Почему выпускники бизнес-школ отказываются объединяться?

Сегодня в России как-то не принято объединятся. Деньги и личная выгода все еще побуждают нас вливаться в некие социальные группы, но без чувства наживы наш интерес к окружающим резко пропадает. Клубы выпускников российских школ бизнеса наглядно это доказывают. Казалось бы, люди два года общаются, дружат и вместе пыхтят над бизнес-кейсами, но вот они получают дипломы и сразу же разбегаются в разные стороны, потому что видеть друг друга не хотят.

Та самая «клубность MBA», о которой одни мечтают, а другие ругают, у нас не работает. Когда общаешься с выпускниками западных школ бизнеса, например, Harvard или Stanford, постоянно слышишь, что один помог другому деньгами на развитие дела или кто-то кому-то бесплатно подсказал, как лучше выйти из тупика в бизнесе, причем этот «кто-то» работает в компании уровня Google. И все это благодаря тому, что люди общаются после учебы. Если же спрашиваешь выпускника российский школы бизнеса, вступил ли он в ассоциацию своей школы, то чаще всего слышишь в ответ, что он вообще не слышал о клубе или же вступать не собирается. Почему?

Слишком статусные и бессознательные, чтобы быть вместе

«Чаще всего ассоциации или клубы выпускников создаются при содействии бизнес-школ, которые стремятся удержать выпускников в своей орбите, — замечает Юрий Тазов, президент Российской Лиги МВА. — Школы видят своих выпускников лоббистами, рекомендателями и в некоторых случаях претендентами на покупку другой своей программы, например, профпереподготовки или DBA».

Денис Волков, президент Ассоциации выпускников ВШМБ – Клуба MBA, считает, что люди не торопятся вступать в объединения выпускников, потому что не видят в них ценности и пользы лично для себя и своего бизнеса от участия в таких объединениях. По его мнению, все дело в социальном статусе слушателей и том отпечатке, который накладывает на людей само бизнес-образование. Как правило, говорит Волков, в российских школах бизнеса учатся либо уже зрелые руководители и собственники бизнеса, которые пришли на программы, чтобы восполнить пробелы в экономическом образовании. Рядом с ними учатся амбициозные менеджеры среднего звена, которые надеются за счет степени MBA ускорить восхождение по карьерной лестнице. Есть еще небольшая прослойка людей, которые исчерпали возможности для роста и развития в своих отраслях и планируют совершить кросс-индустриальный переход. Как правило, все они стремятся к новым знакомствам и контактам в среде одногруппников, хотя связей у них и без того хватает, однако подружившись с кем-то за время учебы, так и продолжают общаться с ограниченным числом новых знакомых и почему-то не стремятся потом расширять круг общения за счет выпускников других лет.

Сергей Быков получил степень MBA в МИРБИС и считает, что все дело в формате обучения. Если люди учатся один-два года вместе, отдавая этому занятию все дни, то они становятся близкими друзьями, говорит Быков, но чаще всего слушатели российских программ встречаются один раз в неделю, а остальные шесть дней посвящают работе и семье. Учеба становится второстепенным занятием, и «выстроить» близкие отношения в таком режиме довольно трудно.

«Школа бизнеса развивает слушателям «ресурсный подход» к общению, — продолжает Волков. — Слушатели понимают, что каждого человека в организации и вне ее надо рассматривать с точки зрения того, как он может помочь решить бизнес-задачу или достичь поставленных целей. Люди, приходящие на российские программы MBA, умеют быстро определять, кто чего стоит, с кем стоит развивать и поддерживать отношения, а кто — лишний».

К тому же, как отмечает Денис Волков, сейчас российские школы бизнеса формируют учебные группы весьма свободно, поэтому по-настоящему «стоящих» людей на программах сразу видно. Эти «яркие звезды» — успешные и занятые люди. Одногруппники общаются с ними после завершения учебы без помощи ассоциаций и клубов, говорит Волков и указывает, что в России пока еще не успела сформироваться культура участия в объединениях выпускников, в отличие от западных бизнес-школ, где такая культура формировалась на протяжении почти целого столетия.

«Еще недавно в России отвергалось все коллективистское, каждый хотел быть сам по себе, — развивает мысль Сергей Мясоедов, вице-президент РАБО и ректор ИБДА АНХ — Есть старая истина: «Чтобы выправить согнутую палку, надо перегнуть ее в другую сторону». Вот наше общество, если хотите, сейчас перегнуто в другую сторону, у нас нет гражданского сознания, а это, к сожалению, говорит о незрелости представителей нашей элиты. До последнего времени это проявлялось и в политике, и в экономике, и в образовании».

Если верить статистике, гражданское сознание просыпается в обществе через двадцатилетие после революционных преобразований. То есть именно сейчас, как полагает Мясоедов, люди в нашей стране начинают чувствовать, что неплохо бы вступать в профессиональные и гражданские объединения, потому что люди хотят понять, какую роль они играют в обществе. Без этого чувства профессиональная прослойка бизнеса так и останется толщиной в лист бумаги, уверен ректор.

«Первые российские клубы выпускников появились еще в начале 1990-х, когда бизнес-образование только зарождалось в нашей стране, — рассказывает Сергей Мясоедов. — Допустим, клуб выпускников ШМБ МГИМО (сейчас эта школа бизнеса называется ИБДА АНХ. — E-xecutive) существует до сих пор, в нем участвуют порядка пятидесяти человек, все они из первой предпринимательской волны, выросшей из кооперативов. Люди обмениваются опытом, ездят вместе за рубеж, но они не могут перерасти в большую организацию, потому что они интроверты, их волнуют только внутренние вопросы, а широкие общественные проблемы они пропускают мимо себя. Нынешняя Ассоциация выпускников ИБДА АНХ объединяет уже более 4,5 тыс. человек, но это все равно мало. Для сравнения: официальный клуб Гарвардской школы бизнеса насчитывает порядка 70 тыс. выпускников.

«Беда всех нынешних и прошлых клубов выпускников именно в том, что они ограничиваются только внутренними вопросами, — рассуждает Мясоедов. — Люди ориентируются на краткосрочные, сиюминутные интересы. Хотя выпускники постепенно начинают уделять свое внимание в последние год-два благотворительности, помощи вузовскому образованию и поддержке молодых предпринимателей. Медленно, но дело двигается с мертвой точки».

Никто ничего не должен

Юрий Тазов руководит независимой ассоциацией выпускников MBA и видит в этом явный плюс — ему не надо согласовывать каждый свой шаг с руководством школы бизнеса. Правда, обратная сторона независимости больно ударяет по карману. Когда создаешь новое дело, всегда отсутствуют средства на инфраструктуру, говорит Тазов, поэтому обычно школа бизнеса в той или иной форме финансирует ассоциацию своих выпускников: обеспечивает ее офисом, оргтехникой, организует рассылки по базе данных выпускников. Администраторы некоторых клубов состоят в штате своих бизнес-школ и получают там зарплату. Такое положение дел иногда порождает иждивенческий настрой среди членов ассоциации, которые начинают думать, что школа больше заинтересована в клубе и поэтому должна им все организовать.

Как вспоминает Денис Волков из ВШМБ, «самое трудное — это начать». «Очень многое можно сделать на энтузиазме, на инициативе активных и творческих выпускников. Однако развитие клуба требует финансирования, особенно на начальном этапе, когда люди не видят особой ценности от участия в объединении. Финансовая поддержка со стороны бизнес-школы на тот период, пока клуб ее выпускников «встает на ноги», была бы весьма кстати, конечно же, но пока все делается на общественных началах. Мы у школы денег не просим — организационная и моральная поддержка гораздо важнее для нас», — говорит он.

«Никто никому ничего давать не должен, — продолжает Сергей Мясоедов. — Если школа должна финансировать клуб, то такой клуб не нужен. Выпускники, которые мнят себя предпринимателями и выпрашивают у школы $1 тыс., позорят школу. Это обычное качество советского иждивенца: «Дайте нам деньги, мы их распилим». С такими выпускниками я принципиально не разговариваю».

Ректор ИБДА Сергей Мясоедов готов поддержать любое мероприятие клуба, но только интеллектуально и по принципу — все что угодно, кроме денег. Образование, как он говорит, это не то место, где «создаются деньги». Деньги создаются на нефтяных вышках и в банках, вот там Сергей Мясоедов и советует искать финансирование, при условии, конечно, что у вас есть хорошие идеи.

Еще одна сложность, которая мешает создать клуб, по словам Мясоедова, заключается в неоднородности выпускников. Линейный менеджер и топ-менеджер по-разному смотрят на жизнь и дружат с разными людьми, поэтому вы можете собрать хоть 800 человек в одном зале, но общего у них будет мало. Вряд ли они захотят часто встречаться и помогать друг другу. Ассоциацию надо сегментировать.

«Часто ассоциациями руководят выпускники, у которых свой бизнес по какой-то причине не удался и карьерный рост менеджера не получился, — находит еще одну сложность Сергей Месоедов. — То есть тот, кто не может выстроить собственную карьеру, берется создавать ассоциацию, советует альма-матер, как это делать, предлагает себя в лидеры и… просит деньги, поддержку и доступ к базе данных. Думаю, это не лучший потенциал, на который следует опираться в этом деле».

У выпускников нет времени, чтобы создавать и управлять ассоциациями, замечает Юрий Тазов, если среди выпускников нет яркого лидера, располагающего ресурсами и желанием заниматься этой работой, через полгода-год клуб будет существовать только на бумаге. «Но было бы ошибкой думать, что без формально учрежденной ассоциации выпускники МВА не общаются и не помогают друг другу», — уверяет Тазов.

Спасибо, что научили, но больше денег не дадим

Выпускники западных программ MBA перечисляют по 2% от своих зарплат в свои же школы бизнеса, и это считается совершенно обыденным делом. Такие фонды наполняют до половины бюджетов школ бизнеса. Отечественные школы с завистью поглядывают на своих западных коллег, потому что в России школы перебиваются лишь редкими пожертвованиями от своих самых состоятельных выпускников. Причин тут несколько, и неуклюжее налоговое законодательство далеко не главная из них.

«В российской традиции вообще не принято благодарить деньгами своих учителей, — говорит Юрий Тазов. — С другой стороны, часто даже те люди, которые довольны итогами обучения в школе бизнеса, полагают, что сполна заплатили за образование и на этом финансовые отношения со школой можно считать завершенными».

Президент Ассоциации выпускников ВШМБ Денис Волков соглашается, что культура финансовой поддержки своих бизнес-школ выпускниками в России все еще далека от идеала, но видит загвоздку еще и в том, что порой выпускники разочаровываются в результатах своего обучения. Ожидания, которые у некоторых связывались с получением степени МВА, не оправдываются. Такие люди думают, что они и так переплатили за программу, чтобы еще жертвовать дополнительные деньги. Отсутствие же у школ сформулированных и прозрачных программ целевого финансирования, которые объясняли бы потенциальным жертвователям, на какие цели будут направлены средства, перечисляемые выпускниками, сдерживает тех, кто желал бы поддержать свою «альма-матер в бизнес-образовании». Все это, по словам Волкова, мешает развитию отечественной практики перечисления пожертвований бизнес-школам, давно уже ставшей нормой на Западе.

«Дело не в отсутствии программ финансирования у бизнес-школ, — не соглашается президент Российской Лиги МВА Юрий Тазов. — Для выпускников их бизнес-школа совсем не та структура, которой необходима финансовая помощь. Помогать нужно детским домам, школам, домам престарелых, а не бизнес-школам, которые создали себе имидж элитных и богатых учебных заведений».

Согласно исследованию Ассоциации менеджеров, только 15% российских бизнесменов доверяет другим бизнесменам из России, приводит статистику Сергей Мясоедов, это самый низкий показатель в Европе. А без доверия социальные сети и объединения невозможны. «Все мы знаем тысячи случаев, когда разворовываются общественные деньги, — продолжает ректор ИБДА АНХ. — Поэтому школы бизнеса должны научиться создавать абсолютно прозрачные фонды и объяснять людям, как все контролируется, либо выпускники деньги не принесут».

Как рассказывает Мясоедов, его школа неоднократно собирала суммы в несколько десятков тысяч долларов под проведение мероприятий (выступление видных ученых, разработка учебно-методических материалов, конференции и так далее). Но это все равно мало, если сравнивать с американскими или европейскими школами бизнеса. Дело в том, что ведущие западные школы умеют придать мероприятиям масштабности: приглашают выдающихся людей со всего света, печатают яркие буклеты, запускают массовые рассылки. Это творческая, красивая, продуманная компания, которая несет серьезное содержание и одновременно является настоящим шоу. Обычно такие мероприятия направлены на то, чтобы лучшие выпускники встретились с другими лучшими выпускниками.

В 2004 году школа бизнеса Wharton проводила слет выпускников в Москве, вспоминает Мясоедов, который окончил эту американскую школу и участвовал в торжестве. Открывал мероприятие принц Майкл Кентский. Лучшие преподаватели проводили однодневные семинары, а те профессора, кто приехать не смог, выступили по телемосту. Со всех континентов слетелись видные бизнесмены. Шоу завершилось тем, что выпускник Wharton и руководитель компании Sun по России Шив Кемпка в присутствии сотен выпускников подписал и подарил Wharton чек на $100 тыс. К слову, компания Sun и ее руководитель активно поддержали инициативу создания школы бизнеса «Сколково». Нашим школам бизнеса и бизнесменам, по словам Мясоедова, только предстоит учиться всему этому.

А пока российские школы, по признанию самих игроков образовательного рынка, по большому счету думают только о том, как бы использовать выпускников «на короткую», чтобы выманить у них какие-то деньги, а наименее удачные выпускники пытаются выпросить деньги у школы.

«Если есть яркие и инновационные идеи, деньги найдутся, — заключает Сергей Мясоедов, — а вот создавать объединение под сиюминутные интересы и выискивать мелкие деньги, по-моему, бесперспективно. Во всяком случае, за двадцать лет работы школ бизнеса в России такая тактика результата не дала».

Узнайте больше о бизнес-школах и программах MBA:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Источник изображения: pixabay.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Есть еще один момент, на котором не остановились авторы материала. Дело в том, что за рубежом различные ассоциации выпускников ВУЗ-ов или различных программ представляют собой реальную силу, способную лоббировать интересы как высшего учебного заведения и проходящих в нем обучение студентов и слушателей, так и различных компаний, в той или иной форме оказывающихся втянутыми в сферу деятельности данных ассоциаций. Т.е. за рубежом рекомендация ассоциации или ее руководства значит очень многое. И не только в плане трудоустройства выпускника программы или предоставления и организации стажировок, но и на уровне продвижения и координации бизнеса и бизнес-проектов в среде организаций, в которых работают выпускники, обеспечивая компания по своим каналам выгодные предложения. Плюс, - серьезное участие в работе компаний через систему взаимной консультационной помощи, корпоративного и координационного участия и т.д., что делает ассоциации выпускников не только самостоятельными заинтересованными игроками в бизнес-сообществе развитых стран, но и обеспечивает им беспрекословный вес и авторитет в этой среде. Т.е. с ними считаются, в них нуждаются, их поддерживают, им дают зарабатывать и т.д. Т.е. это очень серьезные и авторитетные структуры как в бизнес-сообществе в целом, так и в политике, экономике, финансах, государственном управлении и т.д. – сообразно специализации ВУЗ-а или тех или иных учебных программ и центров в его составе.

В России ничего подобного нет. Большинство ассоциаций носит сугубо формальный характер, - в той части этой формальности, в какой она присуща западным проектам такого рода. Сужу на примере ассоциации своей российской «альма-матер». Которая ни в какое сравнение не идет с вышеописанными возможностями, которые наличествуют в западных ВУЗ-ах, также ставших в прошлом моими «альма-матер» и в ассоциациях выпускников которых я состою. Что называется, - небо и земля. Поэтому за рубежом у выпускников даже не стоит вопрос с тем, вступать или нет в такую ассоциацию, принимать или нет участие в ее работе, помогать ей в чем-либо или не помогать, - поскольку авторитет подобных организаций продвигает их членов из числа выпускников на недосягаемую высоту для иных лиц, как и сами выпускники, закрепляясь в своих областях деятельности, также поднимают и продвигают свою ассоциацию. Как к пользе ее самой в качестве организационной структуры, так и других выпускников, - в частности, тех из них, которые ту или ную программу и ВУЗ не только еще не закончили, но даже еще и не поступили в них.

В России этой могучей силы нет. Организации являются формальными. Они не дают ничего ни бизнесу, ни выпускникам, ни самим себе. Т.е. это мертворожденные детища, мертворожденность которых определяется тезисом руководства институтов и учебных центров о необходимости избежания предоставления любой мало-мальски значимой самостоятельности таким организациям в их деятельности, - в частности, в том, что касается денег, возможности их зарабатывания и самостоятельного участия в бизнес-сообществе, политическом, экономическом, административном, силовом и т.д. окружении и составе государственной системы, минуя само руководство данных ВУЗ-ов. Поскольку допущение этого означало бы утрату контроля над такими структурами со стороны руководства ВУЗ-ов (хотя за рубежом этого не только никто не боится в силу того, что любые подобные структуру подконтрольны специальным наблюдательным и координационным советам, что никакне сказывается на высокой эффективности их работы), в первую очередь, в плане денег.

Т.е. эти организации в результате полностью лишены самостоятельности и не имеют никакого даже самого мало-мальски незначительного веса в глаза людей. А раз так, то и возможности у них фактически отсутствуют. И как результат, они являют собой тот самый знаменитый «автомобиль без мотора, самолет без крыльев и кошелек без денег», которые никому не нужны. Ни бизнесу, ни выпускникам.

Нач. отдела, зам. руководителя, Франция
Согласна с предыдущим оратором! :) сама сейчас выбираю MBA, и выбор, скорее всего, падет на INSEAD, как раз из-за сообщества выпуcкников. Кстати, это влияет напрямую на стоимость обучения, которая варьируется от 8 000 до 60 000 евро для MBA Executive, и показывает не только и не столько качество программы, сколько качество той ''записной книжки'', что ты получишь по итогам обучения. Мой французский компаньон имеет несколько дипломов в том числе знаменитой инженерной школы Arts et Métiers, и я видела много раз в действии как работает система - мало того, что они все друг с другом на ты, независимо от возраста, так и все с радостью друг другу помогают. это же менталитет такой, если в России все друг другу волки, то в Европе (и даже в Америке, где подсиживать друг друга обычное дело) можно действительно рассчитывать на помощь 8) и конечно ее оказывать тоже, это ''улица с двусторонним движением''. Все это работает по принципу, что нужный человек находится от тебя на расстоянии трех рукопожатий, и конечно, и в бизнесе, и в жизни, это придает уверенности. Надеюсь, что Российские бизнес школы (будь то Сколково или другие школы нового типа) смогут создать не только дорогие образовательные программы для всех кто может заплатить, но и элитные, в правильном понимании этого слова, мыслительные и деятельностные пространства и сообщества, для появления бизнес коммуникации нового типа.
Директор по рекламе, Москва

знакомые кто учился в Англии постоянно общаются со своими одноклашками по МБА, в России развито атомарное социальное сознание, эту тему сейчас исследуют социопсихологи, личная независимость от окружающих это тренд, походу все пытаются сделать что то свое, чтобы как то продвинуться, бороться за ресурсы, за временные позиции...

ничего постоянного ^_^ постоянен только успех и успешность (стань богатым или умри пытаясь)

Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург

В России подобные объединения, как правильно отмечено, не имеют практической пользы. С деловой точки зрения это одна говорильня, а с человеческой -- группа более-менее образованных, более-менее интересных достаточно обеспеченных людей. Соответственно, и общаться с ними ты будешь, когда захочется просто по-приятельски пообщаться с людьми уровня выше среднего. А поскольку у амбициозного человека времени на отдых и расслабление маловато, то и ассоциации эти живут еле-еле.

Консультант, Москва

.......Понравилось вступление статьи, оно на мой взгляд отражает как суть материала, так и и национальную ментальность с далеко идущим трендом. Подтверждение можно найти во многих проявлениях. Так например интересно отношение русских к друг другу, не только на родине, где казалось бы от большого количества себе подобных немудрено пресытиться. Но и за границей, где это отрицание по наблюдению многих очевидцев многократно усиливается. У южных же национальностей, как на территории нашей многострадальной, так и других стран, индивиды локализуются в группы довольно быстро, и безо всяких формальных объединений действуют сообща.
......Относительно бизнес-объединений как и большинства остальных ''ларьков-мутантов'' созданных с единственной целью, взявших для этого за основу внешнюю форму западных продуктов, не ''парясь'' над содержанием. Оно и не мудрено, что люди эту пустышку чувствуют, а в особенности люди из бизнес-сообщества имеющие выбор. Проще обманывать население, которое вынуждено выбрать любую гадость если она дешевле на 3 коп., но оно уже объединено в большую страну имя которой гандурас2, а надсмотрщики этого гондураса, конечно ломаются, когда с ними пытаются делать дважды, то что они делают с остальными на регулярной основе, кто делает это с ними первый раз наверное все знают.

Генеральный директор, Москва

Отличная статья про инфраструктуру отечественных бизнес-школ. Точнее ее отсутствие или формальное присутствии при полной неработоспособности.

Пару лет назад у меня был опыт взаимодействия с ассоциациями бизнес-школ. Я тогда работала во внутренней hr-службе, представляла интересы крупного холдинга. У нас периодически появлялись вакансии топ-уровня, которые мы хотели закрывать напрямую, через рекомендации выпускников со стороны представителей бизнес-школ (то есть тех, кто сделал действительно хорошие выпускные работы – желательно на «нашу» тему и вообще обратил на себя внимание в процессе учебы). Иными словами нам нужны были три простые вещи:

Рекомендации (+возможность ознакомиться с выпускными работами – чтоб наша экспертная группа посмотрела)
Рассылка нашего предложения (мы не называли это вакансией, так как ряд позиций предполагал создание бизнесов с нуля внутри холдинговой структуры)
Организация «открытой» встречи между теми, кто потенциально заинтересовался и менеджментом нашей компании с целью более подробно представить наши планы и обсудить ожидания со стороны пришедших и, как вариант, представление кейса, по результатам которого будет сделано «финальное» предложение потенциальному кандидату (такая встреча могла быть организована как на территории бизнес-школы, так и на нашей московской площадке)

И что вы думаете? Выражаясь мягко, мы были очень разочарованы. Существовало несколько сценариев:

Отказ со стороны бизнес-школы (мотивировка – у нас корпоративный заказчик, люди учатся за деньги компаний, мы не будем портить отношения, у нас договоренности) Мотивировка принимается
Отказ по невнятным причинам (мотивировка – нам лениво, не понимаем зачем нам это нужно, делать некому)
Попытка «срубить» денег с нас как с заказчика. Причем, суммы выставлялись не понятно за что и в размерах эквивалентных профессиональным агентcвам категории executive search. Да, действительно, на базе ряда бизнес-школ создавались рекрутинговые компании (ну или были не свои, а «дружественные») Но у нас то задача была это звено исключить…
Попытка продать нам консалтинговые услуги бизнес-школы и продвижение на открытые позиции «своих» преподов…ну, или каких-то других «своих», которые под наш «запрос» вообще никак не подходили

В общем, были и еще варианты, но основные я перечислила. В общем. Мы поняли, что отечественные бизнес-школы – это просто «деньгожралки», работающие на прием купюр.

А сейчас я часто бываю на днях открытых дверей (так как это часть моей работы), сама задаю вопросы, слушаю, какие вопросы задают потенциальные слушатели. Да, очень много вопросов связанных с инфраструктурой школы. В том числе и потому, что объем корпоративных заказчиков уменьшился и возрос процент «физиков». При этом, часть представителей бизнес-школ сразу пресекает такие вопросы, отвечая, что мы образовательное учреждение, а не кадровое агенство. Есть и другие, которые в «рекламных» целях «вводят людей в заблуждение». Хотя, стоит отметить, что вопросами работающих бизнес-ассоциаций действительно стали задаваться. В том числе потому что такой «запрос» есть со стороны «физиков», оплачивающих учебу, да и возрастной состав групп сильно изменился. Стало меньше «состоявшихся» и больше «нацеленных на развитие карьеры».

Позволю себе дать ссылочку на свою заметку, написанную в результате недавних «хождений» по дням открытых дверей. Я там как раз про «деловые связи» рассуждала. Буду признательна, за комментарии :

Это блог в ЖЖ:

О-о-о-о, эти мифы об MBA ! - http://maria-shuvalova.livejournal.com/28028.html
Каким богам молиться карьеристу? - http://maria-shuvalova.livejournal.com/12365.html
Синдром образовательного потреблятства - http://maria-shuvalova.livejournal.com/28276.html

Это блог на bloqspot

О-о-о-о, эти мифы об MBA ! - http://maria-shuvalova.blogspot.com/2010/06/mba.html
Каким богам молиться карьеристу? - http://maria-shuvalova.blogspot.com/2010/06/blog-post_26.html
Синдром образовательного потреблятства - http://maria-shuvalova.blogspot.com/2010/06/blog-post_26.html

А вообще, хочется отметить качество комментариев в этой дискуссии. Спасибо всем, кто нашел время написать понятный комментарий и выразить свою мотивированную точку зрения. Понравились размышления Николая Романова и Юлии Никулиной. Были бы очень интересны результаты исследования, о котором говорит Дмитрий Федоров. Автору статьи Александру Шенаеву БО-О-ОЛЬШОЙ РЕСПЕКТ!

Всем удачи в делах!

Генеральный директор, Украина

Согласен с Мясоедовым Сергеем.

В России (Украине) нет соответствующих традиций неформального, неслужебного организованного общения, если угодно - ''по профинтересам''. И причины отсутствия таких традиций даже не в недавней советской истории, когда всё государством незарегистрированное считалось преступным, а зарегистрированное, т.е. все чего касалось державная рука - являлось скучным и никому особо не нужным. По большей части советское лишь продолжение царского.

Не думаю, что в наших краях эта ситуация хоть когда-нибудь исправится, не вижу для того предпосылок/оснований. Уверен, атомизация будет нарастать, а что-то вдруг возникающее будет по прежнему маргинальным.

Управляющий директор, Великобритания

Мария добрый вечер,

А в российских школах есть вообще такая служба как Сareer services?
Если есть- поделитесь, интересно как работает.

В западных школах, по крайней мере Топ-10, это о-очень серьезный ресурс. И очень полезный.

Исполнительный директор, Челябинск

А давайте вспомним откуда мы вышли?
Разве в СССР были реально ассоциации и группы людей способных на открытый диалог?
Всё -таки привыкли ''держать язык за зубами'' и ''помалкивать'' и ''ожидать нож в спину''...
Слишком много было лагерей и сроков за ''общение в группах''...

В целом - это культура создания и поддержания групп по интересам - будь то бизнес, футбол, электроника и т.д. Эта культура просто в России отсутствовала если не считать кружки Марксизма-Ленинизма.

Если возрождать эту культуру, то прежде всего нужно понять -
1. Что обьединение должно давать члену обьединения?
- любовь, признание, сопереживание, лобби и т.д.

2. Что обьединению может дать член обьединения?
- интеллект, знания, лобби, связи, ресурсы и т.д.

Безусловно сейчас мы наблюдаем прорыв в Интернете и не только в Интернете... Думаю со временем
сформируется прежде всего культура - дать прежде чем брать, поддерживать постоянную связь,
ценить и любить наконец :)

Генеральный директор, Москва

Здравствуйте, Константин. Спасибо за вопрос.

Да, во многих российских ВУЗах есть «Центры развития карьеры». В каких-то они формальные, а в каких-то уже довольно сильные и имеют партнерские отношения с компаниями -крупными работодателями. Но эта система создана для помощи в трудоустройстве молодых выпускников без опыта работы, то есть рассчитана на молодых людей, которым нужно сделать первый шаг по карьерной лестнице. В ВУЗах проводятся традиционные «Дни карьеры» , на которые с презентациями приезжают представители тех компаний, которые заинтересованы в привлечение молодежи, есть системы стажировок для студентов, есть конкурсные проекты, например:

http://changellenge.com/

http://www.businessbattle.ru/

В СМИ периодически публикуются рейтинги восстребованности выпускников разных ВУЗов на рынке труда. Но это все может быть полезно для начинающих карьеристов. И тут тоже есть масса проблем, но назову 4 наиболее крупные:

- работодатели в большинстве своем не довольны качеством «практической» подготовки студентов ВУЗами (образование и бизнес в нашей стране живут в разных плоскостях)
- работодатели предлагают студентам не те финансовые условия, на которые выпускники рассчитывают
- компаний, которым интересны выпускники ВУЗов на самом деле очень мало и они интересуются только выпускниками конкретных факультетов, остальные продолжают оставаться вне системы
- ситуация в Москве и Питере иная, чем во всей остальной России

Что касается выпускников бизнес-школ, тут ситуация сложнее и запущеннее. Это связанно со многими моментами. В частности с тем, что многие бизнес-школы готовили «корпоративных» студентов (программы МВА и иные образовательные программы оплачивались компаниями). В этой ситуации бизнес-школа не могла позволить себе активное (точнее, легальное) сотрудничество с кадровыми агентствами и другими компаниями-работодателями, так как компаниям-заказчикам бизнес-услуг не понравился бы факт переманивания обученных за их счет студентов. Можно было потерять корпоративного заказчика. Кроме этого, в бизнес-школах первой волны обучалась масса уже состоявшихся студентов, имевших свой бизнес. У них у самих интереса к работодателям не было, т.к. цели обучения были иными.

Сейчас ситуация изменилась. На MBA программах стало много молодежи и людей. которые сами платят за обучение, рассчитывая на дальнейший карьерный рост. Но тут на помощь со стороны бизнес-школ им рассчитывать не приходится. В лучшем случае, они будут интересны представителям кадровых агентств, которые смогут на них заработать, представив работодателю, которому нужен кандидат с таким дипломом. Но это скорее единичные случаи, чем сложившаяся практика.

Иными словами, выпускник российской бизнес-школы интересен школе в том случае, если на нем еще каким-либо образом можно заработать, либо как-то использовать. Но это моя частная точка зрения. Возможны иные.

P.S.: Думаю, что ситуация будет меняться. Точнее, она уже чуть-чуть меняется. Но пока все построено на самопродвижении и неоднозначном отношении работодателей к выпускникам отечественных бизнес-школ. В общем-то, статья была в том числе об этом – отсутствии инфраструктуры вокруг системы бизнес-образования в России.

Надеюсь, что чем-то была полезна

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
В WU Executive Academy стартует новая короткая программа по стратегическому предвидению

В ходе четырехдневной программы участники знакомятся с инструментами динамической стратегии и для вдохновения обращаются к миру стартапов.

В Школе бизнеса МИРБИС действует летнее предложение на программу МВА

До 15 августа на программы МВА или Executive MBA действуют цены 2018/2019 учебного года. Успейте оставить заявку!

Бизнес-школа СКОЛКОВО получила международную аккредитацию EQUIS EFMD

Аккредитация EQUIS является одной из самых престижных среди международных аккредитаций образовательных учреждений, на сегодняшний день ее имеют около 1% бизнес-школ в мире. 

WU Executive Academy разработала 4-дневную программу по нефтегазовой отрасли

Цель программы – объединить заинтересованные стороны из энергетической отрасли по всему миру для обсуждения и совместной разработки новых стратегий и решений.

Дискуссии
Все дискуссии