Технологии на кончиках пальцев

Холодный климат, огромные транспортные «плечи», нежелание людей работать на конвейере не позволят нам успешно производить традиционный массовый продукт. Как выйти за пределы индустриальной экономики? Об этом – в интервью декана Факультета инновационно-технологического бизнеса Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, доктора экономических наук Владимира Зинова.

Executive.ru: Что такое инновации? Ваше определение?

Владимир Зинов: Способ получения сверхприбыли, то есть прибыли, большего объема, чем средняя по отрасли. Это не зависит от зрелости рынка. Сверхприбыль можно получить с помощью нового продукта или технологии, или коммерческого подхода, или реорганизации. Таким образом инновации – это способ создать новую модель бизнеса. Подчеркиваю: новую. Весь бизнес можно условно разделить на два типа. Один – регулярный бизнес, который тиражирует существующую модель. Второй – создание новой модели, которой до этого не было.

Executive.ru: Когда российская высшая школа заметила инновационную проблематику и начала работать в этой сфере?

В.З.: Думаю, что Центр технологий, который появился в 1994 году в Академии народного хозяйства, был одним из первых примеров такого рода. В рамках выполнения программы «Международный инкубатор технологий», финансировавшейся из средств гранта USAID (Агентство международного развития, США), в стенах академии было создано специализированное подразделение – Центр коммерциализации технологий. В рамках работы гранта с 1994 по 1996 год Центр заработал опыт консультирования инновационных проектов и управления ими. По завершению действия гранта работа не прекратилась: в 1996 году Центр сосредоточил усилия на образовательной и научно-методической деятельности. Была разработана первая в России программа магистерской подготовки «Технологический менеджмент», вслед за ней появилась программа профессиональной переподготовки «Инновации и риски в бизнесе», которая выиграла государственный конкурс из 86 программ на участие в федеральной программе подготовки управленческих кадров. Эта программа стала уникальной и используется в государственном плане подготовки управленческих кадров уже 12 лет. В 2000 г. Центр стал одной из первых бизнес-школ по реализации программ MBA в России, открыв программу «МВА: Инновационный и проектный менеджмент». Наконец, в 2004 году Центру был присвоен статус Факультета инновационно-технологического бизнеса (ФИТБ). Сегодня Факультет является практически единственной отечественной бизнес-школой, которая реализует весь спектр программ послевузовского образования по направлению «Инновационный и проектный менеджмент» для подготовки и переподготовки квалифицированных кадров в области управления инновационными процессами.

Executive.ru: Чем ваш образовательный продукт отличался от конкурентов, которые появились в нулевые годы?

В.З.: Мы принципиально решили, что у нас будут преподаватели не из вузов, а только из профессионального консалтинга, обладающие реальным опытом. Мы основываемся на их практике, а также на международных инструментах в области инноваций. Все наши преподаватели прошли стажировку в Америке и ведущих бизнес-школах Германии и Великобритании.

Executive.ru: Кто и зачем приходит на вашу магистерскую программу?

В.З.: Когда мы начинали образовательную деятельность, то сформулировали два основополагающих принципа. Первый: учить будут только практики, у которых «в пальцах» есть ощущение тех предметов, которые они преподают. Второй: мы превращаем актуальную задачу Слушателей в учебную задачу. Поэтому каждому поступающему на наши программы мы говорим: если нет своей актуальной задачи, эффективность от обучения резко снижается. Нет на входе своего проекта – нет на выходе новых компетенций. Каждый Слушатель самостоятельно или с помощью преподавателей формулирует свою задачу, которая в итоге и исследуется в магистерской диссертации.

Executive.ru: Какого рода эти задачи?

В.З.: Они либо имеют отношение к развитию той компании, где работает студент, либо касаются открытия нового бизнеса. В любом случае мы в состоянии помочь решению этих проблем. За годы работы факультета мы стали коммуникационной площадкой, где встречаются люди с идеями, опытом и ресурсами.

Executive.ru: У абитуриентов есть модель будущего – образ собственного желаемого «завтра»?

В.З.: У большинства есть представление о том, что должно быть некое интересное дело, понимание того, что нужно находиться в этом деле. И это радует. Потому что будущее экономики России может быть только инновационным. С нашим холодным климатом, с огромными транспортными «плечами», с нежеланием людей работать на конвейере мы не можем успешно производить массовый продукт. Сырьевое будущее России тоже очень ограниченно, я думаю, сегодня это уже всем понятно. В мировом разделении труда мы можем успешно участвовать только с продуктами с высокой добавленной стоимостью, с большим весом квалифицированного труда. Поэтому на узких высокотехнологичных рынках, например, в области оффшорного программирования мы занимаем свою нишу. Специалисты в области компьютерного обеспечения говорят, что россияне – не более квалифицированны, чем жители других стран. Нас отличает другое: у российских программистов загораются глаза тогда, когда предлагается трудная задача, не имеющая стандартного решения. Люди в этом случае даже не требуют дополнительного гонорара. Другое дело, что в условиях квазифеодальной экономики реализовать свой интеллектуальный потенциал может не всякий. Среда не способствует.

Executive.ru: А каковы мотивы ваших абитуриентов? Зачем им интересное дело?

В.З.: С одной стороны, стремление решать небанальные задачи возможно, «встроено» в нашу культуру (почему – это тема отдельного разговора), в результате в российском обществе традиционно положительное отношение к образованию, к знаниям, к новым технологиям. С другой – имеют место амбиции, стремление выделиться, благодаря какому-то значимому делу. Все они мечтают найти себе в будущем интересную работу, которая приносит не только деньги, но и удовольствие. Им скучно «просто» продавать. Им вообще не хочется скучать. Их интересует другое: чтобы было захватывающе, чтобы вокруг были живые люди, чтобы они вместе решали какую-то задачу, и они решали, и они чувствовали, что они лучшие в мире. Это и есть инновационный менталитет. Придумать какую-то штуку, и понимать, что она – лучшая в мире. В условиях, когда в мире наблюдается растущий спрос на инновации, когда существует многотриллионный рынок технологий, когда сокращается срок морального старения продуктов, они оказываются в нужном месте в нужный час. Наше дело – научить их правильным стратегиям, чтобы они могли прорваться на мировой рынок, куда просто так не пустят.

Executive.ru: А что они успели сделать до прихода на ваш факультет?

В.З.: К нам приходит очень много людей приходит с хорошим базовым образованием – техническими или естественно-научным, таких большинство. В любом случае их приводит к нам скорее некое стремление к новому, чем конкретная утилитарная задача.

Executive.ru: Но вы же сказали, что задача должна быть, иначе учеба не впрок…

В.З.: Бывает, что человек приходит с конкретной задачей, а уходит с ее решением, но такие случаи редки. А примеров, когда после учебы выпускник продолжает заниматься той самой темой, с которой он пришел на факультет – еще меньше. Чаще происходит другое: человек приходит со своей проблемой, начинает ее анализировать с помощью всех тех механизмов, которые мы предлагаем, и решает, что дальше продолжать тему не стоит.

Executive.ru: Вы можете привести конкретные примеры задач?

В.З.: Пожалуйста. Александр Левенштейн. Когда он пришел на учебу, ему было за 40 (к нам вообще на все программы приходят преимущественно взрослые люди). За плечами было хорошее образование и опыт работы в разных отраслях. К нам обратился Институт психологии Академии наук России с просьбой помочь с коммерциализацией их разработок, я предложил Левенштейну посмотреть, что там интересного. Полгода он ходил в этот институт как на работу. Нашел интересную тему. Кожа человека имеет электрический потенциал. Когда мы засыпаем, потенциал кожи на пальцах рук – меняется. Левенштейн предложил прибор, который будит человека в момент засыпания. Перстень, а внутри – электрод. Очень актуальное решение. Кто из водителей не просыпался в ужасе от секундного засыпания на скорости 150 км в час? В разработку он вложил собственные деньги. Хотел для дальнейшего развития проекта привлечь венчурных инвесторов, но посчитал их условия кабальными и придумал потрясающую вещь: собрал средства через интернет. Сейчас сам намерен стать венчурным инвестором.

Executive.ru: А почему одни абитуриенты идут на магистерскую программу, а другие на МВА?

В.З.: Программы похожие, каждая соответствует стандартам, утвержденным Министерством образования, но MBA больше практико-ориентированных курсов, профессиональных инструментов. В магистерской их меньше, там преобладают обзорные, теоретические дисциплины.

Executive.ru: На какой стадии студент знает тему своего дипломного проекта?

В.З.: Мы не даем ему готовую тему. Спрашиваем его о теме выпускной работы на собеседовании при поступлении, я говорил об этом. В учебном процессе есть два «пласта»: один пласт – это курсы, лекции, практические занятия. Второй – его самостоятельная работа над проектом. Чем он раньше к нему приступит, тем больше он возьмет от учебы. Самый поздний срок формулировки темы – за полгода до окончания учебы.

Executive.ru: Какое количество проектов относится к индустриальной экономике, а какое – к постиндустриальной?

В.З.: Мы пользуемся несколько иной классификацией. Я выявил четыре группы проектов. Первая – это анализ коммерческой перспективы нового продукта. Вторая – стратегия продвижения на рынок нового продукта. Третья – освоение инструментов повышения эффективности менеджмента. Четвертая – создание инновационной инфраструктуры внутри компании, своего рода внутреннего бизнес-инкубатора. Распределение таково: к первой, второй и третьей группе принадлежит по 30% проектов к каждой, к четвертой – 10%. Однако год от года соотношение меняется.

Executive.ru: Вы отслеживаете судьбу выпускников?

В.З.: Да, конечно, и она складывается по-разному. Иное, впрочем, предположить было бы трудно: мы живем в эпоху переходной экономики, ситуация очень динамичная. Кризис волнами набегают… В любом случае, выпускники говорят, что после окончания факультета их положение в социальной иерархии в компаниях повышается, но чаще они меняют работу, разумеется, с повышением позиций, уровень доходов – тоже растет, иногда в разы. Но детальных исследований в этой области мы не проводили. Инструментом для связи факультета с бывшими студентами (и для общения студентов друг с другом) является клуб выпускников.

Executive.ru: Какими каналами вы связаны с инновационной средой?

В.З.: Мы построили эффективные механизмы сотрудничества с институтами развития, в том числе с «Российской венчурной компанией» (РВК), «Роснано», фондом «Сколково», с Ассоциацией инновационных регионов России. В каждом случае имеет место индивидуальная схема взаимодействия. Например РВК получила бюджетные деньги для того, чтобы добавлять в венчурные фонды, снижать их риски. РВК таким образом является «фондом фондов», она формирует общую среду венчурной индустрии, занимается инновационным развитием в регионах – мы являемся исполнителем в рамках этой программы. Работа с «Роснано» строится по-другому: это – стратегический партнер, прямой инвестор под 18% годовых на стадии расширения инновационного бизнеса. Что касается фонда «Сколково», мы взаимодействуем с их кластерами, так, например, сейчас направляем наших слушателей на их «Венчурную ярмарку», потому что им нужен управленческий кадровый резерв.

Executive.ru: Насколько велик конфликт между намерениями ваших выпускников и средой, в которой они будут реализовать свои идеи?

В.З.: Среда для бизнеса в России не слишком благожелательная. И для инновационного – тоже. Производить новый продукт – это порой не просто проблема, а сумасшедшая проблема. Тем не менее, мне думается, что очень инерционная, неважно управляемая госмашина пытается сделать разворот в сторону инновационного бизнеса. Пока получается немногое. Я недавно читал, что вклад малого бизнеса в ВВП России составляет около 5% и что на поддержку малого бизнеса направляется тоже около 5% ВВП. Малый бизнес в стране чувствует себя плохо, но есть основания для оптимизма. Во-первых, десять лет назад все было еще хуже. Во-вторых, крупные российские корпорации с госучастием не смогут производить массовый продукт, способный конкурировать на внешнем рынке. Это не получилось в Советском Союзе, не получится и сейчас. Поэтому рано или поздно ситуация должна измениться: должна будет заработать частная инициатива, появиться среда для развития технологий. Должны будут прийти в движение социальные лифты. Мы работаем на будущее. Любая страна богатеет, если успешно выводит продукт на мировой рынок.

Executive.ru: А ваши выпускники выводили продукты на мировой рынок?

В.З.: Конечно. Вот пример. Камиль Хизматуллин, кандидат технических наук. Основываясь на разработках Уфимского авиационно-технического университета, он реализовал интересный коммерческий проект. Пластическое упрочнение титановых прутков. Технологией заинтересовались американская Caterpillar и производители стоматологических имплантов из Чехии. Был опыт успешной коммерциализации технологий, разработанных в Институте проблем химической физики Академии наук в Черноголовке.

Executive.ru: Как научить бизнес и технологии говорить на одном языке?

В.З.: Да, существует проблема постановки задач для систем управления, и многие наши выпускники хотят стать именно такими постановщиками – уметь просчитывать бизнес-процессы и переводить их на язык технического задания инженеру, программисту. Ведь любая АСУ-система требует в первую очередь внимательного изучения бизнес-процесса, и в каждой компании она специфична. Мы как раз учим тому, как работать с проектом освоения новшеств, и это знание востребовано и для постановщиков, и для тех, кто занимается мониторингом и выявлением наиболее перспективных проектов. Это очень востребованный блок знаний в менеджменте. Суть нашей системы учебного процесса в том, что человек работает над проектом, который в конце защищает как итоговую работу. Учебный план для нас важен, но он не является главным элементом. Мы требуем от учащихся, чтобы все их проекты были на уровне серьезного консалтингового отчета, чтобы после окончания они были для них рабочим, а не только учебным документом. По сути проекта можно понять, что для человека актуально. Ведь то, что ты сделаешь своими руками, и станет твоим навыком. Люди у нас учатся не ради диплома, а для того, чтобы стать дороже на рынке труда.

Также смотрите:

Как преуспеть в инновациях?

Кто должен развивать экономику России: государство или бизнес?

Россия должна стать инновационной страной. Или она исчезнет с карты мира

Статья Бизнес-образование в России в Энциклопедии менеджера

Источник изображения: pixabay.com

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Участники дискуссии: Юрий Удалов, Александр Левенштейн
Партнер, Нидерланды

**********Когда мы засыпаем, потенциал кожи на пальцах рук – меняется. Левенштейн предложил прибор, который будит человека в момент засыпания. Перстень, а внутри – электрод. Очень актуальное решение. Кто из водителей не просыпался в ужасе от секундного засыпания на скорости 150 км в час? В разработку он вложил собственные деньги. Хотел для дальнейшего развития проекта привлечь венчурных инвесторов, но посчитал их условия кабальными и придумал потрясающую вещь: собрал средства через интернет. Сейчас сам намерен стать венчурным инвестором. ***********

Физиология сна в постели вполне может отличаться от физиологии засыпания от усталости на трассе. Скорость 150 км в час если вы устали? Ну, в Германии это возможно, а так - пределы скорости куда ниже...

И вообще, если обратиться в Абы Грейб и Гаунтанамо - там это изобретение с распростертыми руками примут

Генеральный директор, Москва

Владимир Глебович, спасибо за лестный отзыв!
Слегка приукрасили, конечно :)
Венчуром в классическом понимании точно заниматься не буду (у меня другая бизнес-модель), да и до других проектов чтобы дотянуться нужно еще немало поработать и заработать. Одно безусловно верно: если бы я не пошел на МБА, этого проекта не случилось бы. Кроме того, безусловно ценны знания и навыуи полученные в процессе учебы.
Спасибо ФИТБ!

Генеральный директор, Москва

Юрий Удалов: Физиология сна в постели вполне может отличаться от физиологии засыпания от усталости на трассе. Скорость 150 км в час если вы устали? Ну, в Германии это возможно, а так - пределы скорости куда ниже...

Спасибо за разъяснение, Юрий! Вот теперь я как раз забуду про свой проект и проблему засыпания на дорогах. Ведь физиология другая!!!
Продукт выходит на рынок. Год идут испытания образцов и последние несколько месяцев 95% отзывов - положительные. Пошли первые предоплаты. Люди давно уже терзают меня: ''где купить?''
Но, слава богу, тут мне все и объяснил Юрий Удалов...

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Новости образования
ИБДА РАНХиГС возглавил индекс популярности среди бизнес-школ России

Индекс составляется по ряду показателей, среди которых уникальные просмотры страниц бизнес-школ, новостей и анонсов, количество переходов на сайты вузов.

Зарплата выпускников IT-курсов растет в среднем на 50% после обучения

При этом каждый третий айтишник трудоустраивается во время учебы.

Исследование RAEX: как абитуриенты выбирают вуз

Выяснилось, что рейтинги влияют на выбор абитуриентов больше, чем мнение родителей.

В России впервые составили справочник корпоративных университетов

В пуле участников исследования представлены 43 корпоративных университета крупнейших российских компаний и субъектов федерации.

Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Бизнес OBI в России продали за 600 рублей

До пандемии бизнес OBI в России оценивали в €100 млн.

В Санкт-Петербурге на месте закрывшегося кинотеатра в ТЦ открыли фуд-холл

За полгода количество кинозалов в России сократилось на 12,4%.

Производитель бумаги «Снегурочка» продал свой российский завод

Сумма сделки составит 95 млрд рублей.

В строительной отрасли растет дефицит кадров

По данным Минстроя России, сектору сегодня не хватает около 3 млн человек.