Сергей Грибов: «Сколько денег поднял ты – это вообще не показатель»

После двадцати двух лет жизни и работы в Израиле, а потом в Америке, предприниматель Сергей Грибов смотрит на Россию глазами иностранца. Фактически он и есть иностранец. Родина отобрала у него гражданство в 1990 году, когда он уезжал из Союза. Тогда за плечами у двадцатилетнего петербуржца была учеба в Политехе и служба в армии. Казалось, что это дорога в один конец. Но судьба вновь сводит его с Россией. Правда, теперь это чисто деловые отношения.

Сейчас Сергей Грибов живет в Бостоне, участвует в нескольких стартапах на Западе и в России, а также под брендом «Startup Access» запускает совместный с РВК выездной бизнес-инкубатор в Бостоне. E-xecutive.ru поговорил с предпринимателем о деньгах, стартапах и жизни вне родины.

E-xecutive.ru: Вы всю жизнь работаете в стартапах. Это осознанный выбор или так просто сложилось?

Сергей Грибов: Сложно сказать. На первую работу я пошел в январе 1993 года, когда учился в Израиле. Компания (CompugenE-xecutive.ru) оказалась стартапом. Проработал там девять лет, мы сделали IPO. Вот после этого выбирал стартапы осознанно, потому что большие компании мне не интересны.

E-xecutive.ru: Почему?

С.Г.: В стартапе от тебя зависит все, от каждого человека зависит все, и каждый видит результаты своего труда в конечном продукте. А в большой компании ты маленькая шестеренка в громадном механизме. Мне нравится ощущение, что от меня многое зависит.

E-xecutive.ru: С какими мыслями уезжали из России?

С.Г.: Как с какими? Это был 1990 год. Хотелось свободы во всех смыслах, поэтому люди и уезжали. Я в слово «свобода» вкладываю много чего. В том числе свободу заниматься тем, чем хочется, свободу путешествовать, свободу финансовую и многое другое. Мне было двадцать лет. Не могу сказать, что тогда четко видел себя предпринимателем.

E-xecutive.ru: Довольно рискованный шаг.

С.Г.: Очень рискованный шаг. Мы уезжали еще из Советского Союза. Нам всячески объясняли, что мы уезжаем навсегда, что нас сюда больше никогда не пустят. У меня нет российского гражданства, у меня его торжественно отобрали в 1990 году. Поэтому шаг был гораздо более серьезный, чем когда сейчас люди едут. Это была дорога в один конец.

E-xecutive.ru: Что было в Израиле, когда приехали?

С.Г.: Это сейчас Израиль ― второе место в мире по плотности хайтека после Силиконовой долины. В начале 1990-х всего этого не было. Хотя уже тогда условия для стартапов в Израиле были лучше, чем сейчас в России. Там была человеческая и юридическая основы.

E-xecutive.ru: В России нет людей и законов?

С.Г.: В российской юрисдикции невозможно сделать многое из того, что принято на Западе. Невозможно расписать опционы, сделать человеческие договора между основателями и тому подобное. Второе ― очень мало людей с серьезным опытом. В России труднее собрать команду, в которую вложились бы серьезные западные фонды. Это нормально. Просто пока слишком мало людей в России работало в стартапах. В том же Бостоне собрать команду с опытом намного реальнее. Российский рынок растет, и деньги есть. Но умных денег мало.

E-xecutive.ru: Что вы называете умными деньгами?

С.Г.: Западный венчурный фонд вкладывает в стартап не только деньги, но и экспертизу, связи и много еще чего. Стандартный профайл венчурного капиталиста в Штатах выглядит так: человек в свое время был предпринимателем, сделал несколько успешных компаний и exits (выход из стартапа ― E-xecutive.ru), после этого идет в венчурные инвесторы. В России таких людей крайне мало, а значит мало и умных денег.

К тому же в России нет примеров. Когда заключаю сделку на Западе, могу посмотреть на другие сделки и сравнить, какие условия приняты в похожих стартапах, какие условия можно предлагать. Это, опять же, следствие молодости рынка.

Одна из проблем людей в том, что они не допускают мысли, что могут чего-то не знать. Поэтому допускают еще более глупые ошибки. В России к тебе приходят ребята с занятной идеей, они полны энтузиазма, но когда начинаешь с ними говорить, то понимаешь, что они считают себя умнее других. Они уверены, что знают, как надо делать правильно. Они не готовы слушать, зато хотят $3 млн за 10% в будущей компании. С такими работать бесполезно. Но это все следствие маленького опыта у людей.

E-xecutive.ru: Сейчас многие российские стартапы нацеливаются на мировой рынок…

С.Г.: Чтобы предлагать что-то для мирового рынка, надо для начала этот рынок понять. Это не так просто, как может показаться. Мне часто присылают идеи для западного рынка, где за километр видно, что люди просто не понимают, о чем говорят: или это давным-давно там уже есть, или это на фиг никому не надо.

Хотя и в России появляются интересные для Запада стартапы. Те, кто поумнее, собирают чемоданы и едут на несколько дней или недель за границу, чтобы пожить там, пообщаться, понять людей. Другие пытаются отсюда утверждать, что нужно людям там, и, как правило, ошибаются. Мы с РВК запускаем выездной инкубатор в Бостоне. Первый пилот в начале февраля. Будем вывозить российские стартапы на пару недель в Америку с активной менторской поддержкой и нетворкингом.

E-xecutive.ru: Ощущаете к себе особое отношение на Западе из-за российского происхождения?

С.Г.: Нет. В Америке никого не волнует, откуда ты. Есть море примеров, успешных предпринимателей и топ менеджеров эмигрантов. А в плане бизнес-этики России еще световые годы до Запада. Не раз сталкивался в России с тем, что люди либо еле работают, либо просто не выполняют обещанного. На Западе такое тоже случается, но намного реже.

E-xecutive.ru: Указываете российским коллегам на ошибки?

С.Г.: Иногда, но народ особо не воспринимает. Дело еще в мотивации. В западных стартапах люди получают опционы, это помогает им воспринимать компанию как свою собственную и работать лучше. В России многие работают с девяти утра до пяти вечера, а потом ― будь что будет. Когда человек работает только за зарплату, его не волнует, получится из стартапа что-то или нет.

E-xecutive.ru: Давать опционы в России не позволяют законы, это понятно. Но почему люди другие законы обходят, а этот не могут?

С.Г.: Я вижу две причины. Во-первых, люди еще не понимают, зачем им это надо, что они с этого получат. Была у меня история. Сравнительно недавно мы решили с основателями выдать кусок компании разумному и адекватному человеку. Когда я сказал этому человеку о нашем решении, он ответил: «М-м-м, здорово. А что мне это дает?». Во-вторых, пока еще мало историй успеха и exits. Нужны примеры, когда обычный программист зарабатывает на опционе достаточно много денег.

Также у меня складывается впечатление, что многие российские стартапы считают историей успеха подъем денег. Факт в том, что история успеха ― это когда денег зарабатывают инвесторы и акционеры. А сколько денег поднял ты ― это вообще не показатель. В Америке это понимают, в России зачастую нет.

Совсем недавно общался с основателем одной компании, они сделали exit в $700 млн, при этом создали компанию на bootstrapping, то есть на собственные деньги, ни у кого инвестиции не брали. Вот это история успеха.

E-xecutive.ru: Вы идете в стартапы не для того, чтобы заработать?

С.Г.: Люди, которые идут в стартапы только ради денег, обычно сгорают очень быстро. Каким бы хорошим вы ни были, вероятность успеха стартапа очень мала. Чтобы увидеть хоть какие-то деньги, надо удачно пройти несколько стартапов. Если хотите денег, идите в большую компанию, получайте там безумную зарплату и будьте счастливы. В стартапы идут те, кто хочет что-то изменить и получает от этого кайф.

E-xecutive.ru: Чему вас Израиль научил?

С.Г.: Пожалуй, это единственная страна, про которую я могу сказать, что я нужен ей. В России у меня такого ощущения никогда не было. Америка тоже большая страна. Лично я Америке, наверное, не сильно нужен. Неспроста Израиль готов объявить войну ради одного пленного солдата. Это маленькая страна, маленькое общество, там есть свои заморочки, но все же люди там относятся друг к другу гораздо человечнее.

E-xecutive.ru: А что скажете про Америку?

С.Г.: В Америке комфортно жить во всех отношениях. Если ты не ленивый и готов пахать, то обеспечишь себе комфортную жизнь. По большому счету, если ты там никому не мешаешь, то и тебе не мешают.

Недавно видел опрос «Левада Центра» о наиболее привлекательных профессиях в России. Это был август 2011 года. Предприниматели болтались где-то рядом с преступными авторитетами. В Штатах предприниматели ― почетная профессия. В Бостоне в этом году открылась аллея предпринимателей наподобие той, что в Голливуде. В школах объясняют, что предприниматель ― это хорошо. Дети это понимают.

В прошлом году почувствовал гордость за своего сына. Ему тогда было девять лет. Они с его другом, который живет в паре домов от нас, взяли лопаты и начали разгребать снег на дорожках у домов. Потом звонили хозяевам. Кто-то давал конфеты, а кто-то и деньги. Он пришел домой гордый. Сказал, что заработал $24, что это его новый бизнес. Я был горд за него, потому что он сам до этого додумался. Дети понимают: если люди готовы платить за твой сервис, то это хороший сервис.

Когда лучшие и самые умные люди идут в предприниматели, а не в преступные авторитеты, то и результат соответствующий.

E-xecutive.ru: Что посоветуете тем, кто хочет уехать за рубеж?

С.Г.: Для начала скажу, что отношусь к таким людям хорошо. У людей должна быть возможность жить и работать там, где они хотят. Если вы считаете, что в Америке вам будет лучше, это хорошо. Более того, это хорошо и для России. Кто-то из уехавших вернется, если в России будут условия. Одна из причин нынешнего бума стартапов в Индии и Китае в том, что многие индусы и китайцы возвращаются после пятнадцати-двадцати лет жизни в Америке. Они там жили и учились, а теперь возвращаются и создают компании на родине.

Совет простой: надо пробовать, надо ехать. Но не бросайтесь сразу с головой. Нет смысла паковать чемоданы и ехать на всю жизнь. Поживите в другой стране несколько недель. Надо понимать, что никто нигде вас не ждет. Ни в России, ни в Америке, ни в любой другой стране. В любой точке мира конкретный человек никому не нужен, кроме себя самого. И никто вам ничего не должен.

У меня куча знакомых хнычет и говорит, что хочет уехать, но не делает никаких шагов. Есть знакомые, которые решили уехать и уже через несколько месяцев оказались за границей. Это вопрос желания, готовности чем-то жертвовать, рисковать. Жить можно везде, просто где-то условия лучше, а где-то чуть хуже. Если не ленитесь, то преуспеете везде.

Упоминаемая в этой публикации АНО «Левада-Центр» принудительно внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Фото в анонсе: Unsplash

Расскажите коллегам:
Эта публикация была размещена на предыдущей версии сайта и перенесена на нынешнюю версию. После переноса некоторые элементы публикации могут отражаться некорректно. Если вы заметили погрешности верстки, сообщите, пожалуйста, по адресу correct@e-xecutive.ru
Комментарии
Партнер, Екатеринбург

Рада была услышать о человеке, с котором 26 лет назад училась в одной группе в Политехе.
Привет, Сергей!

Технический директор, Москва

Сергей, спасибо! Правильные слова в правильном порядке. Надеюсь, что кто-то из современных отечественных стартаперов (особенно в IT технологиях) Вас услышит.

Нач. отдела, зам. руководителя, Санкт-Петербург

Не думаю, что Грибов появится в дискуссии. Интересно когда с самим ''зачинщиком'' можно обменяться мнениями.

Генеральный директор, Санкт-Петербург

Типичное эмигрантское отношение поучать.Не существует стартапов где создатели мечтают пахать радую прибылями инвестров и тешить себя мыслями о том какие они крутые и как хорошо трудяться.Деньги мерило успеха и особенно в стратапе.

Директор по развитию, Москва

Какой-то братковский сленг в духе 90х ''денег поднял''.... Бр.

Консультант, Москва

Татьяна, нет, совсем не так. Это дословный перевод с английского to raise money, и это правильнее переводить как ''привлечь деньги''. Но уже и в российском финансовом сленге используют словосочетание ''поднять деньги'' в значении ''привлечь деньги''. Так говорят и на рынке привлечения заёмного капитала, и на рынке привлечения акционерного капитала.

Консультант, Москва

Интервью понравилось. Адекватный человек, разумные мысли, чувствуется что в теме. Абсолютно правильное отношение к вопросу где жить и где делать бизнес. Абсолютно правильная оценка степени развития наших бизнесменов. И насчёт отношения к предпринимательству с детства - тоже. В общем толковая статья и человек тоже.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Статью прочитали
Обсуждение статей
Все комментарии
Дискуссии
Все дискуссии
HR-новости
Треть россиян проваливаются на стресс-интервью при трудоустройстве

Такую методику при отборе кандидатов использует почти каждый пятый работодатель. 

Компания Admitad раздаст 15% акций ключевым сотрудникам

Владелец компании рассчитывает, что это дополнительно усилит мотивацию команды работать с высокой эффективностью и поможет привлечь новых перспективных сотрудников.

Треть россиян работают удаленно из дома с детьми

При этом женщины остаются дома с детьми чаще мужчин – 76% против 24%.

Forbes опубликовал рейтинг лучших работодателей России

Forbes учитывал не только соцпакет, средние зарплаты и условия труда, но и экологический след компаний и их влияние на общество.