается отличие бюрократической системы от человека, - у нее нет сердца, - нож всадить некуда. >Россия не тратит в пустую деньги с энергоресурсов, так как говорить о том, что в кремле сидят желающие вырыть себе могилку не совсем логично. Эти люди не связывают свое будущее с Россией. Они уедут. Как уже уехали те, кто был до них. Вместе с деньгами и активами. И поэтому рассматривать их в качестве некоторой самостоятельной силы или хотя бы части описанного выше наднационального бюрократического образования не следует. Т.к. в реальности ни на что претендовать они не могут. Но могут с успехом проживать награбленное и нажитое иным путем. Т.е. деньги ими тратятся сегодня на помощь Западу в обмен на гарантии для себя личном в будущем с его стороны. Собственно, в чем и заключается смысл всех этих инноваций и модернизаций, сопряженных с массовыми закупками за хорошие деньги б/у оборудования. >Думаю это пополнения резервного фонда, так как Украина и Белоруссия в деньгах то нуждаются. Дав денег в долг, можно будет их хорошо расположить в торговом союзе. Нисколько. Деньгами можно только временно поддержать более-менее выгодное России руководство этих стран. А привязать к себе страны с разрушенной или зависимой экономикой деньгами нельзя никак. Поскольку «проедят» они их, - и придут просить по новой, т.к. ими не будет создано необходимых мощностей в промышленности и сельском хозяйстве, чтобы самим в этих деньгах больше не нуждаться. А торговый союз существует уже сегодня «де-факто», даже если и не оформлен на бумаге «де-юро». В первую очередь, как то ни парадоксально, он формируется коррупционерами. Коррупционерами от … пограничной и таможенной службы. С обеих сторон государственной границы. Которые действуют, не взирая ни на какие указания сверху. Чисто по принципу выгоды. И что самое главное, - их поддерживают люди, в этом бизнесе активно занятые. А результатом массовости данного явления как раз и становится оформление такого торгового союза на бумаге на высшем уровне. Потому что репрессивно бороться с данным явлением коррупционного характера бесполезно. Проще разрешить и умеренно регламентировать. Что и происходит под вспышки телекамер и вымученные улыбки подписывающих документы гос.лиц. >Пользуется РФ ситуацией сейчас, так как у других свободных фондов денег то и не много. То есть пока им денег никто не дает, эти члены содружества будут вынуждены взять денег у России. Самой России, - вернее, российской бюрократии, - сегодня стоит больше задумываться о собственном будущем, чем она активно и занимается. А попытки давления на другие страны при помощи денег и перспективы непредоставления займов с российской стороны весьма малоэффективны. Как и покупка каких-либо активов в этих государствах, от которых Россия, как ни крути, продолжает зависеть на западе. Поскольку эти активы территориально расположены на территории этих государств. А значит и контролируются ими. Владение этими активами российской стороной – пустая формальность. В любой момент на тех или иных объектах местные власти могут осуществить захват управления и «попросить» российскую сторону отправиться куда подальше вместе со всеми ее деньгами, бумагами, подписями и печатями. Т.е. право собственности на эти приобретенные объекты не является суверенным для владельцев в России и для самой России. Также и с вложенными в них деньгами. Ситуация, конечно, экстремальная, но вполне реальная в критические периоды для экономики и политической системы этих стран. Так что деньгами никого к себе особенно привязать не удастся. Но и привязаться ни к кому тоже не получится, став от кого-то зависимым. Что само по себе плюс большой, в отличие от ситуации взаимной интеграции предприятий и производств, расположенных в разных государствах. Николай Ю.Романов
Директор по рекламе, Москва
Даниил Булычев, Другое дело, что на госуровне принято решение дотировать импорт на внутреннем рынке за счет нефтедоходов. А это именно решение сверху, которое почему-то маскируется под ''невидимую руку рынка''. В таких условиях отомрет любое производство в любой стране. В общем на вопрос уже ответили. ''Что кроме нефти? - Ничего''. Да! Откуда ''учение о невидимой руке рынка''? Оно пришло от управленцев, которые воспринимают экономику бытовым сознанием - некоторое время страной управляли кухарки с личным трепетным восприятием всего всего и личными предпочтениями в том ''Что выбрать для страны'' Можно ли этим временам придать статус ''эксперимента'' по статусу равному экспериментам создания СССР, скорее всего да. Статус детектед. Теперь происходит следующее - заменить сырьевую ренту (ее неравновесные цены и за счет них импорт инфляции) на интеллектуальную ренту это глобальная задача - нужны ее KPI (по опыту ''застоя'' как вариант возможна демонстрация успехов вместо дел, в этом случае ''застой'' будет застаиваться) Так какие KPI ??? пожалуй рейтинги из статьи это возможно KPI как и размеры некоторых инфраструктурных составляющих экономик интеллектуальной ренты Китайцы видимо смотрели по инфраструктурным параметрам им удалось преодолеть инерцию застоя у нас ну посмотрим, уверенности пока нет ...
Системный аналитик, Нижний Новгород
Дмитрий Федоров пишет: Да! Откуда ''учение о невидимой руке рынка''? Оно пришло от управленцев, которые воспринимают экономику бытовым сознанием - некоторое время страной управляли кухарки с личным трепетным восприятием всего всего и личными предпочтениями в том ''Что выбрать для страны''
Эти управленцы однако успешно ведут ценовую войну против реального сектора страны за счет ее же сырьевого сектора. Иностранные производители-конкуренты демпингуют на нашем рынке засчет наших же сырьевых ресурсов. Для ''кухарок'' комбинация сложновата. Настоящие ''кухарки'' поступили бы проще и выгодней для себя - а именно хапнули бы сырьевые доходы в свой карман и иностранцам пришлось бы демпинговать за счет собственной, а не чужой прибыли.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Собрать школьника к учебному году стало дороже в среднем на 11,4%

Основа «продуктовой корзины» школьника на маркетплейсах подорожала за год.

Как профессии влияют на состояние здоровья россиян

Чаще всего влияние профессии на здоровье отмечают HR-ы, юристы и IT-специалисты.

Половина родителей школьников берут отпуск в августе, чтобы собрать ребенка в школу

Затраты на расходы для подготовки к школе в этом году начинаются от 15 тыс. руб.

Сеть «Вкусно — и точка» приняла на работу более 10 тыс. новых сотрудников

Количество поданных заявок на трудоустройство превысило 68 тыс. за два месяца.