Российские вузы: как не превратиться в образовательную провинцию

Почему российское высшее образование не котируется в западных рейтингах? Как вузам распорядиться своим «советским наследством»? Почему многолетние традиции являются стопором прогресса? Насколько мы отстали от Гарварда, и сложилась ли в России прослойка вузов «нового поколения» – исследовательских вузов? Об этом Executive.ru побеседовал с Исаком Фруминым, научным руководителем Института развития образования НИУ «Высшая школа экономики».

Executive.ru: Российские вузы стараются, но никак не попадут в международные рейтинги. Что, на ваш взгляд, им мешает?

Исак Фрумин: Я думаю, что если бы был рейтинг университетов по подготовке кадров, то Россия была на высоких позициях. В нашем же случае речь идет о рейтингах исследовательских университетов – тех, в которых важнейшей функцией является не только подготовка кадров, но и проведение исследований, получение нового знания. Здесь российские вузы проигрывают. Например, в российских медицинских институтах только 10-20 имеют исследовательские программы, в США – более 100. Пример почти полноценного исследовательского университета в России – МГУ, так как в его составе есть лаборатории. Но даже таких у нас крайне мало.

Низкое присутствие российских вузов в рейтингах обусловлено тремя причинами:

1. Наследие Германии. В Советском Союзе доминировала немецкая модель, в которой важнейшую роль исследовательской деятельности играла академия наук. Из университетов значительная часть исследовательской деятельности была просто выведена. Кстати, по той же причине не очень много в первых сотнях университетов из Германии и Франции, потенциально сильных в научной сфере. При этом если в этих странах после второй мировой войны началось сближение университетов и академической науки, то у нас такого не произошло.

2. Многолетняя изоляция. Сегодня английский язык является общим языком науки. И, безусловно, страны, для которых он является родным, имеют преимущество. Они более активно включены в глобальный оборот знаний, технологий, их больше цитируют. Россия имеет дело с очень печальной многолетней изоляцией от глобальной науки, ведь еще 20-30 лет назад публикация за границей, ка и само знание английского языка, у нас рассматривались с подозрительностью.

3. Самоуспокоенность. Наша уверенность в том, что у нас самое лучшее образование в мире. Нежелание видеть то, что реальная продуктивность десятков тысяч аспирантов в российских вузах близка к нулю.

Если посмотреть на опыт Китая, то тридцать лет назад он находился в более сложной ситуации, чем мы. Ведущие китайские вузы и академии наук были просто разгромлены. Китайский язык – еще большее препятствие для международного общения, чем русский. И в целом уровень развития науки в Китае существенно отставал от нашего. Но за долгие годы китайцы не только приняли всерьез модель исследовательского университета, но и сделали очень много, чтобы интегрироваться в мировое научное сообщество. 80% руководителей университетов в городе Шанхае – ректоры, проректоры, деканы – это люди, получившие академические степени в ведущих международных университетах. Люди, которые привыкли публиковаться на английском языке и умеют реализовывать модель исследовательского университета.

Executive.ru: Сегодня российская система образования находится в процессе формирования. Как она должна распорядиться советским наследством: что оставить, что отбросить?

И.Ф.: Я бы разделил понятия «советское наследство» и «наследство российской классической науки». Сейчас многие поклонники старой системы любят вспоминать, как все было слажено. Представители одного вуза рассказали мне его советскую историю. Вуз был создан при крупном предприятии, которое было обязано предоставлять студентам место для практики, и принимать около 20-40 выпускников к себе на работу. Более того, это предприятие было обязано около 5% своих оборотных средств направлять в вуз на хоздоговорные научные исследования.

Однако надо понимать, что в советское время существовала система обязательного распределения в условиях регулируемого рынка труда. То есть советская система профессионального образования в связи с отраслевой наукой была очень продуманной, как и вся плановая экономика. Поэтому при построении современной системы образования нельзя взять только какой-то один элемент от советской. Надо либо принять решение о полном восстановлении советской системы образования, включая плановую экономику и отсутствие частной собственности, что маловозможно, либо строить другую систему, основываясь совсем на иных принципах. Мое личное мнение – нам не надо восстанавливать советскую систему организации связи между наукой и образованием. В ней важнейший элемент исследовательской модели университетов, заключенный в инициативе ученых и студентов, их свободной конкуренции и мобильности, свободном участии в международном научном обмене – просто не может существовать.

При этом еще раз хочу подчеркнуть, что не говорю о великих традициях советского высшего образования. Я считаю, что традиции российской инженерной и научной школ нами должны быть сегодня еще раз проанализированы, и фундаментальная подготовка инженеров и специалистов в области естественных наук должна быть сохранена в современной модели.

Executive.ru: Многолетние традиции или амбиции молодости – что важнее для вузов? Как возраст учебного заведения сказывается на нем как на двигателе прогресса?

И.Ф.: Сегодня это привычная история, когда амбициозный провинциал, без связей, приезжает в Москву, он наполнен энергией, высокой мотивацией, способностью много работать. А рядом с ним сидит молодой москвич из семьи банкира, которому особо и напрягаться не надо. Таким же образом я бы сравнил старые и молодые инновационные университеты, которым просто приходится действовать более креативно и энергично.

С одной стороны я очень люблю и ценю историю. Когда я прохожу мимо здания, где жил и работал один из величайших математиков Николай Лобачевский, первый ректор Казанского университета, то испытываю особое чувство восторга и гордости. В свое время его труды в центре Европы читали с замиранием сердца. Однако для сегодняшних студентов важны не столько портреты на стенах, но и те, кто учит сейчас. И то, как и что они публикуют. Сколько сегодня в наших университетах людей, публикации которых читают во всем мире? Ответ очевиден. Поэтому, как мне кажется, традиции и история в нашем случае становятся риском для университетов – портреты на стенах легитимизируют то, что мы сегодня делаем, успокаивают нас.

Executive.ru: Почему Гарвард сегодня может рассматриваться как передовой исследовательский университет, а Сорбонна – нет?

И.Ф.: Гарвард на протяжении всего своего существования усиливал исследовательскую компоненту. Там существенно больше магистров, докторов, чем в Сорбонне, по которой в свое время было нанесено три исторических удара. Первый – Наполеон, который создал «высшие профессиональные школы» как альтернативу. Второй удар – государственное финансирование науки – научно-исследовательские подразделения стали создаваться вне университетов. Третий удар – после волнений 1968 года, когда резко расширили доступ в университеты, и Сорбонна укрепилась как бакалаврский университет.

Executive.ru: Что вы можете сказать про ведущие вузы России и Москвы, в частности? Насколько они отстали от Гарварда и от Сорбонны?

И.Ф.: Мне не кажется, что российские исследовательские университеты сильно отстают от Сорбонны. По научной производительности, особенно если речь о естественных науках, математике… мы вполне конкурентны. Тем не менее, в области гуманитарных и социально-экономических наук мы очень сильно отстали – в этом мы просто малограмотны. Когда я читаю дискуссии западных ученых на образовательную тематику, то всегда нахожу детали, которые в российском образовании можно назвать «пробелами».

Что касается Гарварда, то скажу откровенно – я не вижу в близкой исторической перспективе хоть какие-то возможности конкурировать, разве что только в отдельных крайне специфических областях, где мы временно можем перехватить превосходство. Это связано с очень простым обстоятельством: наука и образование двигаются талантами из числа студентов и преподавателей-ученых. В Гарварде гуще интеллектуальная среда.

Догонять и конкурировать надо не с университетами первой пятерки мировых рейтингов, а с теми, кто стоит после них, выбирая при этом ниши, где Россия имеет приоритетные компетенции и возможности.

Executive.ru: Может ли в российском образовании улучшить ситуацию новое решение государства о присоединении слабых вузов к сильным?

И.Ф.: Мне очень жаль Дмитрия Ливанова, которому как министру образования досталась эта неблагодарная и сложная работа. Из-за того что в системе не было механизмов внутренней очистки и регулирования (Рособрнадзор имел очень слабые ориентиры по качеству), он столкнулся с вопиющей ситуацией. Ему пришлось совершать хирургические действия. Его предшественник, Андрей Фурсенко, большую часть лет, которые он провел в должности министра образования, говорил, что нам надо сократить число вузов. Он провел, так сказать, идеологическую подготовку. Но число вузов не сокращалось, число бюджетных мест не уменьшалось, а количество потенциальных абитуриентов шло на убыль. Возник и укрепился большой сектор образования, в котором одни делают вид, что учатся, а другие – что учат. Вузы получали бюджетные места потому, что так сложилось исторически – никто особенно не интересовался тем, хорошо ли, плохо ли в этом вузе обучают студентов.

К сожалению, болезнь нашего высшего образования зашла слишком далеко. Если бы пять-шесть лет назад мы запустили механизмы, которые показывали бы, что у вуза низкие показатели, то мы могли бы не закрывать вуз, а просто отказывать в бюджетных цифрах приема. Улучшат показатели – получат, не улучшат – через три года им некого будет учить, и они закроются сами.

Executive.ru: В каких странах, на ваш взгляд, сегодня существуют идеальные условия для возникновения новых университетов?

И.Ф.: Большая проблема в США или Западной Европе – отсутствие новых исследовательских университетов. Искать примеры таких вузов нужно в молодых, быстроразвивающихся странах. Прежде всего, в Азии, Сингапуре и Китае. Министерство образования Китая приняло решение тысячу ректоров и профессоров своих университетов в течение пяти лет стажировать в ведущих зарубежных исследовательских университетах на тему того, как надо управлять вузом, как организовывать науку и т.д.

На Ближний Восток (Саудовская Аравия, Абу-Даби, Катар) у меня меньше надежд. Хотя они очень стараются, как показывает практика, наука плохо развивается в несвободных странах. Я имею в виду дискриминацию женщин, в частности. Интересные перспективы есть у Латинской Америки. Бразилия и Чили также реализуют ряд программ, связанных с исследовательскими университетами.

Executive.ru: Сложилась ли в России прослойка вузов «нового поколения»?

И.Ф.: В России не сложилась. Причина – неблагоприятные общеинституциональные условия и длительное наслаждение собственными прежними заслугами. Я радовался, что два выпускника Московского физико-технического института получили Нобелевскую премию. Но они не работают в России. Почему? Мы не построили исследовательского университета и не пригласили их туда руководить.

Тем не менее, я не могу не видеть позитивных движений. Во-первых, благодаря Андрею Фурсенко, сама модель исследовательского университета получила признание. Мы не должны недооценивать революционного шага, который предприняло государство, объявив конкурс исследовательских университетов. Многолетнее разделение между академиями наук и университетами начало стираться. Поэтому этот шаг, а также заявление о том, что нам надо усилить международную конкурентоспособность наших университетов – вселяют надежду. И если мы будем двигаться настойчиво и не стесняться своего отставания, то лет через десять добьемся весомого результата.

Executive.ru: Как сформировать исследовательский университет «приличного уровня»? Какие профессора в нем должны присутствовать – опыт, возраст, профиль?

И.Ф.: К сожалению, в России сейчас нет ресурсов на формирование абсолютно новой модели университета. Я с симпатией наблюдал за попыткой Казани сделать IT-университет, но и там прослеживалась идея «а вот нельзя ли сделать как-нибудь подешевле?» Ответ – «нельзя». Потому что рынок талантов сегодня глобальный, и люди едут туда, где будут получать хорошую зарплату и условия для работы. У России сейчас стоит более тяжелая первостепенная задача – трансформировать уже имеющиеся вузы.

А вообще рецепт создания исследовательского университета очень прост – надо быть честным с самим собой, уметь признавать, что «то, что вы раньше двигали как науку – таковой не является»; открыть академический рынок – приглашать на работу в вузы самых лучших людей со всего мира. Это не значит, что наши профессора не могут конкурировать с западными. Могут и должны. Для них нужно создавать условия свободного, но ответственного творчества.

Executive.ru: Какова роль бизнеса в реформировании российских университетов?

И.Ф.: А у нас что, есть независимый бизнес? К сожалению, в России бизнес либо очень молодой, либо государственный. Крупные международные компании, базирующиеся в России, не заинтересованы в реформировании российских университетов, так как в смысле подготовки кадров вузы находятся на неплохом уровне. Эти компании берут выпускников, посылают их на полугодовую стажировку за рубеж и все – получают готовых специалистов. Поэтому у нас вряд ли случится такая же ситуация, как в США, когда филантроп дал $500 млн на создание нового инженерного университета.

Executive.ru: Насколько адекватно образовательная тематика отражается в российских медиа – федеральных, специализированных, в интернете?

И.Ф.: Я поражен низким уровнем отражения темы образования нашей журналистикой. Если вы посмотрите западные газеты и ведущие электронные медиа, то практически в каждом номере присутствует серьезная аналитическая статья об образовании. У нас же низкий уровень аналитики, удивительная тоска по советскому образованию и полное непонимание того, что реально происходит. Например, о дикой истории про фальсификацию публикаций в журналах большой группы людей с истфака Московского педагогического государственного университета при защите диссертаций нигде в СМИ не появилось аналитического материала.

Executive.ru: Какой совет вы дали бы HR-ам, набирающим персонал из числа выпускников?

И.Ф.: Я знаю, что HR всегда смотрит, в первую очередь, на опыт работы. Я бы им посоветовал уточнять у кандидатов тему диплома или магистерской диссертации. Потому что это конкретная аналитическая работа, в которой уже проявляются способности ее автора.


Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Генеральный директор, Московская область

То-то я смотрю, что наиболее динамичные преподаватели из восточной Европы, учившиеся в СССР, с успехом преподают в ведущих универах США. И доля таковых в их вузах доходит до 50%.
Скажем так, образование фундаментальное у нас до сих пор лучше (я сейчас о техническом образовании). А лаборатории отстали от жизни - и это очень плохо. Содержание преподавательского состава ниже плинтуса - и это плохо.
Не надо ''формировать новую модель университета''. Это будет похоже на ''весь мир разрушим до основанья, а затем''. Зачем рушить то, что хорошо??? Надо устранять то, что плохо. Это и быстрее и в разы дешевле.

Директор по рекламе, Москва

Исак Давидович, Вы сможете ответить на следующий мой вопрос?
Я проводил массу исследований, социология и психология, половина внедрялась.
Не смотря на неважный английский общался с экспатами и даже управлял их работой.

Сейчас работаю с итальянцами и американцами по нескольким исследовательским темам, и они удивляются ''почему ваши тебе не дали уже степень?''
Если им сказать ''мне не дают степень в России, так как я плохо знаю английский а это допуск к легализации тех исследований над которыми работаю, кроме того мне должны разрешить исследования особым образом, так как мой диплом из смежной сферы и т.п.'' то они говорят что то вроде ''А, понятно это Россия...''

Кстати в вашем ВШЭ ведущие преподаватели курса приглашали меня прочесть часть лекции и студенты потом при опросе ''Какие самые полезные и понравившиеся преподаватели курса Вам были полезны'' записали меня в лидеры курса, хотя я никакого отношения к ВШЭ не имел.

Где та институция, которая сегодня решает вопросы легализации исследований, есть она сегодня? Когда появится в России? Через 5-10 лет? Через три года обсуждений и согласований программ развития и разработки критериальной базы подходов к проблеме? Так мне быстрее форены дадут степень в следующий раз когда спросят ''а что же ваши?''

Преподаватель, Москва
Внимательно читал интервью и ждал, когда же уважаемый человек начнет говорить об истинных причинах развала отечественного образования. Не дождался. Очередное ''бла-бла-бла''. Вспомнился Егор Гайдар с его высказыванием, что у России есть два пути - реалистический и нереалистический. Реалистический - прилетят инопланетяне и все наладят. И нереалистический - мы все сделаем сами. Г-н Фрумин с успехом воплощает этот анекдот в жизнь. О каких международных рейтингах может идти речь, если в стране взят твердый курс на снижение уровня высшего образования до уровня церковно-приходской школы? Если это снижение планомерно вот уже 20 лет ведется по всей системе - от начальной школы до аспирантуры? Если в рамках этой задачи уровень зарплат преподавателей сразу был опущен до издевательского уровня и поддерживается таковым все 20 лет? Если 20 лет назад все мало-мальски думающие и инициативные преподаватели ушли в бизнес, многие побросав аспирантуры и докторантуры? (Правда, некоторые из них потом с легкостью купили себе эти степени). Если все (все!) принятые министерством нововведения были введены при полном неприятии со стороны преподавателей высшей и средней школы? Г-н Фрумин не в курсе? Или он играет в лояльность власти? Должность и придворное положение НИУ ГУ ВШЭ обязывает? Позвольте кратко ответить на сформулированные редакцией е-хе вопросы в анонсе интервью: 1. Почему российское высшее образование не котируется в западных рейтингах? [COLOR=red=red]Потому что безнадежно отстало. И эта отсталость не естественная, а созданная упорным трудом госмашины.[/COLOR] 2. Как вузам распорядиться своим «советским наследством»? [COLOR=red=red]Вопрос риторический, поскольку распоряжаться уже практически нечем.[/COLOR] 3. Почему многолетние традиции являются стопором прогресса? [COLOR=red=red]Вопрос просто неверно (тенденциозно) сформулирован.[/COLOR] 4. Насколько мы отстали от Гарварда, и сложилась ли в России прослойка вузов «нового поколения» – исследовательских вузов? [COLOR=red=red]Как говаривали советские программисты - если американцы повернутся и побегут нам навстречу, мы их вряд ли догоним.[/COLOR] Пока государству не станут нужны образованные граждане (как это было во времена СССР, как бы его ни ругали), образование будет продолжать разрушаться под различными дымовыми завесами (в тч форсайты и дорожные карты) в виде заботы о его модернизации. ИМХО
Генеральный директор, Москва
Павел Володин пишет: Не надо ''формировать новую модель университета''. Это будет похоже на ''весь мир разрушим до основанья, а затем''. Зачем рушить то, что хорошо???
Затем, что за разушение заплачено, для этого в свое время Высшая школа экономики и создавалась. Это такая миссия у господ Ясиных, Кузьминовых, Фрумкиных и со.
Редактор, Москва
Комментарии участников нашей группы в Facebook Arman Koybagarov · Kara Harp Okulu Хорошая статья. В доступной форме и кратко.Хорошо бы тему исследования еще сделать - качественные различия в Гарварде и МГУ, чтобы выявить причины и разработать план мероприятий. Александр Селезнев · Лучший комментатор · ЧПИ/ЧГТУ/ЮУрГУ Отличная, объективная, дающая понимание статья. Спасибо! Леонид Гендлер · Ленинградский финансово-экономический институт, экономист-математик Мне не показался убедительным тезис, что ВУЗ в обязательном порядке должен стать научным центром для того, чтобы появилась возможность решить проблемы в области образования. Анатолий Павлов · Директор R&D в ООО Научно Производственное Предприятие ''Интер'' Уважаемый Исак! Ваш любимый Гарвард вот уже 35 лет, как не может повторить результаты Саратовского провинциального Университета (СГУ) в геофизике по по исследованию возможности зондирования Луны, Марса, Венеры и поиска и разведки полезных ископаемых в условиях мерзлоты, высокоомных и малоконтрастных геологических объектов. (А эти условия на 90% территории, где классическая геофизика малоэффективна!). И это не смотря на то, что была создана совместная Российско-Американская программа под эгидой НАСА в начале 90-х. Позаимствовали наши результаты и отчёты для ИКИ АН, да невнимательно читали - при испытании разработанной технологии и прибора (TEM-FAST-48) - выяснилось, что программа благополучно провалилась. По моим данным и сейчас в Гарварде пока безуспешно пытаются повторить наши Российские разработки, но не могут даже того, что было 35 лет назад в России! Aleksey Zuev Анатолий, позвольте ремарку - приведенный Вами пример вполне укладывается в статью. В ''нишах'', особенно где все зависит от гениальности ученого, лидерство быть может, но только вопрос, насколько продолжительным. Александр Чернов · Высшее. Самообразование и КуАИ (г. Самара (Куйбышев)) Главная проблема образования РФ в неправильно сформулированной концепции в науке. В Гарварде созданы условия для штурма новых знаний. Но эти знания находятся объективно за гранью базы освоенных знаний. Помимо штурма блока новых знаний, нужны специалисты для работы с новыми технологиями и техникой. Они видоизменяются у нас на глазах. Нужно четко выделить объект знаний, который на данный момент развитья цивилизации не достаточно корректно определен в науке. Новые технологии, техника и знания возникают в итоге работы с объектами открытий. А тут проблема не только в РФ, но и в мире. СССР была почти единственной страной, где на государственном уровне была процедура контроля и регулятора в объектах открытий. Нужно восстановить эти процедуры (контроль и регулятор объектов открытий) в науке. Для этого неплохим подспорьем является проект… «Код разума», предложенный ООО «Институт ноосферы» в Тульской области. В нем в частности говорится о двух типах знаний, базе и блоке новых знаний. Т.е. в современном состоянии науки введена мера в форме знаний. А именно в форме круга, где отражен общий потенциал человечества. Главными факторами меры являются инварианты антиподов фундаментального типа в законе формы. В них предложена методика выхода за грань базы знаний в нем. Образовательный ценз РФ и мирового рынка ныне в этих представлениях является по ряду показателей в блоке новых знаний низким. Для его повышения нужно изменить концепцию самой науки. Наука – это, прежде всего совокупность знаний, которой должен владеть (по Ленину) каждый индивид. Ныне это не так на планете. Хотя в Интернете заложен необходимый для этого потенциал. Главным тормозом этому является убогая модель бытия на планете, а не недостатки в образовательном процессе. Сам объем знаний, преподаваемый на Земле, не корректен. Андрей Бровко · Лучший комментатор · МГУП Последний большой абзац весьма интересен. Это действительно любопытно. Марина Корсакова · Лучший комментатор · Работает в Автор бизнес-романа ''Ивент-агентство ''Альфа'' на грани краха'' Уточнять тему диплома - отличный совет! Если выпускник ее знает, это серьезный плюс) Анатолий Павлов · Директор R&D в ООО Научно Производственное Предприятие ''Интер'' Первое, что было сделано в Саратовском ГУ после переворота 91г. - уничтожены Студенческое КБ и маленький сарайчик механических мастерских, где изготавливали по нашим эскизам нестандартное оборудование для экспериментов. На этом месте построен огромный корпус для экономистов, юристов и политологов. За 20 лет Россия вышла на 1 место в мире по числу юристов и экономистов на душу населения, а технарей истребили! Университеты плодят горы бумаг и безруких выпускников. Зато экономисты создали вездесущую систему откатов, (достигающую по моим сведениям в правительстве Москвы 90%), а ФСБэшники - юристы их крышуют за свою долю от % затрат. Никакие высокие технологии современной России не нужны - экономически эффективные решения угрожают перераспределению финансовых потоков и стабильности поделённого рынка, что смертельно опасно для авторов этих прорывных проектов. Чем больше истратим, тем богаче все участники, а автор прорывного проекта в сегодняшней России - ВРАГ НАРОДА И ГОСУДАРСТВА! Андрей Бровко · Лучший комментатор · МГУП Ну, сейчас все смотрят в рот этой ВШЭ, будто там работают боги. На самом деле, вопрос всегда был. И он никогда не решался и не решится, поскольку все должно быть разным. и российский подход (постсоветский) тоже имеет право на существование. Но ВШЭ частенько ''отжигает'' своими проамериканскими советами. Хоть стой, хоть падай! Ну все нужно разрушить по их мнению, не создавая абсолютно ничего или же создавая нечто, которое не сможет даже своей производственной базы иметь - промышленности и наукоемкого производства уже нет. Поэтому надо сначала поставить на ноги промышленность и производство, а система - постсоветская она или проамериканская уже сама подладится под имеющуюся базу. Не будет промышленности - все одно - лучшие будут убегать отсюда при любой системе образования. Другое дело, что расплодили всяческих ''академиков'' нынче, которые ничерта не делают - АН нужно немного реформировать, но не разрушать.
Консультант, Москва

Интересно, что было бы с наукой, если бы отменили учёные степени? Сколько у нас настоящих учёных?
О статье - но всё же было бы неплохо, если бы студенты могли повышать свою квалификацию, участвуя, параллельно с учёбой, в настоящих исследованиях. А преподаватели могли бы что-то уметь делать, а не только читать чужие книги и транслировать их дальше студентам.

Преподаватель, Москва
Игорь Татарский пишет: всё же было бы неплохо, если бы студенты могли повышать свою квалификацию, участвуя, параллельно с учёбой, в настоящих исследованиях. А преподаватели могли бы что-то уметь делать, а не только читать чужие книги и транслировать их дальше студентам.
А кто будет заказчиком такого исследования? Три года пытаюсь договориться с торговыми сетями об анализе их базы данных. Есть команда специалистов. Есть подготовленные студенты, готовые работать. Каждый раз все упирается в ''коммерческую тайну'' и заканчивается отказом. Для примера - раньше работал по такой задаче с оборонными заводами (когда они были живы) - они давали данные. Находили вариант, согласованный со службой безопасности. И мы получали результаты, полезные предприятиям. Так о чем Вы, Игорь?
Преподаватель, Москва
Дмитрий Федоров пишет: Если им сказать ''мне не дают степень в России, так как я плохо знаю английский а это допуск к легализации тех исследований над которыми работаю, кроме того мне должны разрешить исследования особым образом, так как мой диплом из смежной сферы
Дмитрий, не совсем понял Ваши проблемы с остепенением. 1. При чем тут английский язык? Проблемы со сдачей кандминимума? 2. При чем тут смежный диплом? Имею диплом по физхимии и степени по экономике. Просто есть процедура - согласен, нудная, но проходимая и при наличии толкового материала не вижу проблем защититься. Да, придется придать материалу форму диссертации - и это полезная процедура. А ''по совокупности работ'' у нас лавочка закрылась - будучи полезной в СССР, при современной коррупции она стала просто лазейкой. Если дело касается специальности 08.00.05 (экономика, организация и управление) - пишите в личку.
Редактор, Москва
Комментарии участников нашей группы в Facebook Виктор Темрюх · Челябинский филиал - в Петербургский энергетический институт повышения квалификации По словам уважаемого И.Фрумина: Подготовка кадров хорошая а наука в загоне... Объективно. Может попытаться раздельно рассматривать эти направления, чтоб не доставалось незаслуженно ни Образованию, ни Науке в поисках виноватых Александр Мельник А чем плоха германская модель образования? В Европе Германия - единственная страна, где до сих пор успешно производится много технически сложных товаров... А из США все сложное производство давно уже перенесли в Азию и Мексику. Просто глобальная англосаксонская модель другая - ну не было там отраслевых НИИ и Академии наук, ну и что? Теперь нужно разрушить ВУЗы с многолетними традициями (Гейдельбергский ун-т, Сорбонна, МГУ) и оставить только ''инновационный'' ВШЭ и Гарвард? Например, фраза ''как выяснили британские ученые'' в новостях скоро станет смешной (первой строчкой анекдотов). Зато количество публикаций британских ученых просто зашкаливает, гранты надо освоить... В рейтингах они не отстают... Сергей Федосенко Если серьезно говорить о реформе отечественного образования и сравнивать российскую модель с американской, нужно учитывать бесконечное количество особенностей. Всем заинтересованным рекомендуют большой и небезынтересный материал по ссылке: http://www.kapital-rus.ru/articles/article/219702/. Его автор, имея богатый опыт работы в одной и другой системе высшего образования, проводит интересное сравнение. Михаил Степанов · РГУ Дискуссии о реформировании высшей школы необходимы, конечно, но... Уважаемые коллеги, вопрос нынче стоит несколько иной. Допустим, реформировали мы высшую школу и через 10 лет у нас четверть всех вузов стала котироваться за рубежом, и получать неплохие рейтинги. А теперь Главный вопрос, возникающий в связи с современной российской реформой образования: кого мы там учить будем - студентов из Китая, Ближнего Востока и Африки? Александр Онькин · ВПИ По поводу совета автора HR-ам уточнять у молодых специалистов тему диплома: хорошо, но - рекомендую сначала попросить их назвать специальность по которой они обучались. Прохождение собеседований ускорится. Владислав Никольский · Директор в Классика Ремонта все скорее всего правильно написано, но у нас есть еще до этого детские сады и школы... в школе сейчас единственное что?! сдать ЕГЭ и набрать баллов, а там уже на какой институт хватит.... надо всю систему от и до выстраивать, а не местами... Олег Чирков · Москва Последний совет очень конструктивный - смотреть на тему диплому и задавать по ней вопросы. В целом, по статьям сейчас выходящим (и по этой в частности) по проблематике нашего высшего образования очень много критики и очень мало связанных целостных программ реконструкции последнего. 1. Ну уже только ленивый не прошелся по тому как все у нас ужасно. Согласен, но давайте уже обсуждать целостную программу действий. 2. Мое видение как изнутри преобразить вуз я изложил у себя в посте от 17.01.2013 в фейсбуке, буду рад конструктивным предложениям. То, что я предлагаю, реально могут делать ректора уже сегодня при наличие политической воли, здравого смысла и нормальной команды. Да многое почти невозможно из-за существующего зарегулирования , но кто хочет уже делает, ну может не так радикально, но делает. И это драйверы изменений. И начнется все с них. Остальные вымрут постепенно. 3. Надо смотреть шире и обсуждать целостные глобальные действия: что делать с уволенными миллионами преподавателей; как реформировать государственные органы высшего (да и не только) образования и т.д. Ольга Стасевич · Education Manager в SAS Institute Публикация, как и все статьи, которые публикует E-xecutive на тему реформ высшего образования, очень интересна. от себя добавлю, что исследовательская база в профильных ВУЗах - капиталоемкая вещь (сараи с мастерскими в гаражах не берем в расчет), да и управление процессом исследований требует знаний как и передовых знаний в отрасли, так и понимания требований рынка. не говоря уже об заинтересованных как со стороны ВУЗа, так и со стороны тех, кто дает под это гранты. Таких мало осталось. Для меня наличие исследовательских лабораторий в ВУзах является уже признаком того, что ВУЗ хотя бы ''дышит''. Подтверждаю, что у нас только медики относятся к этой категории, да небольшая горстка ВУЗов ''за Уралом''. ну и тех, кто сидит на госзаказах, их мало. насчет поста про знание английского - он важен для публикаций и цитируемости, но его знание для исследователя не критично. Можно иметь переводчика для этого. Олег Окунев · Ректор в Институт страхового и инвестиционного бизнеса Один мой африканский студент сказал: смешные вы, русские )) Институт приборостроения есть - а самого приборостроения - нет (( Могу обобщить: в России университеты есть, а образования - нет (( Михаил Аглотков · Главный агроном в ООО ''Сатива'' Давайте не будем мешать в одну кучу науку и профессиональное образование. Если нам от Союза досталось разделение труда в виде системы ВУЗов, ориентированных преимущественно на подготовку кадров и НИИ, ориентированных преимущественно на научные исследования - так давайте не будем мешать их в одну кучу. В сфере образования говорить об ''эффективности/неэффективности''. Максимум можно говорить об эффективном использовании средств. Если ''на выходе'' получается специалист, который без особых проблем находит работу по специальности, а через два-три, получив производственный опыт становится высокооплачиваемым специалистом - то средства израсходованы эффективно. Если нет - пусть этим ВУЗом занимается следственный комитет и счетная палата. Кстати, во всем мире один из критериев, по которому оценивают качество системы образования - уровень… зарплаты выпускника через три года после окончания обучения. Теперь о науке: «Наука должна быть эффективной» - за...ли эти экономисты во власти. Рентабельность конкретного научно-исследовательского учреждения может быть отрицательной. Но это не повод, что бы его закрывать, поскольку результаты его работ могут вполне быть элементом успешной цепочки исследований. Фундаментальные исследования могут дать отдачу лет через 25-40 - но это не повод их сворачивать. И вообще, с точки зрения экономики самая ''неэффективная'' вещь - это огнетушитель. 99,5% выбрасываются/утилизируются после истечения срока годности. Но это далеко не повод от них отказываться. В донельзя меркантильной Европе в каждом приличном доме 2-3 огнетушителя. А у нас? Не нужно ставить телегу вперед лошади. Сначала нужно создать базу для проведения исследований, потом уже требовать результатов. Исследовательскую базу НИИ надо формировать согласно его профилю, не привязываясь к конкретной научной тематике - тогда только тогда он может вести какую-либо работу. Поясню на примере: Профиль моего бизнеса (селекция и семеноводство) - плотно связан с наукой. Есть часть работы, в основном связанная с контролем устойчивости растений к конкретным фитопатогенам, которую на своей базе делать пока не можем. С удовольствием отдал бы ее в специализированные НИИ - но у них нет базы, вернее они не могут выполнить подобную работу на старой базе. Деньги на оплату работ на готовой базе есть, денег на модернизацию - нет, так что - замкнутый круг. Сергей Попов · Лучший комментатор · 97 А зачем развивать в себе этот комплекс неполноценности и стремиться к ''американской оценке''? Нельзя мерить одним аршином американский ВУЗ, где образование + исследования и советскую модель - Высшее УЧЕБНОЕ заведение. А ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ институты проходят по другому ведомству. И как их сравнить по ''американским правилам''? Измерьте метр в футах, получится меньше, чем в сантиметрах. И исходя из этого ломать то, что у нас БЫЛО? Впендюривать ещё и Булонскую модель? Arman Koybagarov · Kara Harp Okulu Так как я живу не в России, мне политическая подоплека неизвестна и комментировать я не могу, мне интересна сама тема, что бывшие-советские институты отстали очень сильно в исследовательской части , а Академии наук поставленные перед ними задачи не выполняют. Я недавно институт в Англии закончил, поэтому мне есть с чем сравнивать. В МГУ есть ли доступ в исследовательские базы данных типа Emerald? Я лично был поражен просто, когда впервые получил туда доступ, когда диссертацию писал. Там хранятся копии всех англоязычных исследований за последние 100 лет от 1-страничных до многотомных, во всех отраслях науки и техники. Мне особенно понравилась, в статье, тема приглашения иностранных профессоров. Сейчас в Казахстане апробируется эта тема, создали Назарбаев Университет, в ней как я понимаю 4 высших школы, которые поддерживаются ведущими зарубежными университетами. В связи с тем, что этот новый университет''варится'' в бульоне казахских (читай бывших советских) университетов/институтов, мне очень интересно, что в итоге получиться. Сможет ли новый университет изменить качество, и толкнуть образовательную систему на другой уровень (не выше не ниже, но другой, скажем паралельный ''западный''), либо все-таки та старая система его задавит, и мы получим через 20-30 лет опять ''быв-советский'' институт. ПС. Апологетов ''советского образования'' прошу не напрягатся и не комментировать в патриотическом экстазе про его качество
Директор по логистике, Москва

Если в СССР и Германии система давала хорошие результаты, то зачем было ее нарушать? Откуда такая уверенность в том, что мы просто считали, что у нас хорошее образование? Даже когда я за столом поддерживаю с немецкими коллегами светскую беседу на тему древнегреческой мифологии и истории, они удивляются, откуда я все знаю. Просто закончила советскую школу :) При этом я еще очень неплохой, с их точки зрения, специалист в своей отрасли.

Всем очевидно, что происходит катастрофа, разрушение всей системы образования, которое было очень качественным и все об этом знают. Поэтому написание подобного рода материалов, подведение базы, причем весьма шаткое и алогичное, с человеческой точки зрения очень неприличное занятие.

Хотя возможно, у меня с аффтаром просто разные представления о моральных ценностях.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Новости образования
ИБДА РАНХиГС объявил о юбилейных скидках на программы

В связи с 30-летием ИБДА РАНХиГС на программы дополнительного образования действуют юбилейные временные скидки до 30%.

ИМИСП открывает новый набор на курс МВА Финансовый директор

Программа разработана для тех, кто ищет баланс между управленческими и специальными компетенциями в работе финансового директора.

Бизнес-школа СКОЛКОВО подарит гранты до 30 000 евро на программу MBA

Подать заявку на конкурс грантов можно до 1 декабря.

Школа бизнеса МИРБИС проведет презентацию МВА 9 декабря

Презентация программ набора 2018 года для предпринимателей и менеджеров, заинтересованных в получении новых управленческих знаний и развитии профессиональных навыков.

Цифры и факты
Улюкаев признан виновным

Цитата дня: судья Семенова признала Улюкаева виновным в получении взятки.

Деньги инвесторов остаются в РФ

Тренд дня: Российские инвесторы не смогли расширить своё присутствие на зарубежных рынках.

Рейман займется стартапами

Проект дня: МТТ потратит до 1 млрд рублей на покупку стартапов.

Промсвязьбанк теряет в цене из-за санации

Тренд дня: Акции Промсвязьбанка упали на 9,24% после новости о его санации.