Рецепты для власти – путь из транжир в хозяева

Антон Язовских

Власть не хочет думать и говорить об эффективности. Я их понимаю, сложно это – перестроить менталитет, но не принимаю этой позиции. Это потребует смены парадигмы управления, но в противном случае они даже с подлинно благими идеями будут оставаться медведем в посудной лавке.

инвестиции

Вот вам пример. Возьмем учреждение сферы медицины, культуры или спорта, финансируемое из муниципального бюджета. Типовая ситуация такова. Есть два внешних субъекта управления.

  • Один – учредитель, который ставит задачи перед руководством учреждения в форме муниципального задания. Они сводятся к объемным показателям – обслужить столько-то клиентов, провести столько-то мероприятий. Это задание на 100% (!) обеспечивается субсидиями из бюджета в соответствии с нормативами. Справедливости ради отмечу, что элементом этого задания является и объем самостоятельно заработанных доходов. Но формируется он исходя из сложившейся для каждого конкретного учреждения практики, а не по результатам анализа и прогноза развития рынка. Да и объем этого дохода (для простоты назовем его далее коммерческим) в разы меньше объема субсидий.
  • Второй – подразделение региональных властей, наделившее учреждение материально-технической базой для исполнения полученного муниципального задания. Их фокус контроля – целевое использование имущества, его сохранность и обеспечение надлежащего состояния. Это важно, но кто же будет контролировать эффективность использования этого имущества?

Взаимодействие учредителей и менеджмента учреждения по наиболее важным вопросам обеспечивается работой наблюдательного совета, куда включаются представители заинтересованных структур власти. К слову, аналогичный механизм действует и для учреждений, финансируемых из региональных бюджетов.

В системе заданий и отчетов ориентир на показатели эффективности использования внушительной материально-технической базы подобных учреждений практически отсутствует. Это открытая информация – при желании каждый может на официальных сайтах учреждений изучить планово-отчетную документацию. Программно-целевой принцип управления, внедренный в бюджетную систему много лет назад, не дает необходимого эффекта, поскольку есть системный сбой в целеполагании – ориентир только на исполнение социально-значимых функций (без учета цены, то есть любой ценой). Достаточно просто пройтись по бесконечным пустующим кабинетам, коридорам и залам этих субсидируемых организаций – школ, дворцов, центров.

Я проанализировал работу одного из таких учреждений за период 2011-2014 годов. Они, кстати, находятся на особом счету, как наиболее динамично развивающееся учреждение. Анализ проведен в разрезе двух направлений – исполнения муниципального заказа, которое обеспечено субсидиями, и коммерческое направление, где учреждение самостоятельно зарабатывает и тратит средства уже на свое усмотрение. Вот что получилось:

  • Выведя объект на определенный уровень расчетной загрузки, учредитель далее не увеличивает объем муниципального задания, несмотря на возможности материально-технической базы и наличие спроса. В результате объект существенно недозагружен в сравнении с коммерческими аналогами, но его содержание и штат финансируются из бюджета в полном объеме.
  • Показатель фондоотдачи учреждения значительно ниже среднего по виду экономической деятельности (коммерческие объекты дают в несколько раз больше выручки на 1 рубль стоимости зданий, сооружений и оборудования, а также на 1 кв.м. площадей).
  • В сопоставимых ценах выручка, представляющая собой сумму получаемой субсидии и коммерческого дохода, в расчете на одного работающего учреждения стабильно падает.
  • Уровень цен на коммерческие услуги учреждения заметно ниже средних по рынку с учетом коммерческих организаций.
  • Доля коммерческих доходов в общем объеме доходов учреждения за период сократилась. Падает и выручка в расчете на одного коммерческого клиента. На фоне роста рынка по данному направлению деятельности это указывает на отсутствие достаточных стимулов к развитию коммерческого направления при наличии стабильной бюджетной подпитки.
  • Естественное выбытие материально-технической базы за счет износа не компенсируется в полном объеме капитальным ремонтом или введением новых фондов – на это не выделяется достаточный объем средств из бюджета (учредитель не заинтересован), а учреждение самостоятельно не зарабатывает необходимый для этого объем коммерческих доходов.

Давайте оценим последствия с точки зрения экономики:

1. На локальном уровне мы получили законное растранжиривание бюджетных денег, которые в конечном итоге на 100% (!) образуются за счет работы бизнеса. Таким образом, происходит перераспределение средств из эффективного сектора в неэффективный.

2. На макроэкономическом уровне мы получили неравные конкурентные условия для развития частного бизнеса в сферах образования, культуры, спорта, ЖКХ, бизнес-инкубирования и т.д. Частный бизнес здесь заведомо проигрывает, так как не имеет таких возможностей – не думать о сроках окупаемости, да и вообще об окупаемости объектов и работать с низкими ценами, держать в штате большое количество недозагруженных сотрудников, получать гарантированный оплаченный поток клиентов независимо от качества услуг. Это вымывает частный бизнес из столь значимых секторов экономики, и никакие призывы и схемы муниципально-частного и государственно-частного партнерства с большими объемами инвестиций его туда не заманят.

Не сочтите, что я выступаю за немедленное разгосударствление этих сфер. Государство там может и, пожалуй, во многих случаях должно органично присутствовать, неся значительную социальную нагрузку. Но нести ее нужно рачительно.

Безусловно, примерять исключительно критерии бизнеса к социальной сфере некорректно. Так мы лишимся доступа к образованию в отдаленных районах, так мы останемся без поддержки людей с ограниченными возможностями и т.д. Однако задуматься о механизмах повышения экономической эффективности важно. Тогда, к примеру, в России могут возникнуть проекты по внедрению дистанционных форм образования, дистанционных консилиумов в медицине, масштабные коммерческие проекты по использованию недозагруженных объектов муниципальной и региональной собственности. И это не фантастика, а реальность стран, где этот этап эволюции государственного управления уже пройден.

Велосипед изобретать не нужно. К примеру:

  • Можно использовать модель, доказавшую относительно высокую экономическую эффективность в условиях, когда есть нескольких заинтересованных сторон с разными целями относительно организации. Речь идет о системе корпоративного управления. Например, в свое время «Организация экономического сотрудничества и развития» сформулировала пять принципов корпоративного управления, которые относительно легко адаптируются в сфере управления «государственным» бизнесом. Они смогут переключить фокус внимания лиц, принимающих решения, на важность экономической эффективности наряду с социальной.
  • Далее необходимо внедрить в практику планирования и оценки результатов деятельности ряд показателей эффективности: доход (выручка) на одного работника; доход на 1 м.кв. площадей; доход на одного клиента учреждения; фондоотдача (выручка на 1 рубль стоимости основных фондов учреждения). Сделаем скидку на сложность процедур оценки – нет необходимости сравнивать эти показатели с рынком, достаточно будет на несколько лет просто задать динамику их роста. Это уравновесит целевые ориентиры оказания социально-значимых услуг (исполнение муниципального задания) целевыми ориентирами по эффективному использованию финансовых ресурсов и материально-технической базы. Истина, как говорится, посредине.

В результате мы получим:

  • Мотивацию к более интенсивному использованию имеющихся ресурсов и на уровне власти, и на уровне менеджмента учреждений.
  • Мотивацию к интенсивному коммерческому использованию ресурсов и активной конкуренции со стороны менеджмента учреждений.

В течение трех-четырех лет поступательного внедрения такой системы и обучения персонала учреждений (требуется и смена менталитета, и обучение инструментарию) мы получим устойчивую основу для реинвестирования в расширенное воспроизводство в государственном секторе – учреждения научатся самостоятельно генерировать необходимый доход и снизят нагрузку на бюджеты, а в конечном итоге, на бизнес.

Еще один мощный пласт – это система поддержки развития бизнеса. Например, самая развитая и востребованная форма финансовой поддержки – это субсидии части расходов по кредитованию и лизингу. Расходы возмещаются по факту их целевого осуществления. Однако нет ни одной оценки того, насколько сегодня загружено приобретенное оборудование, работает ли оно вообще, насколько оно отвечает потребностям предприятия и рынка – инжиниринговая экспертиза отсутствует. Соглашусь, ее сложно встроить в систему оценки при принятии решений о субсидировании – возникает фактор коррупционности, да и просто риски принятия ошибочных решений.

Но если задуматься, то и здесь можно обнаружить вполне понятный механизм повышения эффективности бюджетных расходов. Например, субсидия может предоставляться не сразу после введения оборудования в эксплуатацию и не по факту понесенных процентных расходов в случае субсидии по использованию кредита. Так делается сейчас. Решение – предоставление субсидии только при предъявлении фактических данных о серийном выпуске продукции с использованием этого оборудования. Это ощутимо повысит уровень ответственности предприятий. Да, период получения поддержки несколько увеличится – в среднем до полугода с момента ввода в эксплуатацию. Но так государство сможет поддержать большее количество действительно эффективных компаний, прекратив оплачивать коммерческие и технологические ошибки некомпетентных хозяев.

Однако, пока общение с представителями власти на эти темы встречает прямое непонимание и уверенность в том, что они давно уже оценивают эффективность своей работы – количество новых рабочих мест в регионе, рост налоговых отчислений и т.д. Как донести до них информацию о том, что это не эффективность, а всего лишь результативность, и что важно понять, какой ценой были созданы эти рабочие места? Что если эта инвестиция будет окупаться лет 20? Были ли другие варианты вложений? Пока это встречает искренний протест. Но, думаю, вода камень точит.

Расскажите коллегам:
Комментарии
Профессор, Чебоксары

Хотелось бы кроме советов увидеть вычислительную модель, например, для образовательного учреждения, в которой было бы штук 20 факторов и целевые функции - в виде различных ''эффективностей''. ''Поиграть'' с этой моделью на своем компьютере, проверить на своем образовательном учреждении, какие меры наиболее эффективны. А то - одни слова )))

Руководитель управления, Москва

А мне хотелось бы, чтобы спортивные учреждения в нашей стране были бесплатными для всех. И так нация спивается и деградирует. Надо больше их строить и вводить, отнимая деньги у ''эффективного'' бизнеса частной нефтянки и алкогольных холдингов. А если оно пустует, то отнять еще немного денег в ''эффективном'' секторе и перераспределить его в ''неэффектинвый'' и нанять на субподряд маркетологов, чтобы привлечь людей к занятиям спортом, например.
Бизнес-модели в государственной стратегии иногда приводят к сокращению налогооблагаемой базы. Так было при Хрущеве. Было решено построить 80 пивзаводов в стране, посчитаны прибыли и налоги в бюджет. А через 30 лет страна спилась, ушли трудовые ресурсы, разваливались семьи, процент разводов пополз с 7% по стране до 42%, снизилась рождаемость, повысилось количество дет.домов, выросло количество дебилов и детей с ДЦП. Выросли доходы бюджета на лечение алкоголизма в 150 раз. Увеличилось число ДТП с участием пьяных водителей. Снизилось качество всего в стране - продукции, жилья, стали. Поэтому, соглашусь, государственные программы и стратегии надо считать по очень сложным моделям, покрутить на компьютере долго и внимательно. А автору можно попробовать поиграть в стратегию типа Сим Сити. Там все очень взаимозависимо, особенно на сложных уровнях.

Нач. отдела, зам. руководителя, Нижний Новгород

Вот автор говорит ''неэффективно''... а это смотря для кого. для тех бюджетников, которые хорошо при этом ''попилили'' - так вполне себе эффективно.

Генеральный директор, Москва
Геннадий Медецкий пишет: Выросли доходы бюджета на лечение алкоголизма в 150 раз.
Видимо выросли расходы бюджета.
Директор по рекламе, Москва
Геннадий Медецкий пишет: А мне хотелось бы, чтобы спортивные учреждения в нашей стране были бесплатными для всех.
Очевидно это невозможно. Например берем из пенсионных фондов на строительство самого красивого и престижного ледового дворца спорта например где нибудь в Челябинске, ставим туда самые современные морозильные установки, чтобы лед соответствовал самым высоким требованиям современного скоростного спорта, микроклимат для поддержки качества льда и оказывается, что там сможет тренироваться наша сборная если конечно стадионы в Швейцарии не покажутся ей дешевле. Как окупить такой спортивный проект? Нанимаем очень крутых менеджеров, которые начинают проводить ледовые шоу, которые смогут окупить амортизацию оборудования, при этом немного но социально значимо можно пускать на лед благотворительные секции для маленьких детей, но немного, иначе дорогое импортное оборудование ''сядет''. Современный спорт сегодня это громадный бизнес. Может быть муниципалитет и сможет построить спортивный стадион, но потом обязательно передаст его в пакете с дотациями солидному высокоэффективному собственнику (государственно частное партнерство), который умеет развивать и окупать большие, красивые и социально значимые проекты. Сделать большой ледовый дворец доходным не простая менеджерская задача. Скорее всего доходная часть это шоу с массовым посещением, а подготовка и монтаж сцен это функциональный простой площадки. постоянно огромный комплекс работ, планирования, продаж билетов, это в СССР стадионы были очень дешево оборудованы и гос-во бесконечно их дотировало, вот массовые секции на них и работали, не нужно было окупать оборудование.
Профессор, Чебоксары
Дмитрий Федоров пишет: Как окупить такой спортивный проект?
Его не надо окупать! Это для человека, качество жизни которого в стране и есть главная целевая функция государства. Или Вы считаете, чтобы качество жизни Чубайса является главной целевой? Или других подобных топов?
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Геннадий Медецкий пишет: Бизнес-модели в государственной стратегии иногда приводят к сокращению налогооблагаемой базы. Так было при Хрущеве. Было решено построить 80 пивзаводов в стране, посчитаны прибыли и налоги в бюджет. А через 30 лет страна спилась, ушли трудовые ресурсы, разваливались семьи, процент разводов пополз с 7% по стране до 42%, снизилась рождаемость, повысилось количество дет.домов, выросло количество дебилов и детей с ДЦП.
Хрущёва не застал - но помню брежнева. пива было мало и качества было отвратное. Так что ко всем описываемым Вами ужасам эти ''80 пивзаводов'' ни малейшего отношения не имели.
Нач. отдела, зам. руководителя, Москва

А по самой статье - честно сказать не понял посыл автора. Что он собственно говоря предлагает?

Нач. отдела, зам. руководителя, Москва
Дмитрий Федоров пишет: Нанимаем очень крутых менеджеров, которые начинают проводить ледовые шоу,
Дай Бог чтобы они свои топ-зарплаты таким образом окупили :)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.