«Перемены начнутся, когда в России будет двести Лебедевых и Пирожковых»

В России сломался фильтр между молодыми профессионалами и бизнесом. Лидеры профессий не общаются напрямую с молодежью. Мы кормим своими талантами чужие экономики. Все это можно исправить.

Суббота. Двенадцать часов дня. Почти центр Москвы. Ресторан из категории «обычный». Дмитрий Песков находит час для беседы с Executive.ru, хотя дома еще много работы. В Агентстве Стратегических Инициатив (АСИ) он работает со дня основания, то есть всего один-два месяца. До этого Песков создавал и развивал новые технологии образования в Метавере, о котором Executive.ru уже рассказывал.

Песков всегда старался держаться подальше от чиновников и всего «государственного», но согласился возглавить направление «Молодые профессионалы» в АСИ, потому что Агентство вне «вертикали», не распределяет денег и вообще больше походит на частную компанию, чем на госведомство. Теперь Песков распространяет радикальные подходы Метавера на всю Россию. Добро на это дал Владимир Путин, который входит в наблюдательный совет АСИ.

Дмитрий Песков рассказывает, что в образовании можно победить взяточничество. Простой пример. Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то сдал экзамен TOEFL за взятку? Почему бы не засчитывать иностранный язык в ЕГЭ, если человек сдает TOEFL?! А сертификат Microsoft кто-нибудь получал за взятку? Песков уверен, что надо максимально опираться на практики, которые признает весь мир.

В это же время несколько тучных мужчин в костюмах за соседним столом выпивают уже по четвертой рюмке водки.

― Вась, у тебя уши еще не вянут? ― обращается один к другому.

― Ну, это Москва, Коль! ― второго гораздо сильнее волнует котлета, которая никак не поддается, потому что руки не слушаются.

― Может, дать им в лоб легонько?

Executive: Вот видите, народу все это не нужно.

Дмитрий Песков: Есть развилка и вопрос, ответ на который я не знаю. 80% населения России живет в 1980 году, 20% ― в 2000 году. Если посмотреть на развитые страны, там 80% живет в 2000 году, а 20% в 2020 году. Вопрос: что мы должны делать? Пытаться 80% из 1980 года перетащить в 2000 год? Или 20% из 2000 года в 2020 год? Я не знаю. Но мы активно ищем ответ.

Executive: Насколько разные люди в регионах и в Москве?

Д.П.: Публика в регионах иногда гораздо более продвинутая и интересная по моей теме, чем в Москве. Например, в Новосибирском Академгородке самая интересная модель образования в хайтеке. Про Татарстан вообще молчу. Это лучший образец правильного климата для сочетания бизнеса и университета. Москва даже близко не стоит. Большинство идей, которые я закладываю в программу «Молодые профессионалы», я нашел в Новосибирске, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге.

Executive: Какие задачи ставите перед собой? Работаете для 20% или 80%?

Д.П.: Мы не предвыборный проект, что бы там ни говорили. Мне никто никаких предвыборных задач не ставит. Мы сейчас пытаемся решить одну простую задачу. Вот есть молодые профессионалы. Мы вкачиваем деньги в систему образования. Иногда в каком-то вузе талантливый заведующий кафедрой воспитывает талантливых студентов. А дальше студенты либо вырастают и уезжают на Запад, либо идут работать на колбасный завод вместо IT-предприятия, потому что в их городе другой работы нет, либо спиваются. Наша задача ― чтобы ни одного из этих трех сценариев не было. Проблему можно решить через поддержку вот этих 20% и через увязку молодых профессионалов и отраслей экономики.

Когда ты разговариваешь в вузе с молодыми ребятами, они говорят: «Нас никто не ждет». Когда разговариваешь с HR-директором крупной корпорации, а я за последнее время поговорил со значительной частью, они говорят: «Нам не хватает талантливой молодежи». Между молодыми профессионалами и растущим бизнесом стоит кривой фильтр. Смена фильтра ― это задача агентства и моя.

Executive: Как починить этот фильтр?

Д.П.: Нужно сделать несколько вещей. Первый сценарий. Когда уезжают за границу и там остаются. Я категорически за то, чтобы наши студенты уезжали учиться за границу. Я за то, чтобы они возвращались. Этого можно добиться. В Китае чуть ли не половина министров с западной степенью Ph.D. Но есть более близкие модели ― Казахстан, там работает программа Болашак, по которой молодежь учится в лучших мировых вузах, а расходы берет на себя Правительство. Человек по возвращению отрабатывает несколько лет либо в бизнесе, либо в государстве, и за каждый год часть кредита прощается. Залогом, как правило, выступает квартира, но могут быть и другие механизмы. Например, поручительство.

Второй сценарий. Почему бизнес не инвестирует в молодых? Любой бизнес хочет получить гарантию, что, если он вкладывает деньги в человека, этот человек останется у него работать. Иначе получается, что бизнес вкладывается в студента, конкурент поднимает зарплату на 10% и забирает квалифицированного специалиста. Сегодня нет юридических механизмов, которые позволяют компании инвестировать в развитие конкретного профессионала. Но, опять же, важно, чтобы «контракт развития» не стал обременением и новой формой рабства.

Должно быть несколько разных инструментов. К третьему-четвертому курсу у молодого профессионала должен быть выбор. Учиться просто так и выходить на свободный рынок. Поступить в западную или восточную магистратуру, если чувствует в себе потенциал. И «контракт на развитие», если он хочет практическую работу, хочет как можно быстрее стать профессионалом и получать деньги.

Третий сценарий. Когда молодые не могут найти работу в своем городе. Нужна база молодых профессионалов, которая будет пользоваться доверием у бизнеса. Потому что сегодняшний диплом вуза не значит ничего, если это не Физтех или Бауманка.

Executive: Как сделать резюме в такой базе ценным?

Д.П.: Человек должен доучиваться и получать практические задания от бизнеса. Если справляется, то он не только отличник вуза, но и отличник РУСАЛа, Газпрома, Яндекса. Ему доверяет бизнес, потому что он не просто русский язык сдал, а выполнил практическое задание бизнеса. В Липецкой области такой проект уже работает. Хотим тиражировать его на всю страну.

Executive: Какие еще проекты нашли?

Д.П.: Есть система профориентации. Как это работает сегодня? У вас есть мечта. Вы можете сходить на экскурсию, но не факт, что нужное предприятие есть в вашем городе, а ехать дорого. Поэтому профессию за вас выбирают родители. Вы отучились, а потом вас гарантировано настигает разочарование, вы работаете не по специальности. Мы сегодня на государственном уровне разрушаем надежды молодого поколения.

Так вот есть группа TEDxVorobyovy-Gory, они предлагают проект «Практики карьеры», в котором другая логика. Они берут лидеров профессий, записывают с ними интервью в стиле TED. Получается классификатор профессий, где не абстрактные тексты, а конкретные видео-рассказы о профессии от людей, которые по-настоящему увлечены, которые могут зажечь. Этот проект собирает проповедников профессий. Эти люди готовы один час в месяц посвятить общению с молодыми. Мы организуем специальные скайп-конференции, вебинары. Такая профориентация напрямую связывает молодежь и лидеров профессии. Между ними нет ни вузов, ни биржи труда, ничего нет, это прямой контакт.

АСИ пользуется поддержкой Путина, но в «вертикаль» не входит. На фото генеральный директор АСИ Андрей Никитин и Владимир Путин.

Executive: Владимир Путин состоит в наблюдательном совете АСИ. Он выстроил вертикаль в стране. Теперь ему нужны люди, чтобы с этой вертикалью бороться?

Д.П.: Не бороться, нет. Не думаю, что кто-то в России был таким суперменом, который смог выстроить вертикаль. Мое личное убеждение, что эту вертикаль мы построили все вместе. Каждый из своей позиции, но вот такое мы построили. Все завязано на наших психотипах, глубинных традициях и на многом другом. Если Владимир Владимирович предложил вертикаль, мы теперь должны бездействовать? Кто-то уходит во внешнюю миграцию, кто-то во внутреннюю.

Executive: Внутреннюю?

Д.П.: Пойти работать дворником или работать на западную компанию и не заниматься чистотой в своем подъезде.

Executive: Большинство так и поступает, я про подъезды.

Д.П.: Ну да, но мы тут не про большинство, а про работу со стратегическим меньшинством, которое, как мы надеемся, эти 80% сможет утащить в будущее.

Executive: Хочется понять. Верхи действительно понимают, что надо что-то менять?

Д.П.: Мое внутреннее убеждение, что самые глубокие и правильные реформы мы увидим в ближайшее десятилетие. В России есть историческая традиция: вначале перебрать все неправильные пути, удариться головой обо все неправильные вещи, но потом, когда уже совсем край, мы наконец-то запрягаем и быстро едем. Все те вещи, которые Владимир Владимирович ставит перед АСИ, они вполне себе радикальны и нашим внутренним ожиданиям соответствуют. На самой первой встрече мне поставили задачу ― придумать систему, которая заменит диплом об образовании как бумажку. Это личная задача Путина ко мне. На днях пройдет EduCamp, где представители разных ведомств начнут разрабатывать дорожную карту по переходу к национальной системе компетенций.

Executive: Когда появится все то, о чем говорите?

Д.П.: Пока не знаю. Но самые быстрые проекты могут запускаться уже в 2012 году. Это «Практики карьеры» и база кадров для среднего бизнеса «Полеты по вертикали». Для структур, которые долго меняются, нужно создать дорожные карты. Если образно выражаться, там, где есть интернет-аудитория, мы не можем ждать годы, мы должны все преобразования проводить за месяц. На остальную аудиторию будем распространять постепенно.

Executive: Что у вас есть, чтобы выполнить задуманное?

Д.П.: Наш главный инструмент ― грамотные рекомендации. Мы заточены не на работу с проектами и программами, а на работу с людьми. Мы создаем систему поддержки лидеров. Мы должны находить агентов изменений и выводить их под прожектор, в центр внимания. Даем государственную, информационную поддержку, даем механизмы финансовой помощи. Дальше он все делает сам. Я верю, что такие лидеры в стране есть, у них должно что-то получиться. У нас есть ресурс доверия и ресурс политический. Вот лучше нам этими ресурсами ограничиться и не заниматься распределением бюджетов.

Executive: Дистанцируетесь от денег, от грантов?

Д.П.: Дистанцируемся от прямого распределения денег. Но лучшие молодые профессионалы гранты получать должны. Если ты выиграл мировой чемпионат по программированию, ты должен получать грант на протяжении нескольких лет, причем такого масштаба, чтобы у тебя не было желания уехать в Ричмонд и работать там на глобальные корпорации. Это вопрос экономической выгоды. Если мы вложили в человека $100 тыс. и подарили его другой стране, то мы вложили $100 тыс. в чужую экономику. Если мы вместо этого вложим в человека $50 тыс. через систему грантов, то он все свои компетенции инвестирует в нашу с вами экономику. Мы такие системы будем придумывать, но распределением займется либо другое агентство, либо негосударственные фонды, либо Министерство образования.

Executive: На встрече с Путиным вы упомянули креативный класс. Это и есть те 20%?

Д.П.: По ощущениям, креативный класс в России ― меньше 5%. Радует, что креативный класс получает признание в регионах, и регионы де-факто начинают менять себя под его нужды. Не потому что хотят, и не потому что осознают что-то, а потому что другой повестки дня нет. Когда вы перестраиваете центр города, у вас мало выбора. Не осталось советских НИИ, которые спланируют вам унылые серые здания, вам все равно захочется выделиться и сделать что-то креативное. Изменения тогда начнут происходить, когда у нас будет много промдизайнеров, и они через дизайн начнут менять те промышленные образцы и продукты, которые мы выпускаем. ЧПТЗ пустил промышленных дизайнеров к проектированию производственных мощностей «Высота 239». Эффект фантастический. Это сразу отражается на производительности труда, на объемах выпуска продукции.

Executive: Почему в России креативный класс незаметен?

Д.П.: Где-то культуры нет. Где-то и креативного класса нет. Одно дело ― писать в ЖЖ, а другое ― дизайн делать. У нас безумно мало групп, которые реально могут делать промышленный дизайн. Есть, конечно, примеры ― Владимир Пирожков или то, что Студия Лебедева делает. Но их должно быть двести. А пока нет культуры, нет понимания, что, если выпускаешь новую вещь, то у тебя минимум 20% должно быть на дизайн, а то и больше. В июле был на АвтоВАЗе, они взяли ведущих мировых специалистов дизайна автомобилей. Не знаю, что из этого получится. Может, и правда место проклятое. Но они пытаются.

Если каждый десятый человек в стране будет способен создать новую вещь или придумать новое понятие, грамотно его подать и осмыслить, как изменится реальность под воздействием его изобретения, даже этого будет более чем достаточно. У России есть 10% креативного класса, но половина из них за рубежом. Мы постоянно инвестируем в развитие стран-лидеров. Мы своими лидерами кормим чужие экономики. Хочется немножко самим покушать.







Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Главный бухгалтер, Санкт-Петербург

Кстати, сдавала в свое время DipIFR, который тоже без взятки сдается.
Было оплачено недешевое обучение, в конце которого предложили еще небольшой курс подготовки к экзамену.
За дополнительную оплату несколько практических занятий. Вся практическая детализация была именно в последних занятиях. Без них не сдала бы, наверное.
По теме - очередной проект с благими намерениями.
Начинать надо не с молодых специалистов, а с присосавшихся топов.
Знаю немало умных, образованных молодых людей, работающих по специальности и страдающих от маразма управленцев до такой степени, что готовы расстаться с любимой профессией.
Если парень в 25 лет без году неделя, как работает, уже говорит о дискриминации со стороны руководства и уже думает о своем мелком бизнесочке, куда бы свалить от идиотизма начальников - тут проблема не в образовании.

Николай Романов Николай Романов Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Про внешний вид Стива Джобса напомнить?.... Типичный вид ракового больного, но в отличие от всех прочих - имеющего финансовые возможности для продления собственного существования. И которому уже все равно, во что он одет и что происходит вокруг него. Глубоко несчастный человек. Последние восемь лет - постоянное мучение и практически ежедневное потребление наркотических средств под контролем врачей. В частности, чтобы притупить боль. Последние пять лет жизни - это уже лишь чистой воды зафотошопленная рекламная картинка, обеспечивавшая корпоративный имидж. Сам он уже ничего не делал и не разрабатывал. Он просто не мог уже жить без лекарств. Тут уже не до работы было. Сплошное страдание, а не жизнь. Вы, вероятно, это имеете ввиду под внешним видом ? Но почему-то вас при этом никак не тошнит. Просто сравните фотографии Джобса 10-15 лет назад и его последние снимки. И костюм на нем был всегда прекрасный, и внешность - хоть на обложку журнала, и следил за собой человек. А потом - все. Смертельная и неизлечимая болезнь. А сам Джобс остался нужен лишь как вымпел компании в тот период, поскольку без его имени компании сегодня бы уже не было. Это сейчас его смерть уже ничего не решает, потому что корпоративное руководство подготовилось к его уходу. А тогда без него компании бы не стало. Примерно тот же эффект был бы, умри в 1992 году Билл Гейтс. И ''Майкрософт'' бы не было, поскольку конкурентов на рынке разработки ОС тогда еще хватало. Николай Ю.Романов ----
Генеральный директор, Санкт-Петербург

Здравствуйте, Николай Ю. :D
Вы не первый раз говорите об отсутствии ответственности у наших «next». Согласна абсолютно! И однажды крепко задумалась: а почему они такие? Мне кажется, что додумалась, и, когда стала проверять свою догадку – поняла, что нащупала «болевую точку». Ответственность – она воспитывается. Окружением. Сначала – родителями, потом – дворовыми приятелями, учителями, одноклассниками, соседями, сослуживцами, и – далее «круги» расходятся.
Как проверяла свою догадку? Да на «подручном материале», то есть на собственном драгоценном чаде! Пока был маленьким, всё делали, как бы вместе, именно, как бы. Во-первых, хотелось побыстрее доделать, во-вторых, считалось, что на собственном примере обучаю. И, вроде, всё умеет – это хорошо, только мало что делает! А вот это уже плохо! То есть между «умеет» и «делает» – дистанция огромного размера! Почему так?
А давайте вернёмся в наше детство, назовём это время «второе послевоенное поколение». Уже не голодно, но и толстых среди нас не было. Страна уже не в руинах, но есть огромная потребность и в обученных, и в образованных. В школах были обязательные уроки чистописания и труда. На чистописании оценивалась именно тщательность написания буковок с нажимчиками и загогулинками и чистота странички, а писали перьевыми ручками из чернильниц-непроливашек, а на трудах – всех поголовно, и мальчиков, и девочек, учили пришивать пуговки и забивать гвоздики! Так вот, ответственности за свои жесты и поступки учили наши собственные «чернильные» носы, исколотые иголками и побитые молотками пальчики! Ну, а на «сладкое» – подарки: учителям ко Дню Учителя, мамам – ко дну 8 Марта – СВОИМИ РУКАМИ, а выставки наших поделок в школьных коридорах?! В дни открытых уроков каждый тащил свою мамочку к своей поделке, лопаясь от гордости, – вот откуда наша ответственность. Причём, хочу заметить, что я училась не в какой-то «супер-пупер» школе, скорее наоборот! А стенгазеты? Я, как дитя офицера Советской Армии, успела за 10 лет поучиться в 6 (шести) школах, и за границей, и в глухих лесных военных городках, и в столичных школах. Везде, во всех школах ситуация была похожей.
Об учителях. Наши учителя давали себе труд написать домашнее задание на доске, а потом проверить выполнение, а если ученик пропустил больше двух уроков по болезни, и в классе были двойки по контрольным, то учитель устраивал дополнительное занятие, на которое сам вызывал детей. Бесплатное занятие. В современных школах – совсем другая картина. Не спешите смеяться: в школе, где учится мой сын (Санкт-Петербург, математическая школа в одном из центральных районов, «нашпигованная» дорогущими цацками в виде компьютеров и интерактивных досок), за это – написать домашнее задание на доске – пришлось отдельно побороться, и объяснить некоторым учителям (таких обнаружилось трое из пятнадцати), что это – часть их работы, оплаченная моими налогами, а не моя блажь, и я об этом не прошу – я этого требую, а если это не будет выполнено, то я буду принимать меры, которые могут и не понравиться. Вняли, эти некоторые учителя. И, ГЛАВНОЕ, сыну втолковывала целый год, в конце концов, втолковала: «В школу ты ходишь за домашним заданием! Если ты выходишь с урока, и в дневнике нет чёткого задания, которое ты понимаешь, то – это не праздник, а дорога к пропасти! И, если ты не получил задание или получил его в неявной форме, то ТВОЯ задача – подойти к учителю и уточнить (читай – потребовать) это задание. Это дисциплинирует вас обоих. Ты не будешь ходить в дураках, а у учителя отпадёт соблазн «ободрать липку дважды» и вынудить тебя ещё раз потратить на него ТВОЁ время и ТВОИ деньги». РЕЗКО поменялась картина. Обращаю внимание: в первую очередь, втолковала это ребёнку. И учителям втолковала. Восприняли все.
Дети «из нашей песочницы» учатся в разных школах, мы – родители, до сих пор общаемся, и во всех школах похожая картина: от 5 до 50% учителей (отнюдь не все, есть действительно подвижники, тем более, что это «подвижничество» сейчас неплохо оплачивается) воспринимают урок только как «поляну для поиска платных клиентов». А платные клиенты, если не возникают естественным путём, то делаются очень просто: либо описанным выше способом, либо откровенным занижением оценок. Я – за то, чтобы все вкусно ели. Но я – против паразитов, которые едят меня.
Дорогие сообщники-родители!
Современная школа оставила себе только функцию «дачи информации», причём объём её уменьшается, а качество – ухудшается, иногда и сама информация искажается. И всё это, якобы, в интересах ребёнка. От всех остальных функций школа самоустранилась. Воспитание – родители. Об образовании речь не идёт. Одна фраза господина Фурсенко объясняет всё: «Нам не нужны образованные – нам нужны обученные». Каждый поймёт её по-своему. «Им» нужны обученные. А нам с вами? В каждом нашем конкретном случае? Не спорю – каждый образованный, в первую очередь должен быть обучен: определить задачу и выполнить её. Но если нам с вами, дорогие сообщники-родители нужны ответственные и образованные – надо потратить своё время и свои силы на своих бесценных: загляните к ним в дневничок и САМИ проверьте насколько чадо готово к завтрашнему учебному дню. Спешу обрадовать, что первое, что вы услышите от своего драгоценного, будет вопль: «Это насилие над свободной личностью! Ты нагло вторгаешься в моё личное пространство!» Объясните чаду честно: да! Это насилие, любое воспитание – это насилие (уговоры – одна из форм насилия), любое образование – это насилие. Особенно, когда тарелка с любимой едой в нужное время стоит в нужном месте. Есть вариант: никакого насилия – одна сплошная улыбка. А тарелку с едой обеспечь себе сам(а)! Мой философ-математик думал ровно одну секунду. И, дожевав, молча, пошёл учить уроки, а через два часа, надев, умное лицо, пришёл сдавать выученное. Это хорошая новость. Плохая – в том, что ситуация периодически повторяется и приходится возвращаться «к истокам», и давать новый импульс, что называется «работать выпрямителем тока».
Японцы, когда речь идёт о воспитании детей, говорят: «Не тяните за ростки!». Как они это трактуют: у родителей есть две задачи – создать условия, и набраться терпения. Если нет ожидаемого результата, значит либо условия не созданы, либо время не пришло. К сожалению, чаще бывает, что условия не созданы. И не создали их мы – родители.
Дорогие сообщники! Абсолютно прав Николай Ю. Романов: нам уже нечего исправлять – нужно создавать заново. Если вы хотите, чтобы будущие работодатели бегали за вашим чадом, а не шарахались от него, САМИ научите его БРАТЬ задание и выполнять его до результата, а не «от забора и до вечера». Первобытная мама австралопитека САМА учила своего отпрыска отличать съедобный корешок от ядовитого, и зверя безобидного от хищного, не надеясь ни на какого Фурсенко! Именно поэтому австралопитеки выжили, не знаю, чего именно не доделала мама неандертальца, но они вымерли. А мы, потомки австралопитеков, имеем возможность дискутировать на интересные нам темы.

Ещё раз, привет Николаю Ю. Романову.

С уважением, Марина Куличевская.

РС. Пока писала свой опус, появились новые комментарии, может быть я повторяю чьи-то слова.

Александр Жаманаков Александр Жаманаков Глава филиала, регион. директор, Новосибирск

Мне нравиться'''' позиция Н.Романова - сам пишет и сам себе противоречит... от неуверенности в своих словах и зависти к чужой славе))) Это я как психолог, пишу, не как коммерсант. :D
Так, как раз начинают первые симптомы раковых пациентов.... берегите себя!

Менеджер по персоналу, Ростов-на-Дону
Николай Кукушин пишет: Начинать нужно со школы. Дети не должны тратить время на то, что не интересно. Мне не очень ясно, зачем в школе изучают закон Бойля-Мариотта, если подавляющее большинство никогда не будет использовать его в своей практике?
Опять критическа путаница целей реального образования и классического образования. Если нужно обучать только тому, что нужно для ''практики'' - ПТУ воссоздавайте! Пусть научатся вытачивать ''штуцера'', но чертежи читать кому-то за них придется, поумнее, а чертить чертежи - еще умнее кто-то нужен. Классическое образование призвано сформировать всестроронне развитую, эрудированную, гармоничную личность, а не техника-исполнителя.
Николай Кукушин пишет: Когда что-то потребуется, то восполнить требуемые знания не столь уж сложно.
Вот в том-то и дело, что не только сложно, а невозможно, если Бойля-Мариотта, как и Пушкина не изучали по причине практической неполезности. Образование должно учить думать, а не делать. Умеющие думать - делать научатся, а наоборот - нет!
Менеджер группы продуктов, Москва
Николай Кукушин пишет: Поиск двигателей мегапроектов - так можно оценить деятельность АСИ, судя по интервью. Это очень верный путь. По-другому обогнать другие страны не получится, тем более, что сейчас весьма подходящее время.
''Обогнать другие страны''? Да, путь верный. Жаль, что ведет он к ложной цели, а история никого ничему не учит.
Knowledge manager, Украина
Александр Жаманаков пишет:...зависти к чужой славе)))...
Где микроскоп купили? Или через какое устройство была обнаружена ''слава'' и ее носители?
Александр Жаманаков Александр Жаманаков Глава филиала, регион. директор, Новосибирск

Да все ваши проблемы из микроскопов, тут и телескоп не нужен, все видно не вооруженным взглядом)))....
Израильтяне по манере общения, теме общения, могут определить диагноз человека, а потом его подтвердить научными методами! Ибо все болезни от головы. А после этого уже лечат!!!
Так же и в бизнесе! Если Вы херовый психолог, то и бизнесмен вы ни какой)).... :)

Менеджер по персоналу, Ростов-на-Дону
Александр Жаманаков пишет: Израильтяне по манере общения, теме общения, могут определить диагноз человека, а потом его подтвердить научными методами! Ибо все болезни от головы. А после этого уже лечат!!! Так же и в бизнесе! Если Вы херовый психолог, то и бизнесмен вы ни какой))
Очень интересная логика. Продолжу цепочку рассуждений (поражая стилистике автора): А если вы не х... психолог, то вы и не никакой, а очень даже какой бизнесмен, а если вы не х... психолог и очень какой бизнесмен, то вы - математик! И ссылочка на статьи Никифорова, как полную противоположность весьма уважаемого очень многими здесь Н.Ю. Романова. Смешались в кучу кони, люди И залпы бешеных орудий...
Генеральный директор, Санкт-Петербург
Александр Жаманаков пишет: Это я как психолог, пишу, не как коммерсант.
Вопрос как к психологу: дитятко на аватарке - это Вы себя так ощущаете? Думаю, старина Фрейд - предтеча всех, кто считает себя психологами - задал бы такой же вопрос :oops: :)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
В МИРБИС отметили 305-й выпуск по программам MBA

В бизнес-школе состоялось юбилейное 305-е торжественное вручение дипломов по программам МВА и Executive МВА.

НИУ ВШЭ и НовГУ запустят совместный бакалавриат

В данный момент завершился первый модуль по обучению для преподавателей и сотрудников Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

«Иннопрактика» и РВК запустили отбор быстро растущих компаний совместно с ВШБ НИУ ВШЭ

В этом году существенно расширен набор льгот, доступных для зрелых высокотехнологичных компаний с характеристиками национальных чемпионов.

МИРБИС остается в числе 2% бизнес-школ мира, обладающих аккредитацией АМВА

МИРБИС сохранил престижную аккредитацию, которая выдается сроком на 5 лет.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
В российских IТ-компаниях не хватает специалистов по кибербезопасности

Также компании отмечают высокую потребность в системных аналитиках.

 

Опубликован рейтинг лучших работодателей 2022 года по версии HeadHunte

За год список HeadHunter увеличился на 28%, финалистами рейтинга стали 1082 организации.

Россияне стали чаще конфликтовать на работе

По сравнению с 2019 годом, вдвое увеличилось число респондентов, когда-либо ссорившихся с коллегами и начальством начальством.

Две трети россиян думают о смене места работы в 2023 году

Больше всего хотят сменить работу респонденты из таких сфер, как маркетинг и управление персоналом.