Андрей Бильжо: «Люди, которые все измеряют деньгами, имеют психологию бедных»

Художник, ресторатор, телеведущий, журналист и писатель Андрей Бильжо признается, что принимает решения интуитивно. Так когда-то он отказался от карьеры архитектора, затем вместо профессии хирурга выбрал психиатрию, спустя много лет успешной практики врача-психиатра столь же круто Андрей изменил свою жизнь и стал художником-карикатуристом, а затем телеведущим. Чуть позже появился ресторан «Петрович», совладельцем которого является Андрей. Успешный практически во всех своих различных начинаниях Андрей уверен, что только бедные люди думают сначала о деньгах, а потом о проекте. Богатые (в том числе потенциально) просто начинают заниматься тем, что им интересно, а потом это окупается сторицей. Андрей рассказал о жизни и смерти ресторанов, выборе сотрудников, ностальгии и социальных сетях.

Executive.ru: Андрей, почему в момент выбора жизненного вы пути отдали предпочтение медицине, а не искусству?

Андрей Бильжо: Я с детства все время много рисовал и не раз становился победителем школьных олимпиад по рисованию. После восьмого класса даже поступил в школу с архитектурным уклоном, но… проучившись там всего две недели, вернулся в свой прежний класс, так как был к нему эмоционально привязан. Дальше на выбор моего пути повлияли книги Василия Павловича Аксенова, которому я при жизни успел сказать лично, что именно под впечатлением от его произведений я стал врачом. Вообще по жизни я скорее романтик, чем прагматик. В юности работа врача казалась мне очень романтичной – белый халат, спасение человеческой жизни, но действительность оказалось гораздо более приземленной. Белый халат чаще всего испачкан в крови, моче и еще бог знает в чем. Но тем не менее я не жалею, что много лет своей жизни отдал психиатрии. На мой взгляд, я был хорошим врачом. Причем на младших курсах я представлял себя скорее хирургом. Но в этой сфере я бы, наверное, не преуспел: будучи человеком импульсивным и увлекающимся, я бы совершил не одну врачебную ошибку. Хирург должен обладать теми качествами характера, которыми я не обладаю, а вот в психиатрии моя природная наблюдательность оказалась бесценной. Впрочем, даже будучи врачом, я не переставал рисовать ни на день, а, может быть, ни на час.

Executive.ru: В те годы, когда основной вашей профессией были психиатрия, ваши картины не выставлялись?

А.Б.: В конце 1980-х – начале 1990-х мои картины (в основном холсты, написанные маслом) много выставлялись у нас в стране и за рубежом. Надо сказать, что они и продавались неплохо, хотя немало работ было просто у меня украдено в процессе многочисленных переездов экспозиции из города в город. Постепенно в 1990 году я начал сотрудничать с «Российской газетой», потом после революции 1991 года я довольно быстро оказался в «Коммерсанте», который был мне близок по духу. В команде «Коммерсанта» я проработал 15 лет и за это время успел попробовать себя в различных амплуа. Более десяти лет я вел разноформатные передачи на телевидении на Первом канале, НТВ, РЕН ТВ, ТВС, 5 канале. Последнее, что я вел, – ток-шоу «Слово за слово» на телеканале «Мир». Мой уход с телеканала в некотором смысле стал неожиданностью, потому что с каждым разом шоу становилось все лучше и лучше, свободнее и свободнее, и именно ко мне приходили очень интересные люди. Я могу предположить, что мои рисунки против Лукашенко и в защиту политзаключенных Белоруссии сыграли свою роль в просьбе руководства канала ко мне его покинуть. Все было достаточно резко.

Executive.ru: Некоторые люди считают, что ресторанный бизнес – это сфера искусства. Вы разделяете такую точку зрения?

А.Б.: Да, безусловно. Хотя профессиональным ресторатором я себя не считаю. Я лишь автор концепции ресторана, в которой используется ретро-стилистка и иронический взгляд на историю и время.

Executive.ru: Когда вы начинали заниматься ресторанным бизнесом, что было для вас первостепенным?

А.Б.: Для меня «Петрович» – это в первую очередь художественный проект. Тогда мне хотелось создать в Москве пространство, где могли бы собираться люди творческих профессий (писатели, журналисты, телевизионщики), которых мне было бы приятно видеть. То есть я просто создавал пространство для себе подобных, которого не хватало в Москве мне самому. В 1994 году такого кафе или ресторана в Москве не было. Это была эпоха малиновых пиджаков и интерьеров, оформленных «как бы малахитом в сочетании с как бы золотом». Никто не мог тогда и предположить, что несколько лет спустя в ресторан «Петрович» надо будет заказывать столик на субботу за две недели.

Executive.ru: Большинство ресторанов не смогло пережить дефолт 1998 года и кризис 2008. Как вы, находясь «у руля», сумели провести свой ресторан через две столь серьезные финансовые «бури»?

А.Б.: Видимо, мне помогло отсутствие жадности. Полагаю, многие рестораторы погорели в то время именно на этом. Для меня же и моих бизнес-партнеров сохранить атмосферу и публику нашего ресторана было важнее, чем получение прибыли во что бы то ни стало. Когда встал вопрос, будем ли мы повышать цены, я настоял (и мои партнеры меня поддержали), чтобы этого не произошло. Чашка кофе у нас до сих пор стоит символические рублей 15. Просто я понимал, что в кризис наша публика не сможет платить по счету, если цены повысятся, а как только вместо творческой интеллигенции придут «малиновые пиджаки», которые имеют деньги, но никаких чувств к нашей авторской концепции не испытывают, ресторан умрет. Надо сказать, что не только мы очень дорожим нашей публикой: она отвечает нам взаимностью! За все эти годы мы не заплатили за рекламу ресторанов «Петрович» ни одного рубля, хотя про нас было написано несколько сотен статей и подготовлено огромное количество сюжетов для радио и телевидения.

Executive.ru: Помимо «Петровича» в Москве ваши одноименные рестораны существуют в Киеве, Петербурге и Праге. Расскажите, пожалуйста, по какому принципу вы выбираете места, где открываются ваши новые рестораны?

А.Б.: Обычно это решение принимается коллегиально с моими бизнес-партнерами, которые находят единомышленников в том или ином городе. Но, честно признаюсь, не все «Петровичи» оказались успешными бизнес-проектами: в Праге ресторан пришлось закрыть, а в Санкт-Петербурге первый «Петрович» открылся в неудачном месте с точки зрения логистики, и нам пришлось фактически заново создавать концепцию ресторана для другого отдельно стоящего здания на улице Марата недалеко от Невского проспекта, в котором недавно открылся наш новый ресторан «Петрович» в Питере.

Executive.ru: В Питере вы считаете, что причина неудачи первого «Петровича» была связана с выбором здания. А почему закрылся ресторан «Петрович» в Праге?

А.Б.: Узнав о том, кто собирается управлять пражским рестораном, я сразу понял, что мы обсуждаем судьбу мертворожденного ребенка, однако отговорить партнеров от привлечения к работе этого человека не смог. Несколько месяцев спустя после открытия пражского «Петровича» стало очевидно, что я поставил «диагноз» управляющему верно, но… было уже поздно. Ресторан скоропостижно скончался.

Executive.ru: Считается, что управляющий в ресторане обязательно оставляет часть выручки себе. Надо ли с этим бороться и каким способом?

А.Б.: Я считаю, что контролировать управляющего надо в меру, а априори относиться к управляющему как к потенциальному вору, потому что все воруют и он может что-то украсть (а раз так, то хозяин должен лично пересчитывать морковки на кухне ежедневно)… Нет, это неверный подход. Для того чтобы у управляющего все получилось наилучшим образом, у него, помимо любви к своей работе и профессионализма, должна быть определенная степень свободы, драйв и материальная заинтересованность, конечно. В этом смысле мне очень повезло, потому что наш управляющий является настоящим ресторатом, и я с ней всегда легко нахожу общий язык.

Executive.ru: Кем вы считаете себя в первую очередь – художником, ресторатором, телеведущим, журналистом?

А.Б.: Я давно придумал для себя универсальную формулу: «Я свой среди чужих, и чужой среди своих», потому что я занимаюсь разными вещами, получаю от этого удовольствие, достигаю каких-то профессиональных успехов, но в широком смысле слова я считаю себя художником, то есть человеком, который занимается, прежде всего, творчеством.

Executive.ru: Раз задуманная концепция ресторана не должна подвергаться изменениям или это возможно?

А.Б.: Разумеется, если ресторан «не пошел», его концепцию поменять необходимо, но, перед тем как это сделать, важно проанализировать причины неудачи. Более того, делать выводы о судьбе заведения надо не раньше, чем через пять месяцев после его открытия.

Executive.ru: Ваш проект «Петрович» очень успешен. А прибыльные проекты обычно стараются клонировать. Почему вы не откроете в Москве сеть ресторанов «Петрович»?

А.Б.: Произведение искусства копировать невозможно (это я самоиронизирую, конечно). Но ведь мы не задаемся вопросом, почему Рембрандт не сделал 100 автопортретов с Саскией, а ответ простой: клонировать успешные проекты не получается. Для меня каждый ресторан «Петрович» – это штучное произведение искусства. В Киеве и Петербурге совершенно разный интерьер, который насыщен легендами, фотографиями и предметами соответственно Киева и Петербурга. И создание каждого такого индивидуального интерьера требует огромных энергетических затрат. А главное – я не понимаю, зачем в Москве или Питере создавать 20 «Петровичей». Людей, которые ходят к нам от общего числа завсегдатаев столичных ресторанов всего 3%. Остальным 97% совершенно не интересна наша история, они ее не поймут и только испортят своим появлением. У нас, как вы знаете, карточная система – мы не всех пускаем в свой ресторан. Так что делать сеть совершенно нецелесообразно. Сейчас «Петрович» – достаточно закрытый клуб, где наши гости гарантировано встречают людей своего круга, так как получить пропуск можно лишь по рекомендации двоих завсегдатаев «Петровича».

Executive.ru: Сейчас многие рестораны борются за клиента, изобретая хитроумные маркетинговые ходы для привлечения новых посетителей, а вы в противовес тенденции от новых людей «отбиваетесь». Поясните почему?

А.Б.: Мы действительно карточки не продаем, а даем после получения двух рекомендаций от наших постоянных клиентов, и эта история была мной придумана еще в 1990-е годы, чтобы отгородиться от малиновых пиджаков. Я понимал, что, если они к нам придут, то надолго не задержатся, но имидж подпортят, поэтому придумал эту систему, которая отлично работает уже много лет. Наши карточки – это, своего рода, игрушки, которые люди держат в кошельке рядом с золотыми кредитками. А встретившись со мной случайно за границей, они часто достают эту карточку и благодарят за то, что мы создали «Петрович». Кстати, на наших пропусках мы всем записываем отчество «Петровичи и Петровны». А наши карточки можно найти у людей самых разных религий и национальностей. И все они, к счастью, относятся к нашему юмору с пониманием.

Executive.ru: Когда вы оказываетесь за рубежом в качестве туриста, расскажите, как вы выбираете ресторан в незнакомом городе, если конкретных названий местных заведений вы по каким-то причинам не знаете?

А.Б.: Мои друзья и близкие очень сердятся на меня, когда я обхожу чуть ли не 10-15 ресторанов в незнакомом городе перед тем, как сделать заказ. Но… потом всегда благодарят за то, что чутье опять меня не обмануло. Мои собственные ощущения всегда очень субъективны, но я бы дал несколько рекомендаций другим людям, так как, вероятно, ваш вопрос сводится именно к выведенным мною закономерностям. Итак, для начала повторю банальные истины, что за границей надо избегать ресторанов, расположенных в туристических районах. Никогда нельзя обедать в кафе на главной городской площади или у вокзала: там всегда будет дорого и невкусно. Главный показатель отличного качества ресторана, если там обедают местные жители. Это легко понять по разговорам посетителей с хозяевами и официантами ресторана. Зачастую самые вкусные заведения имеют весьма неказистую мебель и покоцанную посуду, зато готовят там бесподобно. Меня лично очень настораживают модные в Москве рестораны, где подают еду на квадратных тарелках. В таком заведении обычно коричневые стены, бежевые подушечки и все детали интерьера буквально кричат: «Посмотри на меня, какой я стильный!». Я даже знаю, что на квадратных тарелках нерасторопные официанты обычно приносят крошечную порцию, претенциозно украшенную листьями салата или же рисунком из соуса – вобщем, если есть задача пообедать дорого, невкусно, но по-пижонски – это оптимальный выбор ресторана. Замечу, что за границей, где люди более аккуратно относятся к деньгам, вы такого ресторана не найдете. А в Москве – эта ниша существует, и туда действительно приходят люди, которые хотят отделить себя от остального мира.

Executive.ru: Какие страны вас как художника особенно впечатляют?

А.Б.: Я очень люблю Италию. Уже более 10 лет регулярно подолгу бываю в Венеции и сейчас даже делаю книжечку под названием «Моя Венеция», в которой каждая глава написана в одной из хорошо мне знакомых «точек общепита» (их будет около 50). Образ такой: я пишу свои заметки от руки чернильной ручкой за столиком, в каждой из этих точек общепита, но это вовсе не значит, что это книжка про рестораны Венеции. Это только повод рассказать о моей Венеции – городе, который, как мне кажется, я чувствую и понимаю. Это ни в коем случае не рекламный проспект.

Executive.ru: Если бы ваш знакомый сейчас собирался открыть ресторан, какая сумма стартового капитала показалась бы вам достаточной для запуска проекта?

А.Б.: В среднем на это потребовалось бы 250-300 тыс. евро плюс аренда помещения, которая в Москве запредельно дорога.

Executive.ru: «Петрович» давно превратился в востребованный бренд. Какие проекты из жизни этого персонажа вы считаете наиболее успешными?

А.Б.: Давайте сразу определимся с терминологией. Для меня успешный тот проект, который принес мне удовольствие, а вот прибыли он мог и не принести. Мне очень понравилась компьютерная игра «Петрович и все, все, все», созданная в Питере. На разработку этой игры ушел год и получился очень интересный и оригинальный продукт, которым я горжусь. Мультфильм «Петрович» получил широкую известность и признание. Мне было очень любопытно разработать проект сюрпризов от «Петровича». Это был подарочный набор: упакованные в красивую тубу водка, вилка, закуска, спичечный коробок. Кстати, за разработку тубы мы получили кучу призов на всевозможных выставках дизайна. Я подошел к разработке этого проекта со всей возможной основательностью: у нас действительно в этом наборе все было наивысшего качества. От этикетки до спичечного коробка. Но… подвели партнеры. Первый человек из мира водочного бизнеса ушел в запой, второй прогорел и скрылся от своих кредиторов в неизвестном направлении… И хорошая затея приказала долго жить. Мой недавний проект – это постельное белье высочайшего качества, сделанное в Италии с моими рисунками на постельные темы «Приезжает муж из командировки…» Дизайн я разработал вместе с одним из лучших наших дизайнеров и моим другом Игорем Буровичем. Продукт получился просто шикарным, но… даже для Москвы дорогим. Сейчас мы ведем переговоры с самой крупной в России сетью по продаже постельных принадлежностей «Бель постель», и, вероятно, в будущем, чтобы удешевить продукцию нам придется размещать заказы не в Италии, а в Китае, но мне эта история в такой конфигурации уже не так интересна. Я максималист…

Executive.ru: Что для вас самое важное в процессе создания нового продукта?

А.Б.: Я очень дорожу своим имиджем. Мне очень важно, чтобы моя фамилия ассоциировалась у людей с продукцией высочайшего качества, поэтому в каждом своем проекте контролирую процесс от «а» до «я».

Executive.ru: Как вы относитесь к блогам и социальным сетям, где есть возможность пообщаться с незнакомыми людьми и получить обратную связь очень быстро?

А.Б.: Отношение мое двойственное. Сначала я загорелся идеей вести «живой журнал». Но в 2007 году я свою страничку закрыл, потому что понял, что мне не интересны люди, которые меня беспричинно хвалят и столь же беспричинно ругают. А мои друзья, с которыми я регулярно вижусь, могут мне лично высказать свою точку зрения по любому вопросу. Зачем мне с ними переписываться? Но, с другой стороны, после ухода из газеты «Известия» я понял, что мне не хватает площадки, где можно было бы выкладывать свои картинки на актуальные события и свои тексты вроде «Кошмарных снов Валентины Ивановны Матвиенко» и серии открыток в поддержку белорусских политзаключенных. Я стал это делать сначала на «Гранях.ру», а потом получил предложение писать свои посты на сайте радио «Эхо Москвы», и мне лестно, что читает меня в среднем 15 тыс. человек. Так что Интернет присутствует в моей жизни. По настоянию Люси – жены сына Антона – я зарегистрировался на Facebook и пока вникаю, почему так много людей тратит колоссальное количество времени на досуг в Cети. Свой блог я веду на портале «Сноб». Там я высказываюсь по вопросам, которые меня волнуют. И все, что там написано, это именно моя прямая речь.

Executive.ru: Кого из популярных блогеров вы читаете?

А.Б.: Я читаю блоги тех людей, с которыми я хорошо знаком и вижусь регулярно. Мне всегда интересно, что пишет Володя Сорокин, архитектор Юра Аввакумов, писатель Лева Рубинштейн.

Executive.ru: Вы упомянули, что предпочитаете действовать интуитивно, опираясь скорее на чувства, чем на разум. В чем это проявляется?

А.Б.: Я считаю, что надо заниматься только тем, что тебе искренне интересно и нравится. А если думать только про деньги – ничего не выйдет. Большую часть моих проектов я начинал только потому, что мне хотелось попробовать себя в новой сфере, а потом, если это приносило успех, я получал дивиденды. Меня до сих пор удивляет, что многие люди не могут поверить, что я что-то делаю бесплатно. Сколько грязи на меня вылили, когда я выложил на портале «Грани.ру» серию открыток , посвященных белорусской оппозиции. Конечно, большинство откликов на эту серию – положительные, но многие были искренне убеждены, что «Бильжо просто так не будет ничего рисовать. Ему заплатили оппозиционеры». Пользуясь случаем, хочу сказать, что за это мне никто не платил, как и за карикатуры на Валентину Матвиенко, выложенные там же. Это моя личная гражданская реакция на происходящее в нашей стране и в соседнем с ней государстве. Более того, за 15 лет работы в «Коммерсанте» и пять лет работы в «Известиях» (где я официально получал зарплату) я не нарисовал ни одной картинки, которая бы противоречила моему мировоззрению. Был один эпизод в «Известиях», когда случился конфликт между Грузией и Южной Осетией, который был проиллюстрирован моим рисунком, созданным безотносительно этого печального события. Увидев эту публикацию, я позвонил главному редактору известий (в то время это был Владимир Константинович Мамонтов) и попросил больше эту тему моими рисунками не иллюстрировать. И моя просьба была выполнена. Да и вообще люди, которые все измеряют деньгами, скорее имеют психологию бедных, чем богатых. Они живут в системе совсем других ценностей, которые мне не близки и не понятны. Недавно мой сын Антон, будучи студентом высших режиссерских курсов мастерской Владимира Хотиненко, снимал дебютную короткометражную картину «Данжерез Лиазон», которая была показана на «Кинотавре» и в Каннах, причем прекрасная актриса Наталья Курдюбова снималась у него совершенно бесплатно. И я очень хорошо ее понимаю. Потому что очень часто ты сначала себя в какой-то проект вкладываешь, а только потом (далеко не сразу) получаешь (или не получаешь) отдачу. Но надо не бояться рисковать.

Executive.ru: Ваш сын Антон снял короткометражный фильм. Значит, вы приняли участие в его создании?

А.Б.: Нет. Никакого. Я увидел эту картину, когда она уже была готова.

Executive.ru: Да, но вероятно вы спонсировали ее производство?

А.Б.: Я, конечно, мог спонсировать этот проект или же дать сыну денег в долг, но Антон меня об этом не попросил, а взял кредит в банке. И я как отец его понимаю: вероятно, ему хотелось полностью все сделать самостоятельно, обезопасить себя от моих советов, что меня не может не радовать. Это поступок не мальчика, но мужа. И я сына за это очень уважаю. Для творческого человека на самом деле важно понимать, что дети не находятся в тени родителей, а идут собственным путем. Хотя, признаюсь, в создании второго и третьего короткометражных фильмов сына я минимальное финансовое участие все-таки принимал. В частности, презентации картин Антона всегда устраиваются у нас в «Петровиче», но вы понимаете, что если бы мой сын вдруг решил устроить банкет где-то в другом ресторане, я бы вряд ли его правильно понял. (Смеется). Однако хочу подчеркнуть, что в творческие искания сына я не вмешиваюсь совершенно, да и финансовое мое участие на самом деле пропорционально общим затратам на создание фильма невелико. Оно просто позволяет ускорить техническую сторону процесса. Вторая короткометражка сына «Недоступен» сейчас заявлена на «Кинотавр», третья уже отснята и монтируется, и, вероятно, впоследствии все три картины будут объединены в один полнометражный фильм.

Executive.ru: Ваши пожелания нашим читателям.

А.Б.: Используйте Интернет как энциклопедию и поисковик, не тратьте драгоценное время на обсуждение с незнакомыми людьми тем, которые вам безразличны. Ведь Интернет как помогает экономить время на поиск информации и людей, так и убивает время. А время надо беречь.

Фото: facebook.com

Также смотрите:

Елена Масолова: «Вы работаете Главпочтамтом, а не менеджерами»

Ирина Хакамада: «Российский бизнес непрозрачен, потому и конфликтен»

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Здорово! Да, неплохо. Но как всегда, больше половины не договаривается. >Андрей Бильжо: «Люди, которые все измеряют деньгами, имеют психологию бедных» Естественно. Чтобы не измерять все деньгами, нужно изначально быть богатыми. Уже родиться, будучи богатыми, воспринимая деньги и материальный достаток как нечто само-собой разумеющееся. Т.е. родиться, жить и воспитываться в семье, в которой нет недостатка. В этом случае, родившиеся в такой семье люди действительно не будт измерять деньгами все подряд, но при этом будут рисковать незаметно растерять свое наследуемое богатство. При этом, родители этих людей, которые в той или иной форме еще помнят, - что значит нуждаться, - будут сохранять за собой комплекс измерения всего в деньгах до конца жизни. Т.е. согласно утверждению интрвьюента – сохранять психологию бедных, даже скопив огромное состояние и живя безбедно. >Свой бизнес он нарисовал сам. Главный герой анимационного сериала «Петрович» Вначале это был просто герой карикатур. Который перекочевал на карикатурный план из психотестов автора. С помощью этого героя, а также весьма простых рисунков, Бильжо работал с пациентами по своей основной специальности. Анимационный сериал был уже временем заката Петровича. Когда он стал больше не актуален в изменившемся обществе. >на создание сети ресторанов, где никогда не появляются «малиновые пиджаки». Малиновые пиджаки сегодня уже никто не носит, но люди с деньгами действительно к «Петровичу» сегодня не заходят, да и не испытывают в этом потребности. В первую очередь потому, что это ресторан не их уровня, круга общения и статуса, т.к. он не имеет достаточно высокого дорого и престижного уровня в их среде. Тем более, что завсегдатаи ''Петровича'' сами всегда при первой же возможности стараются под любым предлогом напроситься к ним, - а никак иначе. Будучи от них всесторонне зависимыми. Рестораны Бильжо – это место для встреч лиц, относящих себя к поздней советской интеллигенции, демократам-интеллектуалам, партийной и комсомольской номенклатуре, постаревшим переквалифицировавшимся фарцовщикам, журналистам, телевизионщикам, представителям полубогемы, лицам, относящим себя к либералам во всех отношениях, и прочей подобной публики, идеалы которой закончились вместе с СССР, а в Новой России эти люди по каким-то причинам себя не нашли или не проявили. Или же попросту утратили свое положение в обществе, так даже и не сумев в нем существенно подняться. Уединившиеся за дверями клубной ресторанной системы 90-х от окружающего их мира. И рассматривающие себя в этой связи членами некоего элитного, престижного и чуть ли не тайного запкрытого для всех прочих глаз общества. Хотя в действительности, - они просто и так никому не нужны. А вся эта завеса элитности - лишь для пускания пыли в глаза. Соответственно, нет ничего удивительного в том, что широкая коммерческая популярность ресторанного бизнеса с таким уклоном оставляет желать лучшего. Хотя на недостаток посетителей и выручки жаловаться и не приходится. Тем более, что г-н Бильжо является лишь вывеской в данном проекте, как бы он ни пытался поставить его себе в качестве заслуги. «Петрович» - это символ эпохи начала и середины 90-х. «Петрович» - это собственность и беспроигрышный логотип той эпохи, принадлежащий А.Бильжо. И именно поэтому нет никого лучше самого А.Бильжо, кто мог бы участвовать в воплощении коммерческой идеи этого проекта, в котором реально управляют делами совсем другие люди. Пусть даже и проекта не для широкого круга посетителей, а для весьма специфической части аудитории, которая по тем или иным причинам ностальгирует по своему прошлому или по прошлому страны и главное – своей работы в тот период. Последнее – отличительная часть всех завсегдатаев данного заведения. Это люди, обманутые ожиданиями не столько относительно совего будущего, сколько ожиданиями относительно своей работы, которую они представляли совсем иначе. Другой вопрос, что эта публика все более весьма специфическая. Не выделяющаяся в толпе, но становящейся особенно заметной и характерной в местах своего массового скопления. Подобно тому, как некоей подобной особенностью характеризуются люди, приходящие в церковь или поклонники японской анимации из рядов молодежной среды. Как и сама организация заведения по клубному признаку тоже вызывает сомнения. Как если бы кому-нибудь пришло в голову организовать сеть закрытых клубных кафе «Масяня» или «Смешарики», - которые по определению должны быть публично открытыми. Фактически, проект, изначально задумывавшийся как некий центр мироздания для телевизионной и журналистской богемы, в итоге себя не оправдал. Поскольку указанная публика традиционно предпочитала ходить в те места, в которых можно было встретить клиентов с деньгами, связями и протекциями, которые представители данного сообщества ищут в первую очередь. Как результат, по мере «остывания» духа 90-х и все большей коммерциализации журналистско-телевизионной категории работников, популярность заведения все более пошла на спад. Следствием чего стало появление там упомянутых выше категорий публики из числа различного рода «отставников». >За все эти годы мы не заплатили за рекламу ресторанов «Петрович» ни одного рубля, хотя про нас было написано несколько сотен статей и подготовлено огромное количество сюжетов для радио и телевидения. Естественно. Ведь на это и делался основной уклон. Поскольку сама журналистская и телевизонная публика делала рекламу тому месту, в котором любила проводить время. Причем, совершенно бесплатно. В этом и заключалась особенность продвижения данного проекта. Поскольку в среде журналистов и благоадря особенностям этой среды подобная информация распространяется едва ли не так быстро, как и благодаря актерам. Собственно, с точки зрения самого проекта ресторан сегодня ничем не выделяется. Поэтому если вы относите себя к различного рода категориям лиц, приведенным выше, - можете смело его посетить, если вас туда пустят по чужой рекомендации. Часто нужно еще поунижаться, чтобы кто-то из побитых молью завсегдатаев замолвил за вас слово, хотя чаще всего вопрос решается за неплохие деньги, - кое-кто из завсегдатаев, видимо с ведома администрации и руководства, активно зарабатывает на своих рекомендациях чужакам для получения карточек, беря с них за это хорошие деньги и тем самым расширяя круг ''допущенных лиц'', а заодно и коммерческую клиентуру заведения, чтобы окончательно не прогореть из-за нехватки поступления средств. Но на моей памяти достаточно было просто прийти в ''Петрович'' в компании кого-либо из этих лиц из числа завсегдатаев. Если вы были ''с кем-то'', то вас пускали. Дальше можно было либо оставаться с этим кем-то из завсегдатаев, либо пользоваться услугами заведения самостоятельно. Чем завсегдатаи и пользовались, просто проводя за личное вознаграждение с собой по своим карточкам якобы знакомых. Деньги они брали по договоренности. Богема, однако ! Выход из заведения был свободен - без всяких карточек. Как сейчас, - не знаю. Правда, не все бывают в восторге от духа 90-х, который несмотря на все ухищрения сохраняется в данных ресторанах. Т.е. всегда присутствует ощущение какой-то неустроенности и временности во всем, которая, вероятно, по мнению авторов проекта должна придавать ресторану особый шарм. В реальности же это больше создает какое-то вокзальное настроение, в результате чего с какого-то момента непроизвольно начинаешь посматривать на часы, - а не ушел ли твой поезд ? >Сейчас «Петрович» – достаточно закрытый клуб, где наши гости гарантировано встречают людей своего круга, так как получить пропуск можно лишь по рекомендации двоих завсегдатаев «Петровича». Клубная система, также принята в 90-е, сохранилась и здесь, будучи выдаваемой за нечто необходимое и олицетворяющее собой шик заведения. В реальности же за этими карточками ничего внутри не скрывается. Ни особой кухни, ни особого интерьера, ни чего-либо еще, кроме упомянутой обстановки 90-х и ощущения привокзального буфета, о которых я писал выше. Сами понимаете, что использование клубной системы в подобной сиутации не столько даже не оправдано, сколько играет глубоко профилактическую роль, - она не дает нормальным людям с улицы заходить внутрь и «вариться в соку» той публики, которая там присутствует. Публики, заметим, с душком, о специфике которой я писал выше. Но еще не растратившей свои деньги, гонор, претензию на известность и т.д. Что и позволяет ей оставаться завсегдатаями данного места. Вернее, закрытого от окружающего мира оазиса 90-х. >А в Москве – эта ниша существует, и туда действительно приходят люди, которые хотят отделить себя от остального мира. Кстати говоря, - «Петрович» от них отличается только сегментом рынка и аудиторией. А так, - подход в общем и целом тот же. Но общий вывод в отношении иностранного ресторанного бизнеса сделан совершенно верно, - идти нужно именно туда, где меньше всего туристов, - вдали от туристических кварталов, где кухня не поставлена на поток, и где больше и чаще можно встретить местных жителей. Хотя проведение времени в этих ресторанах и не всегда будет комфортным, несмотря на прекрасную кухню. Не говоря уже о том, что следует быть крайне осторожным с выбором даже внешне невинных на вид блюд. Поскольку непривычный к местным кулинарным особенностям организм может просто не принять экзотическую пищу. В результате чего наутро вы рискуете проснуть с ощущением, что у вас выжгли весь пищевод и внутренние органы, - настолько серьезной будет пищевая интоксикация. >Но надо не бояться рисковать. На все никогда не хватит денег. И все проекты, которые в исполнении и по оценкам автора и близких ему людей выглядят гениальными, всегда в итоге будут оказываться малоуспешными. Именно потому, что они полностью воплощают замысел автора, который не соотносится с потребностями рынка и массового потребления. Покупателям просто эт оне нравится и не интересно. А.Бильжо по сути так и остался на уровне середины 90-х, когда период в его творчестве и работе был наиболее плодотворным. А время уже ушло. И все изменилось. И сегодня уже подростки на вопрос о «Петровиче» часто смотрят непонимающими глазами. Все хорошо в свое время. И в том виде, в каком публика готова это принимать. А не в том, как это кажется наиболее удачным автору, и в каком виде, как он считает, публике нужно это принимать и воспринимать. >Однако хочу подчеркнуть, что в творческие искания сына я не вмешиваюсь совершенно, да и финансовое мое участие на самом деле пропорционально общим затратам на создание фильма невелико. Интересно, а из каких средств был в итоге погашен банковский кредит ? Подобные кино-проекты ведь редко бывают коммерчески успешными. Откуда взялись в этом случае необходимые деньги ? И вот здесь всегда возникает тайна великая, покрытая завесой молчания. >А время надо беречь. Время – материя жизни. И тратится эта материя вне зависимости от того, как именно живет человек. И сберечь время поэтому нельзя. Николай Ю.Романов
Партнер, Украина

Согласен с автором: по настоящему успешные люди занимаются тем, что им нравится.
Деньги - это как нечто само собой разумеющееся, но немного на втором плане. Это скорее индикатор успешности проекта. Если проект был сделан правильно и действительно приносит пользу, деньги - придут!
Критиковать автора, конечно, можно. Как и любого другого человека в любом деле.
Одно я знаю точно - немного найдется психиатров и художников, которые умудрились состояться в коммерческом плане и стать предметом интересов e-xe.
У автора это получилось и пусть продолжает получаться:)

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Критиковать автора, конечно, можно. Как и любого другого человека в любом деле. А зачем его критиковать ? Проект ведь не его, а людей, которые эксплуатируют имиджинговую идею А.Бильжо. Его в проекте - только Петрович, а все остальное - труд других людей. Т.е. А.Бильжо участвует в проекте только благодаря своему герою, в то время как эксплуатируют проект под этот образ другие люди. По аналогии с тем, как если бы очень известного в свое время Я.Гашека пригласили под организацию некоего пивного заведения, то использовали бы не его мастерство фельетониста и не какие-либо еще качества, а имидж его наиболее известного героя. Т.е. ресторан назывался бы ''Швейк'' или ''У Швейка'' (аналогичный пивной проект имел ранее место в Москве, - как сейчас, не знаю). Но при этом бы сам Я.Гашек выполнял бы в нем роль почетного оплачиваемого председателя с долей участия в бизнесе, а всю остальную работу делали бы приглашенные и ангажированные серьезными инвесторами лица. Т.е. здесь, в процессе организации бизнеса каждому отводится своя роль. В том числе и интервьюенту.
Researcher, Украина
Николай Юрьевич, а что вы скажете вот на это?
Я очень дорожу своим имиджем. Мне очень важно, чтобы моя фамилия ассоциировалась у людей с продукцией высочайшего качества, поэтому в каждом своем проекте контролирую процесс от «а» до «я».
Фальсификация??? Интервьюируемое лицо полон сил заявить о подконтрольности ему данного бизнеса! Вопрос уполномочен ли он так заявлять? :D Или мы уже наблюдаем тенденцию, когда люди бизнеса уже договариваясь между собой, и уже не просто распределяют роли и зоны ответственности, но и поддерживают друг друга (как партнеров), гораздо в более высокой инициативности каких либо процессов. Осознавая, конечно, что все поддается корректировке на внутренних ''совещаниях''. То есть либо речь идет о новом управленческом подходе, либо А.Бильжо - просто баловень судьбы, который действительно может себе позволить такой подход!?!
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург

Я писал об этом выше. Он - артист, художник, лицо творческого действия. Он создает нечто, что лично ему кажется шедевральным. Т.е. то, во что он, как создатель, уже не знает, что еще можно добавить. Т.е. то, что в его глазах выглядит законченным совершенством. Но отнюдь не является таковым в глаза потребителя. Как массового, так и иизбирательного. А заодно и производителя, понимающего это. Тем более, с поправкой на то, что придется еще и платить ''авторские''. Т.е. товар и продукт изначально не ходовой. О чем он и сам упоминает в интервью. Да и вы сами можете составить себе впечатление относительно того, что им создается. Насколько бы вы лично хотели приобретать и использовать нечто подобное на более-менее регулярной потребительской или даже разовой сувенирной основе. По сути - ничего. Как результат, - то, что автор (как и все нынешние ''сверхгениальные'' российские артисты поголовно) считает шедевром и чем-то высококачественным, с потребительской точки зрения таким не является. Это не сверхдорогие шикарные автомобили ''Бугатти'' ранних шутчных авторских выпусков, когда их создатель сам решал, кому он хочет продавать машину, а кому - нет. Не та ситуация. Это не более чем полуэапатажные поделки, выпускаемые в тот период, когда общество менее всего заинтересовано в их потреблении и вообще к вниманию к ним. Подобными вещами на Западе обычно занимаются мелкие ремесленные мастерские. Да и то - штучно, на частный заказ. Как если бы сам Андрей Георгиевич Бильжо сидел в своей мастерской и штучно, артизанальным образом, выполнял бы своим авторским трудом или с подмастерьями что-то по своим эскизам и рисункам. За своей маркой. И по своим ценам. Так что противоречия здесь нет.

Николай Ю.Романов

Генеральный директор, Нижний Новгород

ИМХО, надо быть очень больным человеком что бы ''разбирать каждую статью/интервью по косточкам''. Даже сказки. Это какой же комплекс надо носить внутри, чтоб наружу весь этот навоз выплескивать, а?
Коля, мне тебя просто жаль.

Researcher, Украина

Спасибо. По поводу ''баловня судьбы'' - это, ... :D
Получается что намечающемуся проекту, необходимо опереться на некий образ (в качестве системного продукта), который будет неизменен на протяжении всего проекта! Вот как раз задачей для таких людей, как А.Бильжо, и является контролировать соответствие -созданного им образа - OnLine, -как говориться.
Хорошая профессия, однако!

Вот чем плохо это по отношению к России (при таком подходе), так это - ''однобокость'', создаваемых образов и их не полное соответствие (''подгонка'') потребностям российского потребителя (как изначальное условие). Ведь создатель образа, само понятие в России эфемерно. -Не то законодательство, и отношение к образам!

А создать что-то, свое, подходящее и полностью соответствующее потребностям потребителя, конечно же помешает воровство. То есть ничего путного создаваться не будет, особенно то, что требует вложений. Это просто сопрут!
Даже если образ оплатят одним разом, как продукт. То в результате эксплуатации, он однозначно будет претерпевать изменения, до полной потери ЦА. У нас это потом называют - проект исчерпал себя!

Хотя на самом деле - проект запустили. Вот одна из многих причин, почему на наших просторах все больше краткосрочных проектов.
Либо стартАп и продажа. Удержать бизнес (особенно успешный) - никому не удастся!
Либо для начинания необходимо выезжать за рубеж.... Кому интересно строить дом на болоте!

Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Хорошая профессия, однако! Почему ? Это целое направление в бизнесе. Иногда оно совпадает с ''семейной маркой'', а иногда нет. Например, вина семьи Ротшильдов не отличаются чем-то очень выдающимся в плане вкуса, аромата, состава и т.д. Но использование ''семейного имени'' автоматически делает их не только очень дорогими, - даже на уровне ''Шато Марго'', - но и покупаемыми. Или аналогичный проект Ж.Депардье. Правда, винодел из него никудышный, - вино у Депардье действительно так себе. Но использование правильной этикетки также делает их очень покупаемыми в среде любителей кинематографа и данного актера. В свое время нью-йоркские рестораторы умоляли Марка Твена на любых условиях предоставить им право открыть первый прообраз сетевых ресторанчиков и точек тогдашнего (по тем временам) общепита - сети ''Том Сойер'' и ''Гек Финн''. Поскольку популярность этих книжных героев была колоссальной. Причем, даже Гек Финн по популярности опережал Тома. Но Марк Твен отказался. Или ''Полковник'' из ''KFC''. Или те же ''Масяня'' и ''Смешарики''. Если бы их создатели регулярно не грызлись между собой, а действовали бы сообща, то и с помощью данных героев можно было бы открыть подобный самый широкий ресторанно-кафейный бизнес молодежной и детской ориентации под этими названиями. Используя имиджинговую популярность героев. Правда, на ''Масяне'' уже можно поставить крест, - персонаж забыт, т.к. молодежь эволюционирует, и стоит какому-то герою хоть ненадолго исчезнуть, как его забывают. А ''Смешарики'' - вполне себе еще поживут, если делать такой проект. Поскольку ориентированы на детскую аудиторию и их родителей. Подобных примеров много. Важен имидж, создаваемый неким лицом или образом, которые берут в качестве основы имиджинговой стратегии проекта. В данном случае это был Петрович А.Бильжо, под образ которого выстраивался проект. И на котором он фактически и держится. Так что автор рисунков вполне может говорить о том, что контролирует здесь бизнес. Стоит ему через суд отозвать право на использование имиджингового образа, как бизнес закончится. Или переименуется в какого-нибудь очередного ... Арсентьича. Другой вопрос, - зачем это нужно ? Деньги проект приносит неплохие. Автор Петровича в достатке. От самого автора рисунков ничего не зависит. Известность ему проект добавляет, - художник-ресторатор, однако. И т.д. Т.е. здесь по сути, как я уже писал, львиная доля содержания вопроса остается за рамками интервью. Сами посудите, - откуда у самого ''врача-мозговеда'', от которого отказались даже самые радикально настроенные журналисты и время которого уже прошло, великие сотни тысяч на самостоятельную организацию ранее ему не известного ресторанного бизнеса в таких масштабах ? Другой вопрос, что бизнес по понятным причинам начинает сдавать. Петрович сегодня уже не актуален. Поскольку на газетных полосах его не увидишь, как раньше. Поэтому и приходится прибегать к рекламе. Да еще и с элементами образа элитности заведения. >Коля, мне тебя просто жаль. ''Расти большой - не будь лапшой''. Впрочем, в чем-то вы действительно правы. Личность действительно крайне сомнительная, - вне зависимости от того, у кого бы она ни появлялась в качестве журналиста в период своего расцвета. Памятуя ее позицию, высказывания и содержание материалов и карикатур. И столько времени в комментарии на нее можно было бы и не тратить. Николай Ю.Романов
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Количество повысивших зарплату компаний в РФ выросло в два раза

По состоянию на начало января заработная плата персоналу была повышена в течение последнего полугодия уже в 36% предприятий и организаций.

Красота стала реже влиять на трудоустройство и карьеру

Сказывается распространенность удаленной работы.

В «Ленте» будет трудиться робот-уборщик

Планируется, что он будет работать круглосуточно семь дней в неделю с небольшими циклами зарядки.

68% российских компаний используют труд роботов

ИИ применяют в ритейле, банках, промышленности и телекоме для оптимизации работы с клиентами, бизнес-процессов и производства.