Google: оценка стартапа методом «зубной щетки»

Ларри Пейдж, исполнительный директор компании Google, перед тем как тратить миллионы или даже миллиарды долларов на приобретение стартапа, всегда спрашивает, прошел ли выбранный проект «тест зубной щетки»? Ларри задает два вопроса:

1.Буду ли я пользоваться этим продуктом один или два раза в день?

2. Сделает ли это мою жизнь лучше?

Вместо традиционных методов оценки компании, применяемых на инвестиционном рынке, таких как доходность, продажи, дисконтированный денежный поток, Ларри Пейдж изучает долгосрочный потенциал стартапа, то есть ставит пользу выше рентабельности. «Тест зубной щетки» Google подчеркивает, что роль крупнейших корпораций на венчурном рынке Силиконовой долины возрастает, тогда как роль инвестиционных банков снижается.

Такие компании, как Google, Facebook и Cisco Systems, действуя на рынке слияний и поглощений, опираются на стратегии собственного корпоративного развития. Они оценивают стартапы со своих позиций, и делают это совершено иначе, чем инвестбанкиры с Уолл-стрит.

«Таким образом, Ларри Пейджу удается находить потенциально выгодные стартапы на самых ранних этапах их развития,– считает вице-президент по корпоративному развитию Google Дональд Харрисон. – Инвестиционные банкиры могут быть полезными, но их участие в обсуждении стартапов не обязательно».

Число сделок, заключенных без участия банкиров, стремительно увеличивается. По данным Dealogic, в 2014 году компании-покупатели при покупке американских технологических стартапов стоимостью более $100 млн в 69% случаев не пользовались услугами инвестиционного банка. 10 лет назад этот показатель составлял всего 27%.

Apple при приобретении Beats Electronics за $3 млрд отказалась от помощи профессиональных консультантов по проведению сделки. Так же поступила Facebook, приобретая в марте за $2,3 млрд производителя шлемов виртуальной реальности Oculus VR.

При приобретении Google стартапа Waze в 2013 году ни один банк не получил ни цента со сделки. Много шума наделала Oracle, когда отказалась от услуг инвестиционных банкиров и приобрела Micros Systems приблизительно за $5 млрд. Самая большая такая сделка была в 2011 году, когда Microsoft, действуя в одиночку, купил Skype у Silver Lake Partners за $8,5 млрд.

Участие инвестиционных банков в сделках по слиянию и поглощению стремительно сокращается. Сумма сделок, совершенных без инвестиционных консультантов, в 2014 году составила по данным Dealogic, $100 млрд. Это – максимальный показатель с 2000 года. Первопричина этого явления состоит в том, что финансовые советники просто не понимают, что ищут такие компании как Google или Facebook.

Ричард Климан, партнер юридической фирмы Weil, Gotshal & Manges, часто оформляет сделки без участия банка: «Банкиры отвечают за два пункта: переговоры и финансовую оценку проекта. Однако меня не покидает мысль, что на самом деле финансисты не так уж и важны при оценке компании, находящейся на начальном периоде своего развития».

Вице-президент Facebook по корпоративному развитию Амин Зуфонун говорит, что банкиры могут посоветовать купить такие проекты как Yelp или PayPal, однако Facebook не заинтересована в приобретении интернет-брендов. Компания делает ставки на перспективные проекты, которые могут заполнить будущие ниши на интернет-рынке. В Силиконовой долине сложился достаточно узкий круг предпринимателей, CEO и венчурных инвесторов, которые знакомы, и которые хорошо понимают друг друга.

Когда Facebook приобрела Oculus VR, это стало сюрпризом даже для опытных IT-обозревателей. При этом Марк Андрессен, сыгравший ключевую роль в сделке,входил в советы директоров и Facebook, и Oculus VR. Идея сделки состояла не в повышении эффективности социальной сети и не в увеличении ее продаж, а в том, что виртуальная реальность в будущем станет своего рода операционной системой - на это делалась ставка.

«Тогда, когда другие компании были озабочены сделками, которые повысят их доходность на акцию, мы ставили перед собой совершенно иные цели», – говорит вице-президент Facebook Амин Зуфонун. Так же поступила Google, приобретая компанию Nest за $2,3 млрд. Доходы Nest – капля в океане доходов Google, но сделка дала Google выход на новый перспективный рынок.

Иногда технологические гиганты прилагают усилия, чтобы объяснить инвесторам столь необычные сделки. Когда Facebook решила потратить более $19 млрд на приобретение WhatsApp, ей помогал только финансовый бутик Allen & Company. Акционерам было трудно осознать, почему маленькая команда инженеров WhatsApp с ее мизерными доходами стоит так дорого.

«Порой, это больше искусство, чем наука, – говорит Санжай Качолия, глава корпоративного развития компании Eventbrite, специализирующейся на поиске стартапов. – Это сложно понять инвестиционному банкиру, который привык думать в таких терминах как прибыль на акцию и дисконтированные денежные потоки».

Конечно, не все подобные сделки проходят успешно. Google без помощи банка потратила $228 млн на социальные игры компании Slide, а затем закрыла этот сервис. Cisco не сотрудничала с банком, когда заплатила $590 млн за видеосервис Flip, который тоже был закрыт. Но, благодаря огромным резервным фондам технологических компаний, такие ошибки редко оказывают длительное негативное воздействие на их бизнес.

Традиционные инвестиционные банки испытывают дискомфорт по поводу того, что компании-клиенты платят столь большие деньги за неизвестные проекты. А технологические гиганты тем временем создают собственные департаменты развития, которые намерены заниматься именно инвестициями в неизвестные стартапы. В этих департаментах работают бывшие банкиры, которые сменили модную одежду на футболки и кроссовки.

Cisco приобрела более 170 компаний и решила, что эффективнее и дешевле нанять на полную ставку банкиров, чем платить каждый раз банкам миллионы долларов за сделку. «Мы воспринимаем M&A (Mergers and acquisitions (англ.) – слияния и поглощения. –Executive.ru) как способ выхода на новый рынок, – говорит Хилтон Романски, глава корпоративного развития Cisco, который начинал свою карьеру банкиром в JPMorgan. Есть смысл построить системные отношения в M&A с талантливой командой понимающей рынок».

Facebook нанимает банкиров из Credit Suisse и Jefferies и дает им больше ответственности, чем они имели, работая в банке. «Они могут вести сделку с начала до конца» – говорит Амин Зуфонун. – Как аналитики они выполняют одну из основных задач». В Google есть сотрудник, который наблюдает за активностью перспективных компаний по 12 параметрам, в частности, он отслеживает их показатели на рынке рекламы, в поисковых системах и в Youtube. Также он посещает все встречи, проводимые старшими менеджерами компаний.

При этом распорядок дня менее важен, чем на Уолл-стрит, замечает Амин Зуфонун – во время оформления сделки с WhatsApp он провел на ногах несколько ночей кряду, и лег спать в офисе лишь в день завершения покупки.

Марк Цукерберг завязал дружбу с руководителями Instagram и WhatsApp до того, как Facebook решила их купить. Лишь после того как они хорошо узнали друг друга, они начали обсуждать интеграцию продуктов. При этом основной вопрос был, насколько автономно будет работать приобретаемая компания после покупки.

«Это похоже на женитьбу,– говорит Амин Зуфонун, – Сначала ты должен потратить много времени на свидания. И стремление должно быть обоюдным».

«Успех или провал сделки определяется успехом или провалом интеграции, – говорит Дональд Харрисон из Google, подчеркивая, что его компания вплотную наблюдает за новыми приобретениями в течение двух лет. Хитрость в том, чтобы найти верный баланс при смешивании команд, и определить пределы автономности. «Последнее, что вы хотите сделать как покупатель – это войти в приобретенную компанию и начать менять все вокруг», – уверяет Амир Зуфонун.

Технологические компании подчеркивают, что они поддерживают хорошие отношения со многими банками и пользуются их услугами при проведении крупных сделок, когда независимые мнения о финансовом и организационном аспекте сделки необходимы. Например, когда Google приобрела Nest, то Lazard сотрудничала с Google, предоставив оценку совету директоров Google.

Но все же технологические гиганты интересуются видением стартапов, их перспективностью, а не заработками. И для таких компаний как Facebook и Google, любимых акционерами и руководимых предпринимателями, это вполне реализуемо без участия банкиров.

«Самое главное – навыки команды, – считает Амин Зуфонун, – это самый главный вызов и для банкиров, и для консультантов».

Источник: Dealbook

Фото: christianpost.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Вице-президент, зам. гендиректора, США
who have abandoned pinstripes and wingtips for T-shirts and sneakers > которые сменили модную одежду на футболки и сникерсы. Скорее перевод должен быть - ''которые сменили затхлые офисные костюмы и узкие туфли на футболки и кроссовки''
Директор по рекламе, Москва
Ларри задает два вопроса: 1.Буду ли я пользоваться этим продуктом один или два раза в день? 2. Сделает ли это мою жизнь лучше?
Это кратко сформулированные принципы ''Design Thinking'' - собственно этот инструмент формируется уже лет 100, в мире есть активисты DT и их сегодня все больше, выгода DT в том, что оно опирается на конечного потребителя в большей степени, чем на наживу на сырье. Интересно, что DT это пик высокого передела в пром производстве, да все самые последние технические гаджеты живут если используют парадигму DT, или быстро умирают не смотря на то, что на старте прославляют себя как ''еще одного убийцу айфона'', как ни странно IKEA это пример DT. С ''общеэкономической'' мировоззренческой платформы IKEA видимо не DT агент, а просто ''удачно развивающаяся сеть'' но если так видеть, то ключевой фактор незаметен.
Директор по развитию, Екатеринбург

Ничего удивительного в этой тенденции нет... Зачем рассматривать реальный результат, если можно успешно зарабатывать на ожиданиях. Такие приобретения с точки зрения инвестиций могут быть совершенно не оправданы, но кого интересует убыточность? Зато акции пойдут вверх, если грамотно распиарить такое приобретение, а можно пойти и дальше, увеличить на следующем этапе капитализацию за счет закрытия такого приобретения... все это хорошо, ровно до тех пор, пока пузырь не лопнет...

Управляющий директор, Москва

Обсуждать тему по такому переводу статьи просто невозможно. Перевод крайне неряшлив, а уж перевод ''sneakers'' (кроссовки) как ''сникерс'' (по-английски snickers) займет достойное место рядом с бессмертным I''m just asking - Я просто король задниц.

При этом переводчик не может не понимать, что делает халтуру - в переводе выкинуты просто словосочетания исходной статьи, так как они ''не подходят'' в перевод. Например, ''When Google acquired Nest, for example, Lazard provided a fairness opinion to Google''s board'' переведено как ''Например, когда Google приобрела Nest, то Lazard представляла правовые интересы Google''. Инвестиционный банк Lazard (этого можно не знать, хотя, конечно, Wikipedia о нем рассказывает достаточно) представил специальный документ, называемый fairness opinion - и этого можно не знать, хотя тот же источник просветит - Совету директоров Google. Так как переводчик ничего не знает и любопытством не страдает, то начинаются выдумки про ''правовые интересы Google''. А Совет директоров в выдумку не лезет - значит, от него в переводе просто избавимся, делов-то.

Известнейший интернет-инвестор Marc Andreessen в переводе оказался Марком Андерсоном - это сколько же ошибок в написании фамилии Андреессен надо сделать ... Перевод цитат ужасен, людям приписывается совсем не то, что они говорят в английской статье. Например, в переводе ''банкиры отвечают за два пункта ...'', а в оригинале ''банкиры делают хорошо две вещи...'' - да какая разница, цифра же правильная, видимо, так считает переводчик.

Неряшливый перевод искажает и акценты исходного текста - в описании покупки Facebook''ом Oculus''а сказано, что это ставка на то, что виртуальная реальность в будущем станет операционной системой, а в переводе никаких ставок нет, тут идея сделки в этом состоит.

Господа, подобная халтура жутко снижает доверие к порталу как к источнику информации. Проверять за переводчиком, как и за банком - последнее, что нужно читателю.

Финансовый контролер, Кемерово
Михаил Ободовский пишет: Обсуждать тему по такому переводу статьи просто невозможно. Перевод крайне неряшлив, а уж перевод ''sneakers'' (кроссовки) как ''сникерс'' (по-английски snickers) займет достойное место рядом с бессмертным I''m just asking
Во-первых, неологизм ''сникеры''(''сникерсы'') уже вошел в русский язык. Поэтому его вполне можно использовать, не опасаясь аналогий со знаменитым шоколадным батончиком. Во-вторых, многочисленная спортивная обувь (которая зачастую и именуется в России ''кроссовками'') не относится к сникерам. Под данным термином понимается особый тип прогулочной обуви. Таким образом, ''перевод ''кроссовки'' здесь не совсем удачен. Напрасно в текст внесли изменения. Но последнюю фразу я бы перевел по-другому. ''Наиболее важными являются неосязаемые вещи (намекая на оргкультуру приобретаемой интернет-компании и ее перспективы). В этом и заключается основная сложность для банков, консультантов и иже с ними''. Из текста статьи понятно, что интернет-рынок активно монополизируется отдельными компаниями из США.
Старший консультант, Москва

Дефиниции это конечно важно, но идея статьи в том, что лидеры интернетмонстров якобы владеют особо продвинутыми методиками ''метод зубной щётки'' и др. которые позволяют им принимать более эффективные решения чем профи в этой области.
Ну так это же ерунда полная.
Сама же статья в дальнейших абзацах опровергает эту идею.
Когда описывает как приобретаются за 2-3-5-13 миллиардов долларов компании которые пока или не имеют прибыли или не стоят своих денег или которые потом закрываются, то о чем вообще речь?
Ведь в этих покупках еще пока нет ни одной истории успеха.

Главный редактор, Москва
Михаилу Ободовскому 1. Андрессен. Опечатка исправлена, спасибо! 2. Fair opinion. Собственно, о независимой оценке и идет речь в предыдущем предложении. Сокращенное в предыдущей версии текста упоминание о совете директоров Google восстановлено. Сказать, что это принципиально меняет смысл абзаца, не могу. 3. Мысль юриста состоит в том, что есть некая обычная практика ''Банкиры отвечают за два пункта''/ ''хорошо делают свое дело'', но эта практика не особенно нужна. Поэтому, чтобы избежать ~оксюморона (''хорошо делает то, ...что не нужно''), переводчик ушел от подстрочника, от оценочного ''хорошо'' к нейтральному ''отвечает за''. И правильно сделал, имхо. 4. Сникерсы. Сникеры. Введите слово в поисковую строку Google и получите десятки картинок этой обуви. В предыдущей версии было ''сникерсы''. Андрей Меньщиков предложил заменить на ''кроссовки''. Заменили. Константин Комшуков заметил, что это не кроссовки, а прогулочная обувь. Кроссовки, прогулочная обувь, кеды, сникерсы... -- какая разница-то? Что это меняет? Это что - портал для модельеров обуви? Или для переводчиков? Сообщество филологов? :) Кнопка ''Сообщить об ошибке'' к вашим услугам. :)
Нач. отдела, зам. руководителя, Литва
Андрей Семеркин пишет: Сникерсы. Сникеры. Введите слово в поисковую строку Google и получите десятки картинок этой обуви. В предыдущей версии было ''сникерсы''. Андрей Меньщиков предложил заменить на ''кроссовки''. Заменили. Константин Комшуков заметил, что это не кроссовки, а прогулочная обувь. Кроссовки, прогулочная обувь, кеды, сникерсы... -- какая разница-то? Что это меняет? Это что - портал для модельеров обуви? Или для переводчиков? Сообщество филологов? :)
это последствие современной российской действительности по имени НАЦИОНАЛИЗМ:)
Управляющий директор, Москва
Андрею Семеркину 1. Не могли бы Вы посчитать буквы в Andreessen и сравнить с Andressen? Просто чтобы решить, есть ли между этими двумя фамилиями какая-либо разница, и если есть, то как она должна отражаться в русском тексте. 2. Если и Вы считаете, что инвестиционные банки, к которым относится Lazard, ''представляют правовые интересы'' компаний, а именно об этом шла речь в первоначальном переводе, то, вероятно, в Силиконовой долине все не так - оставшись без M&A сделок, они стали подрабатывать юристами. Интересно, чем займутся последние ... 3. Человек, процитированный в английском тексте, сказал то, что он сказал. ''Переводить'', переиначивая его слова так, как их решил истолковать переводчик, не слишком красиво по отношению к нему, не так ли? 4. Слово ''сникер'' в русский вошло, но очень-очень слабо. В английском sneaker имеет строго определенное значение. Если эксперт Комшуков объявляет это прогулочной обувью, то это его личное экспертное мнение, хотя почти наверняка он перепутал это с loafer. То есть перепутал наверняка, так как вот что говорит русская версия Википедии о сникерах, и прогулочных сникеров там ну совсем не наблюдается, а вот то, что с лоферами - мое предположение, которое вполне может оказаться неверным, кругозор эксперта Комшукова широк, там много, с чем он мог это перепутать :).
Финансовый контролер, Кемерово
Михаил Ободовский пишет: Слово ''сникер'' в русский вошло, но очень-очень слабо.
Михаил, я предполагаю, что Вы пребывали в ''хорошем'' настроении, публикуя свои тексты в данной ветке. Если это действительно так, то именно для Вас звучит эта песня... [VIDEOS]www.youtube.com/watch?v=x6ZWhpdiXPo[/VIDEOS]
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Mini %d0%9b%d0%b0%d0%bf%d1%88%d0%b8%d0%bd%d0%b0 %d0%a2.%d0%94. 2017 05
Нет швей?
Татьяна Лапшина
Очевидно, у автора проблема вовсе не со швеями, а с лайками и репостами. Он надеялся на ширмачка ...
Все дискуссии
Цифры и факты
​Трамп воюет с Китаем пошлинами

Тренд дня: Трамп готов ввести новые пошлины за товары из Китая.

Пермские роботы завоевывают мир

Стартап дня: Российский стартап заключил контракт на поставку 2800 роботов в США.

ВТБ объединится с Alibaba

Тренд дня: ВТБ договаривается о совместном предприятии с Alibaba.

Госзакупки: новые требования

Факт дня: Опубликованы новые требования к электронным площадкам для госзакупкам.