Конец маркетинга, каким мы его все еще знаем

Олег Чернозуб, V-RATIO Business Consulting Company

Маркетинг на рубеже веков

Первые годы нового тысячелетия оказались непростыми для многих отраслей и мира бизнеса в целом. Падение темпов экономического роста, проблемы корпоративной отчетности и фондовых рынков, волны банкротств и вынужденных слияний затронули многих. Однако, пожалуй, нигде рецессия не обнажила таких глубоких и острых проблем, как в маркетинге. Парадокс ситуации заключается в том, что многие из самих маркетологов никак не могут разглядеть очевидных для стороннего наблюдателя признаков неблагополучия. Те же немногие, кто разглядел, в большинстве своем далеки от понимания реальных причин происходящего, а большинство из тех, кому ясны и причины, к сожалению, предпочитают делать вид, что ничего не происходит.

Факты, однако, упрямая вещь. Даже самый поверхностный взгляд на последние события позволяет безошибочно определить, что с маркетингом, в том виде, в каком мы его знали, что-то не так. Газетные заголовки красноречиво свидетельствуют о том, в каком состоянии маркетинговая отрасль встретила третье тысячелетие[i]:

  • «Общие рекламные затраты снижаются».
  • «Половина директоров компаний Fortune 500 собираются урезать маркетинговые бюджеты».
  • «S&P снижает рейтинг Interpublic Group».
  • «СМИ пытаются перехватить бюджеты у рекламных агентств».
  • «Исследование показывает: в отношениях между агентствами и клиентами растет напряжение.

Продолжать можно почти до бесконечности. Тревожные нотки при обсуждении состояния дел в современном маркетинге уже успели перекочевать с газетных страниц в респектабельные академические издания. Тот факт, что даже фактические основоположники современного маркетинга Филип Котлер и Питер Дойль вынуждены были признать, что маркетинг испытывает затруднения, говорит сам за себя. В последней книге Котлера легко найти небольшой раздел с очень характерным заголовком: «С какими проблемами маркетинга сталкивается большинство компаний?»[ii] В фундаментальном труде Дойля похожая по смыслу глава называется еще более красноречиво: «Утрата влияния маркетингом».[iii]

Разумеется, снижение бюджетов, рост недоверия к профессионалам маркетинга и прочие неприятности, затронувшие маркетинговое сообщество, связаны с общим экономическим спадом в мировой экономике. Но не только. В последнее время появляется все больше и больше фактов, недвусмысленно указывающих на, мягко скажем, невысокую экономическую эффективность маркетинговых программ.

Осторожно: традиционный маркетинг в действии

Проблема оценки эффективности маркетинга остро стояла еще во времена Джона Уонамейкера заявившего в далеком 1886 году: «я понимаю, что половина моей рекламы идет впустую, только не знаю, какая именно». Действительно, маркетинговые проекты, которые непрерывно увеличивались в масштабах на протяжении всех последних десятилетий, не могли не привлечь внимания к своим гигантским бюджетам со стороны высших менеджеров и акционеров.

Что и произошло примерно в середине 80-х. Самое первое упоминание о проблеме соотнесения маркетинговых действий с экономическими интересами предприятия, которое удалось обнаружить, относится к 1982 году. Тогда обратили внимание на то, что маркетинговые решения принимаются без учета таких экономических последствий, как, например, увеличение задействованного капитала, объема задолженности и т.п.[iv]

На протяжении 80-х и 90-х годов прошлого столетия попытки разобраться с экономической эффективностью многих миллионов долларов, потраченных на маркетинг, предпринимались неоднократно. Однако принесли они мало что обнадеживающего. Вот что писали по этому поводу в своей знаменитой статье 1993 года «Маркетинг: кризис среднего возраста» партнеры компании McKinsey Джон Брэйди и Ян Дэвис: «Эффективность рекламы и расходов на продвижение товаров на рынок является средством измерения значения маркетинга. Но оценка эффективности рекламы – дело темное. Практически невозможно измерить рост продаж от проведения отдельной рекламной кампании, да и это измерение может оказаться некорректным… руководители компаний часто обнаруживают тот факт, что сокращение расходов на рекламу, по-видимому, производит незначительный эффект, по крайней мере, в краткосрочном плане»[v].

Спустя семь лет два американских исследователя рынка, Кевин Клэнси и Питер Криг в своей книге, позже ставшей финалистом конкурса Американской Ассоциации Маркетинга на лучшую маркетинговую книгу 2000 года, опубликовали свои данные по эффективности рекламы на рынке США. Каков же оказался возврат на инвестиции для большинства американских компаний? От 1% до 4%! Для 14% компаний «рекламный» ROI составляет ноль, для 2% – меньше ноля! Только 16% американских рекламодателей имеют этот показатель на уровне 5% или выше. «Наши измерения показывают, что для большинства компаний было бы лучше разместить свои деньги на банковском депозите, чем тратить их на рекламу» – вполне закономерный комментарий, которым авторы сопроводили полученные результаты[vi].

Самые современные исследования в этой области приводят к тому выводу, что по сравнению с серединой – второй половиной 1990-х годов ситуация даже ухудшилась. В 2003 году Эрвин Эфрон и Джерри Поллак опубликовали свои данные по оценке возврата на инвестиции по основным медиа.[vii]

Таблица 1

Возврат на $1, затраченный на рекламу
Количество брендов, рассмотренных в ходе анализа Телевиденье Журналы Радио Всего
Товары народного потребления - 25 $0,49 $0,68 $0,50 $0,54
Другие товары - 20 $0,81 $0,99 $1,36 $0,87


Как видно из приведенных данных, возврат на инвестиции в рекламу в среднем не превышает единицы, оказываясь для товаров народного потребления на уровне 0,54, а для всех прочих товаров – 0,87. Только реклама товаров индустриального потребления на радио демонстрирует положительную рентабельность, что выглядит откровенным исключением, лишь подчеркивающем общее правило.

Столкнувшись с проблемой эффективности традиционных форм маркетинговых коммуникаций, маркетинговое сообщество попыталось перенести центр тяжести с привычной рекламы на альтернативные каналы информирования потребителей. В течение всех 90-х область BTL (below the line, - коммуникации, не использующие СМИ) переживала бурный подъем к 2003 году перетянув на себя, по оценке председателя Ассоциации Исследователей Рекламы Боба Бароччи, до 80% маркетинговых – бюджетов.[viii] Однако, как только первые данные о результативности программ BTL были проанализированы с экономической точки зрения, их эффективность также была поставлена под сомнение. Мэгриб Абрахам, президент по разработке продуктов и маркетингу Information Resources Inc, и Леонард Лодиш, профессор маркетинга Wharton School, проанализировав 65 программ сэйлз-промоушен, осуществленных в 90-е годы, обнаружили, что только 16% из них оказались прибыльными.[ix]

Примерно в таком же русле развивается ситуация и с программами управления лояльностью клиентов, которые также были призваны заменить традиционные маркетинговые коммуникации. Сомнения в их эффективности также растут с каждым годом. Предполагалось, что, учитывая в компьютерных программах CRM привычки покупателей и коммуницируя с ними посредством адресных писем и сообщений по электронной почте, удастся получить «лояльных клиентов», удержание которых в качестве покупателей будет заметно дешевле, чем усилия по продвижению товаров фирмы «для всех подряд». Однако уже опубликованы исследования, которые показывают: корреляция между потребительской лояльностью и прибыльностью очень невелика или даже совсем отсутствует. Последнее исследование программ лояльности на четырех фирмах, например, показало, что долгосрочные потребители совсем не дешевле в обслуживании и содержании, а напротив, или такие же по дороговизне, или даже более дорогие, чем нелояльные потребители.[x]

Низкая эффективность маркетинговых коммуникаций является только одной из сторон проблемы. Как показывают исследования Marketing Intelligence Ltd., из 25181 новых потребительских товаров, выведенных на рынок США в 90-е годы, 90% прекратили свое существование в течение первых трех лет своего присутствия на торговых полках. В то же время, изо всей массы новых продуктов, выведенных на рынок в 1998 году, только 5,9% можно было признать действительно содержащими что-то новое.[xi]

Признаки системного кризиса

В конечном итоге, ценность всей маркетинговой деятельности ставится под сомнение. Отражением скепсиса акционеров и высших руководителей предприятий в отношении реального вклада маркетинга в успех предприятия является неуклонное сокращение представительства маркетологов в высших управляющих органах компаний. В частности, в Великобритании процент советов директоров крупнейших компаний, в которых представлены специалисты хоть с каким – либо маркетинговым опытом, сократился с 57% в 1999 до 20% в 2003.[xii]

Критические стрелы Брэйди и Дэвиса, расчеты Клэнси и Крига, Эфрона и Поллака и многих других исследователей говорят об одном: эффективность маркетинга поставлена под серьезное сомнение.

Если маркетологи не найдут убедительных ответов на эти вопросы, можно не сомневаться, что маркетинг как концепцию, как систему институтов и как профессиональное сообщество ждут очень неприятные последствия:

  • сокращение маркетинговых бюджетов (уже происходит),
  • падение престижа и снижение влияния специалистов маркетинга и рекламы на принятие решений (уже происходит),
  • сокращение прибыльности и инвестиционной привлекательности рекламной отрасли (уже происходит),
  • и смежных отраслей (маркетинговый консалтинг и маркетинговые исследования – может начаться в любое время).

Тем, кто продолжает сомневаться, что все именно так и обстоит на самом деле, можно порекомендовать книгу бывшего директора по маркетингу Coca-Cola Серджио Займана с красноречивым названием: «Конец маркетинга в том виде, в каком мы его знаем»[xiii].

О маркетинге «в том виде», в котором мы его как раз знали и знаем, - половина другой знаменитой книги, написанной человеком, долгое время проработавшим в рекламном агентстве: «Кампания сработала! Впрочем, то было не более чем совпадение»; «И когда нам удалось еще и немного поправить сбыт, больше всех были удивлены мы сами»; «Большинство рекламных агентств относятся к своим заказчикам как к глупцам»; и т. д. и т. п.[xiv].

Пока готовилась эта статья, тревожные новости пришли из мира маркетинговых исследований. Один из ее крупнейших мировых операторов, - компания Taylor Nelson Sofres переживает серьезный кризис. На фоне проблем с прибыльностью, всего за несколько месяцев 2003 года - с сентября по декабрь - акции TNS упали с 75 до 35 центов за штуку. Иными словами, компания потеряла 53% своей стоимости.

Маркетинг и финансы говорят на разных языках

Наметившиеся тенденции нельзя недооценивать. Недовольство неспособностью маркетинга ответить на вопросы, касающиеся его экономической эффективности, приобретает все более настойчивый и оформленный характер. Чтобы представить себе, насколько это серьезно, необходимо взглянуть на проблему и с другой, в определенном смысле «противоположной» стороны.

Вот, например, журнал «CFO. The magazine for Senior Financial Executives»[xv] публикует данные исследований о влиянии рекламы на бренд, а самого бренда – на стоимость акций. Эти данные можно привести в виде двух небольших таблиц, которые необходимо рассматривать последовательно, одну за другой.[xvi]

Таблица 2

Влияние рекламы и других факторов на бренд
Фактор бренда Вес фактора
Инвестиции в рекламу 30%
Размер корпорации 23%
Другие факторы, такие как PR, IR 22%
Низкие дивиденды 10%
Рост цен на акции 8%
Нестабильность (volatility) доходов 7%


Таблица 3

Влияние бренда и других факторов на цену акции
Фактор цены акций Вес фактора
Денежный поток, доходы и дивиденды 30%
Рост цены акций 20%
Ожидаемый денежный поток 20%
Другие факторы 13%
Размер 6%
Финансовая мощь 6%
Сила бренда 5%

К каким же выводам закономерно приходит «рядовой» финансовый директор по итогам изучения этих данных? Колоссальные для все большего и большего количества компаний расходы на рекламу всего только на 30% обуславливают вес фактора бренда. Но влияние последнего на рыночную капитализацию компании более чем скромное - всего 5%. Можно ли, на фоне этих расчетов, продолжать оправдывать расходование огромных сумм на различные маркетинговые программы, в особенности на рекламу? И прежде всего - когда, обосновывая инвестиции, «маркетологи в бесчисленных деталях описывают расходы и конкретные действия, не предоставляя никаких или почти никаких свидетельств того, какие денежные потоки вернутся в организацию»?[xvii]

Расчеты CFO имеют очень большое значение для характеристики проблем, с которыми маркетинг столкнулся на рубеже веков. Дело в том, что основным аргументом тех, кто отказывается признавать низкую экономическую эффективность маркетинга является разделение его эффектов на краткосрочные (тут невысокая эффективность в целом признается) и долгосрочные. Вот к этим долгосрочным результатам маркетинговой деятельности и апеллируют оппоненты Клэнси, Эфрона, Займана и других. Расчеты, приведенные журналом CFO, переводят дискуссию по этому вопросу в практическую плоскость: теперь недостаточно просто отсылать сомневающихся в рентабельности текущей маркетинговой деятельности к долгосрочной эффективности. Теперь, когда и она поставлена под сомнение, такую эффективность придется доказывать.

Так или иначе, дискуссия по вопросу экономической целесообразности маркетинговых затрат и эффективности маркетинга находится в самом начале. Аргументы в пользу той точки зрения, что целесообразность эта сомнительна, а маркетинг в целом неэффективен, предъявлены. К сожалению, убедительного опровержения этой точки зрения пока не прозвучало, хотя от первых по-настоящему тревожных сигналов нас отделяет уже более десяти лет. Напротив, количество фактов, подтверждающих сомнения в отношении эффективности маркетинга, с годами только увеличивается.

Конечно, не все так плохо. В частности, приведенные выше таблицы CFO попросту не вполне корректны с точки зрения оценки вклада бренда в формирование стоимости акции. Ведь и «денежный поток», и «ожидаемый денежный поток» из второй таблицы в значительной своей части могут формироваться именно благодаря «работе» бренда. А вместе они обуславливают 50% влияния на капитализацию! Вопросом, какой объем влияния внутри этих 50% должен быть отнесен на счет бренда, авторы, к сожалению, не интересуются. Причины понятны: финансисты находятся в затруднительном положении. Они не умеют корректно оценивать вклад бренда в формирование денежных потоков и стоимости компании. Проблема в том, что и большинство профессионалов маркетинга, не интересующихся вопросами экономической эффективности собственных программ, пока не могут им в этом помочь.

Вопросы без ответов

Несмотря на всю свою важность, проблема неспособности традиционного маркетинга продемонстрировать высшему руководству и акционерам компаний финансовые результаты своей деятельности не является главной. Настоящая проблема в том, что незнание экономических результатов очередной маркетинговой программы не позволяет рационально принимать решения по совершенно конкретным вопросам, имеющим практическое значение для любой фирмы:

  • Какова должна быть величина экономически обоснованного маркетингового бюджета?
  • После того как лимиты бюджета определены, как отобрать для финансирования наиболее эффективные с экономической точки зрения программы?
  • После того как программы отобраны, как еще немного увеличить их эффективность за счет более тонкой настройки?

В настоящее время все эти вопросы повисают в воздухе. Прежде всего потому, что наиболее распространенные методы измерения эффективности маркетинга опираются на промежуточные, «неэкономические», чаще всего так называемые «коммуникативные» показатели. Такие как «известность марки», «припоминание рекламы», «лояльность», «намерение купить» и т. п. Основной недостаток всех методов оценки, построенных на подобных показателях, заключается в том, что они не позволяют связать финансовые затраты и «нефинансовые результаты». Действительно, стоит ли нам тратить десять миллионов долларов на программу, обещающую увеличить «известность» нашей марки на 5%, а «лояльность» - на 2%? Может быть, предпочесть ей пятимиллионную программу, сохраняющую эти показатели на существующем уровне? Или даже ничего в этом году не тратить, пусть даже «известность» упадет на 2%, а «лояльность» – на 1%?

Новый Маркетинг

Альтернативой методам неэкономической оценки выступает метод, основанный на оценке стоимости бренда. Дэвид Хайг даже прямо противопоставил оба этих направления в статье с характерным названием «Brand valuation or brand evaluation?».[xviii]

Стоимость бренда открывает широкие перспективы в области придания современному маркетингу так недостающей ему финансово-экономической ориентации. Эта способность неслучайна и обусловлена очень важными особенностями показателя «стоимости» (value). Как и для любого другого актива, для бренда его стоимость...

  • Основывается на оценке будущих доходов. Это не позволяет жертвовать продажами и прибылями будущих периодов в угоду сиюминутным интересам.
  • Учитывает инвестиции. Это не позволяет добиваться увеличения продаж «любой ценой».
  • Имеет денежное выражение. Это открывает возможность легко интегрировать его в общую систему экономических показателей, отражающих эффективность управления фирмой.

Для многих компаний, на собственном опыте убедившихся в ограниченности подходов «маркетинга, каким мы его знали», уже этого более чем достаточно, несмотря на то что концепция стоимости бренда, разумеется, не лишена и своих собственных недостатков. В частности, сводя все многообразие характеристик бренда к единственному – его стоимости, она ограничивает возможности для углубленного анализа его отдельных аспектов. В конечном итоге – анализа того, на каких именно «участках» стоимость бренда создается, а на каких – разрушается. Одним из первых на это противоречие указал Тим Амблер, отмечавший еще в 1997 году, что при оценке стоимости бренда «сведение этого многомерного существа к единой цифре уничтожает больше информации, чем создает».[xix]

Стоимость бренда – не единственный инструмент, претендующий на видное место в мастерской Маркетинга, Ориентированного на Стоимость. Постепенно проясняются контуры и других механизмов, могущих разместиться в его рабочих цехах. По всей видимости, первыми из них станут концепции стоимости маркетинговых стратегий и стоимости клиентской базы. И та и другая полностью подпадают под определение нематериальных активов, имеющих маркетинговую природу, и будут освоены Новым Маркетингом, который, в конце концов, научится управлять их стоимостью.

Ветры перемен и маркетинговое сообщество

В конечном итоге, вызов, который маркетологам адресует реальность современной экономики, заключается в том, чтобы освоить хотя бы главные принципы финансово ориентированного подхода к собственной деятельности, насколько бы непривычным поначалу это не выглядело. Торжество такого подхода будет означать приход Нового Маркетинга, маркетинга, которого мы совсем еще почти не знаем, но которому маркетологи уже напридумывали названий: Hard-Edged Marketing [xx], ROI-marketing [xxi] и, наконец, Value-Based Marketing [xxii].

Активность в деле изобретения звучных названий настораживает. Маркетологам необходимо специально проследить, чтобы деятельность по преодолению кризиса, в котором оказался традиционный маркетинг, не свелась к бутафории. О возможности возникновения такой опасности более двух лет назад предупреждал нас Дон Шульц. В своей статье с актуальнейшим для текущего момента названием он иронизировал: «Настоящий вызов для прогнозистов - определить, как быстро маркетологи и фирмы, где они работают, смогут напечатать новые визитки с новыми должностями».[xxiii]

Дело со сменой названий и печатанием визиток, похоже, тронулось. Как долго оно будет этим и ограничиваться, зависит как от самих маркетологов, так и от потребителей их продукции. Новый Маркетинг ждет от первых самокритичности и ответственности, от вторых - большей требовательности и, одновременно, открытости новому.


[i] Приводятся заголовки публикаций издания «BtoB. The Magazine for Marketing Strategists» за 2001 – начало 2003 года. Это издание несколько больше других уделяет внимание «маркетинговым» рынкам рекламы, консалтинга и исследований, поскольку они полностью подпадают под классификацию рынков business-to-business. Но материалы сходного содержания можно встретить не только там. См., например: Elliott Stuart, A survey finds that relations between agencies and clients are tense in a tough economy. New York Times, October 1st, 2003.

[ii] Котлер Ф. Маркетинг в третьем тысячелетии. Москва, АСТ, 2000, СС. 25 – 27.

[iii] Дойль П. Маркетинг, ориентированный на стоимость. СПб., Питер, 2001. СС.37-39.

[iv] Anderson Paul, Marketing Planning and the Theory of the Firm. Journal of Marketing, Spring 1982, pp.15-26.

[v] Brady John, Davis Ian, Marketing’s Mid-life crisis. McKinsey Quarterly, 1993, Issue 2, p17, 12p. На русском языке желающие могут познакомиться с переводом наиболее важных фрагментов статьи по адресу: www.v-ratio.ru

[vi] Kevin J. Clancy, Peter C. Kreig, Counter-Intuitive Marketing. The Free Press, 2000, PP.25-27.

[vii] Ephron Erwin Pollak Gerry. The Curse of the Leverhulmes. ESOMAR/ARF WAM Conference Proceeding, 2003.

[viii] BobBarocci, Ogilvy Got It! So Should We

[ix] Приводится по: Clancy k., Krieg P., 2000, P.26.

[x] См.: Reinartz W., Kumar V. The mismanagement of customer loyalty. Harvard Business Review, 2002, July, pp.86-94.

[xi] Приводится по: Clancy k., Krieg P., 2000, P.25.

[xii] См.: Callender S., The Industry’s Profile. Marketing, 1999, 7, 14 January, и CIM Research, приводится по: Hard-Edged Marketing, Shape the Agenda, Chartered Institute of Marketing, September 2003

[xiii] Zyman Sergio, The End of Marketing as we know it. Harper Business, 2000.

[xiv] См.: Д’Алессандро Дэвид. Войны брендов. Питер, 2002.

[xv] Можно перевести как «финансовый директор».

[xvi] См.: Frieswick Kris, New Brand Day: Attempts to gouge the ROI of advertising hinge on determining a brand’s overall value. CFO The Magazine for Senior Financial Executives. V17, n14, November 2001, P97-99, P.99.

[xvii] Schultz Don E. Getting to cash with brands and branding. Marketing management, v8n4, Winter 1999, pp10 – 11.

[xviii] Haigh David. Brand valuation or brand evaluation? Brand Strategy, 03/21/1997, Information Access Company., p.2.

[xix] Цит. по: Alan Mitchell, Branded by number. Management today, Jan., 1997, p66, 2p, P.67.

[xx] Можно перевести как «жесткий маркетинг», см.: Chartered Institute of Marketing. Shape the Agenda, September, 2003.

[xxi] «Маркетинг, нацеленный на возврат инвестиций», см: Than Art Meet Science: The Challenge of ROI Marketing. http://www.strategy-business.com/sbkwarticle/sbkw0...

[xxii] «Маркетинг, ориентированный на стоимость» - на наш взгляд наиболее удачное определение нового маркетинга. См.: Peter Doyle Value-Based Marketing. Whiley&Son, 1999.

[xxiii] Don E. Schultz. It's now time to change marketing's name. Marketing News, October 22, 2001.

Фото: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Директор по маркетингу, Москва

Олег, кликушествовать о кризисе маркетинга стали очень давно. Позволю себе привести цитату из своей книги 'Маркетинговое мышление':'Падение эффективности маркетинга вызвало много разговоров о том, что маркетинг якобы устарел, что он испытывает кризис, что ему наступил конец. Серджио Займан даже написал книгу «Конец маркетинга, как мы его знаем». Какой маркетинг «знает» Займан, автор вошедшей в историю грубейшей ошибки с New Coke, стоившей фирме Coca-Cola полмиллиарда долларов? Если он говорит о конце такого маркетинга, то это можно только приветствовать – такой маркетинг никому не нужен.Писать о проблемах маркетинга начали с 1980-х годов, вскоре после того как в бизнес начали приходить выпускники первых факультетов маркетинга. Показательно, что тон оценок со временем почти не меняется. Сравним содержание двух статей, опубликованных с разницей в 20 лет.1981 г. (Webster):Отсутствие у маркетологов предпринимательского духа и инноваций. Продуктивность маркетинга снижается, маркетинговые расходы растут. Все маркетологи думают одинаково и боятся риска.2000 г. (Piercy):Маркетинг воспринимается оторванным от реальности. Маркетинговая литература не имеет никакого отношения к работе практиков. Нет ориентации на рынок. Нет стратегического мышления.Но вернемся к нашим двум вопросам. На них я бы ответил так: Настоящий маркетинг не испытывает никакого кризиса.Маркетинг, а лучше сказать маркетинговые подходы, маркетинговое мышление, существуют и будут существовать до тех пор, пока в мире существует Клиент и пока у Клиента есть выбор. И чем больше будет этот выбор, тем больше будет нужен маркетинг.Жесточайший кризис, особенно в условиях гипер-конкуренции, испытывает не маркетинг, а его профанация, его уродливый двойник – псевдомаркетинг. Причиняемый им финансовый и имиджевый вред трудно переоценить.'А тем временем люди типа Джея Абрахама зарабатывают миллионы просто следуя советам, изложенных в книгах Клода Хопкинса, написанных в 1920-годы.Don E. Schultz. It's now time to change marketing's name. -- Правильно. Давно пора переименовать его в 'клиентинг'.'С-брендинг' -- Г-да брендологи, может хватит вешать бренд-лапшу на уши производителей сотен тысяч рядовых продуктов. Если вам нечего делать, то занимайтесь Coca-Cola и парой десятков других 'икон'.В своей книге «Брэнд-болтовня. Смысл и бессмыслица в брэндинге» тот же Дон Шульц пишет:«Никто никого не понимает. У каждого свои мысли, идеи, концепции. Все говорят. Никто никого не слушает, поскольку нет ясной темы или концепции или даже языка, которые можно было бы использовать. Это сегодняшний брэндинг. Разговоры о брэндах и брэндинге настолько увязли в мифологии, терминологии и псевдо-опыте, что мало кто из маркетологов и тем более из топ-менеджеров может что-то разобрать в этой болтовне. И это проблема».Так что немудрено, что от «сегодняшнего брэндинга» у практического маркетолога голова пухнет.

Директор по развитию, Москва

Интересные вещи происходят с профессионалами. Когда я работал в фирме по продажам офисного оборудования, все от топ-менеджеров до рядовых продавцов были зациклены на понятии 'документооборот'. После, когда я работал в системном инеграторе и продавал услуги аутсорсинга, буквально все жили понятием аутсорсинг и тем, что это типа панацея от всех рыночных несчастий. Маркетологи, похоже, живут в своем мире и оперируют только своими понятиями. Замечу, что ни в первом, ни во втором и, совершенно точно, ни в третьем случае, образ жизни не имеет НИЧЕГО общего с реальностью. А вернуться в реальность помогает элементарное - поменять сферу деятельности. Продавцам офисного оборудования полезно поработать в продажах аутсорсинга, продавцам аутсорсинга полезно поработать руками, маркетологам тоже полезно поработать в области, исключающей даже мысли о лояльности клиентов, фокус-группах, целевых аудиториях и оценки эффективности маркетинговых быджетов. В американских компаниях есть практика горизонтальной ротации управленцев. Это когда финансист работает в отделе продаж, коммерческий директор переводится на должность менеджера по маркетингу, маркетолог переводится начальником производственного участка и тп. Наверное, такая практика помогает им не иметь шор на глазах и тонуть в своих собственных иллюзиях. Поэтому именно от американских спецалистов и исходят такие предостерегающие сигналы. Ну и шкурный интерес тоже нельзя оставлять без внимания - все-таки гонорары за бестселлеры еще никто не отменял. :D

Партнер, Финляндия

Александр, лучше просто не обращать внимания... Это продукт жизнедеятельности бизнес-школ и консультантов (собственно таких как я) в поиска чего-то оригинального, заманивающего клиентуру. Может, это и стоит знать...Но стоит ли воспринимать это серьезно?

Директор по рекламе, Москва
Это давно известномаркетингу конец, об этом постоянно спорили в Европах ещё в 2002-ма мои знакомые консалтеры с моим участием делали работы по увеличению стоимостикомпаний стоимость вырастала вдвое и финансовые директора были очень рады и всё через брэндинг.Но зачем смешивать рекламу и маркетинг ?Маркетинг имеет очень косвенное отношение к созданию эффективной коммуникации, видит покупателя через свои инструменты, которые рекламисту мало нужны.[B]В рекламе[/B]Эффективной рекламой можно влиять на сознание потребителей и убеждать их к действию, это могут сделать и сами СМИ и рекламисты как более технологичные 'мульти СМИ'Маркетологи зачем то пытаются участвовать в этом процессе но со своими инструментамине могут априори участвовать эффективно.Мало того, даже понять как действует коммуникация не могут - у маркетологов нет образования и инструментов, чтобы понимать эти вещи.Да маркетинг может исследовать потребление в очень грубой и статистичной форме, работать с своим фреймом задач, который полезен для понимания количества товара и параметров интенсивности или возможной интенсивности сбыта, ценообразования для планирования внутри компании, но вот к рекламе и брэндингу маркетинг никак содержательно не относится.А будучи соединенным насильно или управляющий рекламой и брэндингом влияет на них деструктивно, поскольку маркетологи плохие заказчики, пытающиеся понять как работает коммуникация и не понимающие как она работает, не обладающие необходимым сознанием.В силу исторических причин маркетологов сделали заказчиками коммуникацииот бизнеса и зря.[B]В продукте [/B]На промдизайн маркетинг влияет деструктивно на развивающихся рынках, товар делается под влиянием идей маркетинга специфический и грубый под упрощенное понимание потребителя.[B]Выводне нужно с крахом маркетинга как интегратора брэндинга, рекламных коммуникаций и R&Dвсех связывать с маркетингомпусть все делают свои дела и делают их эффективно и хорошоа маркетинг найдет свое место но не такое преувеличенное как раньше[/B]
Бренд-менеджер, Москва
Дмитрий Федоров пишет:Вывод не нужно с крахом маркетинга как интегратора брэндинга, рекламных коммуникаций и R&D всех связывать с маркетингом пусть все делают свои дела и делают их эффективно и хорошо а маркетинг найдет свое место но не такое преувеличенное как раньше
абсолютно согласен!лично я в своей деятельности очень трепетно отношусь к математическим и финансовым расчетам
Партнер, Финляндия

Простите, а что Вы понимаете под словосочетанием 'крах маркетинга, как интегратора'?У маркетинга не может быть 'своего место', потому как он и есть суть бизнеса. Либо маркетинг, либо плановая экономика... Пока это не вобьют в головы российскому бизнесу, все российское так и останется третьесортным продуктом, слабо пригодным для потребления...

Менеджер по маркетингу, Украина

Александр Репьев, здравствуйте!! :D Ну надо же вы здесь:-) Я читала ваши книги 'Мудрый рекламодатель' и 'Маркетинговое мышление' И вы знаете когда читала жутко возмущалась на вас, правда иногда соглашалась...Я даже письмо написала вам, я его так и не отправила гнев мой прошел :-)А возмущалась я по поводу вашего отрицания 4р, вы написали что не понимаете зачем этот комплекс вобще нужен. Читала книгу давно 1.5года тому назад, так что в памяти уже не свежо ((Но запомнила вот это...Вы пишите , что идеальный маркетолог должен мыслить 2мя полушариями одинково +иметь теоретич знания+опыт+интуиция....Согласна! Только я так и не поняла почему вы высшие учебные заведения 'опустили' Кажется даже CIMу досталось ??

Менеджер по маркетингу, Украина
Сергей Славинский пишет:Это продукт жизнедеятельности бизнес-школ и консультантов (собственно таких как я)
:D
Менеджер по маркетингу, Украина
Дмитрий Федоров пишет:Маркетинг имеет очень косвенное отношение к созданию эффективной коммуникации, видит покупателя через свои инструменты, которые рекламисту мало нужны
---Это как? Маркетинговые коммуникации это один из важных инструментов для достижения маркетинговых целей. Коммуникации эффективными можно назватьтогда когда они достигли поставленных целей, а цели у компании оч часто имеют один едиственный корень-прибыль($$)......несмотря на то что мы будет отталкиваться от DRIP модели, денег нам от этого меньше не захочетсяДостичь цели они/коммуникации/ могут когда будет проведена соотвествующая работа, а это уже чистой воды маркетинг,а именно: маркетинговые исследования-ответят на ряд вопросов(начиная от целевой аудитории заканчивая 'визуализацией')-а также помогут нам ответить на вопрос, или хотя бы дать некоторые очертания понимания, эффективна ли наша РК...для этого делам pretesting, during and post- testing...И конечно смотрим на цифры и на ряд др показателей-в каком формате планируем проводить коммуникацииЭффективной рекламой можно влиять на сознание потребителей и убеждать их к действию----Можно влиять, но для начало вам необходимо понять это 'сознание' Вам необходимо в своем коммуникацинном мессидже 'закодировать информацию', а он потребитель должен ее принять и 'раскодировать' (см модель Котлера)...А ваша кодировка-это то что вы хотите внедрить в мозг потребителю/это называется позиционированием/ И ЧТО ЖЕ ВЫ собрались ему внедрять, не проделав, чистой воды маркетинговых мероприятий? как убеждать будете? ---или вы думаете нахомутав креатив и влепив голый женский/мужской зад в эфире, вы овладеете сознанием? ---я работала в рекламном агентстве а после маркетологом ...по ходу была необходимость в проведении рекламных кампаний..провела тендер...Что мне только не лепили в презентациях! вот НЕ УМЕЕТЕ ВЫ рекламисты работать с компаниями... в этом есть вина и нас маркетологов, видимо не умеем доходчиво вам объяснить ЦЕЛИ , а также как будем позиционировать товар, как будем 'кодировать' мессиджP.S Дмитрий, вы Огилви читали?
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.