«Россия на втором месте в мире по самым низким ценам на интернет»

C 19 по 21 апреля 2017 года в Подмосковье прошел интернет-форум «РИФ+КИБ 2017» — главное весеннее событие Рунета. Он состоялся уже в 21-й раз и собрал более 10 тыс. человек, обсудивших важнейшие технологические тренды и проблемы развития интернета. Открыл форум глава Минкомсвязи России Николай Никифоров (на фото). За три дня на секционных заседаниях «РИФ+КИБ 2017» выступили около 250 докладчиков. Участники форума, которые не смогли приехать в пансионат «Лесные дали», где он проходил, следили за спикерами с помощью онлайн-трансляций. А для тех, кто не нашел такой возможности в напряженные рабочие дни, Executive.ru подготовил коллекцию самых интересных цифр и высказываний.

Цифровая экономика в цифрах

Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК): «Сегодня мы оцениваем вклад цифровой экономики в ВВП России в 2,8%, в то время как 19% от ВВП формируют интернет-зависимые рынки. Сегодня кадровая индустрия Рунета насчитывает 2,5 млн сотрудников, инфраструктура и ПО оцениваются в 2000 млрд рублей, маркетинг и реклама – в 171 млрд рублей, цифровой контент – в 63 млрд рублей, электронная коммерция – в 1238 млрд рублей».

Леонид Левин, депутат Государственной думы: «Цифровая экономика сегодня – это реальность, в которой мы живем. Количество интернет-пользователей в России уже превысило 86 млн человек, больше половины из них выходят в интернет каждый день. Наиболее быстро аудитория растет за счет мобильных пользователей, средняя доля которых приближается к 40%».

Михаил Райбман, Mediascope, измеритель аудитории СМИ: «Аудитория интернета в целом увеличилась на 2% за год, мобильного интернета – на 9 %. Аудитория людей, которые пользуются только мобильным интернетом – на 24 %».

Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций России: «Мы занимаем второе место в мире по самым низким ценам на интернет и мобильную связь, уступив лишь Гонконгу».

Сергей Плуготаренко, (РАЭК): «Средняя стоимость смартфона — $168, в среднем по миру — $ 241. Проникновение смартфонов — 50%».

Игорь Калганов, интернет-сервис аренды недвижимости «33 Слона»: «Каждая сотая сделка купли-продажи недвижимости в Москве сейчас проходит с использованием блокчейн-технологии».

Сергей Гребенников, директор Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ): «В 2016 году Индекс цифровой грамотности россиян вырос на 6,3% по сравнению с прошлым годом и составил 5,42 пт. по 10-балльной шкале. Исследование показало, что динамика развития цифровой грамотности в стране высокая и неравномерная. За год не только увеличилось число пользователей интернета, но и возросла интенсивность потребления онлайн. Это говорит о том, что просвещение населения по использованию цифровых технологий движется в позитивном направлении, но есть и определены зоны роста и дальнейшего развития».

Вызовы и угрозы

Кирилл Вараламов, директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ): «Пришло время говорить об инфраструктуре цифровой экономики. Никто, например, не говорит о стандартах хранения данных, цифровой идентификации всех существующих объектов».

«В России процветает цифровой феодализм: в стране существует более 1000 систем, и каждый ИТ-специалист создает свою платформу, не думая о взаимодействии систем».

Сергей Рыжиков, генеральный директор компании «1С-Битрикс»: «На данный момент российский софт продается как угодно, через любые структуры, но не из России. Пора государству подумать о том, как продавать электронные товары на Запад».

Илья Массух, президент Фонда развития информационной демократии: «Нельзя забывать про безопасность в экономике данных и цифровой экономике. Необходимо повышать знания у граждан о возможностях и опасностях виртуального мира. Плюс надо создавать собственные решения, которые обеспечат безопасность этих данных и будут доступны населению».

Михаил Якушев, вице-президент ICANN в России, СНГ и Восточной Европе: «Происходит резкое снижение возраста людей, входящих в киберпреступность».

Татьяна Голубовская, РОЦИТ: «Создается большое количество государственных сервисов и служб онлайн, но никто не учит людей ими пользоваться. В результате люди не чувствуют себя комфортно».

Дмитрий Песков, директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив: «Каждый год в России [из университетов] выпускается 1 млн человек. К 2025 году половина из них должна обладать способностями к работе в цифровой экономике. Пора прекратить готовить программистов в вузах. Нет никакой необходимости учится этому пять лет, нужны цифровые колледжи и ПТУ».

Ольга Дымарская, руководитель управления Агентства инноваций Москвы: «К 2035 году доля автоматизированных процессов в производстве достигнет 95%. А 50-70% нынешних рабочих мест перестанут существовать».

Дмитрий Ли, автор сайта VRGeek.ru: «В России есть уникальные команды, которые делают перчатки виртуальной реальности, полноценные экзоскелеты, сложные системы оптического трекинга, но все это не доходит до производства. Все, что есть — в штучном выражении».

Государственное регулирование

Сергей Плуготаренко, РАЭК: «Наш главный тренд, на котором мы настаиваем – законодательство цифровой экономики не должно быть только запретительным. Все законы должны проходить через сито – экспертное мнение представителей отрасли».

«Мы наблюдаем интересную тенденцию: с 2015 по 2017 год отношение экспертов к законопроектам сменилось с отрицательного на положительное. В 2015 году положительно законодательные инициативы оценивали 13% экспертов, против выступал 31%, в 2016 году 20% против 30%, а в 2017 уже 18% экспертов положительно оценивают законопроекты, и лишь 12% выступают против».

Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций России: «Наша задача – выработать простой и понятный план действий, который позволит России совершить рывок. При этом государство надо рассматривать как крупнейшего инвестора в рост инфраструктуры страны».

Герман Клименко, советник президента России по вопросам развития интернета: «Один из самых перспективных рынков – медицинский, где мы можем внедрить новые технологии. Там есть огромные пласты информации, которые мы можем обрабатывать с помощью технологии больших данных».

Финансовые технологии

Глеб Давидюк, фонд прямых инвестиций iTech Capital: «Все банки хотят стать телекомами, все телекомы хотят стать банками».

Максим Авдеев, венчурный фонд Life.SREDA: «Банк тем инновационнее, чем меньше в стране финансовая история».

Анна Михина, «Тинькофф Банк»: «Банки сотрудничают с fintech-стартапами, чтобы выгодно выделяться среди конкурентов».

Валентин Окунев, «ВТБ 24», обратил внимание на то, что на рынке fintech не хватает решений в b2b-сегменте: предпринимателям нужна платформа, где они могут получить все финансовые услуги. Также банкам интересны решения, которые оптимизируют дистанционные процессы через мобильные устройства и гарантируют безопасность клиента.

Олег Кужиков, венчурный фонд Maxfield Capital, отметил, что банки получают преимущества на развивающемся fintech-рынке благодаря тому, что обладают полными данными о своих клиентах и могут, используя искусственный интеллект, предоставлять им услуги более высокого уровня.

Электронные медиа

Кирилл Кирьянов, РИА «Новости»: «Основная проблема любого медиа в том, что рынок меняется быстрее, чем люди, которые на нем работают».

Руслан Тагиев, Mediascope: «Не стоит вопрос, обгонит ли интернет телевидение; стоит вопрос, когда это произойдет».

Евгений Волков, информационный портал L!FE: «Информагентства, даже самые клевые, начинают проигрывать соцсетям. Они тихонечко берут свежие новости из твиттера».

Арсений Ашомко, медакомпания Tigermilk: «Если раньше медиа тащили вас на свой сайт, то сейчас они приходят со своим контентом, куда вам удобно».

Евгений Рощупкин, Viber в Росси: «Проникновение мессенджеров сравнялось с проникновением соцсетей, обогнав почту».

Сергей Гребенников, РОЦИТ: «70% готовы платить за контент в интернете».

Родион Скрябин, портал Lifehaсker.ru:«В Lifehaсker редакционный контент генерит 70% кэша, медийная реклама только 10%».

Елена Куприянова, агентство мобильного маркетинга Rocket10: «Лучше делать один раз в месяц качественный пост, чем десять постов в неделю, но некачественных».

Василий Черный, Brand Analytics, система мониторинга социальных медиа и СМИ: «У всех возрастов совершенно разное медиапотребление. Чем младше человек, тем на большее число блогеров он подписан».

«Тренды 2016 года соцсетей в России – это «клубные форумы» в мессенджерах, рост видеотрансляций, умные ленты, активность спам-ботов».

Алексей Романенков, CityAds Media, платформа для размещения интернет-рекламы: «Многие рекламодатели сами виноваты в том, что их маркетинг «не перфомит»: если бизнес плохо работает, никакой performance не спасет».

По материалам: 2017.russianinternetforum.ru, официальных аккаунтов форума в соцсетях и пабликов в мессенджерах

Фото: 2017.russianinternetforum.ru


Комментарии
Участники дискуссии: Владимир Зонзов
Директор по производству, Украина

Читаю: «Мы занимаем второе место в мире по самым низким ценам на интернет и мобильную связь, уступив лишь Гонконгу».

Ну, как можно лгать, что у нас самые низкие цены на интернет!

Вот, к примеру, интересуюсь новостью в ленте новостей Мейл.ру. Кликаю. Открывается страница, на которой искомое занимает 3% от площади страницы. Кликаю «читать полностью». Открывается следующая страница, на которой искомое занимает 5% от площади страницы. Итог двух кликов следующий: запрашиваемая информация заняла 2,5% от площади 2-х страниц. Так сколько стоит интернет? И главное, кто ответит за наглое вторжение в моё личное интернет-пространство? Я ведь поинтересовался только одной конкретной новостью. А мне предоставили её с «нагрузкой», объём которой в 40 раз превышает объём запрошенной новости.

А ведь есть «новости» путь к которым требует большего числа кликов.

Конечно, в цену интернета надо бы включить и заработок "владельца интернета"; заработок на том, что он (против моей воли и за мой счет !!!) натолкал в моё личное интернет-пространство.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии