Гражданский клерк вместо нового звания, или Из казармы в бизнес-школу

После пяти лет в военном училище Александр Карцев отдал армии еще одиннадцать. В 2005 году он уволился в запас в звании подполковника сухопутных войск и ушел в бизнес.

Подобных судеб в России множество. Развал СССР, некогда грозной империи, и падение престижа профессии офицера заставили защитников Родины искать другие способы зарабатывать на жизнь. Сокращения в армии не прекращаются даже сегодня. Только в 2009 году, как сообщает Министерство обороны, из рядов вооруженных сил будет уволено порядка 35 тыс. военнослужащих. Часть отправленных в запас пойдет на завод. Другие попытаются ассимилироваться в новой для себя бизнес-среде и пополнят ряды менеджеров с военным опытом.

В типичной, в общем-то, истории Александра Карцева удивляет другое — он не остановился на должности директора по развитию в электротехнической компании, а отправился в школу бизнеса ВШМБ за степенью MBA. «Поработав в бизнесе, я понял, что мои знания в бизнесе имеют чисто практическую основу, для большей эффективности работы необходимо иметь соответствующую теоретическую базу,» — объясняет причины поступления подполковник запаса.

К MBA в нашей стране относятся весьма сдержанно, а за рубежом бизнес-образование — всеми признанный социальный лифт. Западные школы бизнеса охотно принимают военных в отставке, внося разнообразие в личный состав учебных классов. Алекс Миттельман — профессиональный военный, семь лет служил в израильской армии и подал в отставку, находясь в звании капитана. Бывшему офицеру не откажешь в целеустремленности: с самого начала службы он понимал, что армия — это ступенька на пути к большому бизнесу. «Степень MBA позволила перейти в бизнес без объяснений, почему я так долго был в армии, — признается он. — Раньше я занимался планированием и подбором персонала в штабе разведки, а теперь я консультант в международной компании».

Летчик-испытатель морской пехоты США Мика Майерс признается, что покинул военную службу ради школы бизнеса из-за семьи, рисковать благополучием родных он больше не мог. После увольнения в запас Мике Майерсу надо было выбирать: либо поступить на работу гражданским пилотом в авиакомпанию, либо пойти в бизнес. Он выбрал бизнес. «Я шел в школу, чтобы приобрести компетенции, которых не дала служба, — рассказывает Майерс. — Управлять людьми в армии меня научили. В школе я хотел актуализировать свои знания в области менеджмента».

Схожие мотивы для поступления в школу бизнеса были у Майка Уинна, военного подводника родом из Новой Зеландии. MBA, по его мнению, — это отличный сигнал для работодателей и будущих партнеров, что человек - хороший работник и способен приносить прибыль организации с первого дня.

Бизнес и армия похожи больше, чем кажется на первый взгляд. Только в одном случае рычагами менеджмента служат устав и субординация, а в другом — корпоративная культура. Александр Карцев, поработавший на руководящих должностях в обеих системах, считает, что военным коллективом управлять проще. Там все регламентировано и упорядоченно, говорит он, а в бизнесе, особенно российском, все регламенты создаются в основном для отписки.

Корни такого расхождения, по мнению Карцева, — в образовании: военный вуз воспитывает человека на основе некой идеологии. В гражданских вузах никакой идеологии нет. В общем и целом с выводами отставного офицера согласна старший аналитик RosExpert Анна Ткачук. Ей довелось поработать с военными, но их склонность к наличию идеологического стержня она считает качеством, скорее, отрицательным. «У военных нет гибкости в принятии решений, — констатирует Анна Ткачук. — Они ориентированы только на главу компании, а исполнителей и менеджеров среднего звена воспринимают как рабочую силу, а не как команду, которую нужно грамотно мотивировать».

Алексу Миттельману, служившему в одной из самых современных армий мира, проще руководить в бизнесе. В армии, говорит он, отношения с подчиненными строятся на более глубоком уровне. В бизнесе можно мотивировать сотрудника вознаграждением, а в армии за тяжелую и неприятную работу люди ничего не получают. Именно поэтому любой нормальный командир должен следить за тем, чтобы его приказы выполнялись не из-за страха наказания, а потому, что подчиненный понимает, что надо делать так, а не иначе, отмечает Миттельман. По этому поводу есть отличный анекдот, вспоминает бывший военный летчик Мика Майерс: «На совещании стресса меньше, чем на поле боя. На совещании в вас, по крайней мере, никто не стреляет».

Сравнивая гражданскую работу со службой на атомной подводной лодке, Майк Уинн находит ключевое различие в обязанностях. Солдату или матросу, объясняет он, находиться в армии предписывает закон, а гражданские служащие могут выйти из бизнеса в любой момент. К тому же, добавляет вчерашний военный подводник, в армии человек с достаточной степенью уверенности знает, как в ближайшие двадцать лет будет развиваться его карьера, в то время как на гражданке ты «свободный агент», который сам строит карьеру и никому не отчитывается. «Эта свобода - одновременно и огромная ответственность, пока она лежит в основе широких возможностей, — говорит Майк Уинн. — В школе бизнеса учат распоряжаться этой свободой».

Синтезируя навыки боевого офицера и выпускника программы MBA, человек приобретает редкий опыт. «Я не могу работать по принципу «свою работу сделал и ушел», — говорит Александр Карцев. — В армии учат добросовестности и ответственности по отношению к любому поручению или задаче. А в бизнесе порой не хватает взаимовыручки и взаимопомощи». Принцип «Сделал сам — помоги товарищу» близок и Алексу Миттельману. Быть командой, рассуждает он, значит быть частью коллектива, который работает на одну цель, это умение распределять обязанности, умение дать людям мотивацию и показать цель тем, кто ее не видит. Бизнес — это ни в коем случае не демократия, продолжает Миттельман, это диктатура, где диктатор один — президент или CEO. В эффективно работающей компании задания старшего по званию выполняются так же беспрекословно, как и в армии. Без дисциплины компания работать не будет.

Военная карьера дает еще одно преимущество — опыт управления большим числом людей в составе крупных армейских структур, которые сопоставимы с гигантами вроде Microsoft или Johnson&Johnson. Алекс Миттельман, знакомый с особенностями работы военных соединений в израильской армии, говорит, что сложности возникают с проталкиванием решений. Надо уметь поднимать нужные темы, планировать свою карьеру и не забывать про баланс личных и армейских интересов. «Офицер добился и видел больше, чем другие видят и добиваются за тот же период жизни, — добавляет Мика Майерс. — Мне, например, еще с армии известны основы управления, а школа бизнеса отшлифовала мои умения».

Но у офицеров, которые обладают крепкими менеджерскими навыками, все равно возникают проблемы при устройстве на работу. Особенно эта проблема актуальна в России. Отставные военные по умолчанию считаются проводниками для утечки информации в госорганы. Для компаний в России бывший военный – это солдафон, который ничего, кроме гарнизона, никогда не видел.

Мике Майерсу, Алексу Миттельману и Майку Уинну в этом плане повезло больше. В США и Израиле имидж вооруженных сил несоизмеримо выше, поэтому факт офицерской службы в прошлом собеседников E-xecutive помогал им произвести на работодателей положительное впечатление. Однако дальше приходилось сложнее. «На собеседованиях были те же проблемы, что и при поступлении в школу бизнеса, — сетует Миттельман. — Было трудно объяснить гражданским языком мои функции в вооруженных силах и то, как это кореллирует с навыками и качествами, которые нужны работодателю. Приходилось находить своему опыту понятные определения».

Но все-таки главный барьер для успешного трудоустройства военных, по мнению Анны Ткачук, — их склонность к излишней регламентированности всего и вся. Там, где нет порядка, где сотрудники подворовывают, он наведет порядок, ищет применение военному опыту аналитик, но в компаниях с построенной политикой и процедурами, с корпоративной культурой, ориентированной на каждого сотрудника, с программами по развитию персонала и внутренней ротацией бывший военный, по ее мнению, не сможет работать. Хотя есть примеры обратного, вспоминает она, HR-директор Vitek Александр Косик — бывший военный.

После получения степени MBA Мика Майерс сменил высотный комбинезон летчика-испытателя на дорогой костюм инвестиционного банкира — теперь он работает в венчурном фонде. Алекс Миттельман еще в школе бизнеса получил предложение от крупной международной консалтинговой компании и начал строить карьеру в России. Военный опыт Майка Уинна высоко оценили в промышленности США. Подполковнику сухопутных войск в запасе Александру Карцеву предстоит учиться еще год, но уже сейчас он чувствует, что новые знания и приближающийся диплом MBA выведут его на принципиально новый уровень. Социальный лифт заработал?

Детальное описание школ бизнеса и MBA на E-xecutive:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Источник изображения: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Руководитель проекта, Украина

Вообще в бизнесе очень часто применяются военные методы, причем с незапамятных времен. Корпоративные университеты в бизнесе работают примерно с 80х гг., в то время как школы переподготовки офицерского состава, различные курсы повышения квалификации в армии (в советской в том числе) действуют годов с 60х. А чего стоит аналогия проектного менеджмента, который как дисциплина стал сформировываться примерно в 80х гг, в то время как методики подготовки спецподразделений построены на тех же самых принципах (четкая постановка цели, ограничение ресурсов, лимит по времени на выполнение задачи, постоянная коммуникация с заказчиком операции-штабом), и действуют примерно с 60х гг. Еще Наполеон говорил: 'Я не отдам ни одного приказа, пока не буду уверен, что его выполнят', хотя он жил немного раньше, чем создатели теории ситуационного руководства тов. Херси и Бланшар. Просто люди стремятся к совершенству во всех сферах своей деятельности, а в армии это особенно отчетливо видно: там цена ошибки - твоя жизнь. Очень способствует повышению эффективности работы!

Директор по маркетингу, Москва
пишет:Управлять людьми для офицеров — привычное дело,
Господа! Когда же придёт понимание, что командовать (to command) и управлять (to manage)это разные действия, разные мотивации к выполнению и т.д.!Поражает упорство HRов, с которыми приходилось общаться, в том, что эти действия тождественны!!!Выполнять приказ и приказывать, не о дно и то же, что управлять. Командовать - ездить на танке. Управлять - ездить по городу по пробкам, соблюдая правила уличного движения, и постоянно высчитывая оптимальный маршрут.
Консультант, Москва
Александр Гуревич пишет:Командовать - ездить на танке. Управлять - ездить по городу по пробкам, соблюдая правила уличного движения, и постоянно высчитывая оптимальный маршрут.
Все от времени и места, в котором живешь, зависит. Часто на танке по пробкам быстрее. Например, в свое время, работников ТНК звали танкистами и компания стремительно развивалась.
Андрей Бахарев Андрей Бахарев Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

'Подполковнику сухопутных войск в запасе Александру Карцеву предстоит учиться еще год, но уже сейчас он чувствует, что новые знания и приближающийся диплом MBA выведут его на принципиально новый уровень' - тщетные надежды.....

Директор по маркетингу, Москва
Алексей Колотвин пишет:Например, в свое время, работников ТНК звали танкистами и компания стремительно развивалась.
Имел удовольствие работать в дочурке этой компании, совместном предприятии ТНК-Тексако.Так что о 'стремительном развитии' в курсе! И о 'кидательном менеджменте' тоже.А по пробкам на танке - это так по российски, а ещё биту возить, и обязательно триколор на лобовом стекле, с надписью или 'ГД', или совет ветеранов 'Альфа', или другие прибамбасы с понтами.
Аналитик, Москва
Александр Гуревич пишет:Господа! Когда же придёт понимание, что командовать (to command) и управлять (to manage) это разные действия, разные мотивации к выполнению и т.д.! Поражает упорство HRов, с которыми приходилось общаться, в том, что эти действия тождественны!!! Выполнять приказ и приказывать, не о дно и то же, что управлять. Командовать - ездить на танке. Управлять - ездить по городу по пробкам, соблюдая правила уличного движения, и постоянно высчитывая оптимальный маршрут.
Уважаемый Александр!Теоретически Вы совершенно правы!Но печально, что современные представления об армии такие скукоженные, телевизионные. Управлять подразделением (именно такой термин привычен офицерам) совершенно не значит приказывать и ездить на танке. В вооружённых силах огромное число военно-учётных специальностей, командир танка - не самая распространённая. Поверьте, на службе нужно и мотивировать. Правда не так грубо, как в коммерции - деньги. И ставить перспективу, как подразделению, так и отдельному военнослужащему.Мне есть что сравнивать: и там, и тут опыт достаточный. Честно говоря, очень часто в коммерческих коллективах встречается вот такой 'командир' - to command, даже с MBA образованием. Но ему вешают ярлык 'харизматичный', а на самом деле - самодур. ...Частично соглашусь с экспертами из статьи, но, на мой взгляд, сильная сторона офицера - умение выявить все максимальные возможности сначала человека, а потом - подразделения. Слабая сторона офицеров в бизнесе - привычка к субординации. Тем не менее эта привычка даёт и некоторые преимущества: она позволяет человеку быстро занять своё место в строю. Ну а дальше - каждому по способностям. :D Повторюсь: теоретически с Вами согласен. Управлять и командовать - разные темы. Их умелое сочетание - огромный талант. Классический пример полковника Сергея Павловича Королёва, когда он написал приказ-расписку: 'Луна-мягкая'.
Директор по маркетингу, Москва
Анатолий Курин пишет:сильная сторона офицера - умение выявить все максимальные возможности сначала человека, а потом - подразделения.
Не далее как в этом месяце общался явно не с 'командирами взводов'. Один -Губернатор, второй, реальный 'енерал'.Поинтересуйтесь в кадрах Московской Области, сколько в аппарате губернатора не 'сапог', будете удивлены.Я, конечно, понимаю, чтобы управлять подводной лодкой нужно много знать, но значит ли это, что отставной капитан первого ранга, так же успешно справится с журналистским пулом? Да Бог с ними, с журналистами, посмотрите на 'экономические успехи' этого региона!Кстати, а когда Королёв стал кадровым военным? Если мне не изменяет память, то у него инженерное образование, он не выпускник красных пулемётных курсов.
Аналитик, Москва
Александр Гуревич пишет:Не далее как в этом месяце общался явно не с 'командирами взводов'. Один -Губернатор, второй, реальный 'енерал'. Поинтересуйтесь в кадрах Московской Области, сколько в аппарате губернатора не 'сапог', будете удивлены. Я, конечно, понимаю, чтобы управлять подводной лодкой нужно много знать, но значит ли это, что отставной капитан первого ранга, так же успешно справится с журналистским пулом? Да Бог с ними, с журналистами, посмотрите на 'экономические успехи' этого региона! Кстати, а когда Королёв стал кадровым военным? Если мне не изменяет память, то у него инженерное образование, он не выпускник красных пулемётных курсов.
Кстати, не отставной - в запасе. В статье та же ошибка.Королёву, после шарашки, было присвоено воинское звание. Кажется, старший лейтенант. Ну и представления у Вас о военной службе, скажу Вам! Но сейчас Вы отошли от линии спора. Речь-то ведь не о выпускниках пулёмётных курсов. Да и журналисты - пример притянут. Причём убеждён, что офицер запаса не является лучшим потенциальным клиентом для офисного планктона. И если он инженер-механик по образованию (то есть командир электро-механической боевой частью АПЛ), то журналистский пул - не его место. Но и управлять этим пулом, мягко говоря, не бизнес. В лучшем случае - одна из его составляющих. В лучшем.Про экономические успехи? Гм..живу в Подмосковье, то, что было лет 6-8 назад - ужас, даже инета не было. Хотя сильно спорить не буду про экономические успехи именно МО, но это никак не коррелируется с числом, как Вы выразились, 'сапог'. Есть регионы, где количество 'сапог' совсем маленькое, а успехи ещё меньше.Боюсь, что мы говорим о разных вещах. Убеждён, что Вы даже малую толику не представляете, что значит 'управлять подводной лодкой'. Как написали бы, наверное, журналисты - это завод: несколько электростанций, системы обеспечения, движения, приготовления пищи, наконец. Это сотни людей. Это знание возможностей всей корабльной техники: от РЛС, ГАК до фановых, например, систем, то есть туалетов. Это небольшой город, только он ещё и двигается в неопределённой среде.Но дискуссия-то ведь не об этом - кто ж отрицает необходимость подготовки и обучения? Учиться никогда не поздно.Весь мой пост только об одном возражении: если военный, значит, танкист. Если танкист, значит 'равняйсь-смирно'. Осталось теперь прапорщика Шматко присовокупить.С уважением.
Менеджер, Санкт-Петербург

Если в бизнес придут военные, профессионалы с большой буквы, которые имеют талант управлять людьми, решать многоцелевые задачи, то в этом ничего плохого нет...

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

Королёв написал: 'Луна- твёрдая'Военнослужащие уходят со службы с различным опытом, кто-то командовал частью (большим хозяйством с военными и гражданскими. жилым городком и т.п.), кто-то всю службу провёл в штабах. Разный опыт. Смысл мотивации военный человек понимает лучше, только инструменты у него другие. В статье девушка посетовала. мол не гибкие. Да, это так. многие честь не растеряли и на беспринципность и 'спиногибкость2 офисного планктона реагируют ...болезненно. Ничего. потом становятся неформальными лидерами, хотя насмешек в начале пути не избежать ('Он не знает про оборотное сальдо!'). У меня и военное и гражданское образование, могу сравнивать. Гражданское- фундаментальнее (академичнее), в плане управленческих навыков мало что даёт, военное 'заземлёнее', но практику административного, оперативного и стратегического управления даёт хорошую. Просто, этот слой менеджеров в допредела криминализованой экономике не востребован.P.S. Дочка, ныне HR, советует 'Папа, не упоминай в резюме про военную службу- это отпугивает'. Недавно убедился в этом на собственном опыте. :D

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Mini dsc 0050 3 sq 2
Сергей Средний
Забейте тогда.А я научился, понял и оценил концепцию. И просто кайфую от качества ресурса и возм...
Все дискуссии
HR-новости
Самые странные корпоративные правила: итоги опроса россиян

Общий поход на обед отделом, пение корпоративного гимна и кормление животных в офисе – попали в топ странных офисных правил и традиций.

Россияне назвали самые престижные и доходные профессии

В лидерах – работники сферы IT и государственные служащие. 

Владелец «Л’Этуаль» полностью выкупил сеть магазинов косметики «Подружка»

В России работает 287 магазинов сети «Подружка».

Стать предпринимателем пробовал каждый третий в мире

Доля заинтересованных в развитии своего бизнеса выше в странах Латинской Америки и в Индии, ниже — в Японии, Нидерландах, Бельгии, Швеции.