Цифровые гуру, где вы?

Ромуальд Здебский мечтает изменить свою жизнь. Он учится на втором курсе Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, и его влечет недоступный круг общения, где люди главным своим богатством считают — знания, а целью жизни — технологии. Соваться в такую когорту с вузовскими знаниями бесполезно, поэтому он поступает на курсы учебного центра при крупной IT-компании. Это был 1998 год.

Следующие 12 лет Здебский возглавляет софтверные проекты в нескольких IT-компаниях, читает десятки лекций в качестве тренера, продолжает учебу и в итоге возвращается в компанию Microsoft, на курсах которой он и сделал первые шаги в индустрии. Он работает в IT-гиганте уже четвертый год и сейчас возглавляет отдел по работе с техническими аудиториями.

Здебский отказывается называть себя технологическим лидером (или IT-лидером, если так кому-то удобнее). «Знаете, когда человек почувствовал себя технологическим лидером, это уже тревожный маячок, это ощущение препятствует развитию, — говорит он. — Технологический лидер — это не состояние, это процесс».

Так вот с этим процессом в России беда. У нас толпы гениальных людей, пишущих код, но мало людей, способных этими толпами управлять. Можно сваливать всю вину на вузы, мол, они штампуют только исполнителей и забывают про управленцев, но копните чуть глубже, и вам откроются новые причины бед — традиции технологического лидерства. Они попросту отсутствуют в России.

Три признака технологического лидера

Разработчики и инженеры могут показаться эдакими чудаками с непонятными шутками и странным складом ума, для них «в кайф» заниматься только технологиями, и, когда им предлагают должность повыше, они чаще всего отказываются. Перспектива стать начальником для таких людей кому-то покажется страшным сном, но смельчаки находятся. Какие качества важны для технологического лидера?

«От наших сотрудников мы ждем трех качеств, — рассказывает E-xecutive директор по развитию научных разработок Parallels Александр Тормасов, — хорошего интеллектуального уровня, который формируется благодаря образованию и природной сообразительности, близкого нам отношения к жизни и работе, а также профессионализма. Первые два пункта иногда для нас важнее опыта, хотя, безусловно, все зависит от позиции, на которую претендует человек».

Впрочем, Parallels в последнее время приглашает на руководящие должности в том числе и иностранцев с 15-20-летним опытом управления софтверными проектами. По словам Тормасова, иностранцы хоть и дороже российских топов, но компания потратит еще больше, если решит накапливать опыт эволюционным путем. «Это как если бы мы с их [иностранцев] помощью пошли, скажем, не в первый класс школы, а сразу в третий, а за это приходится переплачивать», — поясняет Тормасов.

«В нашей области люди работают на стыке специальностей, — объясняет особенность работы в IT-услугах и консалтинге генеральный директор IBS Сергей Мацоцкий. — Обязательным условием является глубокое знание IT-технологий, основных технических платформ и жизненных циклов построения крупных IT-систем. Кроме того, наши люди должны знать экономику и финансы, механизмы управления крупной компанией на всех уровнях. Наконец, огромное значение имеют личные компетенции: умение работать в проектной команде, мыслить разносторонне и быстро принимать правильные решения».

Ромуальд Здебский за время учебы и работы определил для себя более четкие признаки технологического лидера. Их три, все они основываются на том, что человек не просто знает технологию и умеет с ней работать, он пропускает через себя знания, осознает принципы и после этого предсказывает, каким будет будущее.

Итак, по мнению Здебского, первый признак технологического лидера — этот человек понимает «золотые правила IT». Он знает, на чем строятся современных технологий, осознает балансы между производительностью, устойчивостью и совместимостью, то есть может предсказать, что произойдет, если изменится один из показателей системы.

Вторая черта — он идет в ногу с индустрией, знает, что в ней происходит. Спросите его в любую минуту, как действовать, и он четко ответит по целому ряду направлений.

Третья функция социальная. Этот человек постоянно общается с другими лидерами индустрии: участвует в конференциях, профильных сообществах. Мало того. Он еще и помогает коллегам более глубоко понять технологии, рассказывает, что происходит в IT-мире, и знакомит их со «сливками» индустрии.

Технологии или general management?

«IT-лидерство довольно размытое понятие и существует в самых разных формах, ― говорит Мацоцкий из IBS. ― Можно выстраивать карьеру по вертикали, вырастая из консультанта вплоть до директора. А можно развиваться «вширь» ― углублять знания в рамках своей позиции, осваивая новые технологические направления, становясь экспертом в одной или нескольких смежных областях».

Так чего в IT-лидере должно быть больше ― технологических знаний или навыков управленца? Ромуальд Здебский золотого сечения не видит: хороший IT-специалист помогает разобраться с технологией и подсказывает лучшие сценарии использования этой технологии, а это и есть лидерство; хороший же управленец служит проводником между IT и бизнесом, находит новые пути применения технологии в менеджменте, это тоже дорогого стоит.

«По мере развития карьеры технологическая составляющая в моих компетенциях несколько уменьшается, а доля общего управления увеличивается, ― рассказывает Здебский о своем пути в индустрии, ― но все это индивидуально. Я знаю людей на руководящих должностях, которые, наоборот, подтягивают технологические знания. К тому же, многие IT-эксперты не становятся менеджерами, но все равно известны на весь мир, у них все в порядке с достатком и с настроем работать дальше. Россияне среди таких людей тоже встречаются».

Как учить?

И в России, и на Западе будущих софтверных инженеров обучают эффективному программированию, а не менеджменту софтверных проектов, замечает Тормасов из Parallels и считает такое положение дел правильным. Он уверен, если хотите добиться чего-то особенного, ищите новые специализированные знания за пределами общих для всех возможностей внутри компании.

«Пока мы [Россия] несколько проигрываем Западу, потому что у нас нет выделенных программ по воспитанию лидеров в области software engineering, но и на Западе их число достаточно ограничено, ― говорит Тормасов. ― Если же упирать в базовом обучении программиста на развитие управленческих качеств, мы рискуем получить на выходе мастера, не умеющего держать напильник».

Главная претензия IT-компаний к вузам уже привычна — выпускники государственных учебных заведений хоть и знают технологии довольно хорошо, но молодые инженеры оторваны от практики. Бизнес продолжает воспитывать технологических лидеров за свой счет, создавая при вузах лаборатории и учебные курсы. То есть с конца 1990-х годов в России мало чего изменилось: окажись юный Ромуальд Здебский в современной России, ему так же пришлось поступать на курсы одной из немногочисленных IT-корпораций. Другого выбора нет.

«Подобные лаборатории глобально не решают проблему пробелов в образовании технологических лидеров, — предостерегает Тормасов, — хотя бы потому, что в России не так много компаний, способных инвестировать в образовательные проекты и имеющих необходимый опыт и потребность в этом. Модернизация образования в этом ключе по силам только государству».

Сергей Мацоцкий видит связку «вуз + бизнес» наиболее перспективной, в его компании она воплощается в форме «Магистратуры IBS». Такая система, по словам Мацоцкого, позволяет, с одной стороны, эффективно использовать образовательный потенциал вузов, а с другой стороны, компания получает специалистов необходимой квалификации.

«Важно дать учащимся знания о возможностях и направлениях развития, которые им доступны, — поясняет Мацоцкий. — В дальнейшем человек выбирает свой профессиональный путь и развивается в выбранном направлении, уже являясь сотрудником компании».

Ромуальд Здебский согласен, что лидерам надо давать возможность ускорять свою карьеру. Как он признается, учеба «катализировала его интересы», помогла найти в себе интересные стороны и познакомила с «сильными» людьми. Но все же Здебский находит правильным, что вузы и программы дополнительного образования готовят технических специалистов, а не управленцев.

«В конце 1990-х годов все поголовно стали «менеджерами», — напоминает Здебский. — Это привело к тому, что появился серьезный недостаток прикладных специальностей, спрос на рабочих значительно вырос, и зарплаты там тоже существенно повысились. Чтобы индустрия работала, на рынке нужен целый спектр ролей. Думаю, наша индустрия сейчас как раз ищет правильный баланс».

Узнайте больше о бизнес-школах и программах MBA:

Справочник бизнес-образования в России

Справочник бизнес-образования за рубежом

Также смотрите:

IT-компании позвали малый бизнес в «облака»

Фото: freeimages.com

Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>Перспектива стать начальником для таких людей кому-то покажется страшным сном, но смельчаки находятся. Какие качества важны для технологического лидера? Как правило, руководителями в данной среде становятся люди, которые не способны работать по специальности. А именно - программистами. Но имеют высокие амбиции, которые невозможно реализовать, даже занимая высокооплачиваемую должность высококлассного программиста. Которые, в частности, всегда и везде традиционно связываются с руководством и руководящими должностями. Стремясь к тому, чтобы с ними считались, пытаясь поднять себя выше основного массива специалистов, связывая свое возвышение не с собственным конкурентным уровнем в роли специалиста, а с якобы наличествующим у них талантом руководителя. Т.е. как результат, посредственные специалисты стараются всеми правдами и неправдами выдвинуться в не менее посредственных, но весьма крикливых и амбициозных руководителей. Посредственность, дорвавшаяся до власти. Которую, к тому же, никто в компании якобы не понимает. Ни вечно бездарные по их мнению подчиненные, ни не менее тупые вышестоящие руководители. >Первые два пункта иногда для нас важнее опыта, хотя, безусловно, все зависит от позиции, на которую претендует человек». В результате на руководящих постах получается то, что описано выше. Собственно, закономерным выводом здесь является то, что специалист в исключительно редком числе случаев (в частности, на уровне узких проектов, проектных компаний и проектных групп, когда ему доверяется контрольная или координационная функция) может стать качественным руководителем или эффективно выполнять обязанности руководителя. Т.е. в идеальном варианте карьерной эволюции специалист так и остается специалистом до конца своей трудовой деятельности, причем со временем изменяется только его должностной оклад или уровень в иерархии специалистов. Как и руководитель практически всегда эволюционирует в рамках иерархии руководящей вертикали именно руководящих специалистов, имея лишь общее представление о том, чем занимаются специалисты, координацией работы которых он занимается. Переход из специалистов в руководители, т.е. смена вертикалей, возможна в подавляющем большинстве случае лишь для весьма посредственных специалистов, общее положение которых описано выше. Что никогда и ничем хорошим для организации не заканчивается. И практически невозможным является переход из руководителей обратно в специалисты. Случаи такие единичны и связаны в первую очередь с тем, что человека изначально поставили заниматься не своим делом. Тем более, на временной основе. Следствием чего является его возврат к своей основной деятельности. >... управления софтверными проектами. По-русски это называется ''проекты в области разработки, внедрения и адаптации программного обеспечения''. >Кроме того, наши люди должны знать экономику и финансы, механизмы управления крупной компанией на всех уровнях. Т.е. ''и чтец, и жнец, и жрец, и на дуде игрец''. Фактически это лишь означает, что лицо, которое дает интервью, крайне смутно представляет себе обязанности лица, которое необходимо привлечь для работы. Если брать руководящие кадры в области координации, контроля и управления разработкой IT-проектов, то им всё вышеуказанное не нужно. Более того, подобный ''универсал'' может быть востребован лишь в крайне небольшой компании, где ему придётся заниматься сразу всем. А на это, как правило, соглашаются немногие, поскольку это никому не нужно ни из специалистов, желающих попробовать себя в качестве управленцев, ни управленцам. Тем более, даже с наличием у первых и последних всех необходимых данных, навыков и знаний. Говоря проще, - каждый должен заниматься своим делом. Специалист - работать по специальности, а руководитель - обеспечивать ему условия для работы, следя за тем, чтобы все шло именно так, как нужно. И любые попытки как-либо повлиять на это разделение обязанностей путем объединения компетенций или перехода сотрудников между разными вертикалями, заведомо обречены на неудачу с точки зрения эффективности использования кадровых ресурсов и результативности их работы для организации. Поэтому авторам статьи и интервьюируемым лицам в пору порекомендовать заниматься сугубо своим делом, а не пытаться импровизировать со статусом и сменой функционала сотрудников, пытаясь скрестить кота и кита. Из чего традиционно никогда ничего хорошего не выходило. К тому же смутно представляя, зачем это вообще нужно, и какие цели в результате этого преследуются. Что до общей проблематики статьи, то применительно к российскому IT-сегменту, - как в его собственно ройссийской части, так и в той части, где доминируют иностранные компании, - подобные руоководители и самостоятельные сотрудники вообще сегодня не нужны. Поскольку их наличие предполагает наличие самостоятельной стратегии и поля деятельности компании, в которой они работают. А ничего подобного в компаниях, действующих на территории России сегодня не просто нет, но и быть не может в принципе. Как нет ничего того, что Россия сегодня самостоятельно поставляет на мировой и свой внутренний IT-рынок в виде конкурентного массового продукта, требущего по своему рыночному позиционированию самостоятельных конкурентных решений. А раз так, то ипотребности в таких специалистах быть не может. И уделом компаний являются те самые ''барабанщики'', которых успешно готовят для них ВУЗ-ы. Способные эффективно реализовывать спускаемые им сверху решения, чем их роль в компании успешно и ограничивается. А другого ничего и не требуется. В России на сегодняшней день нет ни одной компании, обладающей реальными целями в своей деятельности, в частности, в части реальной разработки конкурентного продукта, а не его адаптации под российский рынок или перенимания и заимствования чужих на работок и их внедрением в собственный продукт. Т.е. нет компаний, которые, подобно той же ''Майкрософт'' или моей горячо любимой ''Семантик'', движут своими разработками рынок вперед, а не следуют в кильватере гигантов и форвардов рынка, стремясь добрать остающиеся от них крохи и не охваченные сегменты или пытаясь подражать им. В таких условиях действительно самостоятельные разработчики, координаторы, управленцы или авторы проектных идей не требуются. В лучшем случае - контролеры за реализацией проектов. Что и обеспечивает нынешний уровень российских и иностранных кадров, занятых в IT-компаниях на территории РФ. Нужные обычные высококлассные исполнители, способные качественно выполнять и воплощать в машинный код и графический дизайн имеющие место сверху указания. Так что чему-либо удивляться и что-либо дополнительно накручивать в части самостоятельности и подготовки управленческих IT-кадров с ее учетом здесь просто не за чем. IT-вожаки в Росси не нужны. Нужны IT-исполнители. Что, собственно, и обеспечивает рынок. Возникнет потребность в IT-вожаках, появятся и они. А пока им места нет ни на рынке, ни в компаниях. Ни даже в инновационных проектах и авторских разработках. Тем более, что потребность в реализации не реализованных амбиций и личных комплексов одних людей в данном случае никак не совпадает с потребностями компаний.
CIO, Украина
Романов Николай пишет: IT-вожаки в России не нужны. Нужны IT-исполнители. Что, собственно, и обеспечивает рынок.
Вот и я того же мнения -- но всегда боялся высказать это мнение.
IT-менеджер, Москва

Информационные технологии в бывшем СССР, как инструмент абсолютно не востребованы =(
А в ''аля'' новой России нет руководителей, которые в ИТ готовы инвестировать, ввиду безграмотности что ли =( ....

IT-консультант, Украина

Начали за здравие, кончили за упокой.

Например, я тот самый лидер-вожак-специалист. Но меня абсолютно не тянет идти работать в тот-же паралельс. Почему?
Ответ очень прост - незаинтересованность компании на деле в таких специалистах.

Сначала все идет хорошо, как касаемся финансового вопроса - 120 000 евро в год приводит айчаера в шок и трепет. Ну извините, ребятки, а чего вы ждали?

На самом деле, если программисты это строители, а лидеры-вожаки-специалисты - это архитекторы. А компании ищут прорабов, которые могут программистам на их языке объяснить как подойти к задаче для удовлетворения заказчика. Которые при нужде и сами могут заменить любого работника.

Генеральный директор, США
<<Пока мы [Россия] несколько проигрываем Западу>> Убиться можно! ''Несколько'' -- это несколько порядков! Растим кукурузу на северном полюсе, и удивляемся -- что-то не всходит... И не взойдет. Потому что климат, мягко говоря, ''неадекватный''. В США компании (не правительство -- компании. Частные!) тратят на R&D более сотни миллиардов долларов в год. Не миллионов -- миллиардов долларов. При наличии инфраструктуры, при которой в глухой деревне за 30 долларов в месяц можно иметь 50 мегабитный интернет, а цена аренды офиса класса А со всеми услугами -- меньше 200 долларов в год за квадратный метр. И офисов этих готовых -- как грязи. Кому нужно Склоково? А производительность труда программиста В РАЗЫ выше российской, при этом про дисциплину напоминать не приходится. Правда, своих программистов активно не хватает, поэтому даже в глухих деревнях кнопают китайцы и индусы... И некоторое количество бывших соотечественников. Но мало. В России нужны ВНЕДРЕНЦЫ (и всегда были нужны -- в 19 веке внедряли подковку блох, в 20 -- сборку атомных бомб по чертежам Манхеттенского проекта, в 21 -- сначала сетей из маршрутизаторов Cisco, а теперь Huaiway). А изобретатели или гибнут в борьбе со властью, или идут в RCA создавать телевиденье, или на свой страх и риск в гнилом сарае строят гидропланы и вертолеты -- опять же, сначала переплыв океан. Зато нефть по 75 долларов за бочку позволяет покупать и Cisco, и Huaiway, и продукты Microsoft -- и нужно лишь умение эз этого сложить ''решение''. Тоже ''по образу и подобию''. А ''Кубики'' как-нибудь выдумают индусы и китайцы в Пало Алто и Редмонде, Берлингтоне и Далласе. А В России, глядишь, построят завод по производству светодиодных светильников (который спроектируют при этом бельгийцы или швейцарцы... Но зачем о грустном. Кто вспоминает, что гордость Российского автохлама на протяжении 30 лет была сделана из лучшей машиной Европы 1967 года. Закупкой всего производства ''под ключ''. Правда, при этом обычно забывали добавлять ''в категории бюджетных микролитражных автомобилей'' И пока итальянские детали не кончились, и итальянские инженеры не уехали, машины действительно были неплохие. Для своей малобюджетной категории, разумеется). И объявят это достижением века... Так что учите английский, товарищи изобретатели. Или китайский. Не хотите? Тогда получайте сертификаты Cisco и Microsoft на русском, и вперед, на внедрение. Пока нефть не упала в цене...
Нач. отдела, зам. руководителя, Люксембург
>А в ''аля'' новой России нет руководителей, которые в ИТ готовы инвестировать, ввиду безграмотности что ли Нет рыночной востребованности. Западные (условно) разработчики уже представляют на рынок не просто разработанный продукт, а конкурентноспособный продукт. Более того, таких продуктов в каждой категории бывает несколько, и выбрать всегда есть из чего. Т.е. нет необходимости разрабатывать что-то свое, когда уже можно воспользоваться готовым чужим. Тем более, зная прекрасно, что иностранные компании-разработчики на месте не стоят и в уже непродолжительном будущем появится новая версия данного продукта. Не говоря уже о его постоянных апгрейдах. Т.е. конкурировать с подобными разработчиками, уже имеющими в своем распоряжении обозначенный сегмент рынка, наработки, специалистов и т.д., просто бессмысленно. Нет ни базы, ни идеи. Собственно, результатом этого и являются скромные попытки повторить их дизайн, что-то добавить от себя, что-то куда-то встроить, интегрировать иным образом и т.д. Или отыскать некие сегменты, которые крупным и средним западным компаниям не интересны или у которых самостоятельно отсутствует желание и возможности выхода с ними на российский рынок (исключая случаи, когда такие компании действуют под ширмой компаний российских, формально представляя свой продукт в качестве их разработки). Вот по сути, чем занимается самостоятельный российский IT-бизнес. А что до каких-либо разработок, которые за глаза в России признаются гениальными и уникальными в мире, то по сути они просто являются в этом самом мире по каким-то причинам невостребованными. Т.е. они не нужны. Поэтому очевидно, что ни о каких IT-вожаках в подобной ситуации речи быть не может за их ненадобностью. Поскольку также очевидно, что в лучшем случае они будут в состоянии разработать устаревший продукт или продукт настолько сырой, что при всей его внешней революционности перспектив на рынке у него не будет никаких. Тем более, что если продукт действительно окажется интересным, то скопировать эти самые интересные аспекты западным разработчикам на их базе не составит труда. И тем более, в лучшем исполнении.
IT-консультант, Украина

Я знаю только одну уникальную разработку, которую применяют и на западе - Abby FineReader.

Генеральный директор, Уфа
Романов Николай пишет: В России на сегодняшней день нет ни одной компании, обладающей реальными целями в своей деятельности, в частности, в части реальной разработки конкурентного продукта, а не его адаптации под российский рынок или перенимания и заимствования чужих на работок и их внедрением в собственный продукт.
Николай, Вы меня сейчас серьезно испугали своей уверенностью и своим незнанием софтверного рынка (да знаю я русский язык, знаю). Есть такая компания - 1С, мы - ее партнеры. Десятки прекрасных конкурентоспособных продуктов Российской разработки - от 1С:Бухгалтерии до 1С:Управление производственным предприятием. Более 5 000 (!) активных фирм-партнеров по России и СНГ. Миллион (!) автоматизированных предприятий по России, десятки миллионов довольных клиентов. Может, Вы не в России живете?
CIO, Москва
Рустэм Валеев пишет: Есть такая компания - 1С, мы - ее партнеры.
Так речь-то в статье шла о ИТ-вожаках, технологичеcких лидерах ;-)
Партнер, Москва

О КАКИХ кенГУРУ Вы ведете речь, когда САМОМУ ПРЕЗИДЕНТУ показывают МУЛЬЯЖЪ ПРОТОТИПА ТЕЛЕПОНТА?
ЭЖЕЛИ все, кому НЕ ЛЕНЬ, будут САМИ изобретать, производить и продавать, то как же ЧИНОВНИКИ будут брать ОТКАТЫ и СТРОИТЬ СЕБЕ ВИЛЛЫ?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС первой в России получила самую престижную мировую аккредитацию AACSB International

Ее имеют только 5% бизнес-школ планеты.

Школа бизнеса МИРБИС запускает программы повышения квалификации

14 июня стартуют программы повышения квалификации ориентированные на менеджеров среднего звена, предпринимателей, стремящихся актуализировать и (или) получить управленческие знания в конкретной области.

Учебный центр «Финконт» приглашает руководителей на обучение в Тбилиси

На обучении вы получите возможность выстроить систему управления, обменяться опытом и неформально пообщаться с коллегами, а также отдохнуть в комфортабельном отеле 4*, находящемся в живописном районе Тбилиси.

В Новосибирске стартует классический курс Mini MBA

17 мая 2019 года в Новосибирске начинается обучение по программе Mini MBA.

Дискуссии
Все дискуссии
Цифры и факты
Минтруд хочет слить три фонда

Это приведет к росту социальной напряженности в стране.

Тереза Мэй объявила об отставке

Тереза Мэй  уйдет с поста лидера Консервативной партии.

ОСАГО: треть выплат у мошенников

Около 30% всех выплат по ОСАГО в России в 2018 году досталось мошенникам.

Почтовые переводы берут под контроль

Росфинмониторинг будет контролировать операции по почтовым переводам.