«Людей, разбирающихся в пиве, у нас пока мало»

В треугольнике «государство-производитель пива-потребитель пива» до сих пор много непонимания и противоречий. Налоги, акцизы, юридические аспекты работы пивоваренного бизнеса, качество продукции, уровень алкоголизма среди населения и степень «пивной» разборчивости в массах – все это вызывает многочисленные споры и дискуссии.

Устранить проблемные моменты и наладить в этой «тройке» комфортное существование пока не получается. Удастся ли? Ряд ключевых тенденций в российском пивоварении Executive обсудил с генеральным директором пивоваренной компании «Очаково» Владимиром Антоновым.

Executive: Пивная отрасль России более чем на 80% представлена иностранным капиталом. Какие трудности это создает для отечественных производителей пива?

Владимир Антонов: Такое положение дел, конечно, не новость. Последний завод «Красный восток» был куплен иностранцами в Казани около трех лет назад. После проведения этой сделки можно говорить, что весь пивной рынок в России принадлежит иностранным компаниям. Исключение составляют разве что маленькие заводы, которые для иностранцев не представляют интереса. Все крупные предприятия, кроме «Очаково», куплены иностранными компаниями и принадлежат им.

Executive: Насколько приемлема такая ситуация?

В.А.: Здесь есть свои плюсы и минусы. Плюсы заключаются в том, что главенство иностранных компаний в этой сфере позволяет развивать в нашей стране передовой зарубежный опыт. С другой стороны, многие новые технологии в этой области апробируются в первую очередь на российском потребителе. На Западе такое неприемлемо. Для нас это, конечно, минус. Речь, например, о производстве пива не из солода. Как известно, традиционно пиво делается из пророщенного в специальных условиях зерна. Работа с этим сырьем – весьма затратное производство: требуется только особенное жизнеспособное зерно. А при использовании новых технологии зерно для производства пива можно взять практически любое, хоть фуражное, и, как говорил Остап Бендер, получить самогон из табуретки. Пиво из табуреток варить еще не научились, а вот варить его из любого зерна за счет обработки сырья искусственными ферментами уже умеют.

При советской власти пиво по такой технологии тоже изготавливали. И мы его варим, но тут все зависит от рецептуры определенного сорта пива. Например, в «Жигулевское» мы добавляем до 20% несоложенных материалов. Есть сорта, в которые для придания оригинального вкуса добавляют специальные ингредиенты. Например, кукурузу или рис. Но эти ингредиенты добавляются в небольших количествах.

А так, при желании, можно делать пиво на 100% из несолодового зерна. Есть компании, которые так и поступают. Мы варим пиво по классической технологии, так как наше производство спроектировано под это, наши мощности настроены на классическое пивоварение.

Executive: Как аномальная жара лета 2010 года сказалась на стоимости пивного сырья и, в конечном счете, на ценнике готовой продукции?

В.А.: Жара не могла не сказаться. Например, рост цен на ячмень по сравнению с позапрошлым годом идет гораздо интенсивнее. При этом наблюдается повышение цен на все сельскохозяйственные культуры, применяемые в пивоварении. Первой стала расти в цене гречка, затем – ячмень, который, кстати, в прошлом году не уродился. Цена на него по сравнению с позапрошлым годом возросла троекратно. Солод также будет стоить еще дороже. В результате пиво, конечно, подорожает.

Executive: Новый техрегламент, проект которого в виде федерального закона был принят Госдумой в первом чтении в прошлом году, по ряду положений вызывает у пивоваров несогласие и протест. Какие ключевые задачи, на ваш взгляд, новая версия этого документа не решает?

В.А.: Эти технические регламенты обсуждаются уже не первое десятилетие. В данном случае, видимо, сверху поступила команда перейти на регулирование рыночной деятельности посредством конкретно этого регламента.

Но у нас ведь есть ГОСТ, которым мы руководствуемся. По таким государственным стандартам мы работаем всю жизнь. Для обеспечения качества продукции этого вполне достаточно.

Проблема в том, что закон о техническом регулировании в принципе повторяет положения ГОСТа, но при этом не регламентирует и не ограничивает применения несоложеного сырья. Мы считаем, что это губит на корню все традиции классического пивоварения.

Конечно, кто-то скажет: а что в этом плохого? Например, о пользе и вреде генномодифицированных продуктов ученые спорят до сих пор. То же самое можно и сказать о несолодовом сырье, которое сейчас стало повсеместно использоваться для производства пива. Как скажется на здоровье потребление такого пива – не знает никто. Я не медик, и в данном случае мне трудно давать заключения. Но в целом я считаю, что это негативная тенденция.

Executive: У пивоваров вызывает нарекания и акцизная политика государства. В 2010 году акцизы на пиво были увеличены в три раза. Удалось ли государству за счет таких мер добиться поставленных целей – утроить сборы?

В.А.: Государству всегда не хватает денег. В 2010 году акцизы увеличились в три раза. С 1 января 2011 года акцизы хоть и незначительно, но тоже будут повышены. С одной стороны, конечно, радует то, что акцизы увеличиваются троекратно не каждый год. Еще один позитивный момент – есть план повышения акцизов. То есть мы знаем, как они будут расти в 2011, 2012, 2013 году… То есть мы в курсе, чего ждать в этом направлении при условии, что эти планы государства не будут меняться.

Executive: Как увеличение акцизов сказалось на показателях «Очаково»?

В.А.: Конечно, объемы производства и у нас, и в целом по отрасли упали.

Executive: Инициаторы ограничения розничной продажи пива предлагают запретить продажу пива в ларьках и палатках. Как вы оцениваете такую перспективу и каковы ее возможные последствия?

В.А.: Эти точки сбыта - сегмент, обеспечивающий реализацию большого объема продукции. По разным оценкам, в ларьках продается от 20 до 30% пива. Но дело тут не столько в самих ларьках, сколько в том, что в торговле следует навести порядок в целом. Речь, конечно же, о продаже в этих ларьках и палатках пива несовершеннолетним. Это безобразие, и с этим злом нужно вести активную борьбу, прежде всего, за счет применения административных мер.

Executive: Государство имеет возможность бороться с нелегальным алкогольным рынком? В Европейских странах с этим злом бороться научились, у нас пока особых побед не видно.

В.А.: Я работаю в этой сфере уже много лет. И могу сказать, что проблема нелегального алкоголя стала актуальной после наступления в нашей стране эры демократии. При советской власти я никогда не слышал о нелегальной водке. Самогонщики были, а нелегальной водки – нет. Не представляю, кто в то время мог произвести нелегальную водку и выставить ее на продажу.

Сейчас такое сплошь и рядом. Это опять же свидетельствует о том, что в торговле следует навести порядок. К примеру, магазин продает бутылку водки за 100 рублей. Соответственно с этой суммы платит акцизы и другие сборы. То есть производителю нелегального алкоголя вообще не будет смысла заниматься изготовлением водки за 20 рублей.

При советской власти я работал на спирто-водочном заводе. Мы отпускали спирт по цене 6,6 рублей за десять литров. Ящик водки продавали за 3,6 рубля. А в магазине бутылка водки стоила 3,62 рубля! Вся выручка из магазина шла государству. Так что сейчас эта сфера требует усиления контроля.

Мы любим обращать внимание на то, как эти проблемы решаются на Западе. Могу сказать, что, например, в Нью-Йорке в воскресенье в магазине нельзя купить водку. Хочется выпить – иди в ресторан и пей водку стопками. Приобрести водку вечером тоже нельзя.

Почему в Москве нельзя урегулировать этот вопрос? Например, создать специальные вино-водочные магазины, посещая которые, покупатель приобретает качественный товар, получает чек. Кассовые аппараты в таких магазинах можно настроить таким образом, чтобы с каждой проданной бутылки водки часть денег уходила государству. Таким образом можно будет навести порядок в больших городах. Что касается деревни - там ситуация несколько другая – там водку не пьют, а употребляют другие «жидкости».

Executive: Сегодня российские законодатели ставят вопрос о том, чтобы пиво было отнесено к алкогольной продукции. Прокомментируйте, пожалуйста, ваше видение последствий принятия такого решения.

В.А.: Наше предприятие разливает все виды напитков, как алкогольных, так и безалкогольных. Таких универсальных компаний в нашей стране, скажем прямо, немного. Не понаслышке знаю, что значит создать алкогольную продукцию, а потом ее продать. Для того, чтобы выпустить алкогольный напиток определенной марки, нужно получить соответствующее разрешение и выполнить множество других условий. Кажется, что масса подобных требований способствует борьбе с некачественной продукцией, но, как показывает практика, это лишь создает лишние препоны легальным производителям.

Из-за таких формальных барьеров и сложностей мы неоднократно сталкивались с необходимостью приостанавливать производство. Например, нельзя запускать линию, пока не приедет налоговый инспектор с проверкой. А он может опоздать, в результате линия простаивает. В свое время на встрече с министром экономического развития России Германом Грефом я поднимал этот вопрос – почему мы не можем запустить производство без визита сотрудника налоговой службы? Уж не знаю, поспособствовал ли Греф разрешению этой ситуации, но через некоторое время это требование отменили.

Возвращаясь к ситуации с получением марки. Чтобы ее получить, нужно предоставить справку о том, что у нас нет задолженности перед государством. Мы идем в один департамент получать марку, они требуют эту справку, причем не одну, а целую подборку документов. И если мы не успеем подать все необходимые документы до определенного числа – придется их собирать заново.

Однажды случилась совсем уже комичная ситуация – компьютер в налоговой показал задолженность семь рублей. Мы предложили оплатить ее тут же, на месте. Нам отказали, предложив сходить в банк и оформить все в установленном порядке.

Подобных барьеров очень много. Например, чтобы отгрузить спирт, нужно получить разрешение у министерства. Про получение лицензии вообще отдельный разговор - для этого нужно собрать очень много документации, разрешений, начиная от пожарников и заканчивая СЭС…

Executive: Есть мнение, что многие «антипивные» инициативы вызваны прямой связью политической элиты, прежде всего на федеральном законодательном и региональном уровнях с водочными производствами, которые являются конкурентами производителей пива. Насколько это утверждение соответствует истине?

В.А.: Я не могу назвать фамилии депутатов, владеющих водочными заводами, потому что просто их не знаю. По слухам, да, есть такие депутаты-лоббисты, которые владеют водочным бизнесом. Но я не могу этого подтвердить. А то, что пивоваренное производство мешает производителям водки увеличивать объемы сбыта – действительно факт. Обратите внимание, молодежь сейчас уже не пьет водку в таких количествах как раньше, она предпочитает пиво. Отсюда и противостояние производителей водки и пива.

Executive: Кстати о молодежи. В последнее время пивной алкоголизм, охвативший ее, выносится в качестве отдельной проблемы. Как вы можете прокомментировать ситуацию?

В.А.: Никто не спорит, что при употреблении пива в больших количествах человек наносит своему здоровью вред. Хорошо, давайте запретим пиво и алкоголь, введем новый сухой закон. А что будет предложено потребителю взамен? Он ведь должен иметь какой-то способ разрядиться, отдушину.

Я считаю, что нужно взращивать культуру пития в России, учить людей разбираться в пиве и алкоголе, вести себя в этом плане цивилизованно. У нас же пока все выглядит иначе – выпил пиво и тут же выкинул бутылку себе под ноги.

Executive: Как следует повышать культуру пития? Российский потребитель в целом разбирается в пиве?

В.А.: Людей, разбирающихся в пиве и умеющих его употреблять красиво, цивилизованно, очень мало. Согласитесь, заведения, где можно посидеть с друзьями, выпить пива, культурно отдохнуть, рассчитаны не на средний российский кошелек. Пиво там стоит дорого, заведения эти сосредоточены, как правило, в центре города. В спальных районах они практически не встречаются. Так что таких мест должно быть больше, и они должны быть доступнее простым людям.

Executive: Сможем ли мы когда-нибудь проводить российский аналог Октоберфеста?

В.А.: Октоберфест – это всего три недели, в течение которых собираются мюнхенские пивовары и почитатели пива. В Германии и без Октоберфеста совсем другое отношение к пиву.

Я могу рассказать, как организовал на своей пивоварне рыцарский турнир и праздник баварский Принц Люитпольд фон Байерн. На мероприятии полностью воссоздана атмосфера Средневековья. На стадионе зрители следят за рыцарским турниром, который проводят специально приглашенные каскадеры из Голливуда. Не хочешь смотреть турнир? Можно наблюдать за работой настоящих кузнецов, кожевников. Я даже видел цирюльника, который работал при помощи старинных инструментов. Я поинтересовался, сколько платят эти люди, чтобы продемонстрировать здесь, на празднике, свои умения? Мне ответили, что организаторы сами платят ремесленникам, чтобы те создавали соответствующую «душевную» атмосферу.

Представьте себе фестиваль пива в Москве. Попробуй проберись на его территорию с глиняной свистулькой! Сколько шкур с тебя сдерут, прежде чем дадут возможность выступить, я не говорю уже о том, что на таком фестивале ремесленники вообще ничего не смогут заработать. Наши подобные мероприятия пока могут похвастаться разве что излишним пафосом и гламуром. О воспитании какой культуры питья можно говорить?

Фото: AlcoExpert.ru


Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Владимир Антонов: «Людей, разбирающихся в пиве, у нас пока мало» Для современного пивного рынка и его участников этого и не требуется. Требуется максимизация потребления напитка, в данном конкретном случае основанная на развитии у людей зависимости от него, по аналогии с широко известной традиционной продукции компаний «Пепси-Ко» и «Кока-Кола», содержащей очень слабый синтетический наркотик, со временем вызывающий незначительную, но вместе с тем вполне устойчивую зависимость, понуждая людей с развившейся подобной зависимостью продолжать потреблять продукцию указанных компаний. Тем самым формируя устойчивый спрос на продукцию. Ведь для успеха подобного бизнеса нет ничего лучше устойчивой привязанности или даже зависимости клиентов от потребляемой ими продукции. Что мы и наблюдаем для самых разных компаний и их продуктов. В частности, и для современного напитка, лишь номинально называемого пивом. Но являющегося в реальности не продуктом традиционного пивоварения, а результатом работы сугубо химических по своему характеру предприятий. Тем более, в России, и когда это еще и произведено сугубо для России. Поскольку ни для кого из выезжающих за рубеж, - например, в развитые в пивоваренном отношении страны Западной Европы, - не секрет то, насколько отличается по вкусу и содрежанию местная бутилированная пивная продукция с теми же наклейками и этикетками той же самой марки от того ее бутилированного содержимого, которое можно встретить на полках магазинов в России. Небо и земля. И по вкусу, и по запаху, и по цвету, и по консистенции. Касается это не только традиционных импортных марок, производимых для России и стран СНГ или ввозимых в Россию, но и собственно российских. Над которыми также устанавливается абсолютный рыночный потребительский контроль иностранного капитала с тем же самым присущим ему принципом, - «чем большую устойчивую зависимость удастся вызвать у клиента, тем больше можно преуспеть в бизнесе». Что не так уж и сложно с учетом сугубо химического характера современного пивного производства в России и его игредиентов. Тем более, что даже будучи самостоятельными, - без формального участия иностранного капитала, - российские производители пива никогда не славились качеством продукции. Так что приобретение контроля над этими предприятиями иностранцев идет даже на пользу качеству производимой ими продукции в том, что касается контроля за технологией производственного процесса. Но отнюдь не на пользу потребителям с развивающейся у них зависимостью от пенного суррогата под названием «пиво». >И мы его варим, но тут все зависит от рецептуры определенного сорта пива. Например, в «Жигулевское» мы добавляем до 20% несоложенных материалов. Кстати, вопрос к интервьюеру. Почему практически всегда, когда я захожу выпить кружечку пива с коллегами в пивной бар-ресторан «Жигули» на бывшем Калиниском проспекте в Москве (Новый Арбат), всегда и и систематически пиво «Жигули» недвусмысленно отдает ацетоном ? И на запах и на вкус (присутствующие специалисты-«технари» знают, что это за специфическое ощущение на языке при работе с испаряющимися ацетон-содержащими препаратами) ? Или это тоже несоложеныне материалы так влияют ? По крайней мере, налицо явно элементарное нарушение технологии производства в погоне за массовостью выпуска. Кстати, именно в этой связи дело сегодня в России доходит до того, что люди начинают варить пиво дома сами, - по аналогии с некогда популярным в народе самогонным ремеслом. Часто весьма необоснованно считая, что у них это получится лучше, чем на предприятиях, - с меньшим содержанием всяких вредных веществ, что далеко не всегда соответствует действительности. >В результате пиво, конечно, подорожает. Кстати, в этой связи интересным элементом современной политики также является т.н. «пивное политическое лобби». Ведь имея в качестве активного населения страны людей с устойчивой зависимостью от какого-либо наркотика или иной пагубной привычки, не так сложно направить толпу этих людей в нужном направлении и на нужные оппозиционные бастионы. Для чего всего лишь достаточно ограничить или прекратить производство в стране в данном случае пива. Или лимитировать его дистрибуцию. Не говоря уже о повышении цен. Разгоряченное население, снедаемое пивной зависимостью, сметет любую власть или иную силу, стоящую между ним и привычным хмельным напитком. Или его суррогатом под тем же названием. Как то происходило в советские годы с сигаретами, водкой, дешевым вином и т.д. Зависимые люди не разбирают, - где правда, а где манипулирование. Им важно получить вожделенное. Любой ценой. А все, что им мешает этого добиться, автоматически расценивается как плохое, вредное, негативное и подлежащее устранению. Вот почему, если России когда-либо и придется переживать очередную революцию или смену власти, то это будет самый обычный срежиссированный «пивной путч» или «сигаретный путч», по аналогии с тем, как это уже бывало в той же плоскости применения в советские годы. А то и то и другое вместе взятое, основанные на зависимости людей от синтетического пива. Ведь помимо информационных сетей поведение людей, их образ жизни, мысли и т.д. контролируют их устойчивые привычки. А в случае государства и его народонаселения в целом, - подобного рода привычки, возведенные в общенациональную зависимость от алкоголя и иных вредных пристрастий. В частности от хмельного напитка Джона «Ячменное Зерно». Производство которого контролируется опять-таки иностранцами, имеющими в отношении России совершенно конкретные перспективы и видение ее будущего. В подобной ситуации, - толкни такое проспиртованное и заросшее пивным жиром государство, и оно рухнет. И послушно пойдет туда, куда скажут. В данном случае, - вслед за бутылкой пива. >Мы считаем, что это губит на корню все традиции классического пивоварения. Совершенно верно. Принимаемые регламенты отражают количественные потребности в насыщении рынка продуктом и обеспечени его максимальной доступности для все хслоев общества, но отнюдь не обеспечение высоких качественных и иных свойств напитка, характерных для традиционного пивоварения. Т.е. в очередной раз количество побеждает качество. И более того, количество всячески поощряется. Поскольку пиво сегодня в современном обществе – это аналог коммунистической идеологии ХХ века. Как и современный аналог любой иной идеологии тоталитарного характера прошлого. Фактор управляемого объединения масс, их идеология, их оружие, их устремление. Воплощенный во вполне конкретном пенном синтетическом напитке, вызывающем у людей зависимость. Поэтому лозунгом современного общества являются скорее слова «Даешь пиво!», по аналогии с лозунгами экономического и политического характера прошлого столетия. Под знамена которого готово встать чуть ли не поголовно все мужское и женское население страны, а также подростки и дети, для которых пивная зависимость развивается быстрее, чем у взрослых, равно как и ее последстваия проявляются гораздо в более серьезных формах. >Как скажется на здоровье потребление такого пива – не знает никто. Я не медик, и в данном случае мне трудно давать заключения. Но в целом я считаю, что это негативная тенденция. Если верить тому, что пишут на данную тему в литературе, то основную угрозу в генномодифицированной продукции представляют белки. Поскольку в отличие от них, все остальные «ингредиенты» генномодифицированной продукции полностью расщепляются ферментами организма в процессе пищеварения на составные части и усваиваются без последствий. Пример чему - те же аминокислоты. В то время как белки разрушаются в процессе пищеварения не полностью, часто будучи усваиваемыми организмом практически в неизменном виде. Следствием чего является гарантированное встраиваение изменённых белковых цепочек в организм, их репликация и т.д. Следствием чего опять-таки гарантированно становятся самые причудливые заболевания и изменения характера наследственности. В пиве белков не особенно много. Да и разрушению в процессе всех химических манипуляций они подвергаются весьма кокнретному. Со всеми из того вытекающими. Так что угроза, содержащаяся в пиве, по-прежнему будет проистекать от развития зависимости у организма от этого напитка, а не от генномодифицированного сырья, направляемого на его произвосдтво. >Еще один позитивный момент – есть план повышения акцизов. То есть мы знаем, как они будут расти в 2011, 2012, 2013 году… Правильно. Зависимость – она и есть зависимость. Как от наркотиков. Люди в силу развивающейся у них зависимости будут продолжать платить, платить, платить и платить, тратя на пиво все более возрастающий объем семейного и личного бюджета. Даже не задумываясь об этом. Лишь бы еще раз выпить пива. Зависимость, подстегиваемая рынком, - зависимость, выгодная государству. Как раньше, в СССР, отдавали деньги за бутылку дешевого портвейна, то сейчас отдают деньги за банку самого дешевого пива. >Не представляю, кто в то время мог произвести нелегальную водку и выставить ее на продажу. … Сейчас такое сплошь и рядом. Это опять же свидетельствует о том, что в торговле следует навести порядок. С исчезновением государственной монополии этот вопрос больше не стоит ни перед кем. В то время как при наличии на алкогольную продукцию гос.монополии и гос.контроля, любой поддельный продукт воспринимался бы как удар по национальным интересам. А лица, которые бы чем-то подобным занимались, - как враги государства. Со всеми для них вытекающими. Так что здесь дело не в торговле. А в жестком и постоянном государственном контроле на всех без исключения предприятиях, производящих алкогольную продукцию. Если уж идея государственной монополии на производство и распространения данной продукции кому-то серьезно бьет по карманным или коммерческим интересам. Так что здесь не в торговле дело. Ведь торговец – что ему принесли, то он и продает. Не сам же он разливает спирт в подвале. >Мы любим обращать внимание на то, как эти проблемы решаются на Западе. Могу сказать, что, например, в Нью-Йорке в воскресенье в магазине нельзя купить водку. Хочется выпить – иди в ресторан и пей водку стопками. Приобрести водку вечером тоже нельзя. Элементарно. В любом мало-мальски крупном магазине. Так что это неверное замечание. Но заплатить придется двойную, а иногда тройную и даже более цену. Как и на ряд других особо крепких напитков. Всё официально. Американцы – очень прижимистые люди. Они никогда, в отличие от выходцев из бывшего СССР, не заплатят двойную или тройную цену. Скорее, предпочтут выпить что-нибудь послабее. Или пива. Или что-то выпить в ресторане или баре, где они будут под неусыпным контролем бармена и секьюрити. Но ни в коем случае не переплачивать. Знанием психологии чего и пользуются местные хаконодатели. У них нет такого понятия как «душа горит», когда люди отдают последнее за бутылку. Вне зависимости от цены и времени суток. Что, собственно, и отличает там «наших» от «ихних». Наши с деньгами не церемонятся, когда им действительно «надо» или когда они просто хотят выпить именно то, а не другое. >Почему в Москве нельзя урегулировать этот вопрос? Потому что в целом по стране это никому не выгодно. Кроме государства. Интересы которого у нас никто последние 20 лет не учитывает. Однако парадокс-парадоксом, но монополия на винно-водочную продукцию в стране сегодня все-таки наличествует. Правда, не государственное. А коррумпированно-бюрократическая. Т.н. «теневая». Т.е. деньги, поступающие от наличия такой монополии, идут не на пользу, не на нужды и не в распоряжение государства, как было в годы СССР, а на пользу и в распоряжение коррумпированной административно-бюрократической системы, использующей все механизмы и рычаги давления для тотального контроля над алкогольным бизнесом в стране, беспощадно уничтожая или подминая под себя любые частные, нелегальные или преступные формы его реализации. Ведь алкоголь – это колоссальные деньги, которые никто просто так из рук выпускать не собирается, равно как и передавать в распоряжение не контролируемых лиц. Вот почему сегодня в стране в наличии имеет место «теневая» государственная монополия на производство и распространение алкогольной продукции, вполне конкретно отличающаяся от государственной монополии на ту же деятельность сообразно целям, задачам и средствам их достижения. >Подобных барьеров очень много. При государственной монополии и системе государственного контроля они необходимы и считаются производителями, распространителыми и иными участниками рынка за благо. Однако при монополии «теневой», они служат всего лишь инструментом реализации участниками этой монополии своих прав и возможностей по отторжению и иным формам присвоения денежных средств от данного направления бизнеса. Т.е. это лишний раз свидетельствует о том, что в разных условиях и с разной целью одни и теже инструменты могут использоваться как во благо, так и во зло. Как на благо обществу, так и на благо отдельных групп имеющих власть лиц. >Я не могу назвать фамилии депутатов, владеющих водочными заводами, потому что просто их не знаю. По слухам, да, есть такие депутаты-лоббисты, которые владеют водочным бизнесом. Здесь по традиции можно начать с примера банка «Русский Стандарт», а также со стоящих за ним и связанных с ним людей. Весь бизнес клиентов банка, как и его самого, по сути строится на алкоголе и на алкогольных деньгах. Вернее, на приверженности к алкоголю граждан. И на культивировании в гражданах этой привязанности. Позволяя дочиста опустошать кошельки этих людей, практически неограниченно используя поступающие средства в самых разных коммерческих целях. Ведь доход от алкоголя колоссален. И источник поступления средств от него также определен. Как и спрос на него продолжает расти. А раз так, то и бизнесу банка не только ничто не угрожает, но и онможет быть в нем полностью уверен. Какой бы кризис ни затрагивал страну. Да и денег всегда в банке будет в избытке. На самые разные виды деятельности. Беспроигрышный и непотопляемый бизнес. >Я считаю, что нужно взращивать культуру пития в России, учить людей разбираться в пиве и алкоголе, вести себя в этом плане цивилизованно. У нас же пока все выглядит иначе – выпил пиво и тут же выкинул бутылку себе под ноги. Вначале нужно сделать так, чтобы пиво в качестве напитка было приятно пить, получая от этого удовольствие. А не потреблять предлагаемые под этим названием синтетические суррогаты. После которых действительно только бутылку под ноги и остается что выбросить. Потому что дрянь несусветная. А к дряни и отношение соответствующее. Возможно это только в случае установления прямого государственного запрета на любые современные способы ускоренного пивоварения, применяемые сегодня в российском пивоваренном бизнесе. С возвратом к традиционной, более дорогой, но и более кавественной технологии изготовления пива. Чтобы пиво было пивом, а не разведенным ацетоном. Естественно, при повсеместном наличии постоянного гос.контроля и соответствующих лабораторий на каждом предприятии, контролирующих выпуск и его качество. Да, будет более затратно. Коммерчески не выгодно с точки зрения нынешней массовости и количественности потребления. Но хорошо с точки зрения качества напитка, культуры его потребления и качества этого потребления. Другое дело, что население, уже привыкшее к нынешним суррогатам, не так-то просто переучить на настоящее качественное пиво. Люди зачастую даже не знают вкус настоящего пива: «- Горчит ? Да ты, Валек, просто отвык от пива. Забыл вкус в лесах Южного Урала.» (с) Э.Хруцкий «Четвертый эшелон». Да и рост цен на качественный продукт не может не сказаться на умонастроениях. Люди озлобятся. Потому что хотят «Даешь пиво!» Плюс, частично перейдут на водку и дешевое вино. Собственно, как то и было в советские годы. Когда пиво считалось довольно дорогим деликатесом против других видов алкоголя. Так что культура пития здесь ничего не даст. >Представьте себе фестиваль пива в Москве. Фестиваль пива в той же Москве нужен совсем для других целей. Это – полигон. Проверка на практике методов статистического прогнозирования применительно к различным пивным маркам. И ряд других мало афишируемых факторов. Так что цели московского и мюхенского мероприятий такого рода весьма различны. Также различны, как и качество пива на этих мероприятиях. Николай Романов
Нач. отдела, зам. руководителя, Нижний Новгород
Почему и когда??! )))
… произведено сугубо для России …Почему практически всегда, и систематически пиво «Жигули» недвусмысленно отдает ацетоном… налицо явно элементарное нарушение технологии производства в погоне за массовостью выпуска … имея в качестве активного населения страны людей с устойчивой зависимостью … не так сложно направить толпу … в нужном направлении и на нужные оппозиционные бастионы … Ведь помимо информационных сетей поведение людей, их образ жизни, мысли и т.д. контролируют их устойчивые привычки … Фактор управляемого объединения масс, их идеология, их оружие, их устремление … это лишний раз свидетельствует о том, что в разных условиях и с разной целью одни и те же инструменты могут использоваться как во благо, так и во зло. Как на благо обществу, так и на благо отдельных групп имеющих власть лиц … Беспроигрышный и непотопляемый бизнес
Никогда не говори никогда, типо 15-20 лет, и все будет хоккейно ))) С большим удовольствием (сбился со счету, в который раз)))) прочитал messages Николая Романова Ваши бы слова («Однако парадокс-парадоксом, но монополия на винно-водочную продукцию в стране сегодня все-таки наличествует») да в уши… (''государство без справедливости - банда разбойников'') ))) Большое спасибо, и с уважением, Левшин Игорь.
Директор по маркетингу, Москва

КАЧЕСТВО ПИВА – Как-то в большой студенческой аудитории я задал вопрос – Кто любит пиво? Поднялся веселый лес рук. Следующий вопрос – А что такое качественное пиво? Ни одной руки! После довольно продолжительной дискуссии мне был выдан ответ – это пиво с хорошими органолептическими свойствами. (Вы уже представили себе дядю Васю, требующего в ларьке пиво с отличными органолептическими свойствами?) Эти эксперименты я потом повторял много раз. С одинаковым результатом.
Иначе говоря, почти всегда потребитель не имеет никакого представления о качестве пива. Стоит ли удивляться тому, что пиво Schlitz вывела на первое место в США реклама на нескольких страницах. Она подробно рассказала потребителям, как делается отличное пиво Schlitz. Другие сорта пива делались почти так же, но… Автор этой рекламы Клод Хопкинс показал, что тот, кто, описывая свой продукт, первым расскажет о качествах, свойственных всей якобы хорошо известной категории, тот приобретает на рынке огромную фору.

УЧИТЬСЯ ИЛИ ИЗОБРЕТАТЬ ВЕЛОСИПЕД? – Нашим производителям нужно учиться у «них» продвигать свой продукт! Вы привели замечательный пример с турнирами и пр. Производитель пива из пшеницы в Баварии, которого я консультировал (он хотел поставлять свое пиво в Россию), рассказал мне массу интересного о том, как они продвигают свою продукцию, причем многие приемы существуют десятилетиями. По его пивоварне ходили экскурсии удивленных пьяненьких немцев.

Но у нас не принято учиться на мировых достижениях – мы предпочитаем изобретать кособокий российский велосипед.
Когда технолог из самой старой пивоварни в России рассказывал мне о реальном качестве их пива, которое могут оценить только профессионалы, я спросил его, почему об этом никому не известно за забором пивоварни и привел ему привел Хопкинса, он долго хлопал глазами. Продолжайте хлопать!

Генеральный директор, Новгород

Побольше бы таких статей о реальной экономике!!!

В нашем Великом Новгороде уже пятый год мэром является бывший директор ликеро-водочного завода ''Алкон'' Бобрышев.
Раньше он много выступал перед народом, т.к. был депутатом обл.думы. Теперь меньше.
Желающие могут приобрести его автограф в магазинах города - несколько сортов водки с его подписью на бутылке.
Ему мешает только прокуратура - не дает запретить ввоз иногородной алкогольной продукции.
Даже депутаты подписываются, а прокуратура отменяет.

В целом же, конечно, описанные трудности повсюду.

Технический директор, Москва

Много болтовни да все не о том. Вы бы лучше о качестве поговорили.
Более гадкого пойла, чем варится на пивзаводах ведущих российских брендов, я в своей жизни не пил.
Балтика так вообще скатилась до уровня пойла для быдла начав эту тему еще с 9ки.
Квас от Очаково превратился в кислую газированную водичку.
Тщательнее надо, ребяты, тщательнее, и народ потянется.
Ну а те кто все-таки хочет потреблять нормальное пиво российского производства, тянуться к немногим удачным локальным проектам масштаба города. Или даже минипивоварням в конкретном ресторане.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Россияне рассказали, что хотели бы получить в качестве корпоративного подарка

Какие подарки получают россияне от своих работодателей на Новый год и что они хотели бы на самом деле?

Большинство россиян готовы доверить найм и увольнение искусственному интеллекту

Россия попала в топ-5 стран, которые россияне считают продвинутыми в разработке искусственного интеллекта.

Подведены итоги премии IT HR AWARDS 2021

Сообщество IT HR AWARDS объединяет профессионалов, для которых важна созидательная среда, креатив, обмен идеями и желание развивать индустрию.

Каждый пятый россиянин надеется получить 13-ю зарплату в 2021 году

Более 40% опрошенных получают стимулирующую выплату ежегодно независимо от успехов по работе.