Агробизнес будущего: выгоднее, чем IT

Есть три способа разориться: самый быстрый — скачки,
самый приятный — женщины, а самый надежный — сельское хозяйство.

Граф Уильям Питт Амхерст

IT – наше все? Хм, не уверен

Волею судеб в последние несколько лет мне приходилось интересоваться предложениями инвестиционных фондов, касающихся финансирования различных проектов. Что сразу бросалось в глаза – так это практически повсеместное желание всех инвесторов (и частных, и корпоративных) вкладывать средства в информационные технологии. IT стали своего рода иконой, на которую молятся почти все без разбору, своего рода панацеей от всех бед и кризисов, неким священным Граалем инвестирования. Эта всеобщая IT-мания несколько озадачивала, и я провел для себя небольшое расследование.

Оказалось, по данным World Report 2015, что каждый день в мире появляется примерно 2500 новых долларовых миллионеров (данные о количестве разнятся в разных источниках, но порядок примерно тот же – несколько тысяч в день). Так, за 2014 год в этот избранный клуб вошло около 920 тыс. человек. Для сравнения я поискал статистику появления новых миллионеров среди разработчиков (их еще называют издателями) программ-приложений, размещенных в Google Play и App Store. Нашел. Цифры впечатляли. Так, по данным Sensor Tower, число новых (подчеркиваю, новых) миллионеров составило (по выборке из App Store и Google Play соответственно) 14 и 34 …за год. В 2016 году ситуация кардинально улучшилась и число новоиспеченных миллионеров за год выросло до 39 и 66 соответственно. Не тысяч. Просто 39 и 66 человек. Это, правда, без учета доходов от рекламы.

Совершенно очевидно, что мое «исследование» ни на что не претендует. Понятно, что есть еще Windows и Linux, есть разработки для корпоративных рынков, медицины, армии и много-много всего другого. Но впечатляет сам факт. Число людей (или организаций), зарабатывающих в год свой первый миллион на двух самых крупных мобильных платформах, которыми в мире пользуются, замечу, миллиарды людей, составляет что-то вроде 0,00005-0,0001% от общего числа новых миллионеров, появляющихся за год на планете Земля. Не кажется ли читателям, что такие цифры несколько маловаты? Казалось бы, весь мир из 7,5 млрд потенциальных клиентов в твоем кармане. Доступ к этим миллиардам – одно-два нажатия клавиш.

Проблема только в том, что в этом уверены сотни тысяч (а, может, уже и миллионы) разработчиков, которые пишут программы и на этот самый рынок тоже претендуют. Сколько создано в мире пакетов офисных программ? Десять? Сто? Тысячи? А на компьютерах почти у всех Microsoft Office. Сколькими платными программами вы пользуетесь на своем смартфоне? Лично я – ни одной, мне с головой хватает бесплатных. Сколько в мире поисковиков? Google, Baidu, «Яндекс», издыхающий Yahoo. Какие еще вы знаете, а, главное, какими пользуетесь? А ведь правило великого Джека Уэлча «В своем бизнесе будь номером первым или вторым – или уходи из него» еще никто не отменил. Возможно, не такие уж и радужные перспективы открываются для инвестирования в сфере IT, как об этом трубят на всех углах, и реализация бизнес-модели «вложил деньги = выбросил деньги» здесь гораздо вероятнее, чем в других, более традиционных отраслях. Что-то вроде инвестиционного казино, в котором все хотят сорвать джек-пот, но для подавляющего большинства результат заведомо известен: 0,00005-0,0001%.

«Еще не закончилась полярная ночь, а труженики села уже в поле!»

Этот подзаголовок – цитата из мультфильма «Попугай Кеша в деревне». Но будем серьезными: представим себе инвестирование в аграрный бизнес. Здесь, должно быть, понадобятся относительно большие затраты: десятками тысяч долларов тут не обойдешься. Возможно, потребуются сотни тысяч или даже миллионы. Такая специфика инвестирования в реальный сектор. Но это если в лоб. Если взять и купить, а потом самому обрабатывать, выращивать, убирать, хранить, продавать. Нести риски неурожая. Это при том, что для инвестора, с сельским хозяйством тесно не знакомым, вопрос «Сколько тонн клевера от каждой курицы-несушки будет засыпано в инкубатор после обмолота зяби?» кажется не таким уж непрофессиональным.

А как-то по-другому можно? Можно. Но об этом чуть ниже.

Волею судеб, опять же, последние десять лет мне приходилось заниматься строительством в аграрном секторе – элеваторов, свинокомплексов, животноводческих ферм, птичников, биогазовых заводов. Будучи человеком дотошным, я старался залезть внутрь и понять суть того бизнеса, строительством для которого занимался, особенно с точки зрения его экономики: затрат, прибыльности, окупаемости. Некоторая склонность к перфекционизму заставляла думать о том, как улучшить показатели, которые закладывались в проект. В голове постоянно складывались цепочки формирования добавленной стоимости, что-то вроде: «вырастили фуражное зерно – отправили на корм бычкам – мясо частью продали, а часть переработали в пищевой порошок и тоже продали – навоз переработали в биогаз, а твердые остатки в удобрения – отходами разделки бычков накормили пушных зверей на звероферме». И так далее, почти до бесконечности.

На мои вопросы заказчикам, почему они не идут по такому пути развития бизнеса, следовали простые и логичные с их точки зрения ответы: «Денег нет», «Кто этим будет заниматься?», «Это не наш бизнес», и тому подобное в различных вариациях. Казалось странным, что заваливать десятки, а то и сотни гектаров пахотной земли ядовитым куриным пометом с птицефабрики выгоднее, чем переработать его в газ, которым можно отапливать тот же птичник или продать.

Очень быстро выяснилось, что такие вопросы задавал себе не только я. Более того, нашлась инжиниринговая компания, которая разработала и воплощает в жизнь концепцию агро-индустриального парка (agroengineering park), в котором все компоненты дополняют друг друга, то есть обеспечивают существенный синергетический эффект. А что самое главное и приятное – создание таких парков обеспечено финансированием. Но обо всем по порядку.

Что такое агро-индустриальный парк?

Концепция агро-индустриального парка (АИП) существенно отличается от того, что называется таким модным сейчас именем «Индустриальный парк». Последний зачастую представляет собой участок земли, в который вбиты четыре колышка на границах участка плюс управляющую компанию, размахивающую флагом с надписью: «Заходите к нам на огонек».

АИП представляет собой, если можно так сказать, экстерриториальное сочетание компонентов, из которых набирается комплексное решение, адаптированное к конкретной территории. В своей стандартной конфигурации (первый такой парк создается в Греции на деньги одного из инвестиционных фондов) он представляет собой крупномасштабный проект, включающий в себя строительство современных высокотехнологичных теплиц последнего поколения, заводов по переработке любой биомассы в синтетическое топливо или синтетический газ, акваферму для выращивания столовых сортов рыбы, мидий, спирулины, прочих морепродуктов и мощной котельной. Далее комплекс может дополняться и развиваться с учетом требования рынка сбыта, энергорынка или местных экономических и социальных задач.

Лимит финансирования для одного агро-индустриального парка установлен на уровне 310 млн евро, при этом 100% инвестиций гарантируется финансовой компанией, которая создается под проект самим инвестиционным фондом, совместно с инжиниринговой компанией, являющейся промоутером и координатором проекта. Задача местного партнера – подбор необходимого земельного участка, всех разрешительных документов и оплата прединвестиционных расходов, связанных с разработкой бизнес-плана, прохождением аудита в одной из аудиторских компаний «Большой четверки» и привязкой проекта к конкретной стране, региону и месту.

Инвестиционный фонд, выделяющий финансирование, и инжиниринговая компания создают совместное предприятие, являющееся по сути финансовой компанией, которая участвует в проекте как соучредитель, наряду с местным партнером. Поэтому дополнительных имущественных гарантий от местного партнера инвестору не требуется. Залоговым обеспечением для фонда будет сам построенный объект. Фонд не боится идти на такие риски, потому что первая очередь проекта АИП является типовой для всех парков, проверенной по всем возможным рискам и реализуется инжиниринговой компанией, которая является партнером фонда и имеет опыт строительства объектов, включенных в первую очередь.

Плановый годовой оборот агро-индустриального парка – около 150 млн евро. Предполагаемая прибыль после налогообложения – около 50 млн евро. Предполагается создание от 1000 до 1500 рабочих мест.

Строительство парка осуществляется в несколько этапов. На первом этапе проектируется и строится одна теплица и один завод по переработке биомассы. Стоимость первого этапа составляет около 70 млн евро. Это типовая конфигурация первого этапа АИП.

На втором этапе комплекс может быть расширен за счет включения в его структуру других технологий и производств в зависимости от потребностей бизнеса и возможностей региона. К таким производствам можно отнести, например, переработку овощей и фруктов в пищевые порошки и пищевые добавки, производство муки, крахмала, пектина, соевых изолятов, высококачественного мяса и другой продукции с высокой добавленной стоимостью и экспортным потенциалом.

АИП производит не менее 8000 тонн помидор с каждых 10 га, не менее 1000 тонн рыбы с каждой аквафермы, и не менее 16 тыс. тонн дизельного топлива от переработки каждых 50 000 тонн биомассы или мусора. Источником биомассы могут быть любые органические отходы: дерево, бумага, пластик, резина, шины, а также свалки бытового мусора. Таким образом, парк параллельно избавляет город и регион от необходимости решать вопрос захоронения и/или переработки отходов.

Но самое ценное в таком проекте – его обеспеченность финансовыми ресурсами. Финансирование проекта осуществляется фондом прямых инвестиций через опосредованное его участие в проекте через свою финансовую компанию. В связи с этим для финансирования агро-индустриального парка не требуются залоги и обеспечение. Залогом будут выступать создаваемые при строительстве парка активы.

Мировой финансовый рынок располагает большими средствами для финансирования проектов. Может показаться странным, но в мире свободных денег много. Не хватает интересных высоколиквидных проектов для надежного и долгосрочного вложения капиталов. Это особенно актуально для юридических и физических лиц, заинтересованных в диверсификации бизнеса и вложении временно свободных средств. Одним из направлений такого гарантированного вложения средств является финансирование агро-индустриальных парков. Отбором проектов для финансирования занимается отобранная фондом международная инжиниринговая компания. Решение о выделении инвестиций принимается фондом при предоставлении инициатором проекта (местной компанией) совместно с инжиниринговой компанией в кредитный комитет готового разработанного проекта, привязанного к конкретному земельному участку и имеющему конкретного местного партнера.

Инициатором проекта строительства АИП может выступить любая местная компания или лицо, способное понести все прединвестиционные расходы по разработке проекта, его привязке к конкретному земельному участку, аудиту проекта и другим действиям, необходимым для имплементации проекта. Стоимость таких прединвестиционных затрат составляет 275-300 тыс. евро в зависимости от страны размещения парка. Это намного ниже обычного уровня прединвестиционных затрат, которые, как правило, несет заказчик, если инвестиционный фонд не участвует в реализации его проекта. Сумма таких затрат может колебаться в пределах 1-2% от суммы необходимых инвестиций. (При стоимости проекта в 300 млн евро прединвестиционные затраты в стандартном понимании могут составить несколько миллионов евро).

И самое интересное. Доля местной компании – совладельца агро-индустриального парка, которую выделяет инвестиционный фонд, составляет до 20% от общей суммы инвестиций, то есть может достигать 60 млн евро ликвидной собственности, которую можно при желании заложить, продать или просто получать дивиденды от ее работы (еще раз подчеркну, что сбыт всей продукции таких парков берет на себя по специальному договору инжиниринговая компания). Казалось бы, с чего вдруг такая щедрость к местному бизнесу? Все просто. Строительство таких парков будет осуществляться по всему миру. После завершения строительства каждого парка, выхода его на стабильный ритм работы, обучения персонала (управленческого, технического и рабочих) текущее управление парком перейдет к местной компании. Фонд и инжиниринговая компания оставят за собой функции контроля и стратегического управления объектом. Чтобы местные партнеры были заинтересованы в стабильной и эффективной работе, им предоставляется соответствующая доля в бизнесе. Более того: после возврата инвестиций местный партнер может получить в фонде кредит на выкуп доли финансовой компании или по своему усмотрению продать этой компании свою долю по рыночной цене.

А что там у нас с эффективностью инвестиций?

Теперь коснемся эффективности инвестирования средств местной компанией в такой проект. Арифметика довольно простая:

  • Затраты местной компании – около 300 тыс. евро.
  • Собственность после реализации первой очереди парка, через 14 месяцев с начала реализации проекта согласно календарному плану – 14 млн евро (20% от стоимости первой очереди в 70 млн евро).
  • Собственность после реализации второй очереди парка, спустя 24 месяца с начала реализации второй очереди проекта – 60 млн евро (20% от стоимости парка в 300 млн евро).
  • Таким образом, максимум за 3,5 года сумма инвестированных средств увеличится более чем в 200 раз.

Интересно, какой IT-стартап может дать такую доходность?

Кому это может быть интересно?

Людей, заработавших достаточно солидные средства, в мире достаточно много. В странах СНГ их тоже немало. Десятилетие интенсивного роста экономик и высоких цен на сырье не прошли даром. Многие их тех, кто своим трудом и умом создавал свое состояние в 1990-х и 2000-х годах, уже задумываются над тем, как вложить свои капиталы, чтобы их приумножить, или хотя бы не потерять в нынешнем весьма турбулентном мире. При всем богатстве выбора возможных вложений капитала надежных высокодоходных альтернатив не так уж много. Одним из вариантов таких вложений могут стать мезонинные инвестиции в подобного рода проекты реального сектора. Они имеют существенные плюсы по сравнению с инвестициями в модные нынче направления, связанные и информационными технологиями в разных отраслях:

  • Ниже риски (см. выше).
  • Высокая доходность.
  • Эти проекты гораздо доступнее для понимания неспециалистов.
  • Создается реальная собственность в материальном, а не виртуальном виде, которая может быть продана, заложена.
  • Нет зависимости от персонала, осуществляющего проект. В случае увольнения ключевых специалистов бизнес останется устойчивым.

А что на практике?

1. В сентябре 2017 года разворачивается строительство первого в мире агро-индустриального парка в Греции.

2. Заканчивается подготовка к реализации двух парков на юге России.

3. Ведутся интенсивные и весьма успешные переговоры о строительстве аналогичных парков в Белоруссии, Грузии, в Украине и в Казахстане.

Итого в сухом остатке

Распространенное мнение, что только в IT-сферу можно выгодно инвестировать средства – не более чем миф. Существуют не менее интересные, но гораздо менее рискованные возможности для высокодоходных инвестиций и в других отраслях, в частности в аграрном бизнесе.

Даже в условиях кризиса можно финансировать большие проекты развития, направленные на создание производств с высокой степенью переработки, добавленной стоимостью и экспортным потенциалом.

Можно рассматривать проекты компаний из стран СНГ в разных отраслях реального сектора, на предмет их финансирования и реализации в рамках парков в различных регионах, с учетом их специфических особенностей и потребностей.

Комментарии
IT-менеджер, Курск

а если учесть, что инвестор в с/х получает до 50 процентов возврата средств из госбюджета, то какая доходность в ИТ сфере может с этим тягаться

Главный инженер, Санкт-Петербург

"– Шахматы! – говорил Остап. – Знаете ли вы, что такое шахматы? Они двигают вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что шахматный клуб четырех коней при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки? "

Давайте разберем серьезно статью. О чем нам пишет автор. Если собрать на базе агротехнологии законченный технологический цикл отходы одного являются источником сырья для другого тогда получим сверхрентабельное производство.
Автора не смущает что подобные решения применяются в практически безотходных крестьянских хозяйствах или в советских коллективных хозяйствах 50-60 годов где они не дали существенного экономического эффекта. Пришлось переходить к специализированным хозяйствам.

Давайте посмотрим почему не получилось. Высокоэффективное сельское хозяйство базируется на 2х базисах фармакология и удобрения. Если этих составляющих нет тогда все остальные придумки с навозом, биогазом суета без финансового интереса.
Для выпуска удобрений Вам необходимо сырье и дешевые энергоресурсы. Для фармакологии Вам необходима серьезная индустрия. Все это стоит десятки миллиардов долларов и в рамках потребностей одного хозяйства не реализуемые проекты.

Зачем биогаз если природный газ в РФ дешевле? Зачем производить топливо из отходов если на заправке оно будет дешевле?

Для меня как в некотором образе специалиста в химическом производстве все вышенаписанное кажется не имеющим ни какого финансового интереса.

Директор по производству, Украина

>>> В сентябре 2017 года в Греции стартует проект по созданию первого в мире агро-индустриального парка. Ожидаемая доходность – тысячи процентов годовых.

«... тысячи процентов годовых». «Свежо предание, но верится с трудом».

>>> Плановый годовой оборот агро-индустриального парка – около 150 млн евро. Предполагаемая прибыль после налогообложения – около 50 млн евро. Предполагается создание от 1000 до 1500 рабочих мест.

Посчитаем.

Из годового оборота («годовой суммы продаж», далее СП) вычтем сумму платежей на покрытие «сумм промежуточного потребления и амортизации основных фондов» (далее, ПП+АМ). У каждого предприятия, при выпуске одинаковой продукции, доля этих платежей приблизительно постоянная. В строительных предприятиях (ПП+АМ) = 55-65% от СП. В сельскохозяйственных – не знаю. Допустим, для с/х предприятий (ПП+АМ) = 50%*СП.

Тогда остаток: СП – СП*50% = ДС. Где ДС – это добавленная стоимость.

ДС делится «на троих»:

Н – налоги – Государству.

ПРч – прибыль чистая – Бизнесу.

ЗПч – зарплата чистая – Труду.

Я где-то слышал-читал, что продукция с/х предприятий сбывается при нулевой ставке НДС. Тогда расчет по существующим ставкам налогов и сборов даст такую «картину»:


График сплошной линией – это зависимость Н от ЗПч, в долях от ДС = 100% :

%дс.н = 30% + 0,168*%дс.зпч

График пунктирной линией – это зависимость ПРч от ЗПч, в долях от ДС = 100% :

%дс.прч = 70% - 1,168*%дс.зпч

Правдоподобное распределение СП (с учетом: СП = 150 млн.евро; ПРч = 50 млн.евро; количество персонала N = 1500 чел) представлено нижеследующей таблицей.

СП,

тыс.евро

ПП+АМ и ДС

% и тыс.евро

Н и ДС-Н

% и тыс.евро

ПРч и ЗПч

% и тыс.евро

150 000

49%

73 500

51%

76 500

31%

23 715




69%

52 785

95%

50 146





5%

2 639

Из интернета известно, что среднегодовая зарплата в украинских с/х производствах равна 4100 грн/мес * 12 мес/год = 50000 грн/год; или 1600 евро. Разделив ЗПч = 2639 тыс.евро на 1600 евро/чел*год, получим количество рабочих мест, N = 2639000 / 1600 = 1650 (чел).

Таким образом, СП распределяется так:

  • СП = 100%.
  • Доля (ПП+АМ) в СП, %сп.пп+ам = 49% .
  • Доля ДС, %сп.дс = 51% .

А ДС распределяется так:

  • ДС = 100%
  • Налоги Государству: %дс.н = 31% .
  • Прибыль чистая Бизнесу: %дс.прч = 95%*69% = 66% .
  • Зарплата чистая Труду: %дс.зпч = 69%*5% = 3% .

При отсутствии инфляции и устаревания основных фондов, воспроизводство Бизнеса обеспечивается амортизационными отчислениями. А прибыль чистая обеспечивает расширенное воспроизводство Бизнеса.

Труд «воспроизводится» (в том числе и «расширено воспроизводится») только за счет зарплаты

Из таблицы видно, что ПРч/ЗПч = 50146/2639 = 19. Если к ПРч добавить АМ, то значение отношения (ПРч+АМ)/ЗПч будет еще больше. Такие значения правдоподобны только для «очень и очень» высокоавтоматизированного производства. С/х производство таковым не является.

Вот так, простейшими балансовыми оценочными расчетами проверяется правдоподобность вышеприведенных цитат из статьи. Получается, что утверждения в статье, о «заоблачных» значениях доходности и чистой прибыли в проектах АИП – ложные.

Экономист, Москва
Владимир Зонзов пишет:

Посчитаем.

Это гениально. Из расчета получается, что доля зарплаты в структуре себестоимости рассматриваемого АИП составляет около 2.5%, тогда как, например, на сельхозпредприятиях России она находится на уровне 20-25%, а в Европе - 50-60%. Таким образом, статью следовало бы пометить грифом "на правах рекламы". :-)

Управляющий директор, Москва

Константин,

ну Вы-то умеете считать, тут же весь расчёт доходности инвестиций основан на том, что за какие-то бумажки кто-то якобы готов отдать 20% от размера инвестиций (нельзя не удивиться тому, что кто-то готов вложить 300 млн., отдать 20% бизнеса еще кому-то и этот последний кто-то считает, что отданное ему будет стоить именно 60 млн. Получается, что инвестор вкладывает 300 млн. в то, что стоит 240 млн.) Правда, чтобы не огорчать читателя, решили доходность этого стороннего инвестора не считать :).

Кроме того, в так восторгающем Вас расчёте имеется изумительная налоговая ставка - Вы точно знаете, что в проекте не применяется специальный налоговый режим с номинальной ставкой? А то ведь там мусороперерабатывающий завод, а их могут заметно облегчать с налогами, да и Греция, о которой идёт речь, может сильно снижать налоги на инвестиции в сельское хозяйство. Я вообще решил, что это обычный мусороперерабатывающий завод, который замаскирован под аграрное предприятие ради налоговых льгот, так как кому в Европе нужны лишние тысячи тонн тепличных помидоров, понять решительно невозможно.

И никакой рекламы тут близко нет, ничего же не продают, просто, возможно, развесистая клюква, но подача оставляет желать много лучшего.

Партнер, Украина

Я рад, что статья вызвала такую дискуссию. Тем, кому будут интересны подробности проекта агро-индустриального парка, с удовольствием вышлю дополнительные материалы. Моя почта: oliinyk.v@gmail.com

Экономист, Москва
Михаил Ободовский пишет:
Константин,
ну Вы-то умеете считать, тут же весь расчёт доходности инвестиций основан на том, что за какие-то бумажки кто-то якобы готов отдать 20% от размера инвестиций (нельзя не удивиться тому, что кто-то готов вложить 300 млн., отдать 20% бизнеса еще кому-то и этот последний кто-то считает, что отданное ему будет стоить именно 60 млн. Получается, что инвестор вкладывает 300 млн. в то, что стоит 240 млн.) Правда, чтобы не огорчать читателя, решили доходность этого стороннего инвестора не считать :).

Михаил,

Как раз по поводу доходности все более или менее понятно. Но со структурой затрат как-то не очень получается, что, в свою очередь, заставляет подвергать сомнению заявленные обороты и прибыли. Ну, и доходность инвестора, разумеется. Для примера далеко ходить не надо. Один из крупнейших российских агрохолдингов, принадлежащий Олегу Дерипаске, показал в 2016 году сопоставимую выручку (10,8 млрд. руб.). Но там 20 предприятий и 5000 человек.

Директор по производству, Украина

>>> Владимир Олейник пишет (10 сентября 2017, 15:34): «Я рад, что статья вызвала такую дискуссию. Тем, кому будут интересны подробности проекта агро-индустриального парка, с удовольствием вышлю дополнительные материалы».

Дискуссии нет. «Числа-завлекалки» в статье – ложные. А автор статьи предлагает ещё «подсыпать» таких же «чисел»?

Директор по производству, Украина

Цитата из статьи.

>>> Теперь коснемся эффективности инвестирования средств местной компанией в такой проект. Арифметика довольно простая:

  • Затраты местной компании – около 300 тыс. евро.
  • Собственность после реализации первой очереди парка, через 14 месяцев с начала реализации проекта согласно календарному плану – 14 млн евро (20% от стоимости первой очереди в 70 млн евро).
  • Собственность после реализации второй очереди парка, спустя 24 месяца с начала реализации второй очереди проекта – 60 млн евро (20% от стоимости парка в 300 млн евро).
  • Таким образом, максимум за 3,5 года сумма инвестированных средств увеличится более чем в 200 раз.

Вот оно -- доказательство желательности "закапывания денежек на Поле чудес в Стране дураков".

Но, Алексей Уланов отметил (07 сентября 2017, 21:49), что это «разводилово» (извиняюсь за мой французский) уже применялось Остапом Бендером.

Кстати, интересно узнать о деталях вступления «местной компании» (владельца земли!?) в совместный бизнес, называемый АИП. Каков её реальный вклад? Каковы последствия такого приобретения прав миноритария, имеющего 20% акций?

Управляющий директор, Москва
Константин Комшуков пишет:
Михаил Ободовский пишет:
Константин,
ну Вы-то умеете считать, тут же весь расчёт доходности инвестиций основан на том, что за какие-то бумажки кто-то якобы готов отдать 20% от размера инвестиций (нельзя не удивиться тому, что кто-то готов вложить 300 млн., отдать 20% бизнеса еще кому-то и этот последний кто-то считает, что отданное ему будет стоить именно 60 млн. Получается, что инвестор вкладывает 300 млн. в то, что стоит 240 млн.) Правда, чтобы не огорчать читателя, решили доходность этого стороннего инвестора не считать :).
Михаил,
Как раз по поводу доходности все более или менее понятно. Но со структурой затрат как-то не очень получается, что, в свою очередь, заставляет подвергать сомнению заявленные обороты и прибыли. Ну, и доходность инвестора, разумеется. Для примера далеко ходить не надо. Один из крупнейших российских агрохолдингов, принадлежащий Олегу Дерипаске, показал в 2016 году сопоставимую выручку (10,8 млрд. руб.). Но там 20 предприятий и 5000 человек.

Константин,

а в предложенном кейсе, во-первых, ничего о структуре затрат нет, во-вторых, там проблемы начинаются раньше, я указал, где именно - сторонний инвестор вкладывает 300 млн., получая за это то, что стоит, по мнению автора кейса, 240 - своё же он оценивает в 60. Это вполне достаточно, чтобы не спускаться до структуры затрат, так как уже очевидно, что автор не понимает, что он написал. Так как много места в его работе посвящено "разоблачению" выгодности инвестиций в IT, то более или менее понятно, с кем мы имеем дело.

Тут не так давно был автор, который не умел считать проценты, а когда ему на это указали, разразился едва ли не площадной бранью. Мне было грустно, что некогда уважаемый портал решил быть настолько pure play UGC, что допускает и такое. Ан нет, снизу постучали, и, кстати, Вы оказались правы, это банальная и насквозь лживая реклама.

Критический расчёт, проведенный г-ном Зонзовым, был бы вполне убедителен, но, к сожалению, содержит в себе изумительное по логической силе допущение "У каждого предприятия, при выпуске одинаковой продукции, доля этих платежей приблизительно постоянная. В строительных предприятиях (ПП+АМ) = 55-65% от СП. В сельскохозяйственных – не знаю. Допустим, для с/х предприятий (ПП+АМ) = 50%*СП." Т.е. не знаем какое, поэтому возьмём 50%. А если там далеко не 50%, то что, вся критика летит в тартарары ...

PS. Автор утверждения "Учение Маркса всесильно, потому что оно верно" имел в гимназии по логике четверку, что подтверждается доступными фотокопиями документа. К сожалению, выданная ему золотая медаль вдохновляет приверженцев альтернативных логических постулатов и по сей день.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии