Почему миллионы хотят учиться на вебинарах?

Сегодня обучение в интернете перестает быть новшеством, однако всего два года назад, в 2012 году, оно молниеносно поразило и взорвало образовательные рынки всех стран. В лидеры по количеству пользователей сразу выбилась площадка Coursera, которую ее основатели, Дафна Коллер и Эндрю Нг – профессора Stanford University, запустили изначально как экспериментальный проект. Тогда никто из них и не предполагал, во что это выльется.

MOOC

По задумке своих основателей площадка должна была транслировать через интернет образовательные курсы (massive open online courses – MOOC) – специально записанные видеоролики, гораздо более короткие, чем лекции – для всех желающих, бесплатно. Контент должны были предоставлять вузы, готовые жертвовать некоторую часть эксклюзивных знаний в обмен на потенциальный прирост среди своих слушателей. Coursera не стала мелочиться, и сразу взяла курс на лидеров мирового образовательного рынка. В апреле 2012 года – официальная дата запуска проекта – к площадке присоединились такие вузы, как Princeton University, The Pennsylvania State University и University of Michigan.

Всего за три года проект совершил гигантский прыжок, показав, на что способен потенциал свободного открытого образования. На октябрь 2014 года, согласно словам Дафны, Coursera имеет 114 вузов-партнеров из более чем 20 стран (в числе которых три ведущих вуза из России), более 170 курсов, 10 рабочих языков, включая русский, и практически 10 млн студентов. Уже более 100 млн часов видео было просмотрено студентами, 51 млн сессий было запущено, 1,5 млн курсов было доведено до конца. На русском языке сейчас доступно 18 курсов, из которых 14 исходно были на русском, а четыре были переведены. Таким образом, то, что начиналось как эксперимент, сегодня превратилось в проект по полномасштабной трансформации образовательной среды.

Как контролировать знания 10 млн студентов?

Основатели Coursera понимали, что одними только бесплатными лекциями долго удерживать интерес такого числа пользователей им не удастся. Нужно было ввести еще и оптимальный контроль знаний. Но как это сделать, если у тебя студенты исчисляются миллионами?

«Мы придумали NN-ое количество инструментов для того, чтобы максимально эффективно оценивать все работы, а не только в формате multiple choice (т.е. респондентов просят выбрать правильный ответ/ответы из предложенных вариантов E-xecutive.ru), - говорит Дафна Коллер. - В большинстве курсов работы оцениваются автоматически, для этого используются специальные алгоритмы. Конечно, есть виды упражнений, оценить выполнение которых пока компьютерам не по силам. Например, если ваше задание – написать сочинение, применить навыки критического мышления, сконструировать, спроектировать и т.д. Здесь придумали другой подход – горизонтальную, или pear-оценку. Каждого из участников курса мы просим оценить пятерых человек. Для этого всем проводится краткий инструктаж, задаются четкие критерии оценки. Вы выполняете работу, и дальше, для вторичной оценки, преподаватель проводит meta-оценку, используя компьютер. Это не просто упрощает работу преподавателя, но еще и дает хороший толчок к развитию педагогических навыков у студентов. Кстати, многие наши преподаватели решили пользоваться этим же инструментом в своих вузах. А мы поняли, что теперь можем эффективно проводить большое количество курсов, которые раньше нам казались невозможными для онлайн-формата». Если раньше вуз никогда не знал, сколько времени (и чему именно) посвящают студенты, то теперь аналитический движок Coursera помогает им провести анализ больших объемов данных и определить то, как протекает обучение (например, на задачу поступило четыре варианта ответа, два из них похожи, при этом один – более правильный).

Как сделать онлайн-диплом ценным оружием карьериста?

Еще одно достоинство Coursera (и других топовых онлайн-площадок) – возможность получения подтвержденных дипломов. Исследования Coursera показывают, что сегодня почти четверть участников курсов предпочитают получить диплом и сразу сделать на него ссылку в своем профиле в LinkedIn, поскольку, видимо, это помогает им находить работу. «25% тех, кто оканчивает курс, предпочитает оплатить выдачу диплома. 60% тех, кто получает наш сертификат, выкладывает его в LinkedIn. Остальным просто не нужно никак подтверждать свои знания, так как у них личный, а не профессиональный интерес. Конечно, пока наш диплом не так высоко котируется на рынке труда, как диплом вуза, но он уже имеет определенный вес. Более того, есть некоторое количество профессий, по которым получить достойное образование сейчас в офлайне сложно. Например, цифровой маркетинг. Выкладывание диплома в соцсеть, подтверждающего наличие у вас соответствующей квалификации, кажется мне очень разумным, так как я наблюдаю интерес к этому со стороны большого количества наших партнеров. В частности, это компании, среди которых Google, HP, Amazon. Они говорят, что им нужны подобные способы подтверждения определенных квалификаций. Для того, чтобы дать дальнейшую гарантию вашему работодателю, что именно вы прошли этот курс обучения, а не кто-то это сделал за вас, у нас есть механизмы верификации вашей личности».

Coursera также ведет разработку нового концепта – «укрупненного образовательного модуля». Это уже не один курс, но еще не полное университетское образование. Образование в рамках данной программы будет идти несколько лет и представит собой специализированную подборку относительно недлинных курсов (от трех до девяти). «Мы полагаем, что на рынке труда диплом о прохождении такой программы станет еще более значимым, - говорит Дафна Коллер. - Потому что, с одной стороны, вы демонстрируете понимание всех курсов в рамках одной сферы знаний, а с другой – показываете, насколько хорошо вы способны справиться с проектной работой».

Диплом – один из эффективных способов монетизации аудитории Coursera: сегодня за получение сертификата нужно заплатить порядка $40-50. В общей же сложности на сегодняшний день оборот площадки достигает $1 млн в месяц.

Как привлечь внимание миллионов слушателей со всего мира?

Треть студентов Coursera – из США, треть – из других развитых стран, треть – из развивающихся. В число последних попадают не только Бразилия, Китай и Индия, но практически вся политическая карта мира. Со слов Дафны, есть даже студенты из Северной Кореи и Антарктики. Россия для проекта является восьмым по величине рынком. Как Coursera привлекает слушателей из разных стран? В частности, дает вам доступ к образованию, которое вы не можете получить на своем родном рынке. Вполне понятно, что перевод одной домашней страницы не вполне удовлетворяет пользователей. Поэтому в компании давно уже приступили к созданию глобального Cообщества переводчиков. Официально глобальная переводческая платформа была анонсирована в апреле 2014 года, международным партнером в этой области стала компания Abbyy. Сейчас на платформе работает уже около 60 тыс. переводчиков. Согласно проведенным исследованиям, очередной перевод курса на какой-то язык стимулирует рост числа студентов из соответствующей языку страны на несколько сотен процентов.

Но для расширения охвата аудитории используется не только перевод курсов. «Мы создаем центры офлайнового обучения Coursera learning hub, - говорит Дафна. – Система обучения построена так, что вам не обязательно 100% присутствие в аудитории. Если вы не можете прийти, какие-то занятия вы можете пройти онлайн. Одним из наших первых партнеров в этой области стал Digital October. Ими был переведен и преподавался в России курс по геймификации Кевина Вербеха – создателя первого в мире курса по геймификации, профессора бизнес-школы The Wharton School».

Coursera изучает свою аудиторию не только в географическом разрезе, но и по возрасту и интересам. Немаленькую часть составляют достаточно молодые участники – они оканчивают школу и используют курсы для улучшения своей подготовки в вуз. Другие, не менее объемные категории слушателей: 20+, 40+, 50+ и даже 60+. Это те, кто решил для себя открыть новую профессию, расширить границы в уже имеющейся или обучается азам профессии в той области, в которой решил создать новую компанию. Те, для кого карьера уже не стоит на первом месте, склонны проходить курсы, к которым у них по жизни сложился интерес, на который раньше не хватало времени. Например, кинемотография.

Как подтянуть отстающих, уйти от «зашоренности» и разменять загрузку на качество?

Зачем Coursera занимается практически бесплатным образованием? «С одной стороны, мы устремлены повысить качество образования во всем мире, - говорит Дафна Коллер. - И здесь мы используем метафору «перевернутая аудитория». По нашей модели вам никто уныло и без блеска в глазах не будет читать что-то у доски. У нас каждый учится в своем темпе, проходит материал самостоятельно, а на лекцию приходит за тем, чтобы обсудить материал, выяснить, чей вариант ответа правильный, развить свои навыки, помимо навыка «повторение того, что вам рассказал преподаватель». Большое число наших вузов-партнеров, которые начали экспериментировать с такой моделью обучения, признаются, что результаты их впечатляют. В модели смешанного обучения гораздо меньше тех, кто не справляется с образовательной программой. То есть с помощью этого инструмента получается подтянуть отстающих».

Благодаря образовательным проектам, работающим по принципу MOOC, ускоряется процесс внедрения инноваций в учебный процесс. Преподаватели рады возможности отойти от стандарта, новые технологии их буквально окрыляют. Дафна Коллер: «Для примера хочу сослаться на курс профессора-физика Майкла Шатса. Когда он начал проводить свой собственный MOOC, он озадачился: что же делать с лабораторными занятиями? Мало у кого дома есть лаборатория. Тогда он отошел от стандарта и придумал такие эксперименты, которые все так или иначе смогут воспроизвести самостоятельно. А для упрощения оценки проводимых экспериментов он разработал специальное приложение, чтобы анализировать видеоролики, записанные студентами».

Как MOOC влияют на образование? Один из операционных руководителей Coursera, профессор, сказал об этом так: «Мы размениваем загрузку преподавателей на качество образования, которое получают студенты. А если вы еще сможете хорошо компоновать онлайн и офлайн образование, вы продвинетесь по этой кривой еще выше».

Материал подготовлен на основе выступления Дафны Коллер на конференции EdCrunch, прошедшей 17 октября 2014 года в Национальном исследовательском технологическом университете «Московский институт стали и сплавов»

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Преподаватель, Саратов

Зарубежные стандарты как в образовании, так и в большистве других областей для национального хозяйства - как игла с наркотиком для наркомана. Никогда страна, принявшая зарубежные стандарты, не превзойдет страну их разработавшую, пока не станет кормить своих учёных и разрабатывать собственные стандарты. Уничтожить собственное образовательную систему очень легко, а создать новую, превосходящую зарубежные, в современных условиях глобализации - практически невозможно. Платные публикации в отечественных и зарубежных индексируемых журналах, платные материалы для диссертаций, нищенские зарплаты аспирантов просто убивают науку. Возможен ли сейчас современный Ломоносов? Если приедет в Москву за знаниями? По-моему ответ очевиден. Интернет технологии в образовании имеют большое будущее, однако не решена проблема идентификации пользователя, гарантирующая элементарную оценку его знаний, а без этого нет уверенности, что эти знания были получены в полном объёме.

Консультант, Украина
Павел Алтухов пишет: Никогда страна, принявшая зарубежные стандарты, не превзойдет страну их разработавшую, пока не станет кормить своих учёных и разрабатывать собственные стандарты.
А если стандарты хорошие, зачем разрабатывать новые? Может просто нужно добросовестно работать в их рамках? А чтобы превзойти, нужно для начала начать сокращать разрыв. Или не отставать все больше и больше. Для начала. Куда уезжают творческие и образованные? На Запад (в ЕС и США). Почему? Две причины: - тут не получается себя реализовать - там есть возможности для самореализации Что нужно сделать, чтобы здесь можно было реализовать свой потенциал?
Управляющий директор, Москва
Павел Алтухов пишет: Зарубежные стандарты как в образовании, так и в большистве других областей для национального хозяйства - как игла с наркотиком для наркомана.
Изобретение национального велосипеда - дело, существенно тормозящее развитие общества.
Павел Алтухов пишет: Никогда страна, принявшая зарубежные стандарты, не превзойдет страну их разработавшую,
Индийские образовательные стандарты разработаны, видимо, британцами - это не мешает индийским ученым. Значительная часть врачей в Великобритании - пакистанцы, так как там имеется тот же стандарт медицинского образования, что и в Великобритании. И ничего, местное мусульманское население как-то терпит, что его лечат по стандартам, разработанным неверными.
Павел Алтухов пишет: Уничтожить собственное образовательную систему очень легко, а создать новую, превосходящую зарубежные, в современных условиях глобализации - практически невозможно.
Главное - чтобы превосходила зарубежные, не так ли? А просто сделать так, чтобы выпускник школы умел взаимодействовать в группе, обладал адекватным представлением об окружающем его мире, мог сделать более или менее информированный выбор о том, чем ему хочется заниматься в жизни - этого недостаточно?
Редактор, Москва
Павел Алтухов пишет: Интернет технологии в образовании имеют большое будущее, однако не решена проблема идентификации пользователя, гарантирующая элементарную оценку его знаний, а без этого нет уверенности, что эти знания были получены в полном объёме.
Павел, так ведь как раз на этот счет Дафна Коллер и говорит: ''Для того, чтобы дать дальнейшую гарантию вашему работодателю, что именно вы прошли этот курс обучения, а не кто-то это сделал за вас, у нас есть механизмы верификации вашей личности''
Преподаватель, Саратов

Этих механизмов контроля, даже при личном присутствии обучаемого, порой нехватает. А теперь давайте вместе ответим на вопрос, кому выгодно внедрение дистанционных технологий образования в нашей стране, при условии что уровень знаний обезличенно проконтролировать практически невозможно? Повышает дистанционное образование качество специалистов? Что стоит диплом, если за студента все написали удаленно? При этом были закрыты и закрываются филиалы ведущих вузов страны? Ответ очевиден. А ответственность за это - не будет ее. Это национальная проблема и беда. Руководству государства следует немедленно принять меры по недопущению дальнейшего развала вузовской системы очного образования, сохранению сети вузов, наказания виновных. Вспомните, как в своё время развалили техникумы и училища. Следует отдельно создать открытую базу выданных дипломов, чётко определить в каких сферах могут работать специалисты с дипломами, полученными с помощью дистанционного образования.

Директор по продажам, Тольятти
Павел Алтухов пишет: Руководству государства следует немедленно принять меры по недопущению дальнейшего развала вузовской системы очного образования, сохранению сети вузов, наказания виновных.
Уважаемый Павел, примерно 13 лет назад довелось мне поработать председателем ГЭК по специальности ''информационные системы в экономике'' в одном ранее государственном вузе (бюджетное отделение, плюс три заочника, учившиеся за свой счет). За просмотром и прослушиванием 25 дипломов было проведено три дня. На третий день мне показалось, что я уже где-то видел пролистываемые страницы. Порылся в кучке уже защищенных дипломов - и вуаля, нашелся полный аналог по 2/3 текста. Полный вплоть до ФИО руководителя и рецензента, опечаток, мест переносов, диаграмм IDEF и пр. Вопрос был поднят, скандал случился знатный, защиту студенту перенесли на два месяца, со мной разговаривал зав.кафедрой и просил ''не выносить сора из избы'', после всех защит меня вывели из состава ГЭК (хотя вводили туда на три года). Вопрос о качестве вузовского образования с тех пор для меня закрыт. Работа Диссертнета и скупые цифры о размерах плагиата в диссертациях всяких уважаемых товарищей оптимизма не добавляют. Тут впору думать не о сохранении сети вузов, а о том, где и как получать образование, если реально нужны знания. Не в этой же насквозь продажной и предельно непрофессиональной вузовской среде этим заниматься? Я отдаю себе отчет, что есть вузы, в которых знания дают и откровенный плагиат там не прокатит. Но точно так же отдаю себе отчет, что таких вузов по пальцам перечесть. И еще - мало давать знания, надо, чтобы учащийся хотел их получать. С этим (как мне представляется) в стране большие проблемы. Ну и последнее, я уже писал о том, что интернет меняет парадигму профессионального образования. Вузы за счет библиотек и стандартов убили личное образование отдельным педагогом, дав возможность миллионам получать знания через носитель в виде книги и её толкователя-педагога. На текущий момент спираль развития начинает отрицать вузы, переходя на более высокий уровень получения знаний лично от лучшего их носителя, а то и от создателя. То есть посредники между источником знания и учеником, его получающим (книга из библиотеки и её толкователи - лектор и ассистент на практике) становятся ненужными. Зачем Нилу Рэкхему (например) кучи последователей, обучающих продавцов, если его видеокурс и серию практических занятий с тестами можно будет получить, заплатив NN баксов со счета смартфона, после чего скачать на домашний комп и пройти обучающий курс?
Преподаватель, Красноярск
Анна Солдатова пишет: именно вы прошли этот курс обучения, а не кто-то это сделал за вас, у нас есть механизмы верификации вашей личности
Пока знания проверяются по заранее сфабрикованным тестам, проблема верификации (идентификации) личности решена не будет (личность всегда будет хитрить, выдавая чужие знания за свои). Решить эту проблему можно в том случае, если участник образовательного процесса будет приобщаться к знаниям не один, а в одной из команд, конкурирующей с другими командами. Вот когда командный рейтинг будет зависеть от РЕАЛЬНОГО индивидуального рейтинга, тогда команда начнёт автоматически отбраковывать тех, кто жульничает. У авторов проекта, вроде бы есть идея насчёт оценок со стороны ''команды'': ''Например, если ваше задание – написать сочинение, применить навыки критического мышления, сконструировать, спроектировать и т.д. Здесь придумали другой подход – горизонтальную, или pear-оценку. Каждого из участников курса мы просим оценить пятерых человек. Для этого всем проводится краткий инструктаж, задаются четкие критерии оценки''. Однако эта идея, на мой взгляд, пока очень бедна по содержанию
Директор по продажам, Тольятти
Андрей Лазуткин пишет: Решить эту проблему можно в том случае, если участник образовательного процесса будет приобщаться к знаниям не один, а в одной из команд, конкурирующей с другими командами.
Уважаемый Андрей, Пока есть оценки, влияющие на будущее, будут способы получения оценок, не связанные с реальными знаниями/умениями. При командной борьбе хитрить будут всей командой - всего и делов. Проблему можно не решать, если не ставить будущие события в зависимость от полученной ранее оценки. Какая разница - два или пять эти двое получили за ЕГЭ, если оба все равно идут в армию? А вот при приеме на работу, будут важны не оценки в аттестате, а знания. То есть как только акцент в проверке переместится от образования к работодателю - тут-то и поменяется отношение у учащегося к знаниям. Знания же невозможно впихнуть, их можно только получить.
Преподаватель, Красноярск
Юрий Полозов пишет: если не ставить будущие события в зависимость от полученной ранее оценки
''Не ставить'' не получится. Работодателю ведь тоже нужна оценка соискателя как мера его образованности.
Юрий Полозов пишет: При командной борьбе хитрить будут всей командой - всего и делов.
Пару лет назад я пытался образовательный проект запустить, основой которого должны были стать онлайн-дебаты. Дебаты предполагают как раз межкомандное состязание, требующее от каждого спикера-участника команды максимальной самоотдачи для победы над командой-оппонентом. Слабо представляю как в таких, например, условиях хитрить можно...
Директор по продажам, Тольятти
Андрей Лазуткин пишет: Работодателю ведь тоже нужна оценка соискателя
Уважаемый Андрей, это бесспорно. Вопрос в том, чья оценка ему нужна. Того, кто принимал экзамены или того, с кем этому сотруднику работать далее? И нельзя забывать, что ''принимают за знания, увольняют за отношение''. И в большинстве случаев отношение работника к работе работодателю куда как важнее, чем знания работника. ''Усердный в службе не должен бояться своего незнания, ибо каждое новое дело он прочтет'' (С) К.Прутков.
Андрей Лазуткин пишет: как в таких, например, условиях хитрить можно...
(Не претендуя) Например - осуществляя жесткую селекцию состава команды. ''Мы этого не возьмем в команду, чохотитеделайте''.
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
Школа бизнеса МИРБИС запустила спецпредложение на программы бизнес-образования

Акция на программы «Эффективный руководитель», МВА и Executive МВА в период с 2 декабря 2019 по 27 января 2020 года.

В WU рассказали о перспективах применения блокчейн-технологии в будущем

Как криптовалюты изменят нашу жизнь в ближайшие несколько лет? 

Опубликован рейтинг Financial Times по программам Executive MBA 2019

Рейтинг программ Executive MBA от Financial Times на протяжении многих лет считается своего рода Лигой Чемпионов ведущих бизнес-школ мира.

Программе Global Executive MBA в WU исполняется 20 лет

Что изменилось за 20 лет?

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
280 тысяч человек зарегистрировались как самозанятые в 2019 году

Подключиться к новому налоговому режиму можно в мобильном приложении «Мой налог».

Эксперты: 4-дневная рабочая неделя приведет к снижению зарплат

Закон не препятствует пропорциональному снижению ФОТ при переходе на четырехдневную рабочую неделю.

75% россиян не верят в пенсии

Три четверти россиян не верят в пенсии, показал опрос Райффайзенбанка. А те кто верят, полагают, что она составит всего 10-20 тыс. руб.

Японцы доказали, что при четырехдневной рабочей неделе производительность растет. В Microsoft сообщили о росте на 40%

Японское подразделение Microsoft подвело положительные итоги месячного эксперимента по переходу на четырехдневную рабочую неделю.