У российских оркестров есть пастухи, но нет пастырей

«Искусство принадлежит народу». Для реализации этой ленинской идеи в Советском Союзе была создана сеть учреждений культуры, в том числе филармоний. Культура являлась своего рода государственной религией СССР, поэтому она дотировалась из бюджета. Перед советскими художественными институтами не стояла задача зарабатывать деньги, их миссия была просветительской. После крушения СССР филармоническая система 19 лет находилась между жизнью и смертью. Конец этому промежуточному состоянию положил экономический кризис: господдержка сократилась, филармонии начали дрейфовать по направлению к смерти. Об институциональном кризисе российских музыкальных организаций Executive рассказывает доктор философских наук, заведующий отделом Государственного института искусствознания Евгений Дуков.

Executive: Почему тема выживания филармоний обострилась именно сейчас? Какие организационные события происходят ныне?

Евгений Дуков: Мы поняли, что мы беспризорники. И никому не интересны. Наш сектор экономики очень небольшой, и все доводы, что мы работаем на формирование интеллектуальной элиты, власть не трогают. Она считает, что элита при капитализме должна расти сама. Государство пытается предложить новые правила игры с тем, чтобы послать, куда подальше в автономное плавание. Филармонии не одни такие. Все вкупе называется «реформа бюджетного сектора».

Executive: В каком виде филармонии просуществовали с 1991 года до настоящего времени: это были государственные организации?

Е.Д.: По сути это были социалистические государственные театрально-зрелищные предприятия. Основную часть бюджета давало государство, мизер зарабатывали на билетах. Старая власть считала, что классика – идеологические выдержанное искусство, но, в отличие от выдержанного вина, по цене должна быть доступна всем.

Executive: В чьем ведении они были до 2010 года?

Е.Д.: Филармонии находились в двойном подчинении: средства были региональные, зал (если он был), часть музыкальных инструментов и аппаратуры принадлежали местным органам власти, ответственным за управление государственным имуществом, а оперативным управлением занимались областные комитеты регионов, позже они были преобразованы в министерства. Средств, выдаваемых исполнительным органом власти, не хватало. Давали minimum minimorum на зарплату и частично на коммуналку. По старой привычке власть при этом полагала возможным вмешиваться в планирование и могла давать задания, не обеспеченные финансами: «Вы заработайте сами на наше задание, иначе мы бюджет срежем, посмотрим, как вы попрыгаете!». Успешными в экономическом смысле помимо столичных являются Тюменская, Свердловская филармонии, концертно-театральный центр «Югра-Классик» в Ханты-Мансийске. Проблемными являются почти все остальные.

Executive: Насколько проблемными?

Е.Д.: Проиллюстрирую это на примере филармонии, работающей в одной из национальных республик Сибири. В штатном расписании оркестра читаю: «артист первой категории, артист второй категории, пастух». Открываю расписание другого коллектива, вижу то же самое: «артист первой категории, артист второй категории, пастух». Выясняется, что гонорар за выступления в районах коллективы артистов могли получать в натуральной форме: если ни у кого нет денег, то просто баранами. Деньги в этой экономике появляются только на финальной стадии, когда животные покупаются мясокомбинатом или реализуются на рынке. В первой половине 1990-х это была почти общая практика, которая касалась не только культуры. Сегодня некоторые филармонии полагают, что в ближайшем будущем могут оказаться банкротами. Законодательство это позволяет. Риск в меньшей степени угрожает тем, кто работает на экспорт.

Executive: А какой продукт российские филармонии поставляют на экспорт?

Е.Д.: В Европе пользуются успехом народные коллективы, которых в России много. Среди них есть те, которые совершают длительные зарубежные гастроли.

Executive: Могут ли российские филармонии отправить на гастроли в Европу симфонический оркестр, квартет, струнный ансамбль?

Е.Д.: Могут, но чаще это не официальные гастроли и, тем более, не официально коммерческие. Это как бы «серая экономика». Для того, чтобы встроиться в западную концертную систему, коллектив должен быть отличного качества, только тогда он сможет преодолеть сопротивление европейских профсоюзов артистов, которые стоят на страже национальных концертных рынков. Однако, например, наши ансамбли народных инструментов не имеют конкурентов среди европейских коллективов. Но центральным вопросом остается качество оркестров.

Executive: Есть ли такой институт как филармония за рубежом? Или музыкальные коллективы существуют порознь?

Е.Д.: Понятие «филармония» произошло от комбинации слов, означающих «любитель музыки». Есть страны, где этот институт распространен, где-то он встречается реже. Но любители музыки есть везде. Поэтому за рубежом филармонический коллектив – это не столько коллектив определенного жанра, сколько коллектив, нанятый любителями музыки.

Executive: В чьей собственности находятся симфонические оркестры Европы? Каковы их взаимоотношения с государством?

Е.Д.: Из бюджета идет определенное финансирование, из которого формируется одна часть дохода оркестра. Вторую часть коллектив должен заработать сам. Некоторую поддержку оказывают спонсоры. Кроме того, существует муниципальная поддержка: деньги направляется социально уязвимым слоям населения, в результате чего пенсионеры, безработные, малоимущие через свои организации получают субсидии, которые используются для покупки билетов, например, на симфонические концерты.

Executive: Если европейский оркестр в этом году зарабатывает больше, чем в предыдущем, как это повлияет на размер бюджетного финансирования?

Е.Д.: Бывает, оно уменьшается. Профсоюзы стараются, чтобы зарплата музыкантов в разных регионах страны находилась приблизительно на одном уровне.

Executive: Таким образом, европейские оркестры вписаны в систему социального государства. А как обстоит дело в США?

Там двигателем является система образования. Когда ребенок поступает в школу, перед ним открываются перспективы спортивного и художественного развития. Дети участвуют в музыкальных коллективах. Занимаясь музыкой из года в год, ребенок не обязательно становится профессиональным музыкантом, но он включается в систему культурных коммуникаций. В США есть университетские оркестры, в которых играют непрофессионалы, или любительские оркестры небольших городов, в России сегодня ничего подобного нет. В результате американские оркестры являются частью communities, они вписаны в систему американского гражданского общества: «это оркестр моего университета или моего города, в котором когда-то играл я, а теперь играют мои друзья». Соответственно у каждого оркестра есть совет попечителей, волонтеры, помогающие оркестру вести его деятельность, фонд, в котором аккумулируются пожертвования и взносы.

Executive: Вернемся в Россию. Вы сказали, что успешными являются Тюменская и Свердловская филармонии. Давайте сосредоточимся на Екатеринбурге: в чем заключается формула успеха?

Е.Д.: Об этом много говорилось в прессе. Главная идея состоит в том, что руководитель филармонии Александр Колотурский сумел выстроить систему взаимоотношений с властью и региональным бизнесом. И в том, что он сделал симфонический оркестр одним из брендов города.

Executive: Иными словами, он создал в Екатеринбурге элементы американской системы поддержки оркестра местным сообществом?

Е.Д.: В определенном смысле да. Но с некоторыми поправками на нашу российскую реальность.

Executive: Что было главным звеном? Без чего этот проект не заработал бы?

Е.Д.: Отношение к филармонии со стороны бывшего свердловского губернатора Эдуарда Росселя. Изменения произошли прежде всего в его сознании. Если бы этого не было, не было бы и всего остального.

Executive: Руководители других филармоний знакомы с екатеринбургским опытом? Если да, почему они не пытаются построить вокруг филармоний экосистему, подобную той, что выстроил Александр Колотурский?

Е.Д.: Российские филармонии с момента перехода к рынку до настоящего времени находились в промежуточном состоянии: уже не бюджетные организации, но еще не компании, зарабатывающие себе на жизнь. Они откладывали перемены на потом. Сегодня стало очевидно, что далее тянуть с переменами нельзя. Екатеринбургский опыт очень интересен, но это не единственный источник знаний, как выстроить маркетинговые коммуникации филармонии с внешним миром. Филип Котлер в книге «Все билеты проданы. Стратегии маркетинга исполнительских искусств», написанной в соавторстве с Джоанн Шефф, подробно рассказал, что должна делать концертная организация, желающая укрепить свое положение на рынке.

Executive: Что нужно или кто нужен филармонии, для того, чтобы начать процесс перемен?

Е.Д.: Возможно, каждой филармонии, которая действительно созрела для того, чтобы двигаться вперед, нужен консультант, с помощью которого концертная организация осознает направления движения. Я имею в виду корпоративное строительство и формирование экосистемы. Если удастся получить такие кейсы, Союз концертных организаций России, объединяющий филармонии, мог бы транслировать положительный опыт в виде доклада или «инструкции по выживанию». Кроме того, считаю, для филармоний будет полезным сам факт обсуждения проблемы на портале E-xecutive.

Executive: Филип Котлер в своей книге описывает американский опыт концертного маркетинга. Не ближе ли нам европейская модель, в рамках которой институты культуры опираются на поддержку государства?

Е.Д.: Как мне представляется, в ближайшие годы можно рассчитывать только на секвестр бюджетных расходов на культуру.

Executive: Может ли филармония стать компанией?

Е.Д.: Может ли она в сложившихся условиях не стать ею? Филармония должна найти ответы на вопросы: Кто я? Как устроен мой бюджет? Каковы расходы и доходы? Из каких источников я покрываю дефицит? Каков мой продукт? Кто потребитель этого продукта? Каков объем рынка? Как увеличить этот объем? На подобные вопросы отвечают стратегический менеджмент и стратегический маркетинг.

Executive: Не пробовали ли филармонии обратиться в бизнес-школы с запросом организовать для них учебные курсы, тренинги?

Е.Д.: Насколько я знаю, нет. Возможно, бизнес-школы в силу своего опыта понимают, что именно нужно музыкальным организациям, и в этом качестве скорее школы сформулируют предложение, чем концертные организации – запрос. При этом, безусловно, филармонии должны пройти свою часть пути: при отсутствии спроса предложение имеет мало смысла.

Executive: Элвин Тоффлер в книге «Третья волна» пророчит полную «перезагрузку» культурных коммуникаций по причине того, что человечество вступают в новую – постиндустриальную – стадию своего развития. Это системный риск для институтов классической музыки?

Е.Д.: Артефакт культуры не умирает вместе с эпохой. На этом феномене основан арт-рынок. Для филармоний наступление «третьей волны» означает, что нужно уметь встраиваться в новое интерактивное мультимедийное пространство, научиться работать с new media, освоить интернет-маркетинг, освоить каналы коммуникации с молодыми слушателями.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Редактор, Москва

Коллеги, процесс движется. Формируем команду филармонических менеджеров для участия в учебном курсе по маркетингу. Несколько человек пройдут этот курс в бизнес-школе, после этого попытаемся провести стратегическую сессию для них же. Школу пока не называю. Если все получится - вы о ней безусловно узнаете :D

Мы не в силах изменить макроэкономические/социальные тренды, о которых говорилось в дискуссии. Но попробовать повысить жизнестойкость филармоний мы можем...

Профессор, Ростов-на-Дону

Привет сообществу и дорогому Евгению Викторовичу! Наконец-то удалось вклиниться в столь болевое обсуждаемое. Сохранение филармоний – это вопрос экологии нашей культуры. Сегодня – это важнейшая проблема. Но проблемы решают люди, и совершенно прав А. Ганин, говоря, что камнем преткновения на пути успеха филармоний являются их руководители. Можно выработать стратегию, но на местах нужен человеческий ресурс, который способен, во-первых, эту стратегию реализовать, во-вторых, адаптировать к местным особенностям.
Некоторые вузы начали профессиональную подготовку менеджеров в сфере искусства, в том числе и музыкального. Но пока эти кадры «куются», ситуация не кажется оптимистичной. Какие филармонии страны оказались «на плаву»? Именно те, в которых по стечению ряда чудесных обстоятельств оказался здравый управленческий корпус с подвижным мышлением. Старая система не предполагала что структура, чтоб выжить, должна развиваться, изменяться, «пульсировать» жизненной энергией, отвечая на спрос и формируя его. Можно было и без «телодвижений» в сторону улучшения, существовать по заданной схеме. В одночасье все изменилось, и сохранить «свое лицо» оказалось непросто. И, тем не менее, на основе западной схемы сложился свой отечественный опыт. Весьма в стиле родной культуры, издревле «прививавшей» на свое древо инородный опыт и влияния. Всего лишь, что надо сделать на местах – примерить к себе эти управленческие практики, и начать кропотливый труд.
Уважаемая Елена Владимировна Вадовская – зам. директора по маркетингу филармонии Екатеринбурга пишет, что в девяностых они начали с базы в 100 человек, регулярно посещавших симфонические концерты, а пришли к 24000 клиентской базе. Абсолютно точно знаю, что ни одно творческое учреждение Ростова-на Дону, включая и филармонию, ни один серьезный музыкальный коллектив, которых немало в городе, не ведут системной работы с аудиторией. Порой, они просто незнакомы. Что это? Безграмотность, стратегия «на авось», иные целевые установки «рулевых»…
Есть такие понятия как миссия, технологии изучения публики, сегментация потребительского рынка, индивидуальные формы коммуникации с целевыми группами и прочие весьма доступные для понимания вещи из области управления и маркетинга, применяя которые можно в итоге преломить ситуацию. Кроме того, в провинции, особенно в городах, имеющих специальные музыкальные образовательные учреждения, есть потенциал для создания высококачественного музыкального продукта филармонического профиля. Но когда я вижу в витрине филармонии афишу, возможно и неплохой пьесы с фривольным названием «Шашни старого козла», я раздражаюсь.
Возвращаясь к главному, вновь хочу заострить внимание на том, что можно отточить схему стратегических действий, но как обеспечить творческое ее внедрение? Только посредством подбора новых кадров (допустим на основе конкурса) или обучения действующих. Так что проект с бизнес школой для филармонических менеджментов более чем актуален. Интересен будет результат.

Редактор, Москва
Коллеги, В апреле 2010 г. три топ-менеджера филармоний прошли курс маркетинга в ''Русской школе управления''. Тем самым мы сделали второй шаг на пути реализации проекта ''Спасательный круг для филармонии''. Подробности здесь: Новость об учебе филармонистов в РШУ
Вице-президент, зам. гендиректора, Москва
Вадим Крысов пишет: плохие оркестры, которые почему-то считаются профессионалами, оплачивать не нужно.
Подождите - подождите!.... Вот с этого предлагаю четко определить и начать проработку реального плана выведения наших филармоний из кризиса!.... С простого риторического вопроса, который относится прежде всего не лично к Вам, а должен задаваться и пиариться на весь рынок в полный рост!... А что есть плохие филармонические оркестры? Вот Вы лично - когда в последний раз смотрели телевизор? Вы видели передачи типа Субботнего вечера? И пусть меня кто-то может будет ругать, что о вкусах не спорят, но позвольте - это же редкостное г***о!.... И вот это - отражает общие тенденции и реальную жизнь рынка, конкретно современного рынка конкретно в России. Не призываю впадать в крайности, но продвигать продукт путем повышения его качества - конкретно в России, за другие страны говорить не буду, - но конкретно в России это утопия!... Не имеет значения что у тебя за г***о, имеет значение в какую обертку ты его завернешь, слушает ли это г***о ''Тот крутой мужик на джипе из сериала, разъезжая по важным встречам'', что о нем говорят ''знаменитости'' по телевизору, как оно подано на билбордах, манящих тинейджеров на концерт, в иной медийке, часто подающееся в формате ''Если ты это не слушаешь - ты неполноценный дебил, отстающий от жизни'', и как часто в желтой прессе, соц-сетях и иных масс-медиа проводится эскалация споров ''г***о это или нет'', тянущая толпы народа посмотреть это своими глазами и разобраться кто же прав из двух столь яростно ''спорящих сторон''.... Любой пиарщик меня сейчас поддержит - достаточно чтобы любая ''звезда'' федерального уровня, сказала по федеральному каналу в новостях: ''Это невероятная картина, впечатления просто невероятные! Все не передать словами! Это то, что сейчас актуально для общества России, именно то, чего нам не хватало! Я не могу вспомнить за последние 5 лет хотя бы равной картины по глубине своего сюжета, масштабу спецэффектов и захватывающей атмосферы! Когда ты выходишь из зала - ты уже не можешь смотреть на этот мир так же, как ты смотрел на него до того, как увидел этот фильм...'' Все - уважаемые государи мои. Какая разница какой там сюжет? Какая вообще там идея, какой конкретно смысл заложен автором, кто он такой, что хочет донести до общества в событиях, происходящих с главными героями? Какая разница о чем он вообще, может там будет 50 минут из 120 - просто показываться черный квадрат, вокруг которого хаотично бегают люди - ну и что?.... Кого это волнует после этого?...........:) Ну выйдут из кино, поплюются, напишут в форумах и соцсетях - ''Какое же г***о'' - тем самым его лишний раз только пропиарив, т.к. народу будет только интересней сходить на такой ''скандальный фильм'' и лично убедиться - а правда ли это говно, или все же автор прав, а ''быдло'' просто ничего не понимает?.... Такчто о чем мы говорим, в обществе, так связанным в своей жизненной позиции с посылами медиа-средой - о какой стратегии развития, основанной на повышении качества/''соответствия рынку'' продукта может идти речь?... Из всей этой длинной аудитории вывод прост, и это нужно принять как главный пункт плана развития филармоний, чтобы не углубиться нам на долгие годы в споры о ''качестве исути их продукта'', пока они полностью не загнулись и развивать нам тогда уже пожалуй будет нечего.......:)
Вице-президент, зам. гендиректора, Москва

Задача развития бизнеса в сегменте филармоний как коммерческих структур(давайте называть вещи своими именами) - это задача менеджмента на 2000%.... Административный ресурс, обеспечивающий менеджменту поддержку его бизнеса в других интересных ему сферах(отбросим утопию, что филармонии должны закладывать недвижимость чтобы нанять своих топов:)) , собственно сам менеджмент, работающий не за зп, а за поддержку админресурса в его параллельных бизнес-интересах и инвест на пиар и различного рода медийку... Никакой америки тут открывать не надо, сам лично знаю кучу схем, по которым был бы готов работать на таких условиях, и кучу людей из бизнеса, которым это тоже было бы интересно. Вот и из этого надо отталкиваться, а в стратегической сессии по этому вопросу - я постараюсь тоже принять участие причем в первых рядах... А брать с самих загибающихся филармоний деньги за ''последний шанс'', господа, Вы меня извините конечно, но с моей личной субъективной точки зрения - это низко... Это как требовать деньги с грудничка за смену памперса...) Можно еще с негров в голодающей африке что-нибудь из частей тела брать в обмен на еду - а что, почему бы и нет, чем не бизнес? Кто настолько беден и не может поднять денег иными путями - НЕЧЕГО им делать в таких проектах. Т.к. если ты беден, и можешь взять деньги только с загибающейся филармонии, у которой просто нет другого выхода - какой ты ''консультант'', ''коммерсант'', ''тренер'', ''менеджер''?... Потренируйся сначала на кошках, а эту партию пусть взрослые и самодостаточные дяди и тети играют.

Если же развитие пойдет по иному пути. Останутся пустые залы с великолепной акустикой, в которых когда-то ''в старые-добрые времена'', можно было услышать что-то их достойное.... Которые, через месяц-другой будут обклеены афишами с полуобнаженкой, с рекламой очередного фонограммного ''молодого мяса'', манящего народ предельно открытыми формами послушать их ''новые хиты''.....

В порядке заключения.

80 филармоний - народ, Вы хоть сами просто вдумайтесь, о чем вообще вопрос?... Что такое 80 филармоний для такой страны как РОССИЯ?... Скольких производителей музыкального г***а - вы знаете и слышали лично, своими собственными ушами за последний год? Сотни? Тысячи? Да я думаю побольше... И все они - как-то выживают, и даже давно не ездят на машинах Отечественного автопрома... О каком качестве продукта как главного фактора выживания на рынке тут может идти речь вообсче?..........:) Да любой даже самый ''плохой филармонический оркестр'' - по сути, глубине и качеству своего продукта на их фоне просто Великая Суперзвезда, раз уж они все у нас ''звезды'':)... И мы еще будем обсуждать и спорить, найдется ли на Российском рынке место для хорошей достойной жизни 80(не 80 тысяч, уважаемые дамы и господа) филармоний?......

Премного извиняюсь, дамы и господа, за длинный текст - но это просто крик души...:)

Директор по развитию, Екатеринбург
Дмитрий Алексеев, --- А что есть плохие филармонические оркестры? Безусловно, и их много... Это не значит, что они не могут выступать. Пускай выступают, и филармония даже зал им может предоставить, без полной оплаты... Это вполне нормально, это поддержка филармонической тусовки. Которая обеспечит заполнение зала при выступлении хорошего оркестра... --- е имеет значения что у тебя за г***о, имеет значение в какую обертку ты его завернешь Этот подход не подойдет к симфоническим оркестрам. Дело в том, что симфонический оркестр - это не масс-продакшн... со всеми вытекающими. Да, можно собрать на три тенора под фонограмму стадионы... но это разовый успех. И любой оркестр в ограниченном количестве мест можно попробовать продать... но ведь вопрос то не в этом. Сегодня потенциальная аудитория для таких коллективов не может быть больше 10-15%... это мировая усредненная статистика. В действительности, на концерты ходит гораздо меньше... Ладно, я новому рокеру прощу, что он лажанул, зато выдал креатив... А вот, если лажает исполнитель такого оркестра... я просто на него никогда не пойду. Там не креатив, а качественное и талантливое исполнение... это разные вещи. Поэтому, я и считаю, что нужно разделить филармонии и оркестры. Филармония, это место, это тусовка, где собираются любители такой музыки... А оркестр, это либо группа любителей, которые не требуют денег...(хотя, играть могут и профессиональные музыканты, просто за такое исполнение нельзя требовать оплаты, но если они будут поддержаны спонсорами и стипендиями никто не возражает), либо коммерческие коллективы, причем, дотации и спосноры могут содействовать снижению цен на билеты.
1 6 8
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Опубликован рейтинг лучших работодателей 2022 года по версии HeadHunte

За год список HeadHunter увеличился на 28%, финалистами рейтинга стали 1082 организации.

Россияне стали чаще конфликтовать на работе

По сравнению с 2019 годом, вдвое увеличилось число респондентов, когда-либо ссорившихся с коллегами и начальством начальством.

Две трети россиян думают о смене места работы в 2023 году

Больше всего хотят сменить работу респонденты из таких сфер, как маркетинг и управление персоналом.

Исследование: как сфера eCommerce отреагировала на 2022 год

Компании в кризис заморозили исследования, выпускали меньше новых функций и отказались от неэффективных подрядчиков.